«Густафссон сказал: «Не знаю, как заставить тебя дать заднюю!» Его называют Чеченский викинг

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
15 июля 2020, 08:30
Хамзат Чимаев. Фото Instagram
История Хамзата Чимаева — новичка UFC и одного из самых перспективных бойцов Европы.

Хамзат Чимаев
Возраст: 26 лет. Страна: Швеция. Весовая категория: до 77,1 кг, до 83,9 кг. Победы: 6. Поражения: 0. Ничьи: 0.

16 июля в UFC дебютирует чеченский боец, представляющий Швецию, — Хамзат Чимаев. Соперник — валлиец Джон «Белый Тайсон» Филлипс. Чимаев выйдет на коротком уведомлении — о бое он узнал на прошлой неделе. Хамзат тренируется в одном из самых крутых залов Европы — All Stars в Стокгольме. Его спарринг-партнеры — Александр Густафссон, Илир Латифи, Гекхан Саки и другие очень сильные бойцы. Хамзат говорит, что даже на их уровне чувствует себя вполне уверенно. В июне он стал клиентом самого влиятельного менеджера в ММА — Али Абдель-Азиза. Египтянин сам сообщил о начале сотрудничества с Чимаевым, написав в инстаграме: «У этого парня светлое будущее, мы рады, что будем частью его наследия».

В интервью «СЭ» Чимаев рассказал о своей карьере и жизни. Тут и про криминал, и про падающих от его ударов тяжеловесов, и про очень жесткий нокаут, и про много чего еще.

О Швеции

— Выступать буду за Швецию. Мой брат приехал сюда 10 лет назад, он тут обосновался, работает. Он меня спонсирует, помогает, благодаря ему я стал тем, кем стал. У меня есть еще один брат, у него были проблемы со здоровьем, нам надо было приехать сюда, чтобы его прооперировали. У него была большая гематома на спине, много крови, нужна была операция. Не стали рисковать и делать ее дома. Приехали сюда и так и остались. Операцию сделали, теперь все хорошо. Со старшим братом у нас разница 4 года. Он приехал сюда, когда ему было 20 лет. Уже был женат, с двумя детьми.

Чем нравится Швеция? Тут люди попроще. Никаких уличных драк. Если хочешь жить своей жизнью, то никто не будет ставить тебе палки в колеса. Все живут одинаково, получают деньги, никто не голодает, все хорошо. Мне тут очень комфортно. Разница в зарплате, допустим, у дворника и офисного менеджера небольшая. В Швеции так устроено, что все примерно на одном уровне жизни.

@fightpharm ? #fightpharm ???

Публикация от Khamzat Chimaev (@khamzat_chimaev)

О работе охранником

— В Швеции у меня было три работы. Работал на фабрике морозильников. С понедельника по субботу белого света не видел. Был охранником в ночном клубе — стоял у дверей на фейс-контроле. Просто пускал или не пускал людей. Драться не приходилось. Тут люди ведут себя не так, как в России. Если ты скажешь, что нельзя входить, то человек будет просто болтать, а потом уйдет. Драться никто не полезет, другой менталитет. В России если кому скажешь: «Уйди отсюда», то сразу начнется... В этом смысле Россия совсем другая.

А сейчас я работаю в охранником в доме, где поселили ребят с криминальным прошлым. Слежу, чтобы они ничего не разрушали, не устраивали бардак, не пускаю туда людей, которые там не живут. Все ребята, которые вышли из тюрем, живут в этих домах, пока не получат квартиру. Если человек сидел в тюрьме, то квартиру ему получить не так просто. Нужно пройти исправительные работы. Иногда они приходят обкуренные, хотят драться. Нет, не со мной — друг с другом. Их останавливать надо, разбираться. А так, ничего опасного. У меня в комнате все есть, есть специальный пульт, я могу нажать на него, если начинает происходить что-то серьезное. Сигнал с кнопки уходит в полицию.

О проблемах с полицией

— Как-то я шел по району. Два пацана стали показывать мне средние пальцы. Обкуренные были, продавцы анаши. Я подошел, спросил, зачем они так делают. Один схватил меня за куртку, и я его ударил. Второй тоже напал, я его тоже ударил и ушел. Потом они заявили на меня в полицию, были проблемы.

В другой раз было так, что один парень напал на меня с ножом, я отбился. Это посчитали самозащитой. В Швеции, как и в России, тоже есть приезжие, есть плохие и хорошие люди. Дружил я с одним мужиком, он сказал мне пару неприятных слов, я ответил. Завязалась драка, он вытащил нож и напал на меня. Пришлось его избить.

О зале All Stars

— Я занимался борьбой, выиграл чемпионат Швеции. Мне дали карточку, по которой я неделю мог жить в любом отеле страны. Поехал в Стокгольм. Встретил пару ребят-кавказцев, они посоветовали пойти в All Stars. Так и остался там. В первых спаррингах я стоял с Алексом Густафссоном, Илиром, Резой Мадади. Я их борол. Ну да, уже тогда. Я же в то время был в сборной по борьбе.

Быстрее всего я нашел общий язык с Резой Мадади, бывшим бойцом UFC. Хотя после спарринга чуть не подрались! Он горячий парень, мы сильно друг друга побили в спарринге. После того, как время вышло, хотели продолжить уже без перчаток — нас разняли. А потом, после тренировки, нормально посидели-поговорили, попили чай. Так и начались дружеские отношения.

О Густафссоне

— Густафссон видел наш спарринг с Резой и захотел поставить меня на место. Потом сказал мне: «Не знаю, как сделать так, чтобы ты заднюю дал!» Я с ним бился, хотя у меня стойка была еще совсем плохая. Пропустил я конкретно, У него отличный бокс.

