Газета
27 августа 1996

27 августа 1996 | Хоккей

ХОККЕЙ

ЧЕТВЕРТЫЙ КУБОК КАНАДЫ

26 августа - 15 сентября 1987 года

В своей "Автобиографии" Уэйн Гретцки назвал Кубок Канады 1987 года "Холодной войной". Столь громкое название для одной из глав своей книги он выбрал не случайно. Именно этот турнир, по мнению большинства специалистов, положил конец "Великому противостоянию" - то есть практически автономному существованию североамериканской и советской хоккейных школ. Ведь именно после Кубка Канады-87, состоявшегося годом ранее, чем было первоначально запланировано (иначе он совпадал бы по срокам с сеульской Олимпиадой), началось активное слияние двух когда-то диаметрально противоположных хоккейных стилей. Кубок Канады-87 заслуживает отдельного рассказа и потому, что по накалу борьбы этот турнир не знал и до сих пор не знает равных в истории хоккея.

ГРЕТЦКИ ХОТЕЛ СТАТЬ "ОТКАЗНИКОМ"

Согласно регламенту Кубка Канады, в официальной заявке каждой команды должно было значиться 23 игрока. И наиболее серьезные трудности с комплектованием состава, что удивительно, испытали те же сборные, которые столкнулись с проблемой "отказников" сегодня. Так, у шведов турнир проигнорировали сразу пять НХЛовцев - Томас Сандстрем, Ян Эрикссон, Патрик Сундстрем, Томас Стин и Пелле Эклунд. Наставнику "Тре Крунур" Томми Сандлунду не оставалось ничего, кроме как сыпать обвинениями в адрес меркантильных и не понимающих значения слов "национальный престиж" генеральных менеджеров клубов.

Впрочем, в стане хозяев Кубка ситуация была не менее сложной. На первый тренировочный сбор, который начался в середине августа, наставник "Кленовых Листьев" Майк Кинэн (в то время "Железный Майк" муштровал "Филадельфию", дошедшую с ним до финала Кубка Стэнли и уступившую только великому "Эдмонтону" Гретцки) пригласил 35 хоккеистов. Причем едва ли не каждому он умудрился дать твердые гарантии попадания в основной состав. Так что те, кому в итоге был дан от ворот поворот - Эл Макиннис, Брэд Маккримон, Роб Рэмэдж, Дуг Лидстер, Тони Таити, Стив Айзерман, Патрик Руа, Дино Сиссарелли, Кэм Нили, - поливали Кинэна в прессе разве что не отборной бранью. Что же касается канадских "отказников", то их было четверо. Но если знаменитый Лэрри Робинсон попросту заявил, что не собирается излишне утруждать себя в преддверии, возможно, своего последнего сезона в лиге, то Дугу Уилсону, Полу Рейнхарту и Кевину Лоу принять участие в Кубке помешали травмы.

Однако всем этим потерям журналисты не уделяли особого внимания. В то время взор всей Канады был обращен в сторону Эдмонтона, где в семейном кругу Уэйн Гретцки - надежда страны - решал, а стоит ли ему ради Кубка рисковать здоровьем. Да, да - Гретцки действительно поначалу собирался последовать примеру Робинсона и проигнорировать интересы нации. За полтора месяца до сборов он твердо сказал Кинэну, что тот может на него не рассчитывать.

В своей "Автобиографии" Гретцки пишет, что после долгого сезона чувствовал себя смертельно усталым и считал, что форму к началу Кубка Канады набрать не успеет. А краснеть от стыда Гретцки не любил никогда. Убедил его сыграть в турнире отец. "У нас с папой был долгий разговор, и мы посчитали, что я не имею права подводить свою сборную, - рассказывает хоккеист. - В общем, в последний момент я все-таки согласился".

Появление Гретцки в тренинг-кемпе "Кленовых Листьев" было встречено с восторгом. Никто не сказал ему ни слова упрека за минутную слабость.

