Газета
19 июля 2003

19 июля 2003 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛИЧНОСТЬ

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ МОГИКАН

Александр ЖИДКОВ.Ему пошел 39-й. Почти все, с кем он когда-то начинал карьеру, давным-давно повесили бутсы на гвоздь. Сходят последние представители его поколения - Уваров, Шмаров, Горлукович, Черчесов… А Жидков, заставший на поле еще Блохина и Шенгелия, все охраняет ворота, как будто кто-то в карауле забыл послать ему на смену часового.

ИЗ ДОСЬЕ "СЭФ"

Александр ЖИДКОВ

Родился 16 марта 1965 года. Вратарь. Воспитанник ростовского футбола. Выступал за "Атоммаш" Волгодонск (1983), "Нефтчи" Баку (1984 - 1987), "Динамо" Киев (1988 - 1991), "Нива" Винница (1992), "Медлинг" Австрия (1992), "Цафририм" Холон Израиль (1992 - 1998), "Анжи" Махачкала (1999 - 2001), с 2002 года играет за "Томь". Бронзовый призер чемпионата СССР-89. Обладатель Кубка СССР-1989/90. Финалист Кубка России-2000/01. В высшей лиге чемпионата СССР провел 100 матчей, в высшем дивизионе чемпионата России - 52. Выступал за юношескую и молодежную сборные СССР. Провел 6 неофициальных матчей за национальную команду СССР.

Для "Томи", вступившей в схватку за путевку в премьер-лигу, Жидков больше, чем вратарь. Он и оплот обороны, и дядька-наставник, и проводник тренерских идей. Даже функции распасовщика готов на себя взять. Когда до завершения матча "Томь" - СКА-"Энергия" оставались считанные минуты, а на табло горели шокирующие 0:1, Жидков сотворил то, чего в Томске не видели никогда: организовал ответный гол! Примчался к чужим воротам, подхватил бесхозный мяч, ловко обыграл на подступах к штрафной двух соперников и, словно нож масло, разрезал оборону хабаровчан передачей на партнера. Того сбили - и "Томь" с пенальти ушла от поражения.

- Хотел создать численное преимущество, вот и подключился к атаке, - улыбаясь, объяснил после финального свистка вратарь-долгожитель.

ВИТАЛЬИЧ

- Уж не на Дэвида ли Симэна равняетесь, Александр Витальевич?

- Нет, за Симэном мне не угнаться. Он, слышал, еще на год контракт продлил, а я для себя решил: нынешний сезон - последний. Все, хватит. Организму нужен отдых.

- Так вы в прошлом году то же самое, кажется, говорили?

- Говорил. Были мысли завершить карьеру. Даже на первый сбор "Томи" в Москву летел, еще не определившись. У меня ведь два сына: одному - 5 лет, другому - 14. Старший по моим стопам пошел, вратарское ремесло осваивает. В школе киевского "Арсенала" занимается. Вот и хотел его, что называется, поднатаскать, поставить технику: ближайшие два-три года для парня во многом определяющие. Футбол - неплохое дело, доходное. Если для сына он станет профессией, буду рад.

- Почему же изменили решение?

- Валерий Юрьевич (Петраков. - Прим. С.И.) попросил помочь. Мы давно знакомы, из Махачкалы в Томск я к нему ехал. Если в будущем он столичную команду возглавит, с удовольствием поработаю под его началом тренером вратарей. Я в общем-то и в этом году не думал играть почти без замен. Во-первых, перед сезоном травму получил, во-вторых, восстанавливаться между спаренными играми все сложнее. Плюс перелеты, переезды... Сам удивлен, как выдерживаю.

- Вас, видимо, можно назвать последним из могикан?

- Можно. Валера Сарычев вроде бы еще в Корее играет, а так действительно все, с кем в союзном чемпионате начинал, уже закончили.

- В команде к вам как обращаются?

- По отчеству - Витальич. Иногда думаю: неужели я такой старый? (Улыбается.)

- Но многие игроки "Томи" и впрямь годятся вам в сыновья. Как строите с ними отношения?