Да, была история, что я попросил его не показывать в шутку средний палец. В Швеции, когда средний палец показывают знакомым, это считается шуткой. Для меня, как чеченца и россиянина, это не так прикольно. У них это шутка, а у нас такое показывают человеку, который тебе не нравится. Другой менталитет. Я объяснил Алексу это, но не грубо. Сказал, что у нас так нельзя. Сказал: «Ты же в Чечне так не показывал, мне тоже не показывай». Он же в «Ахмат» приезжал пару лет назад. Алекс меня понял.

Я у него много чему научился. В стойке многое у него взял. Пытался делать против него то, что он делал против меня, так и научился. Он часто отправляет ребят в нокаут апперкотом. И я таким же образом нокаутировал Икрама Алискерова. Я переигрываю Алекса в борьбе, он меня — в стойке. Очень хорошо двигается, работает ногами. Его нелегко повалить, надо загонять в угол.

Я был основным спарринг-партнером Густафссона перед его боем с Энтони Смитом, после которого он объявил о завершении карьеры. Помню, как мы сидели в бане, и я спросил у него: «Ты готов драться, как с желанием?». Он сказал: «То хочу, то не хочу. Желание то есть, то нет. Дают хорошие деньги, надо драться». Но я знал, что он вернется. Почему он перешел в тяжи? Чтобы вес не гонять.

О том, как стал бойцом UFC

— Я заранее приготовился, не знал, но надеялся, что кто-то не поедет. В это время часто случается, что бойцы травмируются, плюс сейчас ситуация с коронавирусом и все такое. Из-за этого я сделал МРТ, сдал все тесты, анализы на коронавирус, приготовил все документы, купил билет. В день вылета менеджер — Али Абдель-Азиз — позвонил и сказал, что у меня есть бой.

О сопернике

— Его прозвище — Белый Тайсон? Другого Тайсона больше не будет, он такой один. У меня удар тоже есть. Я могу свалить [с рук] любого. Валил на спаррингах тяжеловесов. У меня удар есть, я тоже могу вырубить. Все знают, что у меня хорошая борьба и он, наверное, думает, что я буду бороться. Посмотрим, я буду работать и в стойке, и в борьбе. Но сначала я его немного размотаю в борьбе — чтобы у него силы пропали. А потом добью его.

О чемпионстве в трех весах

— В Brave я хотел стать чемпионом в трех весовых категориях, но не сошлось. Там хотели по-другому. Обычно я вешу 87-88 кг, то есть в полутяжелом весе выступал бы с недовесом. Риск есть в каждом бою, но у меня почти все спарринг-партнеры — тяжеловесы или полутяжи. Алекс Густафссон, Илир Латифи, Джимми Манува. У нас даже так получилось, что только я один в 77 кг, а другие — 93 кг и больше, или же, наоборот, ребята поменьше. Моего веса нет, приходится иногда вставать в пару с маленькими, но чаще работаю с большими ребятами.

В 2019 году я мог выйти против Волкана Оздемира в полутяжелом весе — когда Илир Латифи получил травму. Но мой менеджер и тренер не дали этого сделать. Плюс мне надо было много воды выпить, чтобы весить 90 кг. Я тогда весил 88. Если весишь слишком мало — тебя не допускают. Тренер тогда сказал: «Твое время еще придет, не надо спешить и рисковать». Но я был уверен в том, что могу победить Оздемира. Потому что в спаррингах я валил топовых бойцов. Я могу сделать тейкдаун Алексу Густафссону, а в этом весе его мало кто может повалить. У Волкана вряд ли защита лучше, плюс он вряд ли так хорош в стойке, как Алекс. Алекс, если настроится психологически, может взять пояс. Ему надо выходить на бои голодным, как раньше. Тогда он сможет разбить любого.

Плюс я ронял тяжей с рук. Приезжают разные люди из Европы, разные бойцы приходят. Кто-то хочет себя показать, вырубить тебя. Кто делает жестко, тому мы жестко отвечаем. Так получалось в зале пару раз. Не хочу говорить, кого из тяжей я ронял. Двое из них дерутся в UFC, но не из нашего зала.

О жестком нокауте

— У меня в бою бывают эмоции, я на этих эмоциях просто иду прямо. Я даже не понял сразу, что Икрам вырубился (Чимаев нокаутировал российского бойца Икрама Алискерова в апреле 2019 года на турнире Brave CF 23. — Прим. «СЭ»). Раньше так получалось только в зале, а в бою — нет. Я пошел его добивать, а когда уже накинулся на него, понял, что он вырубился. Я чуть руку одернул, немного его зацепил. Там кажется, что я его добил локтем, но есть еще одно видео, где видно, что я не попадаю.

Я перед ним извинился, сказал: «Извини, брат, так бывает». Потом пошел в раздевалку, поговорил с ним и его тренером, еще раз извинился. Мне стало немного страшно, у него ведь тоже есть семья. Я боюсь представить, что моя мама подумала бы, если бы я так лежал. Лучше выигрывать так, чтобы обходилось без травм у соперника.

Allhamdulillah ??

Публикация от Khamzat Chimaev (@khamzat_chimaev)

О прозвище

— Картинка с надписью «Чеченский викинг»? Один парень раскручивает меня в инстаграме, он эту картинку закинул, и многие начали думать, что это мое прозвище. Но у викингов своя история, у горцев — своя. Я — Борз (в переводе с чеченского — волк. — Прим. «СЭ»).

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
34
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир