Газета
13 февраля 2017

13 февраля 2017 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1972 год. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

В ЧЕТВЕРТЫЙ РАЗ В ЕВРОКВАРТЕТЕ

Плавный ход отправившегося в дальний путь союзного чемпионата внезапно прервало в прошлый раз успешное продвижение по еврокубковой сетке московского “Динамо”. Войдя в международные воды, не так просто оттуда выбраться. Той же весной сборная СССР готовилась и провела четвертьфинальные встречи чемпионата Европы. Ей и посвящаем четвертую главу.

ВПЕРВЫЕ ТРЕНЕРА ВЫПРОВОДИЛИ НЕ ПИНКОМ, А ГРАМОТОЙ

В начале января было опубликовано официальное сообщение физкультначальства: “Приказом Комитета по физкультуре и спорту при Совете Министров СССР старшим тренером сборной СССР назначен заслуженный мастер спорта Александр Семенович Пономарев…

За успешное выступление сборной СССР в отборочных играх чемпионата Европы заслуженный мастер спорта В.Николаев награжден почетной грамотой Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР”.

Впервые у нас выпроводили тренера из сборной не пинком, а грамотой. За время работы Николаева сборная не проиграла ни одного из более двух десятков матчей, заняла первое место в отборочной группе европейского первенства. За что же уволили успешного тренера? Причина не названа, ограничились констатацией факта. За объяснениями, что естественно, журналисты обратились к Николаеву: “Не без сожаления расстаюсь со сборной. Но и продолжать разрываться на два фронта - выше моих сил, - пытался убедить Николаев журналистов и при их посредстве футбольную общественность. - Я устал… Надеюсь, что под руководством Александра Семеновича Пономарева, человека уважаемого в футбольном мире, сборная успешно продолжит борьбу в чемпионате Европы”.

Мотивировка не показалась мне (только ли мне?) убедительной. В 90-е годы я часто встречался с Николаевым в стенах футбольного еженедельника. Пользуясь возможностью, задал интересовавший меня вопрос. Валентин Александрович прояснил ситуацию: “В начале 70-х, помимо сборной, я тренировал и ЦСКА, который в 1970 году выиграл чемпионат СССР. В следующем сезоне мы выступили слабо, что обеспокоило министра обороны маршала Гречко. Он в приказном порядке потребовал, чтобы я оставил сборную и сосредоточился на армейской команде. Как человек военный, я вынужден был подчиниться. Ушел из сборной не по своей воле”.

Александр Пономарев успешно руководил олимпийцами, выиграл отборочный этап и готовился к Олимпиаде-72. Чтобы избавить Пономарева от совместительства, наверху решили объединить национальную команду с олимпийской и единым фронтом выступить на чемпионате Европы и Олимпийских играх.

Приступив к новым обязанностям, Александр Семенович присягнул на верность атакующему футболу и бросил камешек в огород предшественника: “Чтобы побеждать, одной активной обороны недостаточно”. Назвал игроков, вызванных на первый тренировочный сбор в Москве, и рассказал о ближайших планах. Продолжение последует в Югославии, где запланированы несколько контрольных встреч, возможен визит в Голландию и Бельгию. С возвращением на родину футболисты продолжат подготовку в своих клубах, а перед первой четвертьфинальной встречей соберутся на шестидневный сбор..

Мета АНТЕНЕН СФОРМИРОВАЛА ПАРЫ

В то время как футболисты усиленно подтягивали ОФП, в Женеве (12 января) состоялась жеребьевка четвертьфиналов. Священнодействовала не комсомолка, правда, зато лучшая в те годы в Швейцарии спортсменка и просто красавица - Мета Антенен. Ее очаровательная ручка сформировала четыре четвертьфинальные пары: Венгрия - Румыния, Англия - ФРГ, Югославия - СССР, Италия - Бельгия.

Венгры счастливы - избежали встречи с СССР, югославы по той же причине кручинились. Неумело скрывали радость итальянцы. Англичанин Альф Рамсей и немец Хельмут Шен, едва оправившись от шока, обменялись комплиментами в истинно восточном духе. Когда страсти улеглись, авторитетный в Европе французский журналист, аналитик Жак Ферран, исходя из здравого смысла и статистических выкладок, предсказал победителей пар. В трех случаях не ошибся, а в самом, пожалуй, легко предсказуемом поединке, в коем к безусловным фаворитам отнесли Италию, от ответа ловко увернулся.

