Газета
26 апреля 2013

26 апреля 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1965 год. Часть третья

С новыми силами и идеями готовились к сезону многочисленные подразделения футбольного хозяйства. Кое о чем, в частности о совместном совещании Всесоюзной коллегии судей с членами СТК, мы вас информировали. Продолжение последовало.

ЧП В ОДЕССЕ

С УЧАСТИЕМ ДОЦЕНТОВ И КАНДИДАТОВ НАУК

В середине января в Москве состоялась конференция начальников команд, тренеров и врачей. Там и ознакомили руководителей клубов высшего дивизиона с новым силовым-беговым курсом в подготовительный и соревновательный периоды. Курс лекций читали специалисты по легкой и тяжелой атлетике, гимнастике, акробатике.

Доцент Московского института физкультуры С. Мороз ознакомил участников семинара с новейшими достижениями науки о развитии силы. Пришел он не один, захватил с собой ассистентов. Вместе демонстрировали упражнения со штангой, спецгантелями и другими приспособлениями для наращивания силы. Воплотить в жизнь полученные ценные знания, во всяком случае во время весенних сборов, мало кому удавалось. На южных базах даже самого необходимого футбольного инвентаря недоставало, а уж о специальных приспособлениях и речи быть не могло. Штангу кое-где тягали, но главным образом обходились, вам уже об этом докладывал, набитыми песком мешками. Доцент Мороз вряд ли был знаком с методикой тренировок "народными средствами". Разрабатывалась она на местах по наитию.

Докладчик с ученым званием В. Филин рассказывал о способах развития быстроты: "Необходимо добиваться технически правильного выполнения легкоатлетических упражнений, ибо помогает научиться быстро переходить от мощных усилий к расслаблению, что чрезвычайно важно в футболе". Во время демонстрации упражнений Филин обратил внимание на наиболее характерные ошибки, препятствующие развитию скорости.

Профессор А. Коробков посвятил доклад тренировке вестибулярного аппарата. Наша старая добрая знакомая, кандидат медицинских наук Нина Граевская, рассказывая о методике врачебных наблюдений над футболистами, в сотый, а то и в двухсотый раз напомнила: невозможно добиться высших результатов без тесной связи тренера и врача.

Тренеры в очередной раз приняли обращенную к ним просьбу к сведению и продолжали действовать по своему усмотрению, в зависимости от турнирной ситуации: ради победных очков ставили на игру, вопреки протесту врачей, недолеченных футболистов.

А лекцию кандидата педагогических наук Г. Гагаевой о новых исследованиях в области психологии выслушали из уважения к докладчику: сей предмет, находившийся в стране на положении падчерицы, практического применения в работе тренеров не находил.

Много нового узнали за пять январских дней делегаты. Чего недоставало на посвященной футболу конференции, так это самого футбола в чистом виде. Мало было его и на предсезонных сборах - в зале и на южных базах, чему немало места уделено в прошлой публикации.

ДОМА И ЗА РУБЕЖОМ

Кому куда ехать, решала федерация. По ее предписанию команды мастеров обоих классов являлись на указанные в "путевках" места. Не все подчинялись беспрекословно. Кому удавалось выхлопотать загранпоездки, распоряжения федерации игнорировали. ЦСКА, "Черноморец" и "Спартак" отправились в Болгарию. Считали ее 16-й советской республикой. Выражение "Курица - не птица, Польша - не заграница" (возникло, видимо, в то время, когда часть Польши с Варшавой входила в состав Российской империи) в послевоенные годы вызывало в лучшем случае иронические улыбки и больше подходило к Болгарии.

Что привлекало наши команды на "советских" Балканах? Меньше хлопот при получении виз, благоприятный климат и неплохие тренировочные базы. В 65-м к перечисленным достоинствам прибавилось еще одно - отсутствие проверяющих. Составляй графики занятий и дозировку по своему усмотрению: вместо обязательной часовой изнурительной утренней гимнастики - обычная, втягивающая, штанга или мешки с песком - необязательны. Мяч получил прежние права гражданства.

