29 апреля 2011

29 апреля 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

РОБЕРТО КАРЛОС: "МАХАЧКАЛУ ПРЕДПОЧЕЛ ЛОС-АНДЖЕЛЕСУ, "РОМЕ" И "ФЛАМЕНГО"

Окончание. Начало - стр. 1

- А остались ли у вас вообще какие-то атрибуты со времен 12-летних выступлений в Мадриде?

- Все мои трофеи и вещи, которые напоминают о "Реале", хранятся в домашнем мини-музее в Бразилии. Там у меня хранится многое - майки Пеле, Зико… Но самое важное, что там есть, - это копии Кубка мира 2002 года и трех кубков Лиги чемпионов.

- Их давали всем без исключения обладателям этих призов?

- Тем, кто попросит (улыбается).

МЕССИ ДО МАРАДОНЫ ЕЩЕ НЕ ДОРОС

- Все дети, тем более в Бразилии, мечтают быть нападающими. Как вы пришли к тому, чтобы стать левым защитником?

- Сначала я был левым атакующим полузащитником. Но выбора не было - детский тренер предложил перейти на место левого защитника. Разве у меня была возможность сказать "нет"? Прошел определенные тесты, тренеру понравилось - и с тех пор я позицию уже не менял. До приезда в Россию…

- Позиция опорника, которую вам отвел в "Анжи" Гаджи Гаджиев, нравится?

- Чуть-чуть удивило, когда меня туда отрядили. Но не могу сказать, что это было сложно. Иногда тянет на родной левый фланг, но играю и буду играть там, где нужнее команде. Видимо, тренер решил, что мой опыт больше всего поможет "Анжи" в центре поля. Раз так - пожалуйста! Всегда буду делать то, что говорит тренер.

- Кто был вашим главным кумиром, когда вы росли?

- Марадона.

- Аргентинец? У бразильца?!

- Так вышло, что я не застал Пеле. А Марадона, скорее всего, стал моим кумиром, поскольку, как и я сам, левша. Кстати, я такой не только на поле - все делаю левой рукой. Если же говорить о моей собственной карьере, то лучший игрок, с кем мне когда-либо приходилось играть, - Зидан.

- По-вашему, Месси уже достиг уровня Марадоны?

- Думаю, пока нет. Но у него еще много времени. И, полагаю, его мастерство будет расти.

- Хорошо ли вы знакомы с Пеле?

- На всех крупнейших международных турнирах, где играла "селесао" (сборная Бразилии. - Прим. И.Р.), Пеле всегда останавливался рядом или в том же отеле. Иногда мы спорили на темы футбола, но ко мне он всегда относился очень хорошо. И я к нему тоже.

- Тем не менее в 2006 году, если мне не изменяет память, после проигранного четвертьфинала с Францией именно Пеле заявил, что опекать Анри в момент рокового "стандарта" должны были вы, но вместо этого завязывали шнурки в нескольких метрах…

- (Улыбается.) Пеле был потрясающим футболистом. Но когда он старается что-то комментировать, то далек от себя - игрока.

О КОЖАНОМ МЯЧЕ В ДЕТСТВЕ ДАЖЕ НЕ МЕЧТАЛ

- Многие годы специалисты бьются над секретом вашего удара - с невероятной силой, внешней стороной стопы, по непредсказуемой траектории. Могли бы сами раскрыть его тайну?

- В жизни существуют вещи, которые не имеют объяснения. Я и сам до сих пор не знаю, откуда у меня такой удар и как мне так удается бить по мячу.

- То есть ни у кого такую технику удара не подсмотрели?

- Нет. Просто каждому человеку судьбой предначертано что-то свое: вам - быть журналистом, вашему коллеге - фотографом. А мне - играть в футбол и вот так бить по мячу (улыбается). Бог дает какой-то минимум, который, тренируясь и работая, можно довести до высокого уровня.