Тот факт, что статистика является надежным средством прогнозирования итогов футбольных матчей, подтвердили результаты встреч представителей стран социалистической ориентации. Выигрывал имевший светлое статистическое прошлое. У венгров с румынами баланс блистательный: +9 =0 -1. Цифры свое дело сделали, победа вновь осталась за мадьярами, хотя не без труда: 1:1, 2:2 и 2:1. Пришлось проводить сверхурочный матч на нейтральном поле, поскольку в новом цикле, в отличие от еврокубков, забитые на чужом поле мячи в расчет не принимались. О двухраундовом поединке СССР - Югославия разговор предстоит предметный, тогда и к цифрам обращусь.

СЧЕТ НА ТАБЛО - ОБМАН ЗРЕНИЯ

Пока же наши футболисты на земле будущих соперников готовились их побеждать. Прибыли в Югославию 5 февраля, удобно разместились и приступили к рутинной работе. На тренировки съехалось немало местных тренеров, специалистов, корреспондентов спортивных изданий. Следили внимательно, критическим взглядом, делились впечатлениями. Тренер “Хайдука” Луштица обратил внимание на небольшой объем занятий: “Нагрузки в три раза меньше, чем у наших игроков”. Его коллега Зен, входивший в расширенный штаб сборной, объяснил: “Пономарев проводит двух-трехразовые тренировки со средними нагрузками, чтобы игроки набирали форму постепенно, а не форсировано”. Сильное на него впечатление произвели дисциплинированность и целеустремленность наших футболистов. Чего не скажешь об игре.

Первую провели со своими, с московским “Локомотивом”. Несмотря на дождь, на стадионе в Хавре собралось три тысячи зрителей. Сильно экспериментальный состав сборной проиграл - 0:1. Гол в свои ворота забил Муртаз Хурцилава. С таким же счетом гости уступили “Хайдуку” в Сплите в присутствии 12-тысячной аудитории. Только в Никшиче с малоизвестным клубом “Сутески” забили наконец гол - 1:1.

На уровне сборных сыграли в третьей декаде марта в Софии. Выбор спарринг-партнера не случаен: схожесть стиля с будущим оппонентом из балканской “общаги” - Югославией. Состав в целом проверенный, отсутствовал перенесший недавно операцию капитан команды Альберт Шестернев. А в атаке - новички, вчерашние юниоры: Анатолий Кожемякин из московского “Динамо” и его тбилисский одноклубник Владимир Гуцаев. С ними ереванец Левон Иштоян с небольшим опытом игр за сборную, к тому же занял место (не по собственной воле, разумеется) на непривычном левом фланге. Три форварда из трех клубов напоминали персонажей крыловской басни - Лебедя, Рака и Щуку с легко предсказуемым КПД.

Если в первом тайме, прошедшем с преимуществом хозяев, у наших ворот возникло два-три острых момента, во втором их игровой перевес стал подавляющим. В течение нескольких минут ворота Рудакова подверглись массированному артобстрелу. Лишь в одном случае наш страж в прекрасном полете отвел угрозу, остальные залпы цель миновали, хотя били даже с 5-6 метров. Гол болгары все же забили - Бонев неотразимо пробил в “паутину”.

Только после того, как петух клюнул, гости бросились отыгрываться. Это им удалось. Через две минуты Колотов в воздушной схватке переиграл вратаря Иорданова, но забил со второй попытки - первую предотвратила перекладина. Колотов оказался расторопнее болгарских защитников и дослал мяч в ворота - 1:1. Воодушевились, пошли забивать еще. Могли и выиграть, если бы посланный Гуцаевым в бесхозные ворота мяч не попал в защитника. Это было бы слишком. Даже ничью, по тому, как складывалась игра, не заслужили. Но с табло не поспоришь, высветило одинаковые цифры.

БОЛГАРИЯ - СССР - 1:1 (0:0)

Голы: Бонев, 78 (1:0). Колотов, 80 (1:1).

Болгария: Иорданов, Величков, Пенев (к), Алджанов, Жечев, Колев (Петков, 46), Василев, Бонев, Жеков, Дерменджиев (Панов, 85), Митков.

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Капличный, Истомин (Матвиенко, 77), Колотов, Долматов, Федотов, Гуцаев, Кожемякин, Иштоян (Мунтян, 67).

