Газета
11 июля 1997

11 июля 1997 | Футбол

ФУТБОЛ

Хорхе ВАЛЬДАНО

ХОЧУ ВЕРНУТЬ РОМАРИО В "ВАЛЕНСИЮ"

Счастливый случай свел нас с Хорхе Вальдано как постояльцев одного отеля. С той только разницей, что он жил в "Валенсии Палас" уже полгода, а я - лишь пять дней. И именно на исходе пятого по предварительной договоренности мы встретились в холле на первом этаже и в течение двух часов беседовали о футболе.

- Вы настолько интересный рассказчик, что придется поделить гонорар пополам, - подвел я черту нашему разговору.

- В таком случае, поделим его на троих - вы же забыли о переводчике, - улыбнулся Вальдано и кивнула сторону Валерия Карпина, для которого, кстати, как мне показалось, в этот вечер 42-летний тренер "Валенсии" открылся заново.

-Почему вы решили в середине сезона встать у руля команды, дела которой обстояли не слишком благополучно?

- Это решение я принимал больше сердцем, чем головой. Душа рвалась к работе, по которой я очень соскучился. И когда руководство "Валенсии" приняло мое главное условие - я дал согласие.

-А в чем оно заключалось?

- Я хотел, чтобы со мной подписали трехлетний контракт. Ведь мне давно уже не приходилось трудиться в команде, созданной другим тренером. Но я предпочел взять "Валенсию" в разгар чемпионата, чтобы к его завершению иметь полное представление о команде, о ее игроках, о самом клубе и, опираясь на эту информацию, к следующему сезону делать свою команду.

-Значит, вам дали стопроцентную гарантию, что к следующему сезону "Валенсию" будете готовить именно вы?

- При подписании контракта мне сказали, что первые шесть месяцев я могу потратить на знакомство с командой. И результат вроде бы особого значения иметь не будет. Но я прекрасно понимал, что президента клуба и его помощников будет волновать исход любого матча. И потому сильно рисковал, когда принимал "Валенсию" в том виде, в каком она была.

-Неужели у "Валенсии" был такой неприглядный вид?

- Нет, я знал, что "Валенсия" - хорошая команда, и в первые же дни работы сам убедился в этом. Но в "Валенсии" было очень много травмированных игроков, и еще в мае не могли играть Камараса и Поятос. До сих пор нет в моем распоряжении и Ромарио, которого мне обещали вернуть из "Фламенго". И потому лишь в весенних матчах, да и то не во всех, мы доказали, что в принципе можем бороться за самые высокие места в чемпионате. Только, разумеется, не в нынешнем, где слишком много потеряли очков. Но, чтобы в будущем составить конкуренцию ведущим клубам, - придется все-таки делать в команде революцию.

-Что это значит?

- Клуб вынужден будет приобретать целую группу новых игроков. В прошлом году "Валенсия" при комплектовании не воспользовалась благоприятной ситуацией, которая возникла после вердикта по делу Босмана. Другие же большие клубы не теряли времени даром и приобрели массу отличных футболистов. И теперь при создавшемся дефиците каждый игрок, который что-то собой представляет, будет стоить гораздо дороже, чем год назад.

-Вы упомянули о том, что хотели вернуть в команду Ромарио, от которого без особого сожаления освободился ваш предшественник Луис Аргонес. У вас до сих пор не пропало это желание?

- Нет. А почему оно должно пропасть?

-Потому что существует мнение, что у Ромарио несносный характер. Вы полагаете, что найдете с ним общий язык как латиноамериканец с латиноамериканцем?

- Я - аргентинец, а Ромарио - бразилец. На американском континенте, если иметь в виду футбол, нет более злейших врагов, чем Бразилия и Аргентина.

-Так это обстоятельство усугубляет ситуацию?

- Несколько осложняет ее. Но надо попытаться понять, что произошло с Ромарио в "Валенсии". Иначе - просто понять самого Ромарио.

-Так что же с ним могло произойти?

