30 января 2016

30 января 2016 | Баскетбол

БАСКЕТБОЛ

Интервью “СЭ” дал чемпион NCAA и НБА, трижды принимавший участие в заокеанском “Матче звезд”.

Глен РАЙС: “НАСТАЛО ВРЕМЯ АТАКУЮЩЕЙ ИГРЫ”

Перехватить 48-летнего американца удалось в Москве, откуда он отправился в Томск: НБА продолжает проект реконструкции баскетбольных площадок по всей России. Наш разговор начался с избитой темы: сравнение НБА сегодня и в 90-е. Вопрос поднимался неоднократно, однако точка зрения Райса, хоть и содержала пару давно известных истин, оказалась весьма нетривиальной.

РОДМАН В СОВРЕМЕННОМ БАСКЕТБОЛЕ НЕ БЛИСТАЛ БЫ

- Разница в том, что в мое время баскетбол был более жестким и контактным, - начал Глен Райс. - Из-за этого и игра была медленнее. А все баскетболисты имели ярко выраженное амплуа. В частности, центровые почти не выходили из-под кольца, четвертые “номера” тоже “жили” в окрестностях трехсекундной. Сейчас все не так. И я не вижу в этом ничего плохого.

Появились центровые, которые “кормятся” на средней дистанции, а некоторые даже на дуге. Внятным дриблингом владеют не только защитники, но и форварды. Тенденция смещения “больших” на дугу вообще существенно повлияла на тактический рисунок игры. На площадке стало свободнее, у каждого баскетболиста есть пространство. Само собой, для снайперов это огромный плюс. Так что я с удовольствием поиграл бы в современной НБА. Ведь много бросать - это по мне. А много бросать издали - тем более.

- Жалеете, что не родились на 20 лет позже?

- Скажи я такое, и мне как следует влетит от моей матушки (смеется). Да и грех мне жаловаться на свою карьеру. А сейчас и правда настала эра атакующего баскетбола. Те, кто умеет обострить ситуацию, оказались в выигрыше. В 90-е, прежде чем судья зафиксирует фол, тебя должны были как следует шарахнуть. Защитник мог в буквальном смысле повиснуть на тебе. И если ты не начнешь истошно орать, не факт, что на это обратят внимание. Быть уверенным в свистке можно было, только если у тебя пошла кровь. А сейчас что? Маленькое касание - и уже фол. В наше время такого бы не поняли. Играть без пощады к сопернику и самому себе уже стало частью нашего ДНК.

При этом я не умаляю заслуг нынешнего поколения. Ведь друг с другом им приходится соревноваться в одинаковых условиях. А конкуренция сейчас очень высокая. Да и с технической точки зрения современные баскетболисты меня восхищают. Уровень их атлетизма и технической оснащенности - неопровержимое доказательство того, что игра не стоит на месте.

- Как думаете, смог бы кто-то из представителей силового стиля 90-х прижиться в лиге сегодня? Скажем, Деннис Родман?

- Боюсь, он бы сел на скамейку за перебор фолов через пять минут. Если бы не схватил до этого пару технических за неспортивное поведение. Судите сами: из современных команд “Мемфис” по стилю ближе всего к баскетболу 90-х. “Гриззли” играют вязко, зачастую полагаясь на мощь под кольцом и цепкость в обороне. Взгляните, насколько тяжело им даются матчи с соперниками, которые проповедуют скоростную манеру и много забивают. Немного грустно это признавать, но, пожалуй, многим героям моей эпохи сейчас не нашлось бы места на площадке.

- В НБА вы довольно быстро обзавелись репутацией заправского “дальнобойщика”. Наверное, победа над Реджи Миллером в финале конкурса трехочковых в 1995 году лично для вас значила многое и помогла почувствовать себя лучшим в этом аспекте?

- Конечно, для меня это важное достижение. Победа, которая до сих пор греет память. Но я совру вам, если скажу, что не считал себя одним из лучших снайперов на планете и до этого конкурса. Более того, у медали, как это часто случается, есть и обратная сторона: на какое-то время титул лучшего “дальнобойщика” лиги стал ярлыком. Некоторые видели во мне лишь человека, умеющего забить издали. Хотя я сам, конечно, знал, что умею гораздо больше.

- Сейчас в НБА есть безоговорочный мастер трехочковых - лидер действующих чемпионов и MVP предыдущей регулярки Стефен Карри. Что скажете про бросок этого парня?