- Я прошел большую школу жизни и знаю, как сложно молодым ребятам заявить о себе. Тем более сейчас, при контрактной системе. Во времена моей юности было проще: существовало правило, которое обязывало выпускать на поле двух молодых игроков. Когда меня из ростовского спортинтерната забрали в СКА, какая-никакая, но перспектива пробиться в состав на горизонте маячила. Я, правда, в силу жизненных обстоятельств ждать шанса в дубле не стал. Как только раздался звонок из "Атоммаша", выступавшего во второй лиге, поехал в Волгодонск. Меня сразу поставили на календарную встречу со "Спартаком" из Орджоникидзе, лидером турнира. Сыграли 1:1 - и я остался в команде. Хотя, кто знает, как бы все сложилось дальше, если бы в меня тогда не поверили или начали "душить". Поэтому, наверное, и сам сейчас по отношению к молодежи стараюсь вести себя корректно. Кого-то обидеть даже в мыслях нет. Подсказать, дать совет - другое дело. Хотя, если не понимают, приходится кричать.

"НЕФТЧИ"

- Где вас присмотрели эмиссары "Нефтчи"?

- В 83-м на Спартакиаде народов - Анзор Кавазашвили пригласил в сборную РСФСР на пару с Подшиваловым. Выступили мы в целом неплохо, дошли до финала, где со счетом 0:1 уступили литовцам. У прибалтов была хорошая команда - ее костяк составляли будущие лидеры вильнюсского "Жальгириса", который через несколько лет прогремел на весь Союз. Ну а на меня, 18-летнего, обратили внимание сразу три клуба - "Торпедо", ЦСКА и "Нефтчи". Возможно, выбрал бы Москву, но бакинцы, по сути, украли мои документы.

- Как украли?

- Меня хотели вернуть в Ростов, угрожая упечь в армию - срок службы как раз подходил. Но приглашали не в основу, а опять в дубль, где играли фактически за паек. А на что было жить, если мама не могла мне материально помочь? Руководители "Нефтчи" весь расклад просчитали, быстро собрали необходимые бумажки и зачислили в бакинский медицинский институт, где была военная кафедра. Когда на меня вышли представители "Торпедо" и ЦСКА, поезд, как говорится, уже ушел. Хотя, может, оно и к лучшему. В столичных клубах мне было бы очень сложно пробиться в основу, а в Баку игровую практику получил почти сразу. Защищавший ворота "Нефтчи" Сергей Сергеевич Крамаренко, отец Димки Крамаренко, находился почти в том же возрасте, что я сейчас. Доигрывал, словом.

- Помните свой дебют в высшей лиге?

- Конечно. Вернулся из молодежной сборной, а тренер, не дав перевести дух, говорит: "Готовься, в следующем матче играешь". А играть предстояло в Киеве - против Блохина и компании! Может, спрашиваю, лучше в другой раз? "Ничего страшного, - отвечает. - Когда-то начинать надо. А против Киева даже лучше: если и проиграем, никто не упрекнет". Проиграли - 0:5. Я четыре пропустил, заменили. У меня вообще тот еще дебют получился: через несколько дней в Харькове от "Металлиста" 0:3 получили. (Улыбается.) Иван Жекю, известный в прошлом голкипер минского "Динамо", потом смеялся: вот когда тысячу мячей пропустишь, тогда вратарем станешь. Я ему: "Да столько, Вань, за всю карьеру пропускать нельзя!"

- Играть в Баку, наверное, непросто было?

- Игралось-то как раз нормально, а вот в быту сложностей хватало. Кавказская республика, мусульмане, свои обычаи... На первых порах, грешным делом, хотел все бросить и вернуться домой. Мать отговорила: дескать, сынок, учиться надо. Сама-то она всю жизнь без образования прожила, и пришлось ей ох как несладко...

- "Нефтчи" дома и в гостях был, словно две разные команды. Кавказский менталитет?