- Кто-то называет причиной вашего удара маленький размер стопы, кто-то рассуждает о мощной икроножной мышце… По-вашему, все это имеет какое-то значение?

- Маленький размер ноги, считаю, никак на него не влияет. А вот объем мышц бедра - возможно.

- В детстве били по настоящему кожаному мячу?

- Откуда его было взять у нас в селении? Купить его было не на что. Поэтому мы связывали носки и по этому "мячу" били.

- В прошлом году вы уже не были в сборной Бразилии, но, возможно, ради интереса пробовали бить по "Джабулани"? И не жалеете ли, что этого мяча не было, когда вы переживали расцвет карьеры?

- Нет, этим мячом ни разу не играл. Не могу сказать, что очень об этом жалею. Но знаю, что "Джабулани" сначала летит прямо, а потом словно становится тяжелее и как камень падает вниз. А чтобы можно было сознательно придавать этому мячу какие-то замысловатые траектории влево или вправо - такого не замечал. Это было бы интереснее.

- Читал, что долгие годы в "Реале" вы каждый день работали над штрафными. В чем именно заключалась эта работа - и продолжаете ли вы ее в "Анжи"?

- В России пока над штрафными специально не работал. А в Мадриде мы действительно каждый день после тренировки оставались минут на 30-40 с Бекхэмом, Зиданом, Фигу и Роналдо и с разных точек отрабатывали штрафные.

- В молодости на стометровке вы выбегали из 11 секунд. Вас не пытались переманить тренеры по легкой атлетике?

- (Хохочет.) Нет, таких предложений не поступало.

- За сколько пробегаете стометровку сейчас?

- Давненько не замерял. Но вы мне напомнили - скоро так и сделаю!

"САНТЬЯГО БЕРНАБЕУ" БОЛЕЕ РОДНОЙ, ЧЕМ "МАРАКАНА"

- Какой гол в своей жизни и момент в карьере считаете самыми важными?

- Моменты - каждый из финалов, в которых я участвовал. А голы… Если с самым красивым все ясно - удар со штрафного в ворота французов на "Турнуа де Франс" в 97-м, - то с самым важным сложнее. Меня об этом даже никогда и не спрашивали. (Задумывается.) Пожалуй, гол в матче с Китаем на чемпионате мира 2002 года. Не каждому удается забить на мировом первенстве.

- В матче с "Динамо" вы забили свой первый мяч в России. Помните, сколько голов в профессиональной карьере всего на вашем счету?

- (Моментально.) Вместе с этим - 169.

- У защитника! Нет слов. Кстати, вас можно назвать штатным пенальтистом "Анжи"? Спрашиваю, поскольку до игры в Химках 11-метровых махачкалинский клуб не бил.

- Да, я еще с предсезонных игр в Анталье стал штатным пенальтистом. Так что мой подход к "точке" в матче с "Динамо" не был спонтанным.

- После игры с "Динамо" вы долго-долго раздавали автографы и интервью, фотографировались со всеми желающими. Как вам хватает терпения? Неужели за столько лет не надоело?

- Я тоже когда-то был болельщиком и прекрасно понимаю людей, которые так ждут момента, когда смогут с тобой сфотографироваться или взять автограф. Они в той или иной степени восхищаются мной как футболистом - и я не имею права разочаровать их. Я никогда не уставал от этого!

- Что для вас важнее - клуб или сборная, победа на чемпионате мира или в Лиге чемпионов?

- Когда в твоей карьере случаются такие победы, ты не можешь и не должен выбирать, какая из них важнее. Это будет смахивать на какое-то высокомерие, поскольку большинству футболистов не судьба познать в карьере ни того, ни другого. Что же касается того, клуб важнее или "селесао", то клуб важен с той точки зрения, что он помогает тебе попасть в сборную. В Бразилии конкуренция такая, что ты никогда не окажешься в национальной команде, если не будешь выкладываться на сто процентов в своем клубе.