- Ромарио оказался под пристальным вниманием болельщиков и журналистов, которые контролировали каждый его шаг (в этом смысле эта история очень похожа на историю ухода Марадоны из "Наполи"). Вы не хуже меня знаете, что если в газете будет опубликовано: "Ромарио вовремя пришел на тренировку и нормально тренировался", то это никому не интересно. Но если в газете промелькнет информация о том, что бразилец опоздал на тренировку или на ужин, - ее раскупят в один миг. Да, стоило Ромарио совершить мало-мальски недисциплинированный поступок - о нем уже вечером из телевизионных новостей знала вся Испания. Постоянно находиться под таким прессом невозможно. Ведь Ромарио такой же человек, как мы с вами.

-И все же он требует к себе, по всей вероятности, какого-то иного подхода, чем остальные игроки.

- К игрокам надо подходить дифференцированно. К вратарям не так, как к защитникам, к защитникам - не так, как к форвардам. Ну а такие одаренные и неординарные личности, как Ромарио, которые появляются на свет далеко не каждый год, - стоят особняком. Конечно, проще всего прощаться с таким игроком, дескать, ты не устраиваешь меня, тренера, по человеческим качествам. И гораздо сложнее развернуть Ромарио на 180 градусов лицом к команде, сделать так, чтобы он проникся ее интересами и жил ими.

-Вы чувствуете, что в состоянии сделать это?

- В одиночку - нет. С помощью команды - да.

-Вы готовы закрывать глаза на причуды бразильца? Не захотел тренироваться столько, сколько все, - иди отдыхай. А остальные будут продолжать носиться по полю под палящими лучами солнца.

- Ромарио лучше всех знает, сколько ему надо тренироваться, чтобы быть в хорошей форме. Но я уверен, что и к моим советам он прислушается. И, если я порекомендую бразильцу сегодня поработать чуть больше, чем вчера, он не покинет газон и полностью выполнит намеченную для него программу.

-Вы не боитесь, что так или иначе можете попасть в зависимость от звезды?

- Нет, это мне не грозит. Я могу даже публично признаться, что для меня, как для тренера, будет большая честь руководить командой, в которой играет Ромарио. Я и в бытность свою игроком умел, к счастью, ценить таланты и в свое время не раз говорил о том, что счастлив выходить на поле вместе с Марадоной в полосатых футболках национальной сборной Аргентины.

-Вот уже много лет все, кому не лень, копаются в личной жизни Марадоны и чаще всего негативно оценивают его поступки. Вы разделяете точку зрения тех, кто относит Марадону к отрицательным персонажам?

- Не разделяю, потому что, как правило, точка зрения большинства поверхностна. В действительности жизнь Марадоны - это его личная драма. Все человечество ему завидовало, а он завидовал всему человечеству. Все хотели жить, как Марадона, а он хотел жить, как все. Он хотел вставать в восемь утра и вести, своих детей в школу. На обратном пути зайти в магазин за продуктами, а вечером прогуляться вместе с женой и детьми по улице или поужинать в ресторане.

Но Марадона давным-давно был лишен возможности спокойного пребывания на людях. Он вынужден был жить в своем мире, далеком от реального и потому вовсе не похожем на тот, в котором живем мы. Мир этот был ограничен жесткими рамками. Психологический груз, свалившийся на его плечи, был неимоверно тяжелым. Он старался выдержать его, и поначалу это у него получалось. Но так долго продолжаться не могло. И общими усилиями мы добились того, что Марадона стал именно таким, каким он стал.

-Вы сначала сказали, что у Марадоны личная драма, а теперь утверждаете, что в этом повинны другие люди.

- Я никого не обвиняю, но по отношению к Марадоне люди допустили серьезную ошибку. Он был их идолом в футболе. А человечество хотело, требовало, чтобы Марадона был его идолом во всем. Марадоне же за пределами прямоугольника зеленого поля эта роль была не под силу.

Но кто об этом задумывался? Похоже, никто. И потому все продолжали требовать от Марадоны гораздо большего, чем он мог дать. В конце концов это и обернулось человеческой трагедией, а точнее, трагедией одного человека.

-А как Марадона уживался с партнерами?

