Газета
24 июля 2000

24 июля 2000 | Футбол

ФУТБОЛ

Анатолий ПОЛОСИН

СПЕЦ ПО ЭКСТРЕМАЛЬНОМУ ФУТБОЛУ

Анатолий ПОЛОСИН (1935 - 1997).

Начал играть в Москве. Выступал за клубные команды "Динамо", ГЦОЛИФКа (1954 - 1958) и "Шахтера" из Караганды (1959 - 1962).

Тренерскую карьеру начал в Темиртау (1963 - 1968), где работал тренером и старшим тренером местного "Металлурга".

Работал с командами 5 союзных республик и 3 государств. Пять лет возглавлял национальную сборную Индонезии (1989- 1995).

В качестве главного тренера клуба высшего дивизиона дебютировал в 1972 году в львовских "Карпатах". Затем возглавлял "Таврию"-81, СКА Р/Д-85, "Черноморец"-88, "Шинник"-97. Руководил командами первой лиги "Нистру" (1975 - 1978, 1985), ашхабадским "Строителем" (1979), "Таврией" (1980), одесским "Черноморцем" (1987), "Факелом" (1989), "Шинником" (1996).

Работал с клубами второй лиги целиноградским "Целинником" (1979), "Ростсельмашем" (1983, 1984), "Таврией" (1986), "Факелом" (1988, тренер-консультант), тульским "Арсеналом" (1995). В общей сложности 6 лет был помощником главного тренера в Караганде, Львове и Кишиневе.

Шесть раз выводил свои команды в более высокую лигу.

Заслуженный тренер по футболу Украины (1980) и Молдавии (1982).

Нынешним летом ему исполнилось бы 65. Увы, Полосина с нами уже нет. Он умер 11 сентября 97-го - на рабочем месте, будучи наставником "Шинника". Не выдержало сердце. 34 года непрерывной тренерской деятельности - нагрузка непомерная.

Заслуженный тренер Украины и Молдавии, он не успел получить такое же звание в России. Здесь москвич Анатолий Полосин работал недолго. В общей сложности 6 с половиной лет из тех самых 34.

О нем и сегодня вспоминают часто. Называют одним из самых недооцененных тренеров в нашем футболе. Удивляются тому, что его жизнь чуть не сплошь состояла из экстремальных ситуаций и сверхзадач. И приходят к выводу: с таким грузом долго не живут.

РАЗГОВОР В САМОЛЕТЕ

Апрель 1997-го. Набережные Челны. "КАМАЗ" - "Шинник". Слякотно и неуютно. Час назад камазовец Евгений Варламов сделал хет-трик - первый в сезоне-97 и свой первый в карьере. Беньяминас Зелькявичюс как-то виновато жмет руку своему коллеге и желает ему всего лучшего. Лицо главного тренера "Шинника" непроницаемо. Он суховато благодарит своего давнего знакомого и садится в автобус, который везет его команду в аэропорт Бегишево. Там волжан, проигравших уже третий матч из 4, ждет самолет.

Полосин, насупившись, молчит, но минут через 15 сам заводит разговор с корреспондентом "СЭ". Я, как могу, стараюсь улучшить настроение мэтра. Вспоминаю "Таврию"-80, работа с которой принесла Полосину первое звание заслуженного. Шучу по поводу доплаты к ставке тренера, появившейся вместе с титулом. Полосин улыбается.

До Внукова, где должен приземлиться Як-40 с "Шинником" на борту, почти два часа лета. Полосин рассказывает про Караганду и Темиртау, где он начал тренировать, про московское "Динамо" и про команду ГЦОЛИФКа, в которой играл в страшно далекие 50-е...

Во Внукове, крепко пожав мне руку, он предлагает встретиться еще раз. "Дома, за кофе и альбомами поговорим обстоятельно. С супругой заодно познакомитесь. Удивительная женщина. Это даже не жена военного, а куда более закаленная дама. Мой начальник тыла".