- А какой стадион считаете более родным для себя - "Сантьяго Бернабеу" или "Маракану"? Домашнюю арену "Реала" или "селесао"?

- "Сантьяго Бернабеу".

ПОЗДРАВЛЯЮ ЦЫМБАЛАРЯ И ТИТОВА!

- Слышал, что этой зимой у вас был выбор, куда ехать - в Махачкалу или Лос-Анджелес, в клуб MLS "Гэлакси", в котором играет Бекхэм. То, что при таком выборе отдали предпочтение столице Дагестана, звучит невероятно.

- Я всегда думаю о будущем - и о проекте в целом. От того, что предложил хозяин "Анжи" Сулейман Керимов, невозможно было отказаться. Он открыл для меня дверь в российский футбол, сейчас в роли игрока, а затем - тренера, директора, президента… Здесь у меня есть возможность поддерживать благотворительную организацию, с которой сотрудничает "Анжи". Всего этого у меня не было бы в Лос-Анджелесе, куда меня действительно приглашали.

- Верно ли, что были еще варианты с одним из клубов английской премьер-лиги и с "Ромой"?

- Все верно. О предложении из Англии мне сообщил мой представитель, а "Рома" на меня вышла напрямую - это был бывший игрок римлян, который ныне занимает один из высоких постов в клубе. Были также предложения из "Фламенго" - я общался с Вандерлеем Лушембургу - и из "Флуминенсе". Наконец, звали в чемпионат Австралии. Как только футбольная общественность узнала, что я собираюсь разорвать контракт с "Коринтианс", сразу же появилось много вариантов.

- Первый раз вы побывали в России с "Палмейрасом", который в 94-м провел турне по разным городам страны. Что запомнилось из той поездки?

- (После паузы.) То, что пилот нашего самолета, которым мы летали по городам, был очень похож на Папая-Моряка из одноименного мультфильма! (смеется) У него были огромные руки. Вот видите - пилота помню, аэропорт в день отъезда - тоже, а сама поездка совершенно выпала из памяти.

- Если бы вам тогда кто-нибудь сказал, что однажды вы приедете играть в эту страну, - поверили бы?

- В 94-м году - нет. Тогда я думал только о том, чтобы сначала заявить о себе в Бразилии, а потом попробовать свои силы в Европе. Но сейчас, как видите, я здесь. В жизни нередко случается то, чего не предполагаешь.

- Уже тогда мечтали о "Реале"? Болели за него, живя в Бразилии?

- Нет, не мечтал и не болел. Мечта была более абстрактной - играть в большом европейском клубе. Сначала поступило предложение из "Интера", где я провел год, а уже оттуда переехал в Мадрид.

- Для любого болельщика в России приезд "Реала", а уж тем более победа над ним становились колоссальным событием. А вы помните, например, поражение в Москве от "Спартака" в групповом турнире Лиги чемпионов-98/99? Вы тогда вели - 1:0, но уступили - 1:2.

- Мне надо еще раз пересмотреть тот матч, чтобы что-то о нем вспомнить. Мы столько тренировались и играли, что какие-то конкретные матчи исчезли из памяти.

- Напомню: вы нарушили правила, и с того штрафного Цымбаларь сравнял счет. А потом Титов забил победный мяч.

- Поздравляю Цымбаларя и Титова! ( улыбается.)

- А вообще какие-то матчи за "Реал" против российских клубов помните?

- (Долго думает и отрицательно качает головой.) Много времени и игр прошло. Трудно вспомнить.

- А кто из российских футболистов, против которых вы играли в Испании, запомнился больше других?

- Мостовой. Потрясающий футболист!

- А правый полузащитник Валерий Карпин, который действовал как раз против вас?

- В матчах "Сельты" против нас их тренер всегда чуть-чуть видоизменял тактику, и Карпин играл не четко на фланге, а чуть ближе к центру. Конечно, помню и его. Сейчас перед матчем "Анжи" со "Спартаком" я пожелал ему удачи. И спокойствия.