- Да, на своем поле при поддержке трибун бакинцы могли растерзать кого угодно. На выезде играли хуже. Хотя в 86-м, когда одно время на третьем месте шли, вроде бы наметилась положительная тенденция. В Питере выиграли, в Кутаиси, откуда вообще редко кто с очками возвращался. В Донецке ничья... "Нефтчи", как правило, тренировали местные специалисты, которым не хватало квалификации. А иногородние в Баку не задерживались - и Соловьев, и Сан Саныч Севидов, Царствие им Небесное, всего по нескольку месяцев проработали. Такая же ситуация, кстати, была в Махачкале между уходом и приходом Гаджиева. Тоже тренеры приезжали, уезжали. Человеку, незнакомому с местной спецификой, на Кавказе адаптироваться сложно.

- Азербайджанцев в Москве и Киеве даже в те времена недолюбливали. А в Баку как к приезжим относились?

- Группировок, если вы имеете это в виду, в "Нефтчи" не было. Хотя дистанция, конечно, чувствовалась - лидеры команды Джавадов и Ахмедов близко к себе молодежь не подпускали. Игорь Пономарев - тоже, кстати, местный - был сам по себе. В плане общения приходилось туговато, но ничего, терпел. В конце концов, не каждому в юном возрасте выпадает возможность заиграть на столь высоком уровне. Тем более вратарю.

КЛЮЧНИКОВ И ПЕНАЛЬТИ

- Помню, вы наделали немало шума, взяв в "Олимпийском" два пенальти от самого Черенкова. Не смог вас переиграть с "точки" и Михайличенко. После этого за Жидковым закрепилась репутация "грозы пенальтистов", которую вы успешно подтверждали всю карьеру. Божий дар?

- Наверное, чутье. По крайней мере особых секретов у меня нет. Раньше почти целиком полагался на интуицию, сейчас реагирую на удар, стою до последнего, гипнотизирую... Не скрою, приятно вспомнить, что удалось переиграть таких асов, как Черенков и Михайличенко. В Киеве вообще занятная получилась игра. Мы вели - 1:0, и минский судья Жук решил организовать в мои ворота серию пенальти. Первый я отразил, но против пушки Беланова дважды оказался бессилен. 1:2 уступили. А вот главный пенальти в жизни я не взял...

- Осенью 2000-го в Лужниках?

- Да, на 96-й минуте матча с "Торпедо", который мог стать для "Анжи" бронзовым. Обидно было - не передать словами. Не за себя даже, за Махачкалу.

Мне кажется, пенальти в том эпизоде не было. Наш защитник подпрыгнул, мяч попал ему в локоть... Ключникова, судившего ту игру, знаю еще по ростовскому интернату и сборной РСФСР. Он с первых минут начал нас прессовать. Когда же по стадиону объявили, что "Динамо" проигрывает "Сатурну", у меня, честно говоря, сразу плохие мысли появились. Не знаю, откуда в нашем футболе берутся эти негативные проявления - может, еще с советских времен? Я выступал в Австрии и Израиле, так там никто не смотрит на то, где ты играешь - дома или в гостях. У нас же почему-то считается, что судьи должны помогать хозяевам. Привезти три очка с выезда - сродни подвигу. Стоит ли потом удивляться, что у российских игроков отсутствует психология победителей?

- Перед ударом Гашкина вы долго не возвращались в ворота. Неужели действительно хотели уйти с поля?

- Всей командой. Шок, эмоции. .. Остановил Гаджиев, хотя сам был на взводе. Сказал, что команду могут дисквалифицировать.

- С Ключниковым после матча пообщались?

- Да, диалог был приличный. Он мне, кстати, потом еще более нелепый пенальти назначил, в Питере. Там вообще фол был со стороны соперника - он откровенно в меня врезался. Удивился, узнав, что Ключников недавно судил в Махачкале: после игры с "Торпедо" некоторые болельщики грозились его найти и поколотить.

ТРИ ГОДА С ЛОБАНОВСКИМ

- Об "Анжи" мы еще поговорим. Но давайте вернемся на 16 лет назад, когда вас пригласил в киевское "Динамо" Валерий Лобановский. О лучшем предложении в то время, наверное, сложно было и мечтать?