О "Торпедо" и говорить нечего. Вот кому повезло по-настоящему: счастливый лотерейный билет достался - далекая зеленая, солнечная Австралия с превосходными полями. Правда, переход из замороженной, снежной Москвы в жаркое австралийское лето прошел не гладко, привыкание к другому часовому поясу и климату оказалось болезненным, но недолгим. Во всем остальном - сплошное удовольствие. Месяц тренировок и контрольных игр (+6=1-0, 16-2) принес несомненную пользу. Не отягощенные поднятием тонн металла и изнурительной многокилометровой беготней, вернулись ребята в рабочем состоянии, посвежевшие, загорелые. О двух крупных победах на родине в спаррингах с участием проголодавшегося по голу Стрельцова вы знаете.

В Болгарии не у всех удачно складывалось. Армейцев погода приняла негостеприимно. Сами виноваты, время для поездки выбрали неудачное - середину февраля. По возвращении тренер Валентин Николаев жаловался корреспонденту "Московской правды": "Было холодно, лежал снег. На снегу и тренировались" ("МП" от 9 марта). Из шести игр пять выиграли, одну проиграли. Общий счет - 15:2. Проигрыш "Берое" из Старой Загоры (0:1) Валентина Александровича огорчил. Мало ли как военачальники отреагируют. Встреча-то международная. На всякий случай объяснил прокол плохим судейством местного арбитра в целом и двумя незасчитанными голами в ворота болгар в частности.

"НЕ ОПРАВДАЛИ ОКАЗАННОЕ ДОВЕРИЕ"

Страх после событий 13-летней давности, когда за проигрыш югославам расформировали пятикратного чемпиона страны ЦДСА и серьезно наказали футболистов, в их числе Николаева, видимо, еще не выветрился. Времени прошло много, политический климат в стране сменился, но власть, пусть и не так болезненно, все еще реагировала на неудачи сборной и клубов на внешнем фронте.

За примерами далеко ходить не придется. Московские динамовцы в первой декаде июня 1959 года из трех товарищеских матчей в Югославии с ведущими клубами в двух уступили (+1=0-2, 5-8). Реакция во внутренних органах последовала недели через две. В спецдокументе от 27 июня подвергли резкой критике команду и отдельных ее игроков: Яшина обвинили в грубых ошибках, Кесарева и Кузнецова - в небрежности, нападающих - в слабой игре. "Команда, - сказано в документе, - не проявила волевых качеств, игровой дисциплины и не оправдала оказанное доверие.

Как и следовало ожидать, югославская печать использовала поражения лидера первенства СССР вплоть до тенденциозных политических выпадов".

В постановительной части легкие укольчики сделали Михаилу Семичастному (работал в Московском совете "Динамо"), начальнику команды Евгению Фокину, старшему тренеру Михаилу Якушину. Пациенты "не обеспечили мобилизованности команды".

Во втором пункте той же процедуре подвергли футболистов. Яшину, Кесареву, Борису и Юрию Кузнецовым, Урину, Численко, Шаповалову сделали вливание за "плохо проведенные игры, проявленную игровую недисциплинированность и небрежность".

Пункт третий процитирую полностью. Благо, не вышел объемом: "В дальнейшем вопросы выезда спортивных делегаций "Динамо" за границу обсуждать в каждом отдельном случае на президиуме ЦС "Динамо".

Подпись под документом поставили люди серьезные: генерал-полковник Переверткин и майор Морарь (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2897).

ДАТЧАНАМ ВЕЖЛИВО ОТКАЗАЛИ

Разрешение или запрет на поездки спортивных делегаций за рубеж возникали каждый раз, когда получали приглашение из-за кордона или предстояло участие наших спортсменов в международных соревнованиях разного уровня.

В июне 1964 года датский спортклуб пригласил на товарищеские игры московское "Динамо", чемпиона 1963 года. Возможно, вопрос решили бы положительно, не возникни вдруг серьезная проблема. В середине июня Никита Хрущев готовился к поездке по скандинавским странам. Турне динамовцев совпадало по времени с визитом Хрущева. Не исключено, что Никита Сергеевич мог побывать на одном из матчей советской команды. Но вот беда - шесть основных игроков "Динамо" готовились в составе сборной СССР к финальному турниру Кубка Европы в Испании. Ни высшее спортивное ведомство, возглавляемое Юрием Машиным, ни идеологический отдел ЦК КПСС не могли гарантировать победу ослабленной команды: а вдруг чемпион уронит, да еще пред ясны хрущевские очи, престиж советского спорта, рикошетом и государства. Рисковать не решились и вежливо датчанам отказали. Подробности несостоявшейся поездки - в бывшем архиве ЦК, ныне РГАНИ (Фонд 5, опись 55, дело 74).