- С его отцом Деллом мы вместе играли за “Шарлотт”. Маленький Стеф, которому тогда не было и 10 лет, постоянно приходил в зал побросать. Его талант был виден сразу. Вопрос был в одном: хватит ли ему в итоге роста и силы для НБА? И я счастлив, что у него все сложилось. Потому что он особенный. Возможно, единственный в своем роде. Уже сейчас он изменил представление о том, как должен действовать разыгрывающий. Болельщики каждой его игры ждут с нетерпением, ведь существует большая вероятность, что он выкинет что-то новое.

НА ТРЕНИРОВКАХ НЕ ХВАТАЕТ АДРЕНАЛИНА

- В вашей карьере немало выдающихся матчей, но поединок против “Орландо” в апреле 1995 года стоит особняком. Тогда вы реализовали 20 из 27 бросков, в том числе 7 трехочковых, и набрали 56 очков, что стало лучшим показателем сезона. Для вас он особенный?

- Еще бы! Слава богу, что он был! Мой сын Глен (Глен Райс-младший с 2013 по 2015 год играл за “Вашингтон”, а сейчас выступает в D-лиге. - Прим. “СЭ”) любит меня подкалывать. Регулярно заводит свою пластинку: “Пап, да ты небось играть не умел!” Тут-то я и достаю запись того матча. “Иди и смотри, а потом поговорим!” (Смеется.) Тогда мне казалось, что любой мой бросок идет в кольцо. Такое бывает нечасто.

- Видимо, в третьей четверти Матча звезд-1997 это чувство посетило вас вновь. Вы установили рекорд звездных уик-эндов, набрав 20 очков за 12-минутку.

- Кольцо тогда казалось большим и добрым. В НБА мы называем это просто: “Я был в своей зоне”.

- Как думаете, можно ли за счет тренировок развить в себе это чувство?

- На тренировке можно забить сколько угодно бросков подряд. Но это абсолютно другое. Тут ни о какой “зоне” речи не идет. Ведь это не только уверенность в том, что ты не можешь промахнуться. Тебя должен распирать адреналин, необходимо давление и соревновательный дух. Энергия трибун - тоже важный фактор.

- В 2000 году вы стали чемпионом НБА в составе “Лейкерс”. Это была сильнейшая команда, за которую вы выступали?

- Бесспорно. Нечасто выдается сыграть с двумя будущими членами Зала славы в лице Шакила О’Нила и Коби Брайанта. Да еще и под руководством легендарного Фила Джексона. У нас и в “Шарлотт” была отличная “банда”, когда мы играли вместе с Ларри Джонсоном, Владе Дивацом и Деллом Карри. Но все-таки чемпионская команда “Лейкерс” была лучшей.

- Судя по сообщениям в прессе, летом 2000 года вы ушли из “Лейкерс” из-за неких подводных течений. Не жалеете о том, что не смогли задержаться в Калифорнии и завоевать еще два перстня?

- Ха! Ищете причину размолвки? Я тоже! Серьезно, до сих пор теряюсь в догадках, что пошло не так между мной и “Лейкерс”. Впрочем, меня прошлое не грызет. Это НБА, таковы правила. Сегодня ты отдаешь всего себя одному клубу, а завтра просыпаешь игроком другого.

- Ваша символическая пятерка сегодня и в ваше время?

- Сегодня это Карри, Дуэйн Уэйд, Кевин Дюрант, Леброн Джеймс и Энтони Дэвис. Если говорить про тех, с кем играл я, это будут Мэджик Джонсон, Майкл Джордан, Скотти Пиппен, Хаким Оладжювон и Шакил О’Нил.

- Себя номинировать не думали?

- Надо смотреть на вещи трезво. Если бы вы спросили меня про пятерых обладателей лучшего броска за всю историю, себя бы стороной не обошел.

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- Популяризацией баскетбола. У меня и свой фонд есть, который помогает детям стремиться к своей баскетбольной мечте. Но вообще теперь мое главное призвание- это отцовство. Стараюсь быть для своих детей лучшим папой на свете.

- Любопытно, у всех ваших сыновей имя, как и у вас, начинается с английской буквы “джи”: Глен, Джанкарло, Джованни, и, самое любопытное, Джимитрий. В чем тут соль?

- Да уж, мне обязательно нужно везде засунуть это “джи”! На самом деле почти все имена выбирала мама, я же только поддакивал. С Гленом было просто, а дальше пришлось потрудиться (смеется).

Тимур РУСТАМОВ

Прямой эфир
Прямой эфир