В итоге состав канадцев, по общему мнению, получился довольно странным, что полностью соответствовало имиджу непонятного Кинэна. Нет, все главные звезды лиги, включая Гретцки, тогда еще молодого Марио Лемье, Бурка и Коффи, в нем, конечно, значились. Однако "Железный Майк" зачем-то призвал под знамена сборной и таких людей, о которых как о звездах ни до, ни после Кубка Канады никто не говорил. Это, например, защитники Норман Рошфор и Дуг Кроссмэн, или нападающий Кевин Дайнин. Сомнительными выглядели и кандидатуры вчерашнего новичка НХЛ Клода Лемье, Брайана Проппа, никому тогда не известного Дуга Гилмора, получившего в тренировочном лагере травму Глена Андерсона. Вопросов к Кинэну было предостаточно, но на все он отвечал примерно так: "В команде будут играть все лучшие на данный момент канадские хоккеисты. Это все, что я могу сказать".

Американцы, тоже обещавшие собрать всех сильнейших, недосчитались по разным причинам ряда лидеров. Очень некстати травмы получили Марк Хоу и Нил Бротен, а Дзйв Кристиан, Эл Айэфрэйти и Крэйг Ладвиг были заняты решением личных проблем. "Они просто-напросто не понимают, что речь идет об интересах страны", - гневно огрызался в их адрес наставник сборной США Боб Джонсон.

У чехов и финнов, которых из-за "дефицита" НХЛовцев заранее записали в аутсайдеры Кубка, трудностей с комплектованием состава было значительно меньше. То же касалось и сборной СССР. Наша команда подошла к Кубку во всеоружии, с двумя великолепными тройками нападающих, о которых в Америке говорили как о звеньях, способных творить чудеса. В большей степени это относилось к давно заслужившей в Америке почет и уважение тройке Кругов - Ларионов - Макаров, чуть в меньшей - ко второму звену. В нем Виктор Тихонов свел вместе опытных Андрея Хомутова и Вячеслава Быкова, а также молодого, но уже успевшего нашуметь во время матчей "Рандеву-87" Валерия Каменского.

В Америку советская сборная отправлялась за победой, имея на то все основания.

НЕУДАЧА В ПЕРВОМ МАТЧЕ - ЕЩЕ НЕ ТРАГЕДИЯ

Кубок начался с небольшой сенсации. Иначе ничью в матче открытия Канада - Чехия трудно назвать. Причем сам Кинэн после матча, завершившегося со счетом 4:4, признал, что очко его команде спас Грант Фюр. Голкипер "Эдмонтона" отразил в той встрече 32 броска, но и он был бессилен, когда Давид Волек в третьем периоде, выбрасывая шайбу из-за ворот, случайно попал ему в ногу. Так победа, которая по игре выглядела бы совсем не логичной, уплыла из рук канадцев. Кроме Фюра, в составе "Кленовых Листьев" выделить, по сути, было некого. Даже Гретцки и Лемье.

Гретцки вообще был чрезвычайно недоволен экспериментами Кинэна, который, по его словам, в атаке использовал в этом матче 18 различных сочетаний, ни разу не попробовав дать ему в партнеры Марио Лемье. В газетах после этого появилась информация, что два лидера канадцев, мол, недолюбливают друг друга и поэтому не хотят играть вместе. "Чушь, - отвечал Гретцки. - Лемье был бы для меня идеальным партнером. Но у нас все решает тренер".

Неудачно стартовала и наша сборная. Помощник Тихонова Игорь Дмитриев объяснил поражение от шведов - 3:5... быстрым первым голом, который уже на третьей минуте забил Каменский. "Ребята расслабились, сочтя дело сделанным, и поплатились за это", - прокомментировал Дмитриев то, что произошло позже.