Восстановлю хронологию. В ноябре 60-го динамовцы первыми из советских команд "открыли" Черный континент. Ни качество игры, ни скромные арифметические показатели (+3=3-0, 11-7) начальников не удовлетворили. Вызвал раздражение и проигрыш в начале июня следующего года в Москве ганской команде "Блэк Стар" из города Кумаси. Отголоски проникли в СМИ.

ВРЕМЕНА НОВЫЕ, ТЕРМИНОЛОГИЯ ПРЕЖНЯЯ

И пресса болезненно воспринимала неудачи наших клубов на международной арене.

После проигрыша в ноябре 64-го у себя дома шведскому "Гетеборгу" (1:2) ленинградская печать обвинила "Зенит" в "безответственном, несерьезном подходе к соревнованию с зарубежным противником".

Использовала в последних строках обвинительной статьи все еще живущую со сталинских времен абсурдную, нафталинную терминологию: "Слишком легко растрачивают зенитовцы те боевые традиции международных состязаний, которые смогли накопить несколько поколений ленинградских футболистов. Легкомысленное отношение к спортивному престижу своего города и страны недопустимо" ("Смена" 03.11.64). Подобных фактов, пробившихся на страницы СМИ и все еще томящихся в архивных застенках, собрано мною немало. Подвернется повод, кое-что из закромов выложу.

Не думаю, чтобы у армейцев возникли неприятности из-за единственного проигрыша в победной серии. Во всяком случае, ни в архивах, ни в печати следов недовольства не обнаружил.

Спартаковцам в Болгарии повезло больше. Отправились туда позже, готовились дольше. Поначалу базировались в Петриче, небольшом городке, занимались на национальной учебно-тренировочной базе, отлично оборудованной. Через некоторое время переехали в Кырджали. Погода в намеченные тренером планы не вмешивалась: радовало солнышко, прогревшее воздух до 14-15 градусов. Больше не требовалось.

Согрев после зимней спячки косточки, размявшись, москвичи провели двумя составами восемь матчей с разного уровня и достоинства местными клубами. Остались в плюсах. В начале апреля вернулись на родину и последние два перед открытием занавеса спарринга провели в Нальчике.

СОЛНЦЕ УЛЫБАЛОСЬ НЕ ВСЕМ

Остальные участники первенства тренировались на земле советской. В солнечном Самарканде неплохо чувствовали себя "Шахтер" с "Пахтакором" и "Крылья". Кратковременные природные завихрения (в середине марта вдруг резко похолодало и выпал снег) благоприятного в целом впечатления не испортили. Обитатели Черноморского побережья и Крыма сталкивались все с теми же проблемами, десятилетиями не разрешенными. Имею в виду плачевное состояние полей и баз.

Разве что природа в отличие от прошлых лет оказалась к приезжим снисходительнее. Весенняя погода с неустойчивым, взбалмошным женским характером временами себя проявляла. Минчане не могли нарадоваться: "На юге прекрасная солнечная погода", - передали 29 марта из динамовского лагеря в "Физкультурник Белоруссии". А через три дня полили беспросветные дожди, спустя девять дней выпал обильный снег.

У ростовчан претензий к природе не возникло. В Кудепсте, постоянном месте дислокации, вместе с командой обосновалось и южное солнышко. "В Кудепсте все еще тепло. Температура достигла +16 +18 градусов", - словно не веря щедрому дару небес и не боясь сглазить, сообщали из расположения армейцев в ростовскую партийную газету "Молот" (от 14 марта).

Не очень везло московским динамовцам на их базе в Гаграх. В. Логинов, корреспондент "Московской правды", живописал 17 марта: "Гребни нависших над городом гор запорошило снегом. Весь день шел дождь, дул сильный порывистый ветер. Резко похолодало". Намеченный контрольный матч с "Араратом", чтобы не калечить поле Центрального стадиона, отменили. Обе команды отправились в поисках более или менее приемлемой площадки в район Пицунды. Зря время потратили. Поле местного рыбсовхоза залила вода, а песчаная площадка (называли ее бразильской) тоже не подошла: пицундская "копакабана", расположенная на берегу моря, продувалась сильнейшим ветром. Пришлось возвращаться в Гагры и деформировать травяной газон городского стадиона.