Судьи: Смейкал (Чехословакия). Миланов, Станишев (оба - Болгария).

29 марта. София. Стадион им. В.Левски. 20 000 зрителей.

ПРИЧИН ДЛЯ СТРАХА У ТРЕНЕРА НЕ ВОЗНИКЛО

Увидев конкурента не в лучшем виде, тренер югославов Вуядин Бошков, надо полагать, остался доволен. Однако внешне был невозмутимым, делясь впечатлениями, тщательно подбирал слова, старался быть объективным. Это у него плохо получалось. В чем ему не откажешь, так в деликатности: “Советские футболисты - опасные соперники. У них своя тактика, свой стиль. В игре против болгар сборная СССР не раскрыла всех своих возможностей. Одной из причин было, видимо, плохое состояние поля. И все же я увидел, что это сильная команда, хотя особых причин для страха у нас не должно быть. Все будет зависеть от того, как мы подготовимся к матчу”. Тактичнее, аккуратнее, чем это сделал Бошков, сложно охарактеризовать команду, большую часть матча проведшую в обороне и избежавшую проигрыша из-за помарок соперника.

Ссылка на плохое поле вызвала бы в советской аудитории гомерический хохот. Вряд ли кто в Европе тренировался и играл по весне на, простите за выражение, полях “черноморского образца”. У наших футболистов выработался на южных базах стойкий иммунитет.

А с подготовкой к встречам (особенно первой) с советской сборной у тренера и его команды проблемы возникли серьезные. Если Пономарев протрубил первый сбор в январе, Бошков собрал своих только 4 апреля. В югославском чемпионате возникла непредвиденная пауза: поголовно всем футболистам сделали прививки против страшной инфекции - черной оспы. Перед первым занятием тренер выступил перед командой с речью. Небольшой из нее фрагмент: “Сегодня у нас началась подготовка к матчу со сборной СССР. Все, что в наших возможностях, мы сделаем. Каждый из нас должен к 30 апреля быть в полной готовности. Пока большинство игроков в матчах чемпионата показывали 40 - 60 процентов своих возможностей… С сегодняшнего дня и до 13 мая объявляется мобилизационное положение”. 30 апреля и 13 мая - даты встреч соответственно в Белграде и в Москве.

В КИЕВЕ - ПОБЕДА

Наши, чередуя матчи внутреннего турнира с кратковременными сборами, подошли к еще одной загодя запланированной контрольной встрече. За 11 дней до первого четвертьфинала - спарринг, уже на советской земле - в Киеве. К нам пожаловали перуанцы, ведомые известным венгерским специалистом Лайошем Бароти. Получил он сборную незадолго до приезда. Молодую, из 20 футболистов - 15 новичков. Лишь пятеро - участники чемпионата мира двухлетней давности. Бароти знал, над чем работать. Первоочередная задача - укрепить неорганизованную оборону, придать строгости хаотичным действиям форвардов, сбалансировать игру. Не имели перуанцы представления об универсализации. Вернее, не испытывали ни малейшего желания приобщиться к новым веяниям в футболе. Работы - непочатый край.

Цель приезда - изучить игру сборной СССР, потенциального соперника в двух стыковых матчах мирового первенства 1974 года. Их пути могли пересечься, если бы наша команда опередила в девятой европейской отборочной группе Францию и Ирландию, а перуанская в третьей южноамериканской - Чили и Венесуэлу. Такой расклад считали наиболее вероятным.

И у нас на тренерском мостике перемены. Пономарев попал в больницу с обострением язвы желудка. Так ему врачи говорили, скрыв от пациента истинную причину болезни - онкологию. В середине мая Александра Семеновича прооперируют, и через несколько недель он вернется в сборную. А пока команду доверили Николаю Гуляеву, в помощники ему отрядили Германа Зонина.

Киевляне проявили к матчу интерес умеренный, стадион не был заполнен. Однако поддержку своим (тогда еще своим) оказали темпераментную. Получив психологический допинг, ребята уже к 18-й минуте добились комфортного, в два гола, перевеса. Сначала комбинацию Колотов - Козинкевич - Банишевский завершил головой бакинец, через четыре минуты уже Банишевский ассистировал Конькову. Оказавшись с глазу на глаз с вратарем, Анатолий пробил (по мнению Льва Филатова, из офсайда) в нижний угол.

