Роковое число Инфантино:
даешь 48 сборных на ЧМ!

Джанни ИНФАНТИНО. Фото AFP Джанни ИНФАНТИНО. Фото AFP Джанни ИНФАНТИНО и Мишель ПЛАТИНИ. Фото AFP
Джанни ИНФАНТИНО. Фото AFP

Джанни Инфантино предложит Совету ФИФА, который соберется в Цюрихе 9-10 декабря, увеличить число участников финального турнира чемпионата мира до 48 сборных. При этом он подкорректировал свой осенний проект, заменив стыковые матчи на предварительном этапе формулой "16 групп по три команды".

Вообще-то президент ФИФА может служить примером для политиков. Наделал популистских обещаний в ходе предвыборной кампании, чтобы привлечь голоса Африки, Азии и Центральной Америки, которые суммарно составляют почти две трети электората, а теперь старается сдержать слово. Даже с перевыполнением – в предвыборной программе Инфантино говорилось о расширении формата финальных турниров с 32 участников до 40. И в июле, будучи в Нигерии, он настаивал, что турнир нужно расширить на восемь команд, среди которых должны быть, как минимум, две африканские.

За 40 участников ратовал, между прочим, его бывший начальник в УЕФА Мишель Платини, которого швейцарец, собственно, и заменил в гонке к мировому футбольному трону, когда француза сняли с пробега. Знаменитому ветерану футбола тоже ведь нужны были голоса выборщиков из так называемого развивающегося мира.

В ходе заседания Совета ФИФА, называвшегося до февральского конгресса исполкомом, на голосование наряду с новым проектом Инфантино будут поставлены и формула с 40 командами, и "консервативный" вариант, предусматривающий сохранение формат мирового первенства в 32 сборных. Но пойдет ли "правительство" против воли президента, которого где-то минувшей осенью осенило: "Даешь 48!" Теперь он будто персонаж триллера "Роковое число 23", которого постоянно преследовало одно и то же сочетание цифр.

Джанни ИНФАНТИНО. Фото AFP
Джанни ИНФАНТИНО. Фото AFP

ЧЕМ БОЛЬШЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ ДЛЯ ЭЛЕКТОРАТА И ДОХОДОВ

В октябре швейцарец предлагал дополнить существующий формат отборочным раундом. От него 16 лучших по рейтингу сборных были бы освобождены, а остальные 32 сыграли бы стыковые матчи и определили бы еще 16 участников групповых турниров. Далее по накатанной.

Сам Инфантино сравнивал предлагаемые стыки с теми, что игрались осенью в год, предшествующий чемпионату мира. "Возьмите пример Франции, которая в 2013 году, соперничая с Украиной, пережила гамму чувств – от страха вылета до завоевания права на участие в празднике", – объяснял он в интервью газете Ouest-France.

Президент ФИФА убеждал, таким образом, что стыки пройдут исключительно напряженно, вызвав огромный интерес и массу эмоций. Это так, но почему бы их не проводить по-прежнему осенью? При большом желании, можно перемешать представителей разных континентов. Это сопряжено с дополнительными расходами на переезды, но играют же друг с другом, в стыках сборные из зоны КОНКАКАФ и Азии, Южной Америки и Океании. Зато не нужно везти куда-то сразу 16 команд ради одной игры.

А каково болельщикам? Фаворитами в борьбе за ЧМ-2026 – а новую формулу предполагается применить, начиная как раз с этого турнира – считаются страны Северной Америки: США, Канада и Мексика. Предоставить чемпионат мира кому-то из них или всем вместе было бы справедливо – регион не принимал турнир с 1994 года. Для многих европейцев, таким образом, открывалась бы замечательная перспектива прокатиться за океан на один-единственный матч.

Наконец, если дополнить существующий формат стыковыми матчами, неминуемо увеличится продолжительность турнира.

Предложенную систему раскритиковали и даже высмеяли. Инфантино, однако, учел замечания и идет на заседание Совета с измененной схемой: 16 групп по три команды. Каждая сборная играет при ней уже минимум два матча (правда, два и три, как сейчас, все-таки не одно и то же). Вылетают занявшие в группах последние места. Так во всяком случае утверждает осведомленный источник, на который сослалось AFP.

А дальше, cудя по всему, игры на вылет с 1/16 финала, а не 1/8. Ведь предварительный этап – это уже 48 матчей. Прибавляем еще 32 поединка на этапе плей-офф. Итого: 80, в то время как при 32 участниках – только 64 игры. Для ФИФА выгодно: чем больше матчей, тем выше доход. А до чемпионского титула путь остается по расстоянию прежним – длиною в семь шагов.

Джанни ИНФАНТИНО и Мишель ПЛАТИНИ. Фото AFP
Джанни ИНФАНТИНО и Мишель ПЛАТИНИ. Фото AFP

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА ПЛАТИНИ

Говорите, разрастание ставит дополнительные задачи перед организаторами? Ответ на это содержался еще в предвыборной программе Инфантино. Подхватив сомнительную идею Платини, которую Старый свет испытает на себе в ходе Euro-2020, швейцарец отмечал: "ФИФА следует рассмотреть возможность проведения чемпионата мира не в одной или двух странах, а в целом регионе, что позволило бы сразу нескольким государствам удостоиться чести принять у себя турнир и извлечь из этого прибыль".

Турнир, безусловно, теряет целостность, но его распыление – тоже полезный для привлечения голосов избирателей тезис. Мы ведь смотрим на мир со своей колокольни. Когда же в начале осени 2010 года мне довелось побывать в Бельгии и Голландии, которые выдвинули совместную заявку на проведение ЧМ-2018, то слышал жалобы, что чемпионаты мира стали уделом огромных государств, стран-континентов. После победы России эти стенания, понятно, только усилились. "ФИФА выбрала рынок, – заявил, в частности, представитель бельгийского правительства в заявочном комитете Ален Куртуа. – Удивительно, но преимущества оборачиваются недостатками и наоборот. Мы располагаем всей инфраструктурой, кроме стадионов, и вдруг это малоинтересно в плане рынка".

При существующей формуле в 32 команды немногие страны способны принять чемпионат мира в одиночку. Предположим, в 2026-м это сделают США, потом будет Китай – он претендует на ЧМ-2030, хотя далеко не факт, что получит его, так как в 2022 турнир пройдет в Азии.

Большинству же категорически не нужна дюжина крупных стадионов. Если в Германии новые арены заполняются, то в ЮАР у клубов нет средств для их аренды. К сожалению, подозреваю, что и в России некоторые сооружения станут убыточными памятниками ЧМ-2018. В словах Инфантино о том, что "белые слоны" не нужны, есть резон, хотя использование "наследия", как у нас выражаются, – забота страны-организатора, а не ФИФА. У Международной федерации футбола голова болит о том, чтобы все было готово и, значит, строили без катастрофичных нарушений графика.

Кстати, формулу с 48 сборными вполне можно втиснуть в те же 12 стадионов, накинув им по матчу-другому. Серьезная дополнительная нагрузка ложится, скорее, на прочую инфраструктуру – гостиницы, спортивные базы, транспортную систему.

Помимо организационных вопросов, есть и сугубо спортивные. Уровень соревнований на расширенном Euro-2016 вызвал дискуссии. С одной стороны, проявили себя далеко не фавориты, с другой, некоторые из них строили игру от обороны, рассчитывая в атаке на "авось". А на чемпионатах мира разница в силах значительно больше.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...