Ленинградских одноклубников москвичи туда не допустили, вынудив играть на запасном поле со звучным названием "Колхида". Минут через десять форма футболистов обеих команд, разнившаяся вначале по цвету, стала черной от грязи и полностью слилась с традиционно черной - судейской.

Не все арбитры решались месить с игроками болото. Молдавский судья из города Бельцы Юрий Пономарев, обслуживая встречу команд второй элитной группы, в воду не сунулся, остался на "берегу". Боясь промочить ноги и испачкать форму, расположился на беговой дорожке. Оттуда и судил. От настоятельных требований присутствовавших на игре арбитров всесоюзной категории Андзюлиса, Крылова и Балакина отправиться в полуторачасовое "плавание" грубо отмахнулся.

ИГРА С "ОБОЮДОГРУБЫМ ХАРАКТЕРОМ"

Кстати, о грубости. Из южных регионов то и дело раздавались сигналы об излишне жестком характере некоторых так называемых товарищеских матчей. Вышла за рамки и товарищеская встреча динамовцев Минска и Киева. "Матч, от которого много ждали... был безнадежно испорчен, - писал известный журналист Александр Вит. - Футболисты вспомнили старые обиды, и игра приняла обоюдогрубый характер". При попустительстве арбитра. И в сторону судей направил автор критические стрелы: "Их либеральное отношение к нарушениям по сути дела закрепляет неправильные навыки, которые в будущем несомненно вызовут недовольство зрителей да заодно приучат футболистов к беспринципному судейству" ("Советский спорт" от 3 апреля). Давно уже приучили, уважаемый товарищ Виттенберг.

Минские газеты обвинили во всех тяжких киевлян. Небольшой фрагмент из "Физкультурника Белоруссии" от 29 марта: "Матч оказался отнюдь не товарищеским, Киев играл излишне жестко. На 3-й минуте Мустыгин ушел от защитников, у границ штрафной его настиг Турянчик и сделал то, что у него отлично получалось, "нейтрализовал" Мустыгина так основательно, что продолжить встречу он не смог".

Отлично получалось и у минских бойцов. Не думаю, чтобы в стычки, названные московским журналистом обоюдогрубыми, не ввязывались. Остались они вне поля зрения минского журналиста.

Грубости в нашем футболе хватало и на весенних сборах, и тем более в календарных матчах. Весна 65-го в этом смысле мало чем от предыдущих отличалась.

ДРАКА В РЕСТОРАНЕ "МОРЕ"

Завершив предсезонную подготовку, турнирное население стало подтягиваться к местам проведения игр первого тура. Я бы сразу с судейской трелью открыл сезон, если бы не ЧП с уголовщиной, случившееся в Одессе в период зимнего подготовительного этапа.

"Советский спорт" отреагировал на происшествие вяло, остальные союзные и центральные издания - никак. Активную роль в разоблачении нарушителей режима и уголовного кодекса сыграл еженедельник "Футбол". Небольшая цитата из статьи "Нет, так не пойдет!" введет вас в курс дела: "Из Одессы пришло тревожное сообщение: 27 января группа пьяных хулиганов, разгулявшихся в ресторане "Море", учинила драку, избила студентов мореходного училища... Организаторами этой драки были футболисты одесской команды СКА В. Сарыгин, Ю. Зинченко и В. Кондрашкин. Пьянствовали вместе с ними и другие игроки этого же клуба" ("Футбол" № 10). Под криминальным материалом поставил подпись "Обозреватель". Раскрывать истинную фамилию автор не пожелал.

Позже выяснилось: помимо названных фигурантов, в коллективной пьянке участвовали капитан команды Эдуард Масловский, форварды Валентин Блиндер, Борис Петров, золотой медалист в составе "Спартака"-62, и Вячеслав Спиридонов, поигравший в первой половине 60-х за "Локомотив". Все - игроки основного состава. Одесская милиция, городские, спортивные организации и тренеры армейцев пытались замять инцидент. Поздно. Джин выскочил из бутылки - дело передали в суд.