В первом периоде шведские хоккеисты, завоевавшие за три месяца до этого в Вене титул чемпионов мира, забросили в ворота армейца Евгения Белошейкина три шайбы. Правда, во втором советская сборная, казалось, сумела переломить ход встречи и даже сравняла счет, но увы... Шведы продолжали играть строго от обороны, время от времени проводили контратаки, и эта тактика принесла им успех. Канадские газеты в один голос назвали выступление советской сборной в матче со скандинавами "главным пока разочарованием турнира".

Во втором туре "Кленовые Листья" со скрипом одолели финнов, а наши хоккеисты из Калгари, где их битва со шведами не вызвала особого интереса публики (матчи с участием европейских команд болельщики на Кубке Канады-87 посещали не очень охотно), отправились в маленький городок Реджайна. Там их ожидали самые принципиальные в те годы соперники - чехи.

Сборная Чехословакии, подобно "Тре Крунур", с первых же минут стала придерживаться испытанной тактики, которая неоднократно до этого приносила ей удачу. Доминику Гашеку, в тот год заявившему о себе как о голкипере экстракласса, помогала оберегать ворота вся пятерка полевых игроков.

Держались чехи до 16-й минуты, когда неожиданный кистевой бросок Владимира Крутова застал Гашека врасплох. А незадолго до конца периода динамовец Александр Семак с неудобной руки поднял шайбу над плечом голкипера соперников, и вся хитро продуманная стратегия сборной ЧССР рухнула в одночасье.

В начале второго периода чехи, сломав традицию (а что им оставалось делать - ситуация была критической), пошли вперед. И едва не преуспели. Кто знает, что могло бы произойти в дальнейшем, если бы не Сергей Мыльников, заменивший в воротах советской команды Белошейкина. По крайней мере трижды - после бросков Долежала, Хрдины и Шейбы - он в немыслимых шпагатах доставал шайбу из углов. В итоге чехословацким хоккеистам так ни разу и не удалось переиграть челябинца, а наша команда, в свою очередь, провела еще две атаки, завершившиеся взятием ворот. Результат матча - 4:0 - внушал оптимизм.

В Галифаксе нам предстояло сразиться с фактически потерявшими все шансы на попадание в "четверку" - то есть, в полуфинал Кубка - финнами. И опять, как и в матче со шведами, плохую службу сборной СССР сослужило чересчур уж безоблачное начало. После того как в течение трех первых минут Каменский (к тому моменту его уже называли не иначе как суперзвездой) и Андрей Ломакин поразили ворота Кари Такко, который сегодня, пропустив несколько лет, вернулся в сборную Финляндии, показалось, что финнам разгрома не избежать. Однако, как потом сказал тот же Дмитриев, советские хоккеисты снова сочли дело сделанным и позволили себе превратить встречу в своеобразную тренировку перед более ответственными играми.

За пять минут до первого перерыва Сеппо сравнял счет - 3:3. Так что нашей команде пришлось приложить немало усилий, чтобы изменить ход игры. К счастью, запала у финнов хватило ненадолго, и во второй двадцатиминутке они выкинули белый флаг.

Матч СССР - Финляндия особого интереса в Канаде не вызвал. И это вполне понятно: одновременное ним в Гамильтоне проходила встреча Канада - США. Вот в здешнем дворце зрительский ажиотаж бил через край. Билеты продавались с рук по бешеной цене, но фанов это обстоятельство остановить не могло. Увидели же они хоккейный вариант "Ледового побоища".

"С такой жестокостью я не сталкивался ни разу в жизни", - говорил потом журналистам, сидя в раздевалке и вытирая кровь с воротника своего свитера капитан американцев Род Лэнгуэй. А кто-то из врачей сказал, что на две команды во время игры пришлось в общей сложности 30 наложенных швов! Для Кевина Дайнина, к примеру, этот матч вообще стал последним на турнире.

