23 мая 2013

23 мая 2013 | Авто-мото

АВТО

Автомобиль, который пилотировал Роман Русинов, финишировал на девятом месте на легендарной "северной петле", проходившей в тяжелых погодных условиях.

24 ЧАСА В "ЗЕЛЕНОМ АДУ"

Экипажи российской команды G - Drive Racing приняли участие в знаменитой гонке "24 часа Нюрбургринга". Партнером нашего проекта в этой гонке стала знаменитая немецкая команда Phoenix , чей выступавший на Audi R 8 экипаж выиграл "24 часа Нюрбургринга" год назад. На сей раз одна из машин G - Drive Racing by Phoenix добралась до финиша пятой, а другая (которую в числе прочих пилотировал россиянин Роман Русинов) завершила гонку восьмой. Свою роль в этом результате сыграли разные факторы - от 10 килограммов балласта, который получил каждый автомобиль "Ауди" после квалификации (поскольку выигравший ее экипаж Phoenix Racing был слишком быстр) до мелких гоночных происшествий.

28 ЕВРО ЗА КРУГ

Почти 200 машин, под тысячу пилотов и около 200 тысяч зрителей - гонка "24 часа Нюрбургринга" является не самым известным спортивным соревнованием, но по массовости его переплюнуть трудно. Своим успехом состязание обязано трассе, легендарной "северной петле", открытой в 1927 году. 20-километровая трасса пленяет своим рельефом и щекочет нервы: по моде годов семидесятых отбойники стоят буквально на краю асфальта, и цена ошибки может быть чрезвычайно велика. С легкой руки одного из чемпионов "Формулы-1" к трассе прилепилось прозвище "зеленый ад". Кроме того, гонка славится своим демократизмом. Организаторы похожей суточной гонки в Ле-Мане ограничивают число участников 56 экипажами, в "24 часах Нюрбургринга" ограничений нет, а в некоторые из полутора десятков классов можно заявить весьма дешевые и немолодые машины. Поэтому на трассе профессиональный пилот за рулем свежепостроенного суперкара вроде Audi R 8 или Mercedes - Benz SLS может встретиться с гонщиком пенсионного возраста на "трешке" BMW , сошедшей с конвейера 15 лет назад.

"Северная петля" следует естественным очертаниям холмистой местности, регулярно ныряет вниз со склона одного холма и тут же взбирается на склон следующего - а давно подмечено, что именно на таких трассах удовольствие от быстрой езды принимает пиковые значения. И самое главное - это удовольствие доступно буквально всем. В свое время автопроизводители повадились оттачивать на немецкой трассе управляемость своих машин - и теперь время, за которое очередной спорткар проезжает "северную петлю", является одним из ключевых показателей "крутизны". Порой более важным, чем мощность мотора и разгонная динамика.

В свободное от гонок и испытаний время (то есть на протяжении примерно 200 дней в году) прокатиться по Нордшляйфе может в буквальном смысле слова кто угодно и на чем угодно: лишь бы в кошельке было 28 евро (столько надо заплатить, чтобы проехать один круг), и машина не ревела слишком громко. В результате Нюрбургринг - герой бесчисленных рассказов, легенд, анекдотов. О том, в какую сумму обошлась авария: ведь в этом случае расходами на ремонт машины дело не ограничивается - трассе надо заплатить за эвакуацию поврежденного автомобиля и за каждый погонный метр помятого отбойника. Или о том, как рядом с въездом на трассу дежурят агенты компаний по прокату автомобилей - якобы замеченных на трассе клиентов заносят в черные списки.

ДВОРОВЫЙ ТУРНИР

Официальный статус гонки "24 часа Нюрбургринга" - не бог весть какой: соревнование входит в зачет некоего турнира, но турнир тот - не национальный даже, а какой-то "дворовый" (все до единого этапы проходят на "северной петле"). Между тем, по предварительным подсчетам, во время проведения последней суточной гонки на Нюрбургринге побывало около двухсот тысяч человек - гонка "Формулы-1" (которая пройдет на немецкой трассе через полтора месяца) наверняка не соберет и ста тысяч, даже если Михаэль Шумахер вдруг решит тряхнуть стариной и выкупит под это дело команду "Маруся" целиком.