ДУМАЛ, КЕРИМОВ ПОДАРИТ МНЕ ЧАСЫ, А НЕ "БУГАТТИ"

- Помните первый момент, когда услышали о варианте с Россией и Махачкалой? Вы же наверняка о таком городе ранее никогда не слыхали?

- Не слыхал. Думаю, что не только я, но и многие люди в мире о Махачкале прежде не знали. И это в хорошем смысле слова "вина" нашего владельца Керимова, что теперь это название известно везде.

- Как он смог убедить вас поехать в Дагестан?

- Началось все с того, что я объявил в Бразилии о прекращении своего контракта с "Коринтианс". Сулейман связался со спортивными руководителями "Анжи", те, в свою очередь, - с моим представителем в Бразилии. Я следил за всем ходом переговорного процесса. То есть лично Керимов меня не убеждал - все проходило по описанной мною цепочке. Мои представители сказали: прекрасный проект прекрасного человека. И я подписал контракт.

- Стало ли для вас потрясением то, что Керимов на день рождения подарил вам роскошный автомобиль "Бугатти", причем сразу же отправил его в Сан-Паулу?

- На самом деле я сначала думал, что он мне часы подарит… ( смеется). А получилось вот так. В разговоре, который не имел ничего общего ни с подарком, ни с днем рождения, Керимов вроде бы издалека спросил: какие машины мне нравятся? Какой автомобиль был в Испании, в Турции? Какой машины у меня никогда не было? Тут я и назвал "Бугатти". Но мне и в голову не могло прийти, к чему он клонит, думал, это просто абстрактная беседа. Я ни о чем его не просил. И вдруг вместо часов…

- Какой до того был самый дорогой подарок в вашей жизни?

- На самом деле даже вспомнить не могу. Никогда на эту тему не заморачивался. Денежная ценность подарка для меня никогда не была главной.

- А сами что и кому наиболее дорогое дарили?

- Опять же непросто вспомнить, но, кажется, это были бриллиантовые сережки моей жене на день рождения.

- Наверняка вы понимали, когда перешли в "Анжи", что многие начнут злословить: мол, ради денег. Было ли обидно такое слышать?

- Пусть продолжают думать так же. Люди, которые считают, что я приехал сюда заработать денег, просто не знают, что у меня было раньше.

"СДЕЛАЙТЕ СКИДКУ РОБЕРТО КАРЛОСУ И ЕГО СЕМЬЕ!"

- Освоились ли уже в Москве?

- Буквально вчера с женой и дочкой Марианной, которой недавно исполнился годик, въехали в наш новый дом и вовсю занимаемся его обустройством. Все время, помимо тренировок и нашей с вами беседы, посвящено только этому! Что касается Москвы, то это один из первых городов мира. Единственное - тут все очень дорого. А скидок в магазинах мне не делают (смеется). Поэтому, пожалуйста, сделайте к этому интервью такой заголовок: "Сделайте скидку Роберто Карлосу и его семье!" ( хохочет.)

- В Мадриде как игроку "Реала" делали?

- Всегда! 15-20 процентов!

- Легко ли быть капитаном команды в стране, чьего языка еще не успели выучить?

- Довольно сложно. Особенно в плане общения с судьями. Что же касается взаимоотношений внутри команды, то тут проще. Какие-то слова уже произношу, что-то партнеры уже понимают. Эта истина может показаться банальной, но футбольный язык действительно един во всем мире.

- В "Реале" и сборной Бразилии капитанскую повязку надевали часто?

- И там, и там я был вице-капитаном. А потому, если в "Королевском клубе" по тем или иным причинам не мог играть Рауль, а в "селесао" - Кафу, всегда выходил на поле с повязкой. Вице-капитаном был и в "Фенербахче". Так что вполне комфортно себя чувствую в капитанской роли.