- Прекрасно. Я был с ним на двух чемпионатах мира - в Испании в 1982 году и в Мексике в 1986-м. И ни разу между нами - Марадоной и остальными игроками - не возникло ни одной конфликтной ситуации. И только по одной причине: мы воспринимали Марадону именно таким, какой он есть.

И благодаря этому в Мексике аргентинская сборная, состоявшая из 20 нормальных и одного ненормального, то бить не похожего на всех нас, человека, выиграла золотые медали. Да, Марадону на протяжении едва ли не всей его карьеры нужно было либо воспринимать таким, каким он был, либо убирать из команды. Но ни один тренер не мог себе позволить такую роскошь: отказаться от услуг Марадоны в те годы, когда он был в порядке и мог творить чудеса.

-Но мне кажется, все это осталось, к нашему величайшему сожалению, в прошлом. И сегодня Марадона как футболист уже закончился...

- Я бы не был столь категоричным, хотя, конечно, от Марадоны в его теперешнем состоянии нельзя ждать того, что он демонстрировал еще вчера.

-Ну а если вернуться в день вчерашний, то какой гол в очень важном матче вы забили с подачи Марадоны или же, наоборот, ассистировали ему?

- Надо ли говорить, насколько важным был для аргентинской сборной матч с англичанами в Мексике - четвертьфинал мирового чемпионата. Марадона забил в нем два мяча: первый - на 51-й минуте с помощью руки Божьей, второй - с помощью Божьей ноги. На 55-й минуте он подхватил мяч в центре поля, двинулся в сторону ворот соперника, обыграл по пути, как минимум, полкоманды и аккуратно уложил мяч в сетку.

-Это был потрясающий гол, и я отлично помню его. Но разве вы имели к нему какое-то отношение?

- Самое непосредственное, Я вытащил мяч из сетки английских ворот. Если бы я этого не сделал - по-моему, игра долго бы не возобновилась: британцы пребывали в шоке.

Впрочем, был еще один игрок, который, как и я, считает себя причастным к голу. Это Энрике, который в середине поля отбросил мяч Марадоне. Энрике, когда мы мылись в душе после матча, без ложной скромности так и заявил: "Диего, я отдал тебе такой пас, с которого невозможно было бы не забить". Все ребята едва не умерли от смеха. Ведь на самом деле ни один из десяти аргентинских игроков, находившихся в это время на поле, не говоря уже о тренере, не имели к голу абсолютно никакого отношения. Это был даже не гол Марадоны, а произведение искусства, созданное им. Я даже посчитал для себя невозможным подбежать к Марадоне и заключить его в свои объятия.

-Надеюсь, Марадона этого не заметил и на вас не обиделся?

- Он не заметил, естественно, кто поздравил его с голом, а кто нет. Но оказалось, что Марадона постоянно держал меня в поле зрения, когда шел с мячом к воротам англичан. "Я все время искал шанс, чтобы переправить тебе, Хорхе, мяч на дальнюю штангу, признался мне уже в автобусе по дороге в отель со стадиона Марадона. - Но ты был плотно прикрыт защитниками, и я не рискнул сделать передачу".

-Я чувствую, что вы можете часами с восхищением рассказывать о Марадоне. А мне бы еще хотелось поближе познакомиться с Вальдано. Я видел немало ваших матчей: за мадридский "Реал", за сборную Аргентины. 15 лет назад на стадионе "Эспаньол" в Барселоне я был одним из свидетелей, как вы вместе с партнерами отчаянно сражались в четвертьфинальных матчах с итальянцами и бразильцами. Интересно, когда вы были действующим футболистом, то уже задумывались о том, что продолжите жизнь в футболе в качестве тренера?

- Задумывался, и очень серьезно. И, когда почувствовал, что моя карьера футболиста близится к завершению, поступил на специальные курсы, получил диплом, дававший право на тренерскую деятельность. Однако прежде чем стать тренером, я попробовал себя в роли комментатора на испанском телевидении. Получалось вроде бы неплохо. Но вот беда: комментаторская кабина находилась на самом верху под козырьком стадиона, а меня с каждым днем все сильнее и сильнее тянуло вниз - на скамейку, где располагались тренеры и запасные игроки. И вот наступил момент, когда я совершил прыжок с галерки и приземлился у самой кромки поля. Так в один прекрасный день на одного комментатора стало меньше. Зато больше на одного тренера.

