Алексей Олейник: "Выбивал долги для Монсона"

Алексей ОЛЕЙНИК (сверху) в бою с Майком ХЭЙЕМ. Фото sherdog.com
Алексей ОЛЕЙНИК (сверху) в бою с Майком ХЭЙЕМ. Фото sherdog.com

Российский, а в прошлом украинский боец восстанавливается после операции на колене, чтобы провести третий бой в крупнейшем в мире промоушене смешанных единоборств UFC.

Алексей ОЛЕЙНИК, 38 лет.
В профессиональных смешанных единоборствах одержал 50 побед, потерпев 9 поражений.
В чемпионате UFC провел 2 победных поединка в 2014 году.
Чемпион мира, двукратный чемпион России, чемпион Евразии по боевому самбо.
Выступает в тяжелой весовой категории.
Стиль – боевое самбо, джиу-джитсу и дзюдо.

Алексей Олейник родился в Харькове, где прожил около тридцати лет. В 2006 году женился на девушке из России, переехал в Москву и получил российское гражданство. В активе Олейника – пятьдесят побед, сорок из которых он одержал либо болевым, либо удушающим приемами досрочно, а еще пять – нокаутом. В 2014-м Алексей подписал контракт с крупнейшим в мире промоутером ММА UFC . После травмы, полученной на тренировке и усугубившейся во время последнего боя, Алексей перенес уже две операции на колене. Мы встретились в клубе единоборств "Пересвет", в котором через пару часов должен был начаться турнир "Щит" с участием воспитанниками его авторской школы.

МЕНЯЮ ПО ЧЕТЫРЕ ФУТБОЛКИ ЗА ТРЕНИРОВКУ

– Сегодня это уже пятая футболка, – сказал Олейник, переодеваясь.

– Вы попросили у руководства UFC в соперники Антонио Родриго Ногейру. Получилось?

– Я уже попросил дать мне другого соперника, потому что до сих пор непонятно, будет ли драться Ногейра. Как вариант, мне интересен бой с "Бигфутом" Силвой. Он огромный, очень сильный. Те, кто говорит, что он уже не тот, пусть попробуют выйти против него. Скоро Силва проведет бой со Стефаном Струве. Я думаю, мне дадут победителя. Хотелось бы попасть на двухсотый UFC – это круто. Единственная проблема – я долго не дрался, почти полтора года. С другой стороны, у меня была травма и страшная операция, так что отсрочка боя мне только на руку – успею полностью восстановиться.

– Выходит, сейчас вы восстановились еще не полностью?

– Мне нельзя тренироваться. Во всяком случае, в полную силу.

– Но вы все равно тренируетесь?

– Я уже не могу, слишком долго простаиваю. Чем дольше это будет продолжаться, тем сложнее мне будет выходить из ступора. Сейчас я половину вещей делать не могу. Присесть не могу, бегать не могу, на левой ноге повернуться не могу. Но у меня все сходится. К июню – июлю я должен полностью восстановиться. Как раз тогда и планирую провести бой.

– Когда наступит ясность с вашим следующим соперником? После боя "Бигфута" Силвы и Стефана Струве?

– Может быть, после боя, а может, и до него. Смотря, как договоримся с руководством UFC.

ВЪЕЗД НА УКРАИНУ СТОИТ В РАЙОНЕ ДЕСЯТИ ДОЛЛАРОВ

– Сейчас мы находимся в клубе "Пересвет". Разве вы представляете не "Оплот"?

– Клуба "Оплот" уже нет. Он закончился. Ростовская организация выкупила все оборудование и открыла на его месте бойцовский клуб "Пересвет". Здесь базируется моя школа ММА Алексея Олейника.

– Когда в Харькове правый сектор разгромил ваш клуб, где вы находились?

– Я застал это известие в Москве. Мы арендовали в Харькове обычный ночной клуб, переоборудовали его в бойцовский и проводили там вечера ММА. Фашисты и другие сторонники неправомерного захвата на Украине пришли туда и выместили злость на пластиковых столиках и на стаканчиках.

– С бойцом UFC Никитой Крыловым знакомы?

– Теперь познакомились. Когда жили на Украине, я с ним очень мало контачил, а теперь, когда оба в России – периодически пересекаемся.