- Перспективы, вы правы, открывались заманчивые. Я с 84-го года привлекался в различные сборные - сначала в юношескую, потом, при Николаеве, в молодежку. Наконец Валерий Васильевич вызвал меня на сбор национальной команды в Симферополь. Впечатление на мэтра я произвел неплохое и через какое-то время получил приглашение в Москву на товарищескую встречу. Перед игрой Лобановский вызвал к себе в комнату: "Хочешь играть в сборной?" - "Конечно, хочу!" - "Тогда пиши заявление в "Динамо". Уровень "Нефтчи" ты перерос". Долго я не колебался.

- Из Баку уходили без скандала?

- Так я еще за год до этого мог перейти в минское "Динамо", но уговорили остаться. Когда же появился вариант с Киевом, сразу предупредил: доигрываю сезон и уезжаю. Да и как мне могли помешать? Машины у меня не было, квартиру сдал.

- Перед началом сезона-88 Лобановский, помнится, никак не мог сделать выбор между вами и Чановым. В первых турах вы защищали ворота по очереди, заставляя болельщиков теряться в догадках: кто же на самом деле в "Динамо" первый номер и кто, следовательно, поедет в июне дублером Дасаева на финал чемпионата Европы?

- К тому сезону я подошел в отличной форме. Зимой Лобановский взял меня в сборную третьим вратарем на сбор в Чокко. Пока Дасаев и Чанов целенаправленно готовились к товарищескому матчу с итальянцами, я провел шесть контрольных встреч с командами третьего дивизиона и получил хорошую игровую практику. Перед стартовой календарной игрой в Днепропетровске вызывает Лобановский: "Саша, готов? Не растеряешься?" - "Конечно, готов, Валерий Васильевич. Я, хоть и молодой, пятый год в высшей лиге". 0:0 сыграли. Потом с Донецком Лобановский ставит Чанова - 1:1. В следующем туре против "Черноморца" опять меня - 1:0... Все, словом, складывалось неплохо, пока не наступил злосчастный день матча со "Спартаком". Мы уступили принципиальному сопернику, я ошибся - и без объяснения причин загремел на скамейку. На несколько месяцев.

- Но за дубль-то играли?

- В том-то и дело, что нет. За дубль стоял Ковтун, которого наигрывали в молодежную сборную. По сути, у меня на неопределенный срок отняли любимое дело. Настроение было такое, что руки опускались. Ну не из тех я, кто стиснув зубы по полгода готов ждать своего шанса!

- Не пробовали поговорить с Лобановским?

- Пробовал. Даже просил отдать меня на полгода в Баку. Но он ни в какую: работай, доказывай, ошибется Чанов - верну в состав.

- Вернул?

- Там вот какая история получилась. Мы проиграли "Спартаку", причем Витя Чанов, что называется, не выручил. Подходит Пузач и начинает издалека: дескать, как самочувствие, как готовность? Ну, я сразу смекнул, что к чему. Побеседовали начистоту. Честно сказал, что после длительного простоя не в лучшей форме, но играть хочу. Задним числом думаю, зря тогда разоткровенничался. Называют состав - меня нет. Терпение лопнуло. С помощью знакомого юриста написал заявление об уходе. "Хорошо пишешь", - прочитав, сказал Лобановский. "Так жизнь заставляет, Валерий Васильевич". Опять обещания, уговоры... Остался. Но играл впоследствии нечасто.

ПРОГУЛ

- В конце 1990 года Лобановский уехал в Эмираты, а вместе с ним отправились в зарубежные клубы почти все лидеры "Динамо", включая Чанова. Вот, казалось бы, шанс...

- Я тоже так полагал, поэтому и отклонил уже, наверное, четвертое по счету предложение от Валентина Козьмича Иванова, который искал замену уезжавшему в Корею Сарычеву. В "Динамо" на первые роли вышли молодые ребята, атмосфера в коллективе нормальная - чего, думаю, срываться? Поначалу все шло неплохо. Провел оба матча на Кубок кубков против "Барсы": дома - 2:3, на выезде - 1:1. Могли даже в следующий круг выйти, у Юрана в Барселоне при счете 1:0 был момент. Но президент все равно остался доволен, поздравил с хорошей игрой, премировал. Ко мне никаких вопросов - сыграл удачно. Ну, думаю, в основе закрепился. И вдруг на следующий матч в Одессе ставят Кутепова. Как? Почему? Я за разъяснениями к Пузачу. "У нас два равноценных вратаря, - объясняет. - Будете играть по очереди".