О болельщиках, превращающих окрестности трассы в круглосуточную вечеринку, - отдельный разговор. Иногда они могут подпортить пилотам жизнь: в прошлом году на квалификации перед "Ле-Маном" гонщикам приходилось чуть ли не вслепую проходить очень быстрый и опасный поворот Порше - глаза разъедал густой дым от жарившихся поблизости барбекю. На этот раз Роман Русинов выразил зрителям благодарность: "Далеко не перед каждым поворотом есть подходящие ориентиры, и очень часто эту роль играют вывешенный зрителями плакат или какая-то особенно яркая палатка: едешь и думаешь - лишь бы им не пришло в голову по ходу уик-энда перевесить плакат или переставить палатку. Ночью с ориентирами особенно туго, но и тут зрители помогли: рядом с непростым поворотом Карусель какая-то компания на деревья яркие фонарики - повесила точно напротив места, где надо нажимать на педаль тормоза!.."

Но отсутствие ориентиров - не главная трудность. Из-за рельефа машина постоянно "танцует" - то приседает в начале подъемов, то "привстает на цыпочки" в верхней точке очередного холма. "В четырех точках автомобиль отрывается от асфальта всеми четырьмя колесами! - рассказывает российский пилот. - Один из "прыжков" приходится на скоростной участок: ты жмешь на педаль до упора, в момент отрыва от земли чуть сбрасываешь газ, а в момент приземления надо тут же снова утопить педаль в пол и в это же время - но ни мгновением раньше! - повернуть руль, чтобы вписаться в очередной изгиб…" Уровень сцепления с трассой постоянно меняется еще и потому, что где-то лежит старый асфальт, а где-то - новый, где-то - более абразивный и "цепкий", а где-то более скользкий. Вдобавок Нюрбургринг расположен в невысоких Эйфельских горах, где пасмурная погода и дождь - обычное дело. Причем из-за большой площади, которую занимает "петля", дождь нередко поливает только часть трассы: в одних поворотах на асфальт не успело упасть ни капли, в других - все залито водой, в третьих (откуда ветер уже отогнал тучи) асфальт уже просыхает…

ДЕДЫ НА ТРАССЕ

Ведь поворотов на "северной петле" насчитывается примерно 120: на среднестатистической современной трассе длина круга - не больше 5 километров, на Нордшляйфе - переваливает за 20. "Это - единственная трасса, где мы делаем "заначки", - признается немец Франк Биела, выступавший в одном экипаже с Русиновым. - Здесь очень мало прямых, один поворот очень часто переходит в другой, и, если спустила шина, велик риск, что после 10 - 15 километров она слетит с обода, что приведет к повреждению подвески. Поэтому в повороте Брайдшайд, который находится точно посередине трассы, есть небольшой "склад". Там многие команды хранят запасные колеса, гайковерты и баллон с сжатым воздухом для поднимающих машину пневмодомкратов. Если пилот понимает, что дело плохо, - может сам поменять колесо. А за несколько километров до финиша за отбойником лежит наша канистра с бензином - на случай, если вдруг топливо у одной из машин закончится по пути в боксы…"

Биела - весьма известный пилот, больше 20 лет защищающий цвета марки "Ауди" и добившийся немалых успехов: знаменитые "24 часа Ле-Мана" немец выигрывал пять раз. Сейчас спортсмену уже под 50, и он считается староватым даже для спортпрототипов, за руль которых гонщики нередко садятся после завершения карьеры в "Формуле-1". И не стесняется признаться, что в последнее время просмотру гонок по телевизору предпочитает возню с радиоуправляемыми моделями самолетов. Но для "24 часов Нюрбургринга" возраст - не проблема: внуки, желающие седобородому дедушке приехать первым, - обычное дело на стартовой решетке. Машины "в возрасте" - тоже не редкость: некоторым от роду больше 10 лет, что в профессиональном автоспорте считается глубокой старостью. Но рядом с ветеранами - новенькие "Ауди", "Порше", "Мерседесы", "Астон Мартины", а в списке участников - нынешние звезды автоспорта. К примеру, немец Майк Рокенфеллер днем в воскресенье за рулем "Ауди" выиграл проходивший в Великобритании этап престижного чемпионата DTM . После чего быстро переоделся, отправился в аэропорт, сел в самолет и прилетел в Германию, чтобы выступить на Нюрбургринге (соревнования стартовали в воскресенье и финишировали в понедельник, который был общегосударственным выходным по случаю празднования Троицы).