- Доводилось ли вам до России когда-нибудь меняться футболками с судьями, как это произошло в подтрибунном помещении "Арены Химки" после игры против "Динамо" с Игорем Егоровым?

- И это у меня было! Как-то раз поменялся с Пьерлуиджи Коллиной. Егоров стал вторым в этом ряду (улыбается).

МАТЧ В ПЕТЕРБУРГЕ ТРАНСЛИРОВАЛИ НА БРАЗИЛИЮ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

- Теперь - о вещи куда менее приятной и веселой. Когда в Санкт-Петербурге вы подверглись расистской выходке, не разочаровались в своем решении поехать в Россию?

- (Эмоционально.) Дело не в стране. И не в городе. В конце концов, во времена игры за "Реал" я и в Барселоне, и в Сарагосе испытывал на себе расистские выпады. Случалось такое и с Это'О. Говорил потом об этом и с Блаттером, и с Платини. На самом деле кроме "Зенита" в мире достаточно клубов, на стадионах которых происходят подобные вещи. Тем не менее играл же я в Испании, и сколько лет!

Поэтому "Зенит" не виню. В любом городе может найтись дурак, который хочет таким вот извращенным способом попасть в объективы телекамер и своеобразно "прославиться". Может быть, у него в личной жизни какие-то проблемы, и он пытается на стадионе их выплеснуть, походя обидев художников мяча.

Случившееся плохо не столько для меня, сколько для клуба, болельщики которого позволяют себе такое, а также для российского футбола в целом. Хотя бы потому, что матч "Зенит" - "Анжи" показывали в Бразилии в прямом эфире. Сейчас на нашу страну транслируют практически все игры "Анжи"! Не все - вживую, но по воскресеньям всегда есть один прямой репортаж. И если матч нашей команды начинается в удобное время, по понятным причинам выбирают его.

СВИНУЮ ГОЛОВУ БРОСИЛИ В ФИГУ, А ПОПАЛИ В МЕНЯ

- Покорение Европы вы начали в "Интере" у Роя Ходжсона, но впоследствии не играли на Апеннинах и не работали с английскими тренерами. Первый опыт получился неудачным?

- Нет, это не более чем совпадение. Не имею ничего против ни английских тренеров, ни чемпионата Италии. Напротив, тот год в "Интере" получился хорошим, я забил восемь мячей. Просто потом появилась возможность перебраться в Мадрид, и я ею воспользовался.

- Могла ли судьба повернуться так, что вы оказались бы в "Барселоне" или другом европейском суперклубе?

- Точно помню, что было предложение из "Марселя". Но зачем идти куда-то еще, если тебя зовет "Реал", самый титулованный клуб мира?! А уж тем более - принимать предложение "Барселоны"?

- Жестко вы об извечном оппоненте. Как игрок "Реала", вы ненавидели "Барсу"?

- Никогда и ни к кому за всю свою футбольную карьеру не испытывал ненависти. Да, класико - соперничество очень принципиальное и в определенной мере политическое. Выходить на поле и сражаться, отдаваться без остатка - обязательно. Но зачем ненавидеть?

- Отношения между двумя клубами переносились на отношения между их игроками?

- Опять же: чувств, которые могли бы мне помешать дружить с кем-то из футболистов "Барселоны", к этому клубу у меня не было. И я дружил - с Ривалдо и Фигу в бытность последнего "сине-гранатовым". Когда я играл в "Реале", за "Барсу" выступали в основном голландцы. А вот с двумя этими парнями отношения у нас были великолепными.

- Участвовали ли вы в печально знаменитом первом матче Фигу за "Реал" на "Ноу Камп", где в португальца летело все что попало - монеты, мобильные телефоны и даже свиная голова? Было ли вам страшно в такой атмосфере?

- Да, я играл. Был увлечен футболом, и сказать, что было страшно, не могу. А упомянутая вами свиная голова ударилась как раз мне о ногу!

