Газета
29 апреля 2011

29 апреля 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1959 год. Часть вторая

ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ

Окончание. Начало - в № 91

Вчера я рассказывал о рассмотренном 11 мая на Президиуме Секции футбола протесте киевлян по поводу проигранного московскому "Динамо" матча и пообещал провести вас в резиденцию Секции, что в Скатертном переулке. Слово держу.

ПРОТЕСТ ОТКЛОНЕН

Открыл заседание председатель Секции Валентин Гранаткин. Он ознакомил аудиторию с причиной экстренного созыва, с письменным протестом киевской команды, отчетом судейской бригады, требованием украинских арбитров отстранить Белова от работы в классе "А" и актом № 6087 о положении стрелок секундомера, составленном представителями украинских спорторганизаций.

Совещание проходило бурно. Взаимными обвинениями обменялись все заинтересованные стороны. Недовольство работой Белова выразили и представители московского "Динамо". Евгений Фокин и Михаил Семичастный отметили: "Белов недостаточно пресекал неспортивное поведение отдельных футболистов киевского "Динамо".

В центре внимания, естественно, секундомер.

Арбитры Белов, Рамишвили и Андреев (Вильнюс) жаловались на беспорядки в судейской комнате и безобразное поведение "некоторых товарищей", оскорблявших ленинградского судью. После чего заявили: "Положение стрелок на секундомере, предъявленное на заседании Секции, не соответствовало положению стрелок, которое было зафиксировано главным арбитром после матча". Прозрачный намек на совершенный хозяевами подлог.

Из выступлений других участников выяснилось:

а) секундомер не был опломбирован;

б) акт составлен после подписания протокола судьями и представителями играющих команд;

в) секундомер не был показан руководству московского "Динамо" и судьям, а под актом нет их подписей.

Выслушав заявления всех сторон, Гранаткин резюмировал: "Установить положение стрелок на секундомере после окончания игры и тем самым определить действительное время проведения соревнования затруднительно. Предлагаю протест отклонить".

"За" проголосовали 10 членов Президиума, "против" - один, представитель Киева Николай Балакин.

ОПЯТЬ ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН?

Точку в этой истории ставить рано. Стал бы я так щедро транжирить газетное место и читательское время, не будь у нее продолжения.

Прошло около двух месяцев. 3 июля Президиум образованной 26 мая Федерации футбола СССР вновь обратился к обсуждению протеста киевской команды. Впрочем, обсуждения как такового не было. Народ собрали для того только, чтобы оформить постановление, прямо противоположное предыдущему: "По вновь выяснившимся обстоятельствам установлено, что матч 2 мая был недоигран на 53 секунды. В связи с этим протест команды "Динамо" Киев удовлетворить и их встречу с московским "Динамо" из первого круга переиграть".

О самих обстоятельствах - ни слова. Что же вынудило людей добропорядочных, принципиальных, убежденных в незаконности (если не сказать фальсификации) составленного акта о якобы недоигранном времени, без подписей судейской бригады и руководства московского "Динамо", изменить прежнее свое решение? Никак опять зазвонил Телефон? Не от тех ли людей, кто вынудил в 58-м Секцию вопреки первоначальному ее решению переиграть без каких-либо оснований встречу "Спартака" с Киевом?

К 3 июля турнирное положение московского "Динамо" было безоблачным - 17 очков из 18 возможных. Блеск! После заседания Президиума их стало 15. На футбольном поле к тому времени никому не удалось отобрать у лидера два очка. Впервые это сделали в высоких властных кабинетах. На каком этаже? Могу лишь догадываться, утверждать что-либо конкретно оснований не имею.

"Самостоятельная", ни от кого "не зависимая" футбольная федерация вновь была унижена.

В прошлом чемпионате, узнав о несправедливом решении, сбился с победного шага "Спартак". И вот теперь то же случилось с "Динамо". Об этом позже .

"ТРАНСПЛАНТАЦИЯ ОРГАНОВ"

А пока лидирующее положение "Динамо" оставалось непоколебимым. Ближайшее окружение держалось на почтительном от него расстоянии. Спартаковцы среди них замечены не были. Географическое положение чемпиона не позволяло ему без мощных оптических приборов наблюдать за ситуацией на подступах к воображаемому пьедесталу. Зато он, не напрягая зрения, мог обозреть панораму событий в классе "Б", к границам которого подошел вплотную. В разгар лета "Спартак" с десятью очками после 13 матчей обосновался на предпоследнем, одиннадцатом месте! Что же с ним стряслось?