АВТОБАН ВМЕСТО АВТОДРОМА

На трассе во время гонки творится настоящее столпотворение: с непривычки при виде машин, мчащихся по стартовой прямой рядов в пять, можно подумать, что перед тобой автобан, а не автодром. Сравните 200 автомобилей на трассе с 22 болидами в заезде "Формулы-1" или 56 экипажами на "24 часах Ле-Мана". Во время проведения формульного "Гран-при Германии" каждый болид занимает отдельный бокс - по ходу "24 часов Нюрбургинга" один бокс приходится на шесть автомобилей. В результате нельзя зазвать своего пилота на пит-стоп когда вздумается - сначала надо договориться с "соседями". Но это не так сложно, как найти общий язык с соперниками непосредственно на трассе. Темп лидеров неизбежно получается "рваным": то судьи выбросят желтые флаги из-за очередного инцидента, то пилот отстающей на круг более медленной машины вдруг совершит необдуманный маневр.

- Кнопка, с помощью которой можно помигать фарами едущей впереди машине, - чуть ли не самая главная на руле, - говорит Русинов. - Она расположена так, чтобы нажимать на нее большим пальцем, и делать это приходится постоянно. Вдобавок, если автомобиль занимает одну из 40 первых позиций, на лобовом стекле зажигается голубой огонь - чтобы отстающие на круг были особо внимательны. Но инциденты все равно случаются регулярно. Да и чему удивляться - ведь разница в скорости бывает очень велика: в быстром повороте я порой еду на 80 км/ч быстрее самых медленных машин.

Экипаж, за который выступал россиянин, пострадал одним из первых: уже на третьем круге один из участников попытался повернуть прямиком в обходившего его Франка Биелу - и спустившая шина вынудила пилота G - Drive Racing by Phoenix заехать на незапланированный пит-стоп. Не зря еще одна звезда "Ауди" (и один из победителей прошлогоднего Ле-Мана), швейцарец Марсель Фасслер на вопрос о том, как добиться успеха в "24 часах Нюрбургринга", отвечает: "Здесь важно не столько быть быстрее всех, сколько уметь избегать неприятностей".

ВСПЛЫТИЕ НАД АСФАЛЬТОМ

Ночной дождь и густой туман на немецкой трассе - одна из немногих вещей, которые могут всерьез смутить, а то и напугать профессионального гонщика. На сей раз ситуация сложилась уникальная: из-за тяжелых погодных условий заезд остановили поздним вечером, примерно через шесть часов после старта - а возобновили только утром, после перерыва длиной в 9 часов! Легко сказать, что организаторы перестраховывались, но даже пилоты не из робкого десятка называли это решение правильным: по их словам, воды на трассе было так много, что машины порой "всплывали" над асфальтом на детской по гоночным меркам скорости в 60 км/ч.

После возобновления заезда быстро назрела сенсация. Такой знаменитый бренд, как "Мерседес", ни разу не выигрывал "24 часа Нюрбургринга" за 40 с лишним лет проведения гонки - а на этот раз лидерство захватил и в итоге одержал победу экипаж команды Black Falcon - за рулем Mercedes - Benz SLS друг друга сменяли Бернд Шнайдер, Йероним Блекемолен, Шон Эвардс и Ники Тим. Экипажи G - Drive Racing by Phoenix добрались до финиша на пятой (машина, которую, в частности, пилотировали Майк Рокенфеллер и Марсель Фасслер, победитель последних "24 часов Ле-Мана") и девятой (автомобиль, за рулем которого среди прочих сидели Франк Биела и Роман Русинов) позициях.

Кирилл КАЧНОВ

Прямой эфир
Прямой эфир