- Травмы не получили?

- Нет. Она упала прямо рядом со мной и едва меня коснулась.

- Вообще вы понимаете человека, который переходит из "Барселоны" в "Реал" или наоборот? Могли бы сами так поступить?

- Отношусь к этому абсолютно нормально. Мы профессиональные футболисты, и в нашей жизни может произойти все. Тот же Фигу адаптировался в команде очень быстро, все сразу увидели, что он не только футболист великолепный, но и человек отличный, - и стали к нему хорошо относиться. Барселонское прошлое ни я, ни кто-либо другой в "Реале" никогда ему не припоминал.

В моем контракте с "Реалом" никогда не было пункта, что я не могу перейти в тот или иной клуб. То есть я не принадлежал Мадриду, что называется, с потрохами, не подписывал с ним никаких особых соглашений. Просто так получилось, что я был нужен клубу в течение 12 лет, и постепенно он стал для меня родным. Теперь уже на всю жизнь.

ДЕЛЬ БОСКЕ ОТНОСИЛСЯ К НАМ, КАК К РОДНЫМ ДЕТЯМ

- Какая из трех побед с "Реалом" в Лиге чемпионов для вас наиболее памятна?

- В 98-м году, когда мы в финале обыграли "Ювентус" со счетом 1:0. Дело в том, что до того "Реал", являясь самым титулованным клубом мира, не выигрывал главный европейский трофей несколько десятилетий (32 года. - Прим. И.Р.). Счастье в столице Испании тогда было просто неописуемое. Второй и третий раз выиграть Лигу, конечно, тоже было здорово, но с эмоциями от первого это сравнить все-таки нельзя.

- В "Реале" вы работали с Фабио Капелло, Гусом Хиддинком, Висенте Дель Боске и другими выдающимися тренерами. Кто из них занимает наибольшее место в вашем сердце?

- Капелло и Дель Боске. Отличные отношения были у меня и с другими тренерами - Хайнкесом, Лушембургу, Хиддинком...

- Почему у Хиддинка, победителя Межконтинентального кубка, роман с "Реалом" получился недолгим - менее сезона?

- Только потому, что он сам принял решение уйти из "Реала". А по поводу Межконтинентального кубка помню, как Хиддинк до игры пообещал команде сбрить усы в случае победы. И сделал это прямо в раздевалке!

- Правда, что игроки "Реала" очень любили Дель Боске? За что?

- Правда. Потому что, во-первых, он очень хороший человек, во-вторых, у него потрясающие тренировки, а в-третьих, к футболистам он относился, как к родным детям. И мы платили ему той же монетой. Конечно, я очень порадовался за Дель Боске, когда в прошлом году он выиграл с Испанией чемпионат мира.

- С ним "Реал" в начале века выиграл все, что возможно. Решение Флорентино Переса его уволить в поисках более знаменитых тренеров было большой ошибкой?

- Это внутренние дела клуба, и мне не с руки их комментировать.

- С Капелло вы провели свой первый, а затем и последний сезоны в Мадриде. Итальянец - очень строгий тренер. Неужели у веселых бразильцев не возникало с ним недопонимания?

- Не возникало. Болельщики не знают, каков тот же Капелло в жизни, а видят только то, как он ведет себя на скамейке и бровке. А тут немалая разница. Поверьте, он куда более жизнерадостный человек, чем может показаться во время матчей.

- В последний ваш испанский сезон президент "Реала" Рамон Кальдерон уволил Капелло после победы в чемпионате Испании. Сильно удивились?

- У меня не было какого-то особого мнения на этот счет. Таково было решение президента. Что мы, игроки, могли с этим поделать?

- А чьим решением был ваш уход из "Реала" - Кальдерона или пришедшего вместо итальянца Бернда Шустера?