Огрехи, допущенные на весеннем тренировочном сборе, не позволили подойти к сезону в приемлемой для того времени форме. Невесть по каким соображениям руководство изменило привычное место дислокации. Тренировались "на отшибе", в Кисловодске, вдали от плеска черноморских волн. Сказалось отсутствие серьезных спарринг-партнеров. Были допущены ошибки (об этом докладывали проверяющие) в самом процессе подготовки.

Подкосила команду, и это, пожалуй, главная причина, вынужденная ротация состава. К выбывшим из обоймы весной 58-го в расцвете сил и таланта Татушину с Огоньковым добавилась в новом сезоне большая группа "инвалидов". В самом начале первой игры в Тбилиси получил тяжелейшую травму очень способный, перспективный полузащитник Виктор Чистяков, напоминавший по манере и пониманию игры Игоря Нетто. Больше он на поле до конца сезона не появился. По той же причине всего восемь игр из 22 провел Анатолий Исаев, десять - Никита Симонян...

За год "Спартак" лишился трех ведущих форвардов (главная ударная сила), оборонца и хава. Таких масштабов "трансплантация органов" в крепком, здоровом организме не могла не сказаться на его жизнедеятельности.

ЧП В "ЛУЖНИКАХ"

Чрезмерное внимание прессы, требование немедленно выправить ситуацию нервировали чемпиона, и это стало причиной срывов, подобных тому, что случился 23 мая в "Лужниках" в матче с "Торпедо". Многочисленные ошибки судьи Константина Демченко взвинтили футболистов. Погасить разгоравшийся костер страстей растерявшийся арбитр не смог. И понеслось...

СМИ обошли ЧП стороной. "Труд", назвав виновников, судью и футболистов, о сути конфликта не обмолвился, острые углы дипломатично обошел: "Вместо того, чтобы удалить с поля Иванова и Масленкина, пренебрегших всеми этическими нормами поведения, он (Демченко. - Прим. А.В.) ограничился уговорами", - напустил туману не поставивший подписи спортивный обозреватель газеты. Автозаводская многотиражка конкретики добавила: названные игроки "подрались между собой без мяча". Газета в киоски не поступала, в библиотеках не выдавалась, распространялась на территории завода. Спортивное издание спустя несколько дней, как только джинна выпустили из бутылки, вынуждено было признать факт рукоприкладства и сурово его осудило.

Полную правду не посмел сказать (кто бы позволил!) никто. Изложена она в стенограмме заседания Пленума Федерации футбола СССР в день ее рождения, 26 мая. С материалами Пленума, надежно спрятанными на протяжении многих лет от "простых советских людей", ваш покорный слуга ознакомился в ГАРФ (фонд 9570, опись 2, дело 2895) и готов сию же минуту поделиться с вами, глубокоуважаемые читатели "СЭ".

Говорят участники заседания. Борис Мякиньков (член Президиума Федерации, он же заместитель директора "Лужников"): "Когда "Торпедо" встречалось со "Спартаком", в присутствии всех начали драться кулаками лучшие, заслуженные мастера спорта Иванов и Масленкин. В первой половине игра была остановлена на 25 минут... Как стали грубить, так на трибуне одна драка за другой. Кто там дрался, не знаю.

Если бы не вмешался президент федерации Гранаткин (в волнении оратор обозвал председателя на западный манер - президентом. - Прим. А.В.), не знаю, что было бы. Он сказал: "Если не прекратите, будете удалены за умышленную грубость и безобразия на поле". Но не везде будет присутствовать председатель Всесоюзной федерации и успокаивать страсти...

А что же тренеры? По словам Демченко, они поставили в протоколе всем игрокам "5", значит, выполняли их указание: можешь убить, но не пропусти!.. Может, они были в шоковом состоянии? Люди подрались, а им поставили оценку "отлично". Значит, все блестяще? Где же воспитание".

Прерву ненадолго товарища Мякинькова для небольшого комментария и уточнения.

Удивляет позиция председателя федерации. На его глазах игроки грубили, подрались, спровоцировали трибуны, а он, вместо того чтобы власть употребить, уподобился растерявшемуся арбитру. Не допустить расширения конфликта способен был своим авторитетом спартаковский капитан, Никита Симонян - если бы на поле остался. В первом тайме, до начала "боевых действий", из-за очередного серьезного повреждения он выбыл из игры и, возможно, вынужден был покинуть и территорию стадиона.

Арбитр ввел Мякинькова в заблуждение. Протокол матча я изучал подробно. Тренеры поставили трем игрокам, получившим предупреждения, разные оценки: Масленкину - "5", Иванову - "4", Сальникову - "3". Кроме того, Демченко неверно указал на время игры. Длилась она с перерывом не 105 минут, как он зафиксировал в документе, а на 25 минут дольше.