Нелегкая задача - обуздать вспыхивавшие ежеминутно страсти - выпала на долю финского рефери Кайслы. Он исправно раздавал штрафные минуты направо-налево, но остановить кровопролитие был не в силах. Особенно старались на ниве кулачных поединков Клод Лемье и Крис Нилан - канадский и американский "тафгаи". Лемье-младший, к слову, охранял своего однофамильца Марио, который, собственно, и решил судьбу встречи, сделав хет-трик. При этом две шайбы он забросил после передач Гретцки (Кинэн наконец понял, какая связка - по крайней мере при игре в большинстве - представляет наибольшую угрозу для соперников).

После поражения от канадцев спасти американцев, дав им шанс на выход в четвертьфинал, могла только победа в следующем матче. И Боб Джонсон пообещал болельщикам своей команды, что в Хартфорде они увидят повторение знаменитого "Миража на льду". Речь, конечно же, шла об Олимпиаде 1980 года, когда в финале американская сборная обыграла советских хоккеистов. Однако вместо "Миража" 15 тысяч зрителей, собравшихся на Civic Arena, увидели форменную экзекуцию, которой подвергла хоккеистов из США наша сборная.

Не помогла им и пресловутая "тактика запугивания", квинтэссенцией которой стал страшный удар клюшкой наотмашь в исполнении Гэри Сутера. Десять швов, украсившие лицо Ломакина, стоили защитнику "звездно-полосатых" всего-навсего пяти минут штрафа. Грубостью в тот день грешили все без исключения американцы - от "полицейского" Нилана до вратаря Баррассо, пырнувшего крюком своей клюшки на "пятачке" Андрея Хомутова. На грубость наши хоккеисты, явно превосходившие хозяев в технике, ответили заброшенными шайбами. Пяти за три периода оказалось достаточно, чтобы американцы покинули площадку под оглушительный свист трибун.

Заключительный матч предварительной части (Канада - СССР в Гамильтоне) в турнирном смысле не решал фактически ничего. Все полуфиналисты (выиграв свои последние встречи, шведы и чехи попали в "четверку") определились. Оставалось лишь выяснить, кто займет "символическое" первое место в групповом турнире. Но Гретцки перед матчем сказал, что он и его партнеры будут играть только на победу. "Это вопрос национального престижа", - слова лидера "Кленовых Листьев" не оставляли сомнения в том, что канадцы намерены во что бы то ни было одолеть советскую сборную. Об этом же свидетельствовал и тот факт, что Майк Кинэн не дал ведущим хоккеистам отдохнуть в этой встрече, даже - бессменному голкиперу Гранту Фюру, хотя многие полагали, что до финала (на всякий случаи) ему следует разок испытать и крепость нервов дублера - Рона Хекстолла.

Дебют матча получился для канадцев довольно оптимистичным. Бросок Андерсона с неудобной руки, заставший врасплох Белошейкина (он подменял в воротах Мыльникова), вывел их вперед. Но во втором периоде от воодушевления, охватившего болельщиков в Гамильтоне, не осталось и следа. Наши в течение семи минут провели в ворота Фюра три шайбы (две из них на счету динамовца Сергея Светлова), чем повергли в шок трибуны и подавляющее большинство соперников.

Не опустили руки, наверное, только лидеры канадцев. Рэй Бурк при помощи Гретцки еще во втором периоде сократил разрыв в счете до минимума. А в конце третьего Гретцки в несвойственном ему стиле - добив шайбу на "пятачке" - сделал результат идеальным для поддержания интриги. 3:3. "Я, честно говоря, не помню, как забил этот гол, - признался капитан "Кленовых Листьев" после игры. - В последние семь минут я попросту не понимал, что происходит. Знал лишь, что нужно отыгрываться... Помню только, как Кроссмэн пихнул шайбу по направлению к воротам, а я был рядом".

Что ж, канадцы в первом матче со сборной СССР не проиграли. Но и не победили.

ПОЛУФИНАЛЫ, В КОТОРЫХ ОБОШЛОСЬ БЕЗ СЮРПРИЗОВ

Сенсаций в обоих полуфиналах не произошло. Ждали неожиданностей в основном от первого из них, памятуя о стартовой победе шведов. Но на сей раз "Тре Крунур" ничего советской команде противопоставить не смогла.