"ЧТО, И КВАСУ НЕЛЬЗЯ ПОПИТЬ?"

Защищал провинившихся профессиональный адвокат и множество общественных, действовавших по стандартной формуле: ну, выпил человек пол-литра совершенно случайно, а вообще ничего, кроме кефира, в рот не брал. Чуть позже: выпил, оказывается, не водку вовсе, а чистое, полезное для здоровья виноградное вино. Завершал защитник пространную тираду вопросом: "Что же, человеку и квасу нельзя попить?"

"Надоело слушать эти речи и клятвы провинившихся агнцев. Есть что-то омерзительное в постоянных попытках оправдать пьяниц. Они и породили систему взаимных амнистий и создали обстановку всеобщего прощения", - возмущался "Обозреватель" в том же номере "Футбола".

Система, однако, продолжала работать столь же эффективно. Гуманный советский суд под воздействием раздирающих душу речей едва сдерживал слезы сострадания к заблудшим. Наказание хулиганы (лишь двое из всей компании) понесли символическое. Сарыгин за жестокое избиение курсантов получил три года тюремного заключения УСЛОВНО. Чему удивляетесь? Человеку уже и квасу попить нельзя? Кондрашкин и вовсе отделался легким испугом - 15 суток гауптвахты. Суровые армейские законы на выполняющих священный долг бойцов в футбольной форме не распространялись.

САНКЦИИ РЕАЛЬНЫЕ И УСЛОВНЫЕ

Из суда гражданского дело передали в суд футбольный, не менее гуманный и либеральный, - СТК. Суд как суд. Государственный обвинитель, секретарь комиссии Н. Шишков, изложил суть дела. "Адвокат", его функции старательно исполнил старший тренер СКА Виктор Федоров, как и положено защитнику, выгораживал подопечных. Причем обратил внимание высокого суда только на Сарыгина и Кондрашкина. В заключение пространной речи Федоров сообщил аудитории: Сарыгина и Кондрашкина в целом здоровый армейский коллектив взял на поруки. Просил об одном - вернуть их на перевоспитание и разрешить участвовать в чемпионате.

Общественные обвинители, среди которых чрезмерную активность проявил популярный журналист Юрий Ваньят (по совместительству член СТК), высказали серьезные претензии к старшему тренеру: на вопросы отвечал сбивчиво, вводил в заблуждение, сознательно скрывал очевидные факты, не так давно "укрепил" команду несколькими игроками, отчисленными из других коллективов за систематическое пьянство. Перечисление множества прегрешений Федорова породило естественный вопрос: может ли такой человек быть воспитателем в команде? "Может", - ответил суд и ограничился легкими, без вреда для здоровья и служебной деятельности воспитателей профилактическими процедурами: словесным порицанием главному и его помощникам - Сергею Корнилову и Владимиру Шемелеву.

Сарыгин и Кондрашкин получили сроки, в отличие от решения суда государственного, реальные. Первого дисквалифицировали на три года, второго - на год. Четверым их собутыльникам - Масловскому, Блиндеру, Петрову, Спиридонову - вынесли годичные дисквалификации. Условно.

ОБРАЩЕНИЕ РЯШЕНЦЕВА К НАРОДУ

С приближением чемпионата активизировались футбольные функционеры, вышли через СМИ на прямую связь с народом. Председатель федерации Николай Ряшенцев выбрал трибуну надежную, от возглавляемого им ведомства зависимую - "Советский спорт", предоставивший шефу целую полосу. Выступление председателя сильно смахивало на речи первых лиц государства в Госдуме. Без излишней скромности говорил Николай Николаевич о позитивных сдвигах в различных сферах многосторонней футбольной жизни за время его правления. Недостатков не скрывал, указал на болевые точки, призвав стоящих ниже союзных и региональных чиновников исправить положение в неопределенном будущем. Ключевые слова - "надо" и "должны".