- Но больше, если не ошибаюсь, за основной состав вы не играли?

- Да, только за дубль. А вскоре у руководителей клуба появился повод со мной расстаться. Нарушил режим - опоздал на сутки на базу. Нет, не подумайте ничего плохого. Сын защемил руку в телефонной будке, содрал ноготь, вот и пришлось задержаться. Пытался объясниться, но тщетно. Отчислили.

- Грустный, однако, у вас получился роман с "Динамо"...

- В Киеве не я один потерялся. Кто-то ломался психологически, кто-то не выдерживал нагрузок. Читал в "СЭ" интервью с Балем, так он тоже сказал, что в "Динамо" раскрылись далеко не все игроки.

- С Лобановским ваши пути позже пересекались?

- Да, просил его помочь в решении жилищного вопроса. Когда мы пришли в "Динамо" с Протасовым и Литовченко, им в первый же год дали ордер, а мне "притормозили" - жил все это время в служебной квартире. Когда же спохватился, что с женой и двумя детьми могу оказаться на улице, в клубе произошла смена власти. Обращался к Суркису, но он сказал, что футболиста Жидкова не знает. Поехал в Конча-Заспу к Виктору Васильевичу, который к тому времени уже вернулся из Эмиратов. "Рад бы тебе помочь, - сказал Лобановский. - Но я сейчас ничего не решаю: времена Щербицкого прошли". Спасибо жене, она очень настырный человек: прошла по всем инстанциям и нашла квартиру в нежилом фонде. Сначала прописались, а через пару лет получили и ордер.

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

- После ухода из киевского "Динамо" вы на долгое время исчезли из поля зрения болельщиков. Где "прятались"?

- Поехал в Винницу. Пробыл там что-то около двух месяцев, после чего отправился в австрийский "Медлинг" - позже этот клуб слился с "Адмирой Ваккер". Команду тогда тренировал знаменитый Кранкль, очень интересный человек. Но надолго в "Медлинге" не задержался - кто-то в клубе не поделил деньги, а крайними в итоге оказались мы с Андреем Калайчевым. Пришлось возвращаться домой, к пустым прилавкам. В стране разруха царила.

- А кто вас сосватал в Израиль?

- О, это забавная история. Прилетев из Австрии, встретился с руководителями "Нивы". Они честно признались, что серьезных условий мне создать не могут. Зато предложили вариант с Израилем: поезжай, говорят, в аэропорт, там тебя найдут и все объяснят. Приехал, жду - никого. Билет купил, можно сказать, на свой страх и риск. А тем же рейсом Витя Чанов с супругой Галей летели. Я к ним: дескать, если что, день у вас побуду, а потом улечу.

- Но квартировать у четы Чановых вам, видимо, не пришлось?

- Как ни странно, меня встретили. Так в мае 92-го я оказался в клубе "Цафририм", за который отыграл шесть с половиной лет. Звезд с неба не хватали, лучшим результатом, по-моему, было пятое место, но с заработком дело обстояло неплохо. Если не в футбольном, то в житейском плане годы, проведенные в Израиле, дали мне многое.

- В ведущие клубы не приглашали?

- Первый главный тренер, когда уходил в "Герцлию", хотел взять меня с собой. Но руководители клуба не отпустили, предложив более выгодный контракт.

- Иврит выучили?

- Нет, с языками я на "вы". А может, жизнь не заставила - в Израиле много русских, и мне вполне хватало своего круга общения.

КОМПЛИМЕНТ ГАДЖИЕВА

- Почему же, если все было так замечательно, вернулись в Россию?