-На тренера, больше похожего на Луиса Менотти или на Карлоса Билардо?

- Мне всегда и во всем хотелось быть похожим на самого себя.

-Но в сборной Аргентины вы играли и у Менотти, и у Билардо. И я не думаю, что общение с такими великими тренерами прошло для вас бесследно. Кто из них оказал на вас наибольшее влияние?

- Хотя в Испании с Менотти мы заняли двенадцатое место, а в Мексике с Билардо первое, тренерские идеи Менотти, его взгляды на футбол и на игроков мне гораздо ближе.

Когда мы слушали установку Менотти на игру, то ощущали какой-то необыкновенный прилив сил. Тренер заряжал футболистов своей энергией, и этот эмоциональный заряд не покидал нас все 90 минут.

-Вам как тренеру удавалось нечто подобное?

- Мне трудно об этом судить, но я стараюсь, чтобы мои установки на игру не были однообразными и монотонными. Я вкладываю в слова душу и сердце. И надеюсь, что они оседают в душах игроков. Я убежден: эмоциональный настрой в профессиональном футболе все чаще и чаще играет решающую роль в исходе матча.

-Однако я не представляю, как можно настроить одиннадцать человек на серьезную работу, если десятки тысяч людей, обитающих по соседству, отдыхают на полную катушку.

- Если вы имеете в виду работу на Тенерифе, то у меня там была непростая жизнь. Во-первых, как вы верно подметили, кругом профессиональные отдыхающие. Во вторых, летать приходилось столько, сколько я не летал никогда. Но зато на острове едва ли не все 365 дней в году были теплыми и солнечными. И сама погода как бы приглашала тебя поиграть в футбол.

-Все это замечательно, но вы пришли в "Тенерифе", не имея за плечами никакого тренерского опыта.

- Совершенно никакого! И был польщен тем, что меня, никогда не тренировавшего даже детей или юношей, сразу пригласили в клуб первого дивизиона. И все бы ничего, если бы до конца чемпионата не оставалось восемь туров, а команда не боролась за выживание. До моего прихода "Тенерифе" проиграл пять матчей кряду. И я не спал ночами, ломая голову над тем, как реанимировать игроков и команду. В конце концов общими усилиями нам это удалось: мы не свалились в пропасть. И это был самый ценный опыт, который я когда-либо приобрел как тренер.

-Впоследствии с вашей помощью "Тенерифе" впервые за всю историю клуба вошел в число участников Кубка УЕФА. И с тех пор команда твердо стоит на ногах.

- Это не случайно. Я сумел привить "Тенерифе" определенный стиль игры. И, когда ушел, на мое место подыскали специалиста, который мог работать в том же ключе, что и я. Обычно такое бывает редко. Гораздо чаще на вакантное место тренера приглашают коллегу, добившегося в последнее время каких-то значительных успехов. И хотя его прежняя команда играла в совершенно другой футбол - для президента это ровным счетом ничего не значит. Игроков начинают переучивать, а для них это самое страшное. Для них и для команды, которая очень быстро теряет свое лицо.

-Ну а каково лицо команды Вальдано? Например, если мяч у соперника, как вы станете обороняться?

- Я предпочитаю зонный метод с диагональной подстраховкой (только не путайте с английской игрой в линию). В середине же поля жесткий прессинг. Защитники тем временем двигаются вперед и оттесняют таким образом форвардов соперника подальше от нашей штрафной площади.

-А если мяч у вашей команды?

- Та команда, у которой мяч, - хозяин игры. Ведь она диктует свои условия. И уверяю вас, что защищаться вдесятером намного тяжелее, чем вдесятером атаковать: и психологически устаете, и сил расходуете больше. А мячом больше владеет та команда, у которой лучше исполнители. Вы можете сделать величайшее открытие в тактике, придумать какую-то новую схему, но если у вас нет под нее соответствующих исполнителей, то потерпите фиаско.