- Моим собственным. У меня закончился контракт, и мы не сошлись с клубом в условиях нового соглашения. Мне предлагали однолетний контракт, я же хотел двухлетний. И, не получив его, принял предложение "Фенербахче".

- Читал, что в 2009 году вы публично объявляли о желании вернуться в "Реал" и играть за него бесплатно.

- Нет, такого не было. При всей моей любви к "Реалу".

- К кому из его президентов, с которыми вас свела судьба - Лоренсо Сансу, Флорентино Пересу и Рамону Кальдерону, - относитесь теплее всех?

- К Сансу. Потому что благодаря ему я оказался в "Реале".

- А в противостоянии Перес - Кальдерон вы на чьей стороне?

- Флорентино.

ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ

- В сборной Бразилии вы дебютировали 18-летним, в 92-м. Могли ли двумя годами позже попасть на чемпионат мира в США, где ваши соотечественники 22 года спустя вернули себе титул?

- Шанс имелся, но в тот момент я был еще слишком молод. И Карлос Алберту Паррейра решил сделать ставку на более опытных.

- О той неяркой сборной яростно спорили и в самой Бразилии, и за ее пределами. А что для вас как бразильца было важнее - победа в США или недостаточная зрелищность команды?

- Для меня как футболиста важнее всего всегда была эффективность. Победителей не судят.

- Четыре года спустя вы дошли до финала, но были разгромлены французами. О том матче ходило много разных слухов…

- Да, и я их, конечно, слышал. Но на деле все было гораздо проще: французы оказались очень сильны, а мы недоработали в маленьких деталях, которые на таком уровне нередко бывают решающими.

- Что за приступ случился перед тем матчем с Роналдо?

- Я лично этого не видел, так что говорить не могу.

- Как сформулировали бы свое главное воспоминание о золотой сборной Луиза Фелипе Сколари-2002?

- Это была команда-семья.

- Говорили, что в 2010 году вы хотели вернуться в сборную и поехать в Южную Африку, но Дунга вас не взял. Так ли это?

- Да, такое желание у меня было. Но моя карьера уже начала клониться к закату, и тренер выбрал более молодых игроков. Можно сказать, получилась ситуация, зеркальная 1994 году. Таков футбол: сегодня ты слишком молод, а уже завтра тебя считают чересчур старым. Если бы это было возможно, доказал бы обратное в составе сборной России! ( смеется.)

- А с жесткой критикой в адрес Дунги и стиля игры его команды согласны?

- Не очень. Тренер имеет право на свое видение футбола.

В "АНЖИ" МЕНЯ НАЗЫВАЮТ ПРОСТО РОББИ

- У каждого человека в жизни случаются моменты, когда ему надоедает даже любимое дело. Бывали дни, когда вас начинало тошнить от футбола, и как вы с этим справлялись?

- Тошнить от футбола?! Такого не было и не может быть. Футбол в моей жизни - это все. Готов предположить, что мне рано или поздно все-таки придется перестать играть (вот какую конструкцию задвинул 38-летний мастер! - Прим. И.Р.). Но и после этого я обязательно найду себя в футболе, будь то в качестве тренера, директора клуба или даже пилота самолета, на котором будет летать команда (смеется).

- Об этом пока говорить рано: вы - капитан "Анжи", и с каждым матчем вы и команда играете все увереннее. Как вас называют партнеры?

- Просто Робби. И меня этот краткий вариант вполне устраивает. Не будут же они в каждом игровом эпизоде кричать: "Роберто Карлос да Силва!" За это время мяч уже до других ворот долетит. ( улыбается).

- Ваши руки испещрены татуировками…

- На одной - имена четырех моих сыновей, на другой - трех дочерей. Со всеми я общаюсь, каждому стараюсь помогать как только возможно. Только тату с именем младшенькой, Марианны, нанести пока не успел. И сделаю это, скорее всего, в России.

Игорь РАБИНЕР

Прямой эфир
Прямой эфир