Перуанцы не стушевались, играли смело, демонстрировали незаурядную технику, каскад финтов, быстрые фланговые проходы, особенно справа, где Матвиенко ничего не мог поделать с Муньянте. Агрессивная игра гостей, казалось, смутила наших ребят, благо, успели запастись двумя голами. Опасность возникала не единожды. Обошлось.

Тренеры в перерыве внесли коррективы, изменившие ситуацию на поле. До настоящих голевых моментов дело не доходило. Почти: неожиданные подключения Хурцилавы наводили панику в и без того нестройные ряды оборонцев. Первый удар хлопот вратарю не доставил. Впрочем, и второй - за него сыграла штанга. 2:0. Победа закономерная, но могла быть в арифметическом выражении скромнее.

СССР - ПЕРУ - 2:0 (2:0)

Голы: Банишевский, 14 (1:0). Коньков, 18 (2:0).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Капличный, Матвиенко, Колотов, Трошкин, Коньков, Шевченко (Иштоян, 59), Банишевский, Козинкевич.

Перу: Урибе, Мансо, Веласкес, Чумпитас (к), Тригерос, Кесада, Миффлин, Рохас, Кубильяс, Муньянте, Байлетти (Сотил, 46).

Судьи: Ридель. Кунце, Прокоп (все - ГДР).

19 апреля. Киев. Республиканский стадион. 48 000 зрителей.

Вуядин Бошков, побывавший на матче в Софии, примчался и в Киев, где пообщался с местными журналистами, в частности с М.Ошенковым. Посетовал на возникшие трудности - приостановку чемпионата в связи с вакцинизацией…

- А есть ли у вас “вакцина” против сборной СССР? - поинтересовался Ошенков.

- На протяжении последних двадцати лет советская сборная не раз наносила нам острые уколы, постоянно выигрывая. Надеюсь, сборная Югославии выработала, наконец, стойкий иммунитет против советской команды и в этот раз избежит неприятной болезни, называемой в спорте поражением.

Несколько витиевато, но в общем понятно. Вернувшись домой, сказал своим журналистам: “К советской команде надо относиться с уважением, однако она не из тех, кого нельзя обыграть”. Понравились ему оборона с Рудаковым, Коньков, Колотов, особенно Козинкевич.

ЦИФРЫ НАМ ПОМОГУТ

После матча с Перу футболисты вернулись в клубы, сыграли в очередном туре чемпионата и за шесть дней до встречи в Белграде собрались на заключительный сбор. Бошков повез своих в Нови-Сад. Готовились вдали от людских, особенно журналистских, глаз. Наших разместили в центре Белграда, шумном, пыльном, в гостинице “Метрополь”. Здесь же, в небольшом скверике, проводили зарядку, а тренировались на запасном поле клуба “Црвена звезда” при большом стечении назойливых “акул пера”. Их задача - удовлетворить любопытство читательской аудитории и одновременно нарастающее с каждым днем волнение возбуждать.

Посему у Гуляева не было повода жаловаться на невнимание пишущей братии к собственной персоне. Прорываясь сквозь плотное кольцо, тренер опаздывал то на завтрак, то на автобус. Чтобы оставили в покое, обещал в пятницу устроить пресс-конференцию. Отбивался от десятков вопросов - деловых, серьезных и не очень, наивных, примитивных… Пока сил хватало, держался, как только стали иссякать, руку помощи протянул присутствовавший в зале Бошков. Он выступил перед соотечественниками с короткой речью: “Друзья, всего три исхода возможны у матча, а вопросов у вас почему-то больше”. Устыдившись, “друзья” наспех закрыли записные книжки и ретировались.

Из увиденного на тренировках и услышанного на пресс-конференции нужно было быстренько состряпать удобоваримое блюдо и угостить им читателей. Информативная часть обильно разбавлялась призывами поддержать своих. Стимулировали команду напоминанием - “Два десятка лет без побед!”. Так и есть, два десятилетия прошло с Олимпийских игр в Финляндии, где югославы одержали единственную на тот момент победу над сборной СССР, имевшую трагические для нее последствия. Бошков, участник того матча, был косвенно причастен к расправе, учиненной над советскими футболистами на родине. Играл левого полузащитника и опекал правого полусреднего Валентина Николаева, который, не вмешайся маршал Гречко, должен был руководить сборной СССР в Белграде.