Накануне матча, проходившего в Гамильтоне, Томми Сандлин высказал несколько весьма резких замечаний в адрес организаторов Кубка. По словам тренера шведов, они, организаторы, будто намеренно издевались над его сборной, изменив календарь (ссылаясь опять же на недостаток зрительского интереса), заставили ее за десять дней турнира побывать в пяти городах. "Мы совершенно измотаны переездами, - полностью согласился со своим наставником защитник Томас Юнссон. - Каждый день нам приходилось вставать в пять утра, чтобы лететь в другой город, и ложиться поздно ночью. Это было какое-то сумасшествие..."

Эту фразу он произнес в раздевалке через пять минут после того, как прозвучала финальная сирена, - будто оправдываясь за поражение. А сидевший в противоположном углу Нэслунд заметил: "Оправдания - удел неудачников. Мы проиграли, потому что сборная СССР сильнее".

Нэслунд был откровенен: едва ли не сразу после стартового вбрасывания шведы оказались под мощным прессом. 14 раз наши хоккеисты бросали в первой трети матча по воротам Пекки Линдмарка, и чудо, что цели из них достиг лишь один - Крутова. Во втором периоде точные выстрелы центрфорвардов двух сильнейших звеньев советской команды Игоря Ларионова и Вячеслава Быкова, по существу, превратили окончание игры в пустую формальность. Шведы, правда, успели огрызнуться голом с "пятачка" Йонаса Бергквиста, но было слишком поздно пытаться что-то изменить.

Единственной неприятностью для Виктора Тихонова была нелепая травма Светлова. В первой же смене наш нападающий на полной скорости врезался в борт и сломал руку. Хотя, с другой стороны, по ходу турнира потерь не удалось избежать практически никому из участников. Не стали исключением и канадцы, которые лишились помимо упоминавшегося Дайнина еще и Клода Лемье.

Сенсацией попахивало - пусть недолго - во втором полуфинале. На льду монреальского "Форума" чехи изрядно потрепали нервы "Кленовым Листьям", считавшимся явными фаворитами. Достаточно сказать, что после первого периода они вели - 2:0, и было непохоже, что это - итог счастливого для них стечения обстоятельств.

А развивались события следующим образом. В середине первого периода форвард чехов Игор Либа проскочил по своему левому флангу и бросил. Фюр шайбу отбил, но Либа подхватил ее в углу площадки и моментально переадресовал Душану Пашеку. Словак не промахнулся.

Пятью минутами позже Либа опять продемонстрировал отменную технику, "накрутив" у борта сразу нескольких соперников. Потом последовала откидка назад и щелчок подключившегося Ярослава Бенака. Фюр не в первый раз на Кубке ошибся при дальнем броске, и ситуация для канадцев стала поистине удручающей. "Мы даже предположить не могли, что все будет складываться для нас так печально, - говорил после игры нападающий "Кленовых Листьев" Дэйл Хаверчук. - Это было похоже на кошмарный сон, и слава Богу, что мы смогли вовремя проснуться ". Первым очнулся от спячки Марк Мессье. Отработав в начале второго периода удаление Гартнера, он с такой силой врезался в чешского защитника Мирослава Хоржаву, что тот перелетел через борт. А вскоре за Хоржавой последовала, образно выражаясь, вся чешская сборная.

Причем нокаутировали канадцы соперников в течение каких-то трех минут. Сначала Хаверчук сильнейшим броском оставил Гашека сторонним наблюдателем, а затем Марио Лемье выдал мини-шоу, дважды элегантно переиграв голкипера сборной Чехословакии. "Кленовые Листья" забросили и четвертую шайбу, но американский судья Майк Ноэт не заметил, что после щелчка Глена Андерсона она пересекла линию ворот. В третьем периоде Гретцки и Лемье с партнерами спокойно довели дело до логического завершения.