Поверьте мне на слово: один хороший игрок лучше десяти хороших тренерских идей, ведь судьба матча решается на поле, где главные действующие лица - футболисты.

-В таком случае у тренера, работающего в мадридском "Реале", куда меньше проблем, чем у его коллеги из "Тенерифе".

- Согласен. И, как тренер, я гораздо больше сделал для "Тенерифе", чем для "Реала". Я спас островитян от вылета во второй дивизион, и уже в следующем сезоне, как вы помните, команда попала в зону УЕФА. Это был для "Тенерифе" необычайный успех. И я получил от проделанной работы огромное удовлетворение.

-И вы хотите сказать, что вовсе не получили его, когда привели "Реал" к чемпионскому званию?

- Получил. Но оно было несравненно меньшим, чем в "Тенерифе". Ведь "Реал" и до меня двадцать пять раз был чемпионом Испании, и после меня наверняка еще сто раз выиграет этот титул. Значит, ничего сверхъестественного я в Мадриде не добился. Правда, в сезоне, предшествующем моему приходу, "Реал" занял четвертое место, но затем клуб укрепился, купив аргентинца Редондо, а Микаэль Лаудруп, Кике Флорес, Амависка и Рауль достались мадридцам почти бесплатно. Так, не затратив больших денег, "Реал" стал чемпионом Испании 1995 года.

-Когда вы испытали больше радости - когда стали чемпионом в составе "Реала" как игрок или когда привели игроков королевского клуба как тренер на верхнюю ступень пьедестала?

- Тренеру не дано испытать ту радость, какую испытывает игрок. И в том случае, когда игрок забивает гол, и во всех остальных.

-Чем объяснить, что уже в следующем сезоне "Реал" залихорадило и вы вынуждены были подать в отставку?

- Когда команда выигрывает, руководство клуба уверено, что менять ничего не надо. Вот если бы проиграла другое дело. Это ошибка. "Реал" после победы в чемпионате нуждался в новых игроках. Меня же в этом вопросе не поддержали, считая, что чемпионский состав менять не стоит. Но обратите внимание, что сейчас только пять футболистов остались от того состава - Алькорта, Амависка, Йеро, Редондо и Рауль. Теперь, конечно, смешно об этом вспоминать, но мои взгляды с руководителями клуба разнились именно в отношении их. Мне говорили, что Йеро должен играть в полузащите, а я был убежден, что в защите, где он и нынче играет. Мне говорили, что Редондо - не игрок для мадридского "Реала", а он в этом году всем продемонстрировал свой класс. И, наконец, Рауля вообще в клубе не воспринимали всерьез, считая, что он по своему уровню - футболист второго или третьего дивизиона. Сегодня эти игроки в "Реале" на первых ролях. Так кто же был прав?

Впрочем, в те дни жаркие дискуссии разгорались не только по поводу футболистов. Между президентом "Реала" Рамоном Мендосой и вице-президентом Лоренсо Сансом развернулась настоящая война за президентское кресло.

-Эту войну выиграл Лоренсо, вы покинули команду, а Йеро, Редондо и Рауль, чьи интересы вы отстаивали, остались в ней и достойно представляют "Реал" по сей день. Что творилось у вас на душе, когда вы превратились в безработного тренера?

- Я ничего не мог понять: еще вчера я был преуспевающим тренером, сделавшим "Тенерифе" крепким клубом, а "Реал" - чемпионом, а сегодня мне указали на дверь. В душе была какая-то пустота. Но время - всему лекарство. И, успокоившись, я пришел к выводу: да мне просто необходима пауза в тренерской карьере, чтобы, оглянувшись назад, все осмыслить, все разложить по полочкам.

-И вы день за днем с утра до вечера раскладывали по полочкам свою жизнь в футболе?

- Ну что вы! Я бы от этого занятия сошел с ума. Слава Богу, что кроме футбола у меня есть еще одно увлечение журналистика. Телевизионная, но в большей степени газетная. Даже сейчас, когда я тренирую "Валенсию", у меня есть своя еженедельная колонка в "Пайсе" - самой многотиражной газете Испании.