Если советским командам перед важными международными встречами серьезные товарищи вводили изрядную дозу допинга политического и патриотического содержания, то югославов “накачивала” пресса. Постоянно напоминая об отрицательном балансе встреч с нашей сборной, била по самолюбию игроков и требовала прервать затянувшуюся на два десятилетия безвыигрышную серию.

Настало время дать статистику игр сборных СССР и Югославии. К тому времени сыграли девять матчей, итог для нас благоприятный. Более чем: +5 =3 -1. Без учета победы нашей сборной в финале олимпийского турнира 1956 года в Мельбурне - 1:0. Югославы привезли на Олимпиаду молодежный состав, основной в это время проводил товарищеские встречи в Великобритании. Эти цифры Жак Ферран счел достаточным основанием, чтобы отнести сборную СССР к фаворитам.

“ОПЯТЬ СПАСИБО ЗАЩИТЕ”

Югославы взвинчены, заметно нервничали, суетились. Подчиняясь требованию трибун, пытались атаковать, но не знали, как это делать. Владея инициативой, развивали атаки медленно, остроту у наших ворот создать не сумели. Гостей неторопливый ход матча устраивал, держа в уме ответную встречу в Москве, не прочь были увезти из Белграда очко. Играли под девизом: главное - не пропустить, впереди - как получится. Получалось плохо: единственный шанс возник один раз, во втором тайме, когда удар Козинкевича отразила штанга.

Поняв, что не так страшна советская сборная, как ее “малевали”, хозяева успокоились и оккупировали нашу территорию. Стали возникать моменты, загубленные самими созидателями или предотвращенные грамотной игрой обороны во главе с Хурцилавой и вратарем Рудаковым. После перерыва перевес югославов стал угрожающим. Удары посыпались с разных сторон и дистанций. Рудаков дважды парировал опасные выстрелы Букала, намертво взял трудный мяч от Облака и чудом среагировал на убойный удар метров с шести Ачимовича.

Лучший футболист Югославии Драган Джаич, вернувшийся после долгого перерыва, был далек от прежней формы, и все же в первом тайме доставил немало хлопот личному “телохранителю” Дзодзуашвили, в чем Реваз признался после матча. Ближе к концу, когда Драган заметно подсел, его опекуну полегчало, но напряжение не спадало - угрозы воротам исходили со всех сторон. Как прошлой осенью в Белфасте и Севилье, так и весной в Белграде, выстояли, выдюжили - 0:0.

“Опять спасибо защите”, - так озаглавил отчет о матче в “Советском спорте” (от 2 мая) Лев Филатов. Разочарованы (не результатом - игрой) болельщики, журналисты, недовольны сами футболисты. Евгений Рудаков, безусловный герой встречи: “Такие матчи - одно мучение”. Муртаз Хурцилава: “Мяч, если и терять, так в борьбе, а не за здорово живешь. Мы, защитники, только отдадим его вперед, а там, смотришь, сразу его потеряли. И опять на нас наступают”. Анатолий Банишевский: “Хочется уже привыкнуть к партнерам, а то что ни матч, меняются. Иного даже не знаешь, поди угадай, как он играет”. О том же Анатолий Байдачный, дебютант сборной: “В “Динамо” мне легче, там я всех знаю… А в сборной мы несыгранны, мяч получаешь в борьбе, мало движения у всех”.

Николай Гуляев согласен с форвардом: “Движения мало было”. В московской встрече обещал изменения в составе. Бошков разочарован не только несбывшимся обещанием получить перед ответным матчем преимущество в два гола, но и множеством неиспользованных шансов. У соперников понравились Рудаков и Хурцилава.

ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:0

Югославия: Марич, Рамляк, Степанович,Павлович, Паунович, Хольцер, Янкович, Облак, Букал (Баевич, 85), Ачимович, Джаич (к).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Капличный, Истомин, Маховиков (Трошкин, 62), Долматов, Коньков, Байдачный, Банишевский, Козинкевич (Еврюжихин, 75).

Судьи: Шойрер. Гальман, Хенги (все - Швейцария).

30 апреля. Белград. Стадион “Црвена звезда”. 58 312 зрителей.

