14 августа 2009

14 августа 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Павел ПОГРЕБНЯК: "Я ВИДЕЛ СЛЕЗЫ АДВОКАТА"

Мы сидели в холле отеля накануне матча с аргентинцами - и поражались Погребняку. Павел задорно рассказывал о "Штутгарте" и новых впечатлениях, - но внезапно грустнел, едва речь заходила о "Зените". Взвешивал каждое слово - хотя, казалось, мог бы уже и не взвешивать. Что ему до дня вчерашнего?

На следующий вечер он отыграл десять минут против команды Марадоны - и улетел обратно в Германию. Осваивать новый язык, обустраивать новый дом.

И стараться не вспоминать последние полгода в Питере.

"САМОСТРЕЛ"

- Многие сегодня говорят: "Погребняк попал в свой чемпионат". Вы тоже так считаете?

- Прежде чем заявить такое, надо что-то показать на поле. Я бы не торопился.

- Но мечтали вы когда-то об Англии?

- Ну и что? Сейчас я очень доволен, что играю именно в Германии.

- Где кроме "Штутгарта" могли оказаться?

- В "Блэкберне". Главный тренер клуба Сэм Эллардайс приезжал в июле на матч с "Рубином". Я никак себя не проявил. Это, наверное, и отпугнуло.

- Знали, что Эллардайс будет на стадионе?

- Да. Не думаю, что его присутствие повлияло на мою игру. Просто в этом году мы не показывали нормального футбола. Я бы не понял, если бы после того матча Эллардайс сказал: "Хочу Погребняка". Больше к теме "Блэкберна" не возвращались. А чуть раньше в "Баварию" не отпустило руководство "Зенита".

- Когда услышали про "Штутгарт", первая реакция была - "не поеду"?

- Почему? Сразу прикинул: "Штутгарт" - третья команда в чемпионате Германии. Значит, Лига чемпионов. Да и вообще солидный клуб. Но я в тот момент вовсю вел переговоры с "Зенитом", о "Штутгарте" размышлял в последнюю очередь.

- Игнашевич рассказывал нам, что перед принятием важного решения кладет на стол лист бумаги и пишет все "за" и "против". Что у вас было против "Штутгарта"?

- Я с листочком не мог сидеть хотя бы потому, что времени на раздумья дали всего ничего. Обсудили с женой, насколько хорошо в Германии будет нашим детям, и все.

- Есть какая-то мелкая бытовая деталь, которая поразила вас в "Штутгарте"?

- Поразило отношение к футболистам!

- К кому конкретно?

- Да ко мне, например. К жене. Создали все условия. Даже не по себе стало от такого внимания. Любой каприз!

- Что увидели в немецком клубе такого, чего нет в "Зените"?

- Бросилась в глаза дисциплина - все расписано, где бутсы надевать, где кроссовки, где шлепки. Но за пару дней привык. У немцев взвешивание до тренировки, после тренировки…

- У Адвоката иначе?

- У Адвоката я уже забыл, когда стоял на весах.

- Как проходили медосмотр? Павлюченко однажды обследовали, как космонавта, даже клок волос зачем-то срезали.

- Нет, в "Штутгарте" было проще. Специально ради меня в воскресенье пригласили врачей, взяли кровь, посмотрели колени, сердце. Что было тяжело - так это когда 18 минут пришлось крутить велосипед. С различными нагрузками. Хотел уж остановиться на 12-й минуте, но думаю: надо проверить себя. Смогу ли дотерпеть? Смог!

- Немцы удивились выносливости?

- Едва ли. Удивились они разве что моему весу - 91,8 килограмма. Я, правда, сказал, что врут их весы. Пару раз потренировался - уже было 90.

- По словам Глеба, к перерыву матча с "Вольфсбургом" вы натерли жуткие мозоли и даже советовались с ним - выходить ли на второй тайм.

- Немножко не так. Вопрос, продолжать или нет, для меня не стоял. Ясно было, что на поле останусь. Но, увидев эти мозоли, Маркус Баббель спросил: "У тебя проблемы? Говори сразу!"

- А почему так натерли ноги?

- Потому что надел новые бутсы. Игроки такое называют - "самострел". Я уже не раз на этом обжигался. Но других бутс на шести шипах у меня не было. Минут сорок все шло нормально, зато последние пять еле шагал. Лишь смотрел на время: когда тайм закончится?

- Как же отыграли во втором?

- Поменял эти бутсы на свои старенькие. Заклеил пятки пластырем. Уже было терпимо.

- Были еще в жизни матчи, которые играли через не могу?

- Когда распухал голеностоп, крепко бинтовал ногу и выходил на