Так произошло то, чего не могло не произойти, - сборные Канады и СССР вышли в финал.

ТРИ РАЗА ПО 6:5. УВЫ, НЕ В ПОЛЬЗУ НАШИХ.

Когда Кубок Канады-87 завершился, американские газеты назвали его "апогеем противостояния". Противостояния, которое началось за 15 лет до этого - в Суперсерии-72. Первый матч того канадско-советского сражения игрался в Монреале. Финал Кубка Канады тоже начинался в "Форуме", и различные издания ежедневно напоминали о том ударе, который нанесли в 1972 году канадцам их соперники. В тех заметках сквозила жажда мести. И основания надеяться на нее у них были: "Кленовые Листья", похоже, в конце концов - особенно это было заметно по двум последним периодам полуфинала - обрели лицо.

"Мы тогда, встречаясь с советскими хоккеистами, не испытывали недостатка в мотивации. Более того, порой воспринимали их как молчаливых, хладнокровных и безжалостных убийц, которые хотят отнять у нас Кубок, - Гретцки в "Автобиографии" позволяет себе высказывать самые откровенные мысли. - И мы знали, что ни за что не отдадим им трофей. Пусть даже нам придется умереть за него прямо на льду... К тому же мы чувствовали, что с каждой тренировкой у нас прибавляется уверенность в себе. Тяжело преодолев групповой турнир, мы стали КОМАНДОЙ".

Но первая игра финала превратилась для канадцев в сплошное разочарование. И это - несмотря на то, что начало для них получилось лучше некуда.

Меньше двух минут прошло с того момента, когда арбитр Дон Кохарски произвел вбрасывание в центральном круге, а трибуны "Форума" уже стоя рукоплескали своим любимцам. Рошфор, защитник в принципе неповоротливый и прямолинейный, врезался в Ломакина и, проявив нехарактерные чудеса эквилибристики, устоял на ногах. Затем игрок "Квебека" пересек центральную линию и снабдил шайбой Лемье. Тот, казалось, намеревался идти с ней до ворот, но у синей линии вдруг притормозил, заметив набравшего скорость Гартнера. Сколь расчетлив был пас Лемье, столь точен и бросок канадского правого крайнего.

А дальше произошло невероятное. Советские хоккеисты, выглядевшие после гола Гартнера несколько подавленными, забросили в ворота Фюра четыре шайбы подряд! Причем гол Каменского, забитый после великолепного сольного прохода, вообще был признан едва ли не лучшим на турнире.

Чудеса, однако, на этом не закончились. Вскоре настала очередь канадцев. Бурк, Гилмор и Андерсон выравняли положение, а за три минуты до конца матча Гретцки - великий Гретцки! - снова вывел "Кленовые Листья" вперед. "Форум", создавалось впечатление, не понимал, что же происходит. Знал одно: канадцы, восставшие из пепла, близки к победе.

Но не успели хозяева отпраздновать гол своего капитана, как старенький дворец притих. Зрители молча наблюдали, как Фюр лениво выгребает из сетки шайбу, пущенную туда Хомутовым. А это означало - будет овертайм.

В те годы бытовало мнение: единственное, чего наши хоккеисты так и не смогли перенять у североамериканцев, - это умение играть дополнительное время. Подкреплялось оно статистическими данными: в матчах против канадцев сборной СССР ни разу не удавалось вырвать победу в овертаймах. 11 сентября 1987 года эта печальная традиция была нарушена. А исторический гол записало на свой счет динамовское звено. Александр Семак на шестой минуте добавочного времени получил пас от своего центрфорварда Анатолия Семенова и сильно бросил. Сетка за спиной Фюра победно всколыхнулась!

Канадцы переживали поражение мучительно. Три часа (!) они сидели в своей раздевалке, обсуждая случившееся. "Это не трагедия, - подвел итог долгой дискуссии Рэй Бурк. - В конце концов мы ликвидировали "дефицит" в три шайбы, а следовательно, у нас есть главное - боевой дух. Остается надеяться, что Фортуна будет более благосклонна к нам в следующем матче".