ВСЕ БИЛЕТЫ ПРОДАНЫ

Перед матчем в Москве представители обеих федераций обсуждали вопрос о месте дополнительной встречи в случае ничейного результата. Югославы предложили Амстердам, наши - столицу ГДР Берлин. При отсутствии консенсуса последнее слово оставалось за третейским судьей - УЕФА.

О ничьей, как спасительной соломинке, следовало заботиться гостям. Наши, несмотря на пассивную игру в Белграде, верили в победу. Гуляев (Пономарев все еще болел) намеревался сформировать атаку из форвардов московского “Динамо”: Байдачный, Козлов, Еврюжихин. С этой целью вызвал на сбор Владимира Козлова. Планам тренера не суждено было сбыться - Владимир на тренировке повредил ногу.

Оппоненты прибыли в Москву в четверг, 11 мая, за два дня до игры. Журналисты не обнаружили среди 17 футболистов Букала. “Травмирован”, - не вдаваясь в подробности, объяснил Бошков. Состав на игру комментировать отказался. Охотнее говорил о наших игроках. В Белграде, недовольный итогом, был раздражителен, на вопросы отвечал нехотя. В Москве разговорился, оценил игру обороны и Рудакова на “отлично”: “Он один из лучших вратарей, которые когда-либо выступали на футбольных полях Югославии”. Домашнюю ничью при большом преимуществе объяснил психологическим давлением на команду и невезением: “Все ждали от нас победы, и мы перегорели”. О предстоящем матче сказал: “Он будет тяжелым как для нас, так и для вас”. Сделав паузу, добавил: “В Москве наша команда будет выглядеть сильнее. Терять нам нечего”.

Нам тоже. К тому же надо реабилитироваться перед своей публикой, наладить наконец атакующую игру. Будет игра, будут голы. Гуляев сдержан, отвечал на вопросы коротко, всем своим видом показывал - меньше слов, больше дела. Темпераментный, экспансивный Муртаз Хурцилава в победе не сомневался и дал дельный совет обозревателю “Труда” Юрию Ваньяту: “Просите больше места на отчет в газете”. Знал, что говорил.

Безынициативная, малорезультативная игра в четырех последних официальных и товарищеских матчах сопровождалась жесткой, но справедливой критикой в советской прессе. На интересе к матчу она не отразилась. Люди верили в свою команду, осознавая значимость встречи, шли на стадион поддержать ребят. На вопрос корреспондентов “Советского спорта”: “Сколько билетов было продано?” - кассиры “Лужников” В.Агеева и В.Саранцева ответили синхронно: “Все”. Если учесть, что были заполнены и рассыпанные по огромному периметру лужниковского овала проходы, за игрой наблюдало более ста тысяч человек.

БИС! БРАВО!

Обе команды, испытывая огромную ответственность за результат, заметно нервничали, теряли мяч в простых ситуациях. Успокоились не сразу. Более техничные гости старались подольше держать мяч, разыгрывали комбинации медленно, без продвижения вперед. А то вдруг взрывались, но несколько перспективных атак до определения “голевые” не дотягивали.

Установку Гуляева и “наказ” болельщиков играть решительнее, агрессивнее, ребятам долго не удавалось выполнить. Моменты у ворот Марича изредка возникали - без тяжелых для него последствий. В перерыве известный югославский футболист Райко Митич (вместе с Бошковым участвовал на ОИ-52 и забил Леониду Иванову первые голы в ничейном и проигранном нами матчах) игрой своих остался доволен: “Югославы хорошо играют на ничью. Они чувствуют себя уверенно, неплохо держат мяч”.

Во втором тайме хозяева пошли в наступление, и через восемь минут Банишевский с Колотовым разыграли классическую “стенку”. Заключительный аккорд киевлянин исполнил уверенно - 1:0. Бошкову надо что-то предпринимать. Через три минуты он меняет защитника на форварда. Игра раскрылась. Гости мало что из этого извлекли, можно сказать, ничего реального - лишь однажды вынудили Рудакова по-настоящему напрячься. А наши парни вошли во вкус. Перечислять загубленные моменты ради экономии места не буду. Голы опишу.