Увы, встретиться нам больше не удастся. Полосину помешают проблемы с сердцем, вынудившие по ходу сезона лечь в больницу, мне - частые поездки, маршруты которых чаще всего пролегали далеко от Москвы.

12 сентября того года, позвонив утром президенту "Шинника", я узнал, что Анатолия Полосина не стало. Время летит быстро - со дня его смерти сначала прошли месяцы, потом годы. Недавно, набравшись храбрости, я обратился к вдове тренера Элеоноре Николаевне. Попросил разрешения написать о муже. Она не возражала.

ИНДОНЕЗИЯ

- Я вам буду благодарна, сказала Элеонора Николаевна. - О Толе при жизни мало писали. Он ведь работал на периферии, в командах, которые были далеки от большого по союзным меркам футбола. Я с ним везде побывала. Даже в Индонезии. Он там очень долго работал. Едва ли не самая долгая командировка - 5 с лишним лет. Обычно пару лет тратил на создание команды, а тут целых 5!

- Говорят, его туда пригласил сам генерал Сухарто, тогдашний глава страны.

- Я не знаю. Может, и так. С Сухарто он не раз встречался. Работал там муж с Володей Юриным, который ему помогал. Они индонезийскую сборную в число лидеров региона вывели, сделали чемпионом АСЕАН это союз государств Юго-Восточной Азии. Его уважали и ценили. Уехали мы только из-за желания Толи работать в российском футболе. Он считал, что если сейчас не приехать, то скоро будет поздно. Боялся отстать. Как всегда...

- Он там не заболел чем-то, что позже отразилось на сердце?

- Нет, в Индонезии все как раз было хорошо. Наверное, это был самый удачный и спокойный период его тренерской жизни. Почти беззаботный. Смотря, конечно, с чем сравнивать. Я, к сожалению, спокойных лет почти не помню. Всегда задачи, нервы, стрессы. Знаете, он ведь себя пожарной лошадью называл. Говорил, что вечно зовут тушить, спасать... И он впрягался в страшно тяжелый воз. А еще Анатолий Федорович шутил, что в Индонезии ему надоело загорать. В общем, в марте 95-го он принял тульский "Арсенал". 6-е место в Центральной зоне второй лиги не устроило ни его, ни амбициозных руководителей "Арсенала". Там, в Туле, он заболел. Простыл, это и дало осложнение на сердце. Да еще переживал сильно, что не все удается.

Впрочем, без перегрузок Полосин просто не умел жить. Себя он ругал лишь за излишнюю сдержанность. Всегда ставил в пример Семина и Газзаева, которые свои переживания открыто выплескивают в ходе матчей. "Дольше проживут", абсолютно серьезно говорил по этому поводу. Сам же весь матч сидел спокойно, даже не раскачивался, как Лобановский. "Молодец, Валера, нашел себе антидепрессант. Бегать к бровке считает несолидным, сигареты не уважает, вот и раскачивается", хвалил Полосин. Сам же все держал в себе.

ВОРОНЕЖ

Валерий Нененко - наверное, самый талантливый ученик Полосина.

- Это Анатолий Федорович позвал меня в "Факел", вспоминает нынешний главный тренер воронежской команды. - Я еще слушателем ВШТ был, а уже тренировал. Меня и Газзаева отпустили работать в клубы, дав возможность доучиваться экстерном. Полосин помог. Кто ему меня порекомендовал, не знаю, но это мое счастье, что судьба свела с таким человеком. Многое дал. Общая культура у него была крайне высокой, знания - глубокими, а манеры сделали бы честь любому. Интеллигент.

- Считаете его своим учителем?

- Несомненно. Везде и всегда так его называю. Потом почерпнул еще многое от Новикова, который школу Бескова прошел, и у меня получился некий сплав. Полосин все же больше к киевской школе тяготел. На сборах гонял игроков страшно. Тогда аппаратуры не было, все на глазок. Это, считаю, ему мешало себя полностью проявить и здоровья много отняло. Иногда угадывал с подготовкой, на пик команду выводил прямо к началу сезона, и тогда она, как "Черноморец" в 87-м, всех несла по кочкам - только пыль столбом. А иногда промахивался. В той же Одессе годом позже - 5 поражений подряд на старте, гипертонический криз, отставка...