Коснулся Николай Николаевич многих вопросов, решенных и находившихся в стадии разрешения. Предмет гордости - коренное изменение методики подготовки команд-мастеров к сезону с широким применением зачехленного некогда по недоразумению мощного, всепобеждающего оружия. "Лучшие советские команды всегда отличались хорошей физической подготовленностью. Это качество зачастую служило нам надежной компенсацией недостатков в других видах игровой подготовки", - напомнил он многомиллионной аудитории ("Советский спорт" от 2 апреля).

Со временем внимание к ОФП снизилось, а с совершенствованием специальных качеств для развития силы, быстроты и выносливости дело до недавнего времени было поставлено плохо. Коренной перелом, с чувством глубокого удовлетворения констатировал председатель, произошел в начале 1965 года. Команды, вооруженные новой методикой тренировочного процесса, значительно увеличили объем занятий и их интенсивность, что, в этом нет сомнений, повысит класс игры у отдельных игроков, коллективов и советского футбола в целом.

Николай Ряшенцев и его заместитель Владимир Мошкаркин в преддверии сезона получили возможность обратиться к болельщикам со страниц других столичных изданий. Их выступления носили в основном информативный характер.

ШЕСТЬ ИЛИ СЕМЬ? ОКАЗАЛОСЬ - ВОСЕМЬ

Владимир Васильевич в -надцатый раз обещал невыполнимое: сохранить девственность календаря и проводить матчи по четкому графику - через пять дней на шестой, что "позволит тренерам серьезно заняться учебной работой" ("Советская Россия" от 1 апреля).

Каждая фраза, будь произнесена в зале, вызвала бы взрывы искреннего смеха. В повторяемые из года в год обещания сохранить в целости и сохранности расписание давно уже не верили и сами начальники. Стоило ли вновь девальвировать и без того обесцененные от частого употребления заведомо невыполнимые прилюдные обещания? За свои слова отвечаю. Когда Мошкаркин распространялся о ритмичности календаря и несомненной его пользе, в уже составленное расписание была заложена аритмия. Первые пять туров проехали по намеченному графику. После чего наступила пауза в связи со вступлением сборной в отборочный турнир к ЧМ-66. Команды в это время прохлаждались: оказались вне игры от 10 до 27 дней. Каково было тренерам перестраивать работу, дневные графики и держать ребят в тонусе, мало кого волновало. Это я о запланированных паузах. Обычные, стихийные перестановки в ходе чемпионата вконец измотали календарь и, разумеется, футболистов и тренеров.

Удивил Мошкаркин, рассказывая о структуре турнира второго эшелона класса "А". Провели его по недоброй памяти формуле начала 60-х: на первом этапе - два предварительных двухкруговых турнира, на втором - финальные. Число финалистов с каждым годом менялось. Эксперимент в высшем эшелоне признали неудачным. В низшем в 65-м сочли прежнюю схему приемлемой. О количестве команд заключительного этапа, откуда только победитель получал право перехода в элитный класс, не знали и сами организаторы. В нем примут участие, как выразился заместитель председателя, "по шесть - семь команд первого этапа". Так шесть или семь? 32 претендента, вступившие на следующий день в борьбу за выход в финальную часть, остались в неведении. Много позже, как дошло до дела, включили по… восемь!

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ МЕРЫ

15 апреля, в день открытия сезона, слово председателю федерации предоставила "Московская правда". Ознакомил он читателей с новыми достижениями чиновничьей мысли. Назвал их "мерами административными". Цель - облегчить, благоустроить молодым перспективным футболистам крутую, труднодоступную дорогу, ведущую от дублирующего состава в основной. Средства для достижения цели избрали и в самом деле административные: ввели возрастные ограничения. Отныне в соревновании дублеров в каждом матче разрешалось участвовать только пяти футболистам старше 23 лет. Нижний порог - 17 лет.

"Еще одна новинка, которая будет способствовать выявлению способной молодежи, - продолжал председатель. - Заменять игрока в основном составе будут только футболисты, игравшие не менее 45 минут за дубль".

Комментировать нововведение не возьмусь. А отношение к заключительной части монолога Ряшенцева, неприятно резавшего слух, пожалуй, выражу. "Я думаю, что утрата москвичами передовых позиций во всесоюзном футболе - дело временное. Москвичи могут и должны играть лучше: ведь столичные клубы почти всегда были основными поставщиками сборной".