Передачу из глубины Банишевский принял на скорости, вбежал в штрафную, обыграл защитника и вонзил мяч под перекладину - 2:0. Все было сделано на одном дыхании. Оставалось чуть более четверти часа. Соперник понял - это конец. С трибун понеслось наше, родное: “Мо-лод-цы!” Клич (родился на хоккейных матчах) выражал удовлетворение игрой, а в тот майский вечер мог быть воспринят и как привычный в оперной аудитории - “Бис!”. В смысле повтори, давай еще. Восприняли верно - дали еще. На последней минуте Банишевский выдал великолепный пас на ход Козинкевичу. Форвард “Карпат” с благодарностью принял мяч, технично перебросил его через Марича, обежал вратаря и головой дослал в сетку - 3:0. Браво! На еще один “Бис!” времени не осталось. Арбитр тут же прекратил встречу.

Благодаря этой победе мы в четвертый раз подряд оказались в европейском квартете - в шаге от пьедестала и медалей.

Гуляев был объективен: “Два тайма - две разные оценки. Первым таймом, наверное, не удовлетворился никто. Нам не удалось сковать югославов, навязать быстрый, невыгодный им темп… Стоило после перерыва заиграть быстро, гости не выдержали темпа… Второй тайм мы сыграли так, как надо играть”. Обмолвился и о причине слабой физической готовности югославов: “Игроки выглядели утомленными. Это было заметно и в белградском, и в московском матчах, а объясняется чрезмерной игровой нагрузкой футболистов”. Наверняка сказался перерыв в чемпионате, вызванный прививками от черной оспы. С возобновлением турнира играли в плотном графике, чуть ли не через день.

СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 3:0 (0:0)

Голы: Колотов, 53 (1:0). Банишевский, 74 (2:0). Козинкевич, 90 (3:0).

СССР: Рудаков, Дзодзуашвили, Хурцилава (к), Абрамов, Истомин, Колотов, Трошкин, Коньков, Байдачный (Копейкин, 66), Банишевский, Еврюжихин (Козинкевич, 46).

Югославия: Марич, Рамляк, Степанович, Павлович, Паунович, Хольцер (Петкович, 56), Антоневич, Облак (Еркович, 73), Янкович, Ачимович, Джаич (к).

Судьи: Ангонезе. Монти, Микелотти (все - Италия).

13 мая. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 104 000 зрителей.

“НЕ БУДЕМ ЛЕГКОВЕРНЫМИ”

Показанная во втором тайме игра отдаленно напоминала ту, тоже майскую - 68-го с венграми, с тем же счетом и последствиями: сборная СССР получила, как и сейчас, доступ в финальную пульку чемпионата Европы. Матч четырехлетней давности потряс всех, кто его видел. Как оказалось, это был одиночный выстрел. На заключительном этапе стреляли “холостыми”, ничего не забили и впервые вернулись домой без медалей.

Крупная победа над югославами восторг в народных массах и журналистской среде вызвал необыкновенный: отовсюду слышались крики “Ура!” и “в воздух чепчики бросали”. Трезвый голос Льва Филатова умерил преждевременную эйфорию: “Понятно, кто-то может соблазниться и после этих 3:0 объявить, что дела пошли на лад, сборная вырвалась из заколдованного круга нулевых ничьих, оборонительное безвременье миновало. Не будем легковерными. Даже этот удачный матч позволил отчетливо увидеть, что нашей сборной удавались атакующие эпизоды, но ей еще не удавалась атакующая игра, планомерная, последовательная и настойчивая. Слишком много комбинаций рвались то из-за ошибок в передачах, то из-за тактических размолвок.

Спору нет, команда выглядела более организованной и слитной, чем в Белграде, что надо поставить в заслугу полузащитникам Колотову, Конькову и Трошкину, потрудившимся на совесть. Но основной состав еще нуждается в уточнениях, что подтвердили замены в ходе матча не слишком удачно игравших Еврюжихина и Байдачного” (“Футбол-Хоккей” № 21).

Основную мысль для тех, кто не понял, Мэтр повторил в “Московской правде” (от 21 мая): “Поостережемся с торопливыми выводами, как бы это ни было заманчиво. Один ударный матч никогда ничего не гарантирует, в лучшем случае может служить обещанием, добрым предзнаменованием. Мы обязаны помнить, что всего двумя неделями ранее, в Белграде, наша сборная выстрадала нулевую ничью, обороняясь большую часть времени. Обязаны мы помнить, что и первый тайм московского матча… прошел довольно вяло”.

Полдела сделано. Главные матчи и подготовка к ним впереди. Им и посвятим следующую главу.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...