- Какое у вас самое яркое впечатление от работы с Полосиным?

- Кросс. Я ему в Туле помогал, когда он в Россию вернулся. Уже в возрасте был, но надевал костюм тренировочный и бежал. Тяжело, через силу, однако наравне с игроками. Закалка старая... А еще его отношение к молодежи запомнилось. Я пришел в "Факел" совсем без опыта. "Ты учишься? - спрашивает. - Значит, академиком у нас будешь, всю науку и цифры на себя берешь. Не тушуйся, спрашивай, если что..." Так я и начал. Футболистов Полосин много открыл. При нем заиграли в "Нистру" Мацюра, Софроненко, Дубровин, Чебану. У нас - Карпин и Морозовы, Елышев. В Одессе - Третьяк, Процюк. В "Таврии" - Причиненко...

В декабре прошлого года Воронеж праздновал выход в высший дивизион. В зале среди почетных гостей была жена Полосина. Ее встречали, как родную. Элеоноре Николаевне такой праздник был не в новинку. Ведь когда-то ее муж, согласившись занять пост тренера-консультанта "Факела"88, вернул команду в первую лигу.

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

Тогда, 12 лет назад, Полосин в очередной раз взял реванш у судьбы. Реванш был в его стиле - блестящий. Воронежцы выиграли зональный турнир и сумели одолеть конкурентов в переходных матчах. Это отчасти смягчило фиаско в Одессе. В мае Полосину пришлось уйти из команды, которую он годом раньше вылепил своими руками и вместе с которой установил рекорд, не побитый в первой лиге и поныне: от третьего призера одесситы оторвались на 18 - в пересчете на нынешнюю систему - очков! Он вернул "Черноморец" в элиту за год и наверняка рассчитывал, что уж на этот раз все будет иначе. Лучше, чем обычно.

Поразительно, но в высшей лиге карьера у него не сложилась. Талантище, он постоянно терпел неудачи. Сначала - во Львове в начале 70-х, но Полосин тогда был начинающим тренером, и мог наломать дров. Однако в Одессе, а до этого в Симферополе и Ростове он "подрывался" без видимых причин.

Но - не сдавался. Вылетев с "Таврией" из высшей лиги, он полгода приводил нервы и здоровье в порядок. Затем по зову своего приятеля Леонида Шевченко, который ныне является шефом российских судей, поехал в Кишинев. Вроде бы вторым тренером. На деле же - на равных с главным. Осенью стал заслуженным тренером Молдавии. "Нистру" - в высшей лиге.

В 85-м, когда уволили из ростовского СКА, он снова поехал в Кишинев. Это был его самый любимый город после Москвы. "Нистру" тогда прочно обосновался на последнем месте в первой лиге, а спустя три месяца на финише кишиневцы опередили "Крылья Советов" благодаря лимиту ничьих, везению и Полосину. У кишиневцев оказалось больше побед при равенстве очков.

А вот в высшей лиге - все не так. Остров невезения какой-то. Странно, но при нем "Шинник" не блистал, а потом взял и финишировал четвертым. В зале, где чествовали ярославцев, вновь присутствовала Элеонора Николаевна. Плакала...

Сам Полосин логического объяснения этому не искал, не жаловался, не просил. У судьбы - милости, у начальников - еще одного шанса. Переживал про себя, такой уж был характер. Впрочем, без него не стать бы уроженцу Ташкента, сыну военного тем, кем он стал.

КАЗАХСТАН

Великий Игорь Волчок считает, что Полосин был человек-кремень. Игорю Семеновичу виднее. Его команды "Локомотив", "Кайрат" не раз пересекались с "Нистру", "Таврией", "Черноморцем" Полосина. На сборах, в чемпионате. Оба, кстати, начинали свои карьеры в Казахстане.