- Так я же не собирался на Земле обетованной всю жизнь провести! Рано или поздно надо было определяться, что делать после завершения карьеры. Понимал, конечно, что в 34 года будет сложно найти на родине команду, но решил рискнуть. У "Цафририма" были передо мной задолженности, поэтому мы условились: я отказываюсь от половины суммы, а мне на руки выдают чистый трансфер. Приехал, обзвонил знакомых, "закинул удочки". Готов был даже поехать за свой счет на смотрины в нижегородский "Локомотив", где тренером вратарей работал Юра Перескоков, но появился вариант с "Анжи". Гаджи Гаджиева знал еще по "Нефтчи", он одно время консультировал команду. "У меня есть три вратаря, будешь четвертым. Доказывай, что лучше", - сказал Гаджи Муслимович. Меня это устроило, и за месяц до старта сезона я отбыл на сборы.

- И довольно быстро стали первым номером "Анжи", с которым сначала сенсационно шагнули в высший дивизион, а затем едва не добрались до пьедестала. В чем был феномен дагестанской команды?

- Не буду оригинален, если скажу, что нас не воспринимали всерьез. Ну, Махачкала и Махачкала... Богатых традиций у клуба не было, громких имен тоже, вот и считали его "калифом на час". Но надо, безусловно, отдать должное Гаджиеву, который сумел создать боеспособный коллектив.

- Между тем у вас с Гаджиевым периодически возникали какие-то трения, которые со временем переросли в "мыльную оперу".

- Было дело... (Улыбается.) Гаджиев постоянно твердил: "Пока играешь, должен совершенствоваться". У меня же по поводу собственных возможностей было другое мнение - считал, что в таком возрасте прибавить сложно. А потом это несуразное обвинение в сдаче игры с "Динамо", завершившейся 2:2... Гаджиев и президент клуба в вызывающе грубой форме отчитали меня, словно школяра. Но я же, простите, не мальчик, чтобы глотать такие упреки. Обиделся, конечно. Хотел сразу же уйти из команды, но не отдали трансфер. Самое удивительное, что, несмотря на все претензии, Гаджиев продолжал ставить меня в состав.

- Вы поиграли под руководством многих тренеров. Кто из них оставил в вашей памяти наиболее глубокий след?

- Несмотря ни на что, Лобановский и Гаджиев. Благодаря Валерию Васильевичу увидел мир, сыграл, пусть и в неофициальных матчах, за сборную. Да и вообще глупо отрицать, что Лобановский - великий тренер. Гаджиеву же благодарен за то, что он в меня поверил, дал шанс. Знаете, что сказал Гаджи Муслимович на последнем собрании? "Да, у Жидкова все-таки есть характер". За три года, что я провел в "Анжи", это был самый большой комплимент с его стороны.

СИБИРСКИЙ МИКРОКЛИМАТ

- Уже не первому вратарю задаю вопрос: между голкиперами может быть дружба?

- А почему нет? Все зависит от человека. И с Черчесовым, и с Подшиваловым, и с Кутеповым у нас были нормальные отношения. С Чановым тоже не конфликтовали, но дистанция все же чувствовалась. Что же до Армишева, то он ко мне, бывало, даже за советами обращался. Как-то, помню, спросил: почему, мол, у него нет невесты? С женской половиной, Сережа, говорю, общаться больше надо, с ребятами гулять. (Улыбается.)

- Как играется в "Томи"?

- Нормально. Коллектив хороший - многие ребята из Сибири, столичного гонора нет. То, что "Томь" идет в лидерах, во многом как раз следствие здорового микроклимата. Велика, разумеется, роль в наших успехах и Петракова, благодаря которому у команды есть свой игровой рисунок.

- Если "Томь" прорвется в премьер-лигу, может, передумаете и задержитесь в воротах еще на годик?

- Нет, пора сдавать полномочия. Во-первых, как уже говорил, тяжело переносить нагрузки, во-вторых, команде нужен перспективный вратарь, а не 40-летний, как я. Если и останусь в "Томи", то в той же роли, что Заур Хапов в "Локомотиве".

Сергей ИЛЬЕВ

Томск - Рязань

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...