– Никита в одном из интервью говорил, что однажды у него был спарринг-партнер из "Азова" и он невольно начинал на него злиться. У вас есть знакомые бойцы, которые как-то связаны с украинскими радикалами?

– Ни одного. Все, с кем я работаю, тренируюсь, общаюсь – практически все в России. В России таких недоумков и неадекватных людей, к счастью, очень мало. Это, как правило, либо наркоманы, либо психически неуравновешенные люди.

– Вам запрещен въезд на Украину, как человеку, угрожающему национальной безопасности. Со времен запрета, были там когда-нибудь?

– Был один раз. Есть тайные тропы. Вообще, несложно попасть в коррумпированную страну, в которой все решают не законы, а купюра, причем небольшая. Въезд на Украину стоит в районе десяти долларов.

МОНСОНА ЧАСТО КИДАЛИ НА ГОНОРАРЫ

– Как получилось, что вы стали вести дела Джеффа Монсона – вашего давнего соперника, с которым дважды дрались?

– Монсон безалаберно относится к некоторым вещам, слишком доверчив. Часто люди этим пользовались и поступали с ним некрасиво, обманывали. В одном месте ему не заплатили, в другом заплатили только пятьдесят процентов и так далее. Он попросил меня что-то сделать, и мы с командой несколько раз помогли. Со временем нас стали воспринимать как представителей Монсона, и начали к нам обращаться по вопросам организации различных мастер-классов и других мероприятий. Но мы работали не как менеджеры. Обычно менеджеры берут довольно большой процент – 20 – 30%, но при этом не могут отвечать за выплату гонорара. Нам платили всегда, и при этом мы сами за это не получали ни копейки. Со всех должников Монсона мы долги тоже стребовали.

– Силовыми методами?

– Нет, конечно. Убеждением – требовали, просили. Большое значение имеет имя. Одно дело к тебе Вася Иванов приходит, а другое – Алексей Олейник. Человек сразу понимает, что если он сейчас кого-то кинет, то прилично подпортит себе репутацию. Мы имеем влияние в различных спортивных структурах, контакты в министерстве спорта и в профессиональных федерациях. Что-то можем сделать через депутатов, губернаторов. Также мы предложили Монсону готовиться к своим боям в нашем зале. Обычно человек приезжает за три дня до боя, а если хочет подготовиться заранее, то жилье и питание – за свой счет. Отвратительная вещь: ты не выспался, не готов ни морально, ни физически. Мы сказали Монсону: "Если есть желание, приезжай дней за десять. Нормальным жильем и питанием мы тебя обеспечим". Ко всем своим боям в России Монсон стал готовиться у нас, и готовился вплоть до своего декабрьского боя в Химках с Дональдом Нджатахом (Джефф Монсон проиграл бой нокаутом в первом раунде – прим. "СЭ"). Сейчас мы с ним уже не работаем.

У МЕНЯ НЕТ ДАЛЕКО ИДУЩИХ ПЛАНОВ

– Вы знали, что вашего бывшего соперника Джареда Рошолта уволили из UFC?

– Узнал буквально на днях. Говорят, что вроде бы за незрелищные бои.

– Ваш бой с ним нельзя назвать незрелищным.

– И это большая редкость для него, – отозвалась Татьяна, жена Алексея Олейника, которая как раз вошла в раздевалку.

– Как вы познакомились с женой?

– Я тогда работал в кинематографе. Был замдиректора художественной картины на Мосфильме, а она была администратором.

– Ваша жена секундирует вам на всех ваших боях, которые очень часто проходят в Америке. На кого оставляете детей?

– Татьяна летает со мной не только на бои, но и на сборы. Мы с ней всегда вместе. Четверых детей оставляем на няню.

– Вы ставите целью завоевать в UFC чемпионский пояс?

– Сейчас у меня нет далеко идущих планов. Цель номер один на ближайшие полгода – нормально, убедительно вернуться и одержать победу в следующем бою. Что будет дальше – посмотрим. Десятки тысяч молодых, очень сильных, огромных ребят во всем мире мечтают попасть в UFC. Реально, десятки тысяч. Сколько из них попадает – три-четыре десятка? Если я в первом бою после возвращения буду драться со средним спортсменом, и бой будет для меня очень тяжелым, или вообще если проиграю, то о каком поясе может идти речь?

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...