"НЕ СЛЕДУЕТ КРИЧАТЬ ОБ ЭТОМ В ПЕЧАТИ"

С вашего позволения - еще один фрагмент из выступления замдиректора стадиона: "Скажу еще о засекреченной теме - чрезвычайных происшествиях. Мы не вскрываем эти ЧП, не ищем корней и очень мало об этом говорим.

Конечно, не следует кричать об этом в печати, но мы должны ориентировать актив, руководство, комитеты, дирекцию стадионов. А ведь мы до сих пор толком не знаем, что было в Ленинграде, Киеве, Ереване..."

Весьма распространенная для начальников разных уровней и мастей логика: народ информировать вовсе не обязательно. ("Не следует кричать об этом в печати". Можно подумать, кричали. Даже шептаться не позволяли.)

Удивительно, что член Президиума был не в курсе кровавых событий в Ереване (13.10.55), Ленинграде (14.05.57), а в промежутке между ними массовых беспорядков в Киеве 4 сентября 1956 года. О них, ссылаясь на засекреченные материалы, я вам в свое время рассказывал, как и о бесчинствах московских хулиганов на стадионе "Динамо" в начале сентября 53-го.

Бузили тогда куда реже, чем ныне (фанаты ведь это делают беспричинно - чтобы себя показать). Во всех упомянутых случаях беспорядки вольно или невольно провоцировались судьями, что возбуждало наиболее темпераментных болельщиков и затесавшихся в их среду хулиганов.

По ним-то, судьям, 26 мая прошелся не нуждающийся в представлении Николай Романов. Привожу небольшую часть эмоциональной, образной речи главного физрука страны: "Очень много недостатков, безусловно, в судействе. Огромное количество. И прежде всего надо, чтобы федерация и Президиум очень серьезно к этому подошли и обсудили бы эти вопросы. В самое ближайшее время обсудим. Это не значит, что надо поколотить всю судейскую коллегию, но кое-кого следует порой и за чуб взять кое за что..."

"Взяли за чуб" Белова и москвича Владимира Барашкова. Дисквалифицировали их до конца сезона. Поостыв, смягчились, позволили провести по одному матчу. А Демченко, напортачивший в скандальном матче, судить продолжал.

ЗА ЧТО БАРАШКОВА "ЗА ЧУБ ТРЯСЛИ?"

За игру в Куйбышеве "Крыльев" с киевлянами. Эхо мощных взрывов, произведенных на страницах волжских газет, достигнув центрального спортивного издания, силу поутратило. Спецкор газеты В.Сокольников, отметив слабое судейство Барашкова, пожурил его за необоснованные штрафные и терпимость к грубости киевских защитников. "Команда "Крыльев Советов" опротестовала эту встречу", - заключил он.

"Волжский комсомолец" и особенно "Волжская коммуна" (от 11 июля) посчитали московского арбитра главным виновником поражения (0:2) своей команды.

Партийный орган, перечислив многочисленные его художества (необоснованно срывал атаки хозяев, наказывал их не только за не совершенные нарушения, но и за фолы… гостей, не назначил в ворота Киева пенальти за умышленную игру рукой, не пресекал откровенную грубость их футболистов…), открытым текстом обвинил рефери в предвзятости: "Слишком уж неприкрыто и откровенно грубо показал он переполненным зрителями трибунам свое стремление "подарить" команде киевского "Динамо" два очка… С первых минут и вплоть до финального свистка он целиком встал на сторону киевлян и фактически лишил хозяев права на честную спортивную борьбу… Что это? - вопрошали "общественные обвинители" А.Юдин и А.Банов, - желание помочь динамовцам Киева выйти из опасной зоны? Вряд ли они нуждаются в такой помощи. Во всяком случае, это не спорт".

Нарушив корпоративную этику, в небольшой заметке "Ошибка за ошибкой" высказался о работе коллеги куйбышевский судья Александр Тавельский: "Трудно писать плохое о своем товарище. Однако "хлеб-соль ешь, а правду режь". Не сомневаясь в высокой квалификации Барашкова, Тавельский пришел к выводу, легко читаемому между строк: московский судья явно помогал киевлянам.

Сегодня на Тавельского и журналистов Барашков наверняка подал бы в суд. В 59-м сошло им с рук. Наказав Барашкова, спортивные руководители косвенно признали его вину, но протест "Крыльев" не удовлетворили за отсутствием формального повода.

О реакции накаленных необъективным судейством трибун мне ничего не известно: газетные страницы от проникновения "крамолы", если бы что-то и случилось, бдительно оберегали цензоры. А в архивных делах следов я не обнаружил.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...