Торжества в стане советской сборной были довольно скромными. Все сознавали, что до Кубка еще ох как далеко. К тому же через день нас ждал хорошо знакомый Copps Coliseum в Гамильтоне.

Накануне второго матча финала у Майка Кинэна прибавилось головной боли. К выбывшим из строя Дайнину и Клоду Лемье добавился получивший травму Токкет, чье дальнейшее участие в Кубке было поставлено под вопрос. Таким образом, в распоряжении тренера "Кленовых Листьев" просто не осталось правых крайних (все трое были игроками как раз этого амплуа). Заботила Кинэна и другая проблема. Непосредственно перед игрой он провел короткое совещание с Мессье, и основной темой этой встречи был вопрос сдерживания первой пятерки советской сборной.

Насколько он был важен для "Железного Майка", стало ясно, едва началась игра. Впервые за время турнира на первое вбрасывание не вышел Гретцки, а с Ларионовым соперничал Мессье. Его партнерами, которым выпала нелегкая миссия противодействовать суперзвену русских, были Андерсон и Хаверчук.

Кинэн, надо отдать ему должное, угадал: на льду дворца в Гамильтоне Маклеров, Кругов и Ларионов были не так заметны, как в предыдущих встречах, а звено Мессье не только успешно выполнило поставленную ему задачу, но и открыло счет. Хаверчук и Мессье вывели на ударную позицию Рошфора, и тот убойной силы броском вогнал шайбу под перекладину. Правда, минуту спустя Каменский изящным финтом выманил Фюра из ворот, а Андрей Хомутов забил ответный гол. Но коренным образом ситуацию это не изменило: канадцы продолжали доминировать на площадке. До конца первого периода последовали перехват Гретцки и точный выстрел Гил мора, а также бросок Пола Коффи над распластавшимся на льду Белошейкиным (Мыльников в этом матче отдыхал). 3:1 - это было солидное преимущество.

Однако во втором периоде борьба разгоралась с новой силой. Сначала были дальний бросок в большинстве Фетисова и чудо-гол в меньшинстве Крутова. Подготовил же третью шайбу нашей сборной Макаров, который, словно на тренировке, обвел и Коффи, и пришедшего ему на помощь Лемье, после чего выдал своевременный пас своему партнеру. Стремительное развитие событий во второй двадцатиминутке продолжилось голом Лемье, которому ассистировал выдержавший казавшуюся вечной паузой у ворот Гретцки.

В середине третьего периода свое слово сказала наша вторая тройка. Быков бросал с неудобной руки из круга вбрасывания, однако Фюр среагировать не успел. Но вскоре громогласный клич канадских болельщиков "Go, Canada, Go!" зазвучал с новой силой - "Кленовые Листья", собрав волю в кулак, ринулись штурмовать ворота Белошейкина. И наша оборона не выдержала. Алексей Гусаров свалил на лед Гилмора, а тем временем Гретцки подобрал шайбу и переадресовал ее Лемье. Канадцы вновь лидировали.

Продержаться им надо было всего-то 64 секунды, но герой финала Каменский, продравшись между Кроссмэном и Рошфором, спас сборную СССР от поражения. Хозяева оказались на краю пропасти. Мы были подавлены, - вспоминает настроение, царившее в раздевалке канадской команды перед овертаймом, Гретцки. - И в этот момент трое - Брент Саттер, Гартнер и Келли Хруди вдруг начали улыбаться и шутить. Теперь я понимаю, что это их улыбки сыграли решающую роль в тот день".

Второй овертайм (в первом соперники обменялись несколькими не очень опасными бросками) начался после полуночи по местному времени. И мог быстро и счастливо для нас закончиться, потому что, казалось, Крутову и Быкову ничто не мешало поставить крест на кубковых надеждах канадцев. Но... каждый раз на пути пущенных ими шайб вставал Фюр. Надо отдать должное публике, она приветствовала овацией и шпагат Белошейкина, которым он остановил Лемье.