Темиртау - столица края открытых карьеров. Не самое уютное место. Местный "Металлург" 31-летний Полосин принял, когда тот был участником чемпионата Казахской ССР. Прошло три года, и Темиртау был представлен уже в союзном чемпионате. 5-е, 3-е места - и Полосина забирают в Караганду. Вторым тренером.

Вызов в "Шахтер" он воспринял как повышение в классе и творческую командировку. "Учился", - так он охарактеризовал тот этап своей тренерской биографии. Учился долго и терпеливо. Караганда, которая с новым вторым тренером стала второй в зональном турнире 2-й группы класса "А", получив путевку в едва созданную первую лигу, вскоре сменилась Львовом, а потом Кишиневом. Любопытно, правда? Обычно зовут главных тренеров, а тут ассистента...

По-настоящему главным Полосин стал в Молдавии. Годом раньше пережил с "Нистру" вылет из высшей лиги, будучи вторым. Говорил, что просто почувствовал: пора, он может и знает, что справится. Правда, специалистом-экстремальщиком тогда себя отнюдь не считал. Мол, это нормально, что его зовут туда, где сложно: "Не отказывать же людям. Тем более что мне это интересно".

МОСКВА

Квартиру, в которой Полосин долго жил с семьей, Элеонора Николаевна продала. Слишком многое напоминало в ней об ушедшем муже, так ни разу и не поработавшем в городе, который любил и в котором жил. С Москвой у него роман не получился. Он считал себя провинциальным тренером и не стыдился этого. Утверждал, что у каждого свой удел и своя судьба. Своей судьбой был доволен.

Еще бы. Каждой команде, в которой он поработал хотя бы сезон, Полосин дал очень многое. "Ростсельмаш", который он возглавлял два года, превратился в коллектив со своим неповторимым игровым почерком. Полосин, правда, недотерпел, принял приглашение заклятых "друзей" из СКА. Высшая лига все же... А "Сельмаш", выпестованный им и переданный Валерию Синау, осенью вышел в первую лигу, где тоже навел шороху. Еще была Тула, где именно его "разъяснительная работа" с руководством привела к появлению у клуба современного стадиона, добротной базы и фарм-клуба...

Лишь Симферополь оказался заколдованным городом. Созданная Полосиным команда после первого круга чемпионата 1981 года шла 9-й в высшей лиге. Крымчан хвалили, называли открытием сезона и прочили им большое будущее. Но после одной из домашних игр автомобиль с лидерами команды перевернулся на трассе Симферополь Алушта. Вскоре "Таврия" начала проигрывать, а Полосин едва не положил на стол партбилет - "за развал воспитательной работы". На деле же он просто доверял игрокам. Считал их профессионалами.

Уберечь команду от разборок и давления сверху ему не удалось. Семь поражений подряд отправили крымчан в первую лигу. В 86-м он вернется. Вытаскивать "Таврию" из трясины второй лиги. Летом его команда будет лидировать, опережая "Зарю" из Ворошиловграда на 4 очка. Однако этот клуб, в котором тогда начинал карьеру Сергей Юран, второй этап проведет на одном дыхании и в итоге обгонит крымчан на очко. Полосин подаст в отставку. А через год в привычном для себя стиле во второй раз за карьеру выиграет турнир в первой лиге. С "Черноморцем"...

Всякий раз он приезжал в Москву, собираясь отдохнуть, подлечиться, оглянуться.

- Алло, Анатолий Федорович, это вас из Энска беспокоят. Председатель облспорткомитета. Мы тут посовещались с руководством и решили, что надо вас звать, - пора нашу команду поднимать наверх. Есть такое желание. Да, серьезное. Правда, правда, приезжайте, мы вас ждем. Первый секретарь с вами очень хочет побеседовать. Летите? Записывайте рейсы...

Его уже нет, но осталась память. Помнят в Воронеже, Одессе, Ярославле, Ростове и даже, уверен, в Джакарте. Не могут не помнить.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...