-Так вы могли бы и книгу написать.

- Одну книгу я уже написал. И она издана. Туда вошли мои газетные и журнальные публикации, в частности "Тетрадь чемпионата Европы в Англии" и "Олимпийская тетрадь-96" с комментариями журналистов. И получился живой разговор нескольких людей о футболе. Я вообще могу подолгу говорить на эту тему. Мои друзья - художники, писатели, актеры, композиторы, модельеры - могут вам это подтвердить. После таких бесед в голову приходят интересные мысли. Например, сколько замечательных произведений о футболе написано испанскими и латиноамериканскими писателями? Я собрал лучшие из них, прибавил к ним свой рассказ, написал предисловие, и получилась книга "Новеллы о футболе". Если когда-нибудь она будет переиздаваться, то я непременно включу еще одну свою новеллу под условным названием "Мои проводы из мадридского "Реала"...

-...где вы опишете все печальные подробности своего ухода из "королевского клуба"?

- Не угадали. Наоборот, это будет вовсе не грустная, а веселая история о том, как я собрал у себя в доме друзей - человек 50, не меньше - на ужин, который затянулся до пяти утра. Я долго и терпеливо наблюдал, как мои гости плясали, пели, громко, наперебой шутили и рассказывали анекдоты. Наконец я не выдержал и закричал: "Друзья, вы что так развеселились? Вы, наверное, забыли, по какому поводу мы здесь собрались, - меня же вчера выгнали из мадридского "Реала"! В зале на секунду-другую воцарилась тишина, а потом стоял такой гомерический хохот, от которого раскачивались люстры.

-Что ж, в такой компании, действительно, можно забыть о жизненных невзгодах.

- Да, друзья были со мной в самые трудные дни. И, конечно, семья: жена, дети.

-Но почему сейчас в отеле "Валенсия Палас" вы живете один?

- Когда у меня в "Валенсии" все образуется, жена и дети переедут сюда из Мадрида (точно так же было и на Тенерифе). А пока нет смысла. Тем более что сын начинает учебу в Мадридском университете.

-Я надеюсь, что у вас в "Валенсии" сложится все хорошо и в следующем сезоне перед болельщиками предстанет другая команда, созданная тренером Вальдано.

- Да, я уже говорил вам, что хочу обновить "Валенсию". Вероятно, среди приглашенных будут не такие звезды, как Ариэль Ортега, который уже дебютировал в "Валенсии". Среди кандидатов - в основном испанские футболисты и игроки из тех стран, которые, приехав сюда, не будут считаться легионерами. Ведь легионеров в "Валенсии" более чем достаточно.

-Но все-таки Ромарио, по вашим словам, пополнит их число?

- Я на это рассчитываю. В середине лета, когда Ромарио приедет из Бразилии в Испанию, я постараюсь убедить его, что от совместной работы мы оба, как и вся команда, окажемся только в выигрыше. К тому же, не стоит забывать о том, что Ромарио связан с "Валенсией" трехлетним контрактом, а "Фламенго" был одолжен лишь на определенное время.

-Ромарио - потрясающий футболист. В этом могли, убедиться и наши игроки - из "Спартака", из сборной, которые непосредственно встречались с ним на поле. А вам, по-моему, тоже доводилось играть против сборной Союза?

- Доводилось, но я стараюсь об этом не вспоминать. Я сыграл против вашей сборной всего один матч, причем товарищеский. И умудрился, совершенно того не желая, сломать ногу Яремчуку. Я ни разу до этого никого не травмировал, а меня дважды уносили с поля на носилках с переломами. Мои старые раны на ногах уже не болят, а боль в сердце от того, что я отправил человека на больничную койку и мог лишить его возможности продолжить футбольную карьеру, остается по сей день.

-Не переживайте так: Яремчук чувствует себя нормально и играет до сих пор - в высшей лиге чемпионата Украины.

- Это очень радостное известие - вы будто камень у меня с души сняли.

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

Валенсия - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...