И тем не менее центрфорвард "Кленовых Листьев" своего все-таки добился. Первый бросок Гретцки Белошейкин парировал, а затем пришел черед Лемье, который с угла вратарской не промахнулся.

"Это был один из лучших матчей в моей карьере, - признался позже Гретцки. - И неважно, что все решила одна шайба в овертайме. Победа есть победа - она буквально удвоила наши силы".

Решающий матч финала также игрался в Гамильтоне. Переполненный "Колизей" встретил советскую сборную не очень приветливо: дружным свистом и развевающимися на трибунах полотнищами "Нет Советам!" Появление же канадцев сопровождалось таким громом аплодисментов, что, казалось, стены дворца не выдержат шума и вот-вот рухнут.

Канадцы, лейтмотивом игры которых стали слова Кинэна: "У нас осталось только три звена, но за нами - вся страна", во всех предыдущих поединках с советской командой достаточно быстро открывали счет. Но на этот раз события развивались совсем по иному сценарию - гораздо больше устраивавшему Виктора Тихонова. Представьте себе состояние поклонников "Кленовых Листьев", наблюдавших за тем, как советские хоккеисты уже на 26-й секунде встречи, играючи разделавшись с пятеркой соперников, забивают гол (Макаров)!

Оправившись от потрясения, хозяева устроили осаду ворот Мыльникова. Бросали Гретцки, Гилмор, Хаверчук, Пропп, но либо форварды канадцев грешили неточностью, либо наш голкипер демонстрировал реакцию и подвижность. А потом был выпад сборной СССР, чуть было не оставивший от системы Кинэна камня на камне. Играя в большинстве, Гретцки и Лемье с партнерами упустили из виду Гусарова (Быков уже выскочил со скамейки штрафников), который воспользовался старой "болезнью" Фюра - тот не умел ловить дальние броски. А затем хозяев, казалось, добил Вячеслав Фетисов, сделавший счет совсем унизительным для канадцев - 3:0.

Но на этом Кубке случались самые невероятные вещи. Токкет, сказавший перед матчем доктору, что усидеть на скамейке все равно не сможет и поэтому будет играть, невзирая на травму, провел первую ответную шайбу. Пропп свел отрыв к одному голу. И тем не менее маленький Хомутов, проскочив мимо Бурка, сделал свое дело. После первого периода - 4:2 в пользу наших!

Вторую двадцатиминутку канадцы начали сверхагрессивно. Силовые приемы Хартсбурга и Рошфора вызвали восторг зрителей, а затем раздался настоящий рев: Гретцки терпеливо выждал, пока к воротам подкатится Мэрфи, - 3:4. Партнер Мэрфи по канадской обороне Кроссмэн организовал гол Сеттера, который восстановил равновесие, а бросок Проппа (кстати, сборная СССР в этот момент владела инициативой) вывел "Кленовые Листья" вперед.

По всем законам логики, вдохновленные канадцы в третьем периоде должны были развить успех. Но получилось наоборот - Семак сравнял счет, и дело вновь явно шло к овертайму...

Полторы минуты до конца основного времени. Ни у той, ни у другой команды уже нет сил - хоккеисты еле передвигаются по льду. И тут Кинэн почему-то, хотя мог спокойно дождаться овертайма, принимает решение: на площадке на вторую кряду смену остаются Лемье и Гретцки. О том, что произошло дальше, вы наверняка не раз читали. Два супернападающих канадцев и Мэрфи вышли втроем на одинокого Игоря Кравчука, и молодой тогда защитник сборной СССР поделать ничего не смог. Бросок Лемье подвел черту под самым сумасшедшим в хоккейной истории турниром. Канадцы высыпали на лед поздравлять друг друга. Возможности отыграться нашей команде они, увы, уже не дали.

"Холодная война" завершилась...

Алексей ДОСПЕХОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...