Патриотические чувства человека, родившегося и живущего в Москве, его желание вернуть "передовые позиции" командам любимого города естественны. Однако лицу официальному, председателю федерации всего Советского Союза, негоже открыто выражать болельщицкие симпатии и настроения.

Для справки: представители Москвы теряли позиции и в сборной. В 12 матчах сезона-65 в составе национальной команды участвовали 35 футболистов: 14 столичных и 21 "провинциал". Из 25 мячей на долю москвичей пришлись лишь семь. В шести встречах финальной стадии ЧМ-66 на поле выходили семь жителей столицы (забили два гола) и 14 - из союзных республик: на их счету восемь мячей - в четыре раза больше.

Конференции разных футбольных подразделений мы провели, в предсезонку вволю побегали, попрыгали, покувыркались, мешки с песком и тонны железа потаскали, кое-кого за бугор ближний и дальний отпустили, готовность (точнее, неготовность) стадионов проверили. Грубиянов, пьяниц и хулиганов осудили (устно). Начальникам высказаться дали. Наконец, выпустили пар (это я о себе). Не вижу препятствий для запуска еще одного, уже 27-го (до чего же время быстро летит!) всесоюзного чемпионата. Путь по расстоянию и во времени предстоит долгий, но весьма увлекательный, кое для кого драматичный.

ПОЕХАЛИ!

Запустил его 15 апреля в Ташкенте ("Пахтакор" принимал "Спартак") ленинградский арбитр Анвар Зверев. В столице Узбекистана созрел первый ранний весенний плод и упал после точного удара Геннадия Красницкого в сети ворот, защищаемых московским стражем Владимиром Маслаченко. Гол оказался единственным. Одержана первая победа, проигран первый матч. Первая ничья случилась в Ростове в игре СКА с "Зенитом". Всего в тот день состоялось восемь матчей, все - в южных регионах (к ним относим и Киев с Донецком).

В фокусе всеобщего внимания - Тбилиси и Баку, где стартовали две лучшие команды года минувшего. Чемпион принимал одесский "Черноморец". Дебютанту, впервые попавшему на великосветский бал, предстояла встреча с коронованным принцем, блестящим светским львом, уверенным в себе красавцем да еще в его апартаментах. Как унять дрожь, совладать с собой, дабы ненароком не нарушить этикета, не совершить бестактности, находясь под пристальным взором "лорнетов", не склонных простить новичку ни единой оплошности.

А ведь унял, совладал, вел себя пристойно, достойно, уверенно, порой дерзко. Как мне кажется, благодаря опыту "золотой молодежи", не один год "прожигавших жизнь" на великосветских раутах и отмеченных золотыми наградами - Александра Медакина, Анатолия Коршунова, Валерия Лобановского. Последние двое и позволили после неудачного начала удерживаться на плаву: Коршунов незадолго до перерыва счет сравнял, а Лобановский вскоре после возобновления игры забил еще. Чемпион вырвал победу минут за десять до конца и не без труда заработал первые два очка.

Как там конкуренты, торпедовцы? Выдюжили в Баку? Продолжил счет забитым мячам после семилетнего перерыва Эдуард Стрельцов? Ответ ошеломил. Прозвучал на тбилисском стадионе незадолго до конца матча, когда диктор объявил о только что завершенной игре в Баку. И счет назвал - 3:0. После долгой паузы произнес в наступившей тишине слова, потонувшие в радостных воплях, извергнутых из сорока тысяч глоток: "В пользу "Нефтяника".

Тбилисцы, пусть и не без проблем, очки набирали. Спустя четыре тура с минимальными потерями расположились на верху таблицы. Московский ЗИЛ, проведший предсезонную обкатку на отличных австралийских трассах, получил прокол в Баку, попав под "горячую ногу" интернационального трио - Казбека Туаева, Эдуарда Маркарова и Анатолия Банишевского. Потеряв управление, "Торпедо" после тех же четырех туров пропустило вперед помимо тбилисцев (отрыв достиг трех очков) еще шесть экипажей.

К середине мая внутренний календарь взял паузу. На сцену вышла сборная. Ей предстояло разобраться с тремя конкурентами на поездку в Англию летом 66-го - Грецией, Данией и Уэльсом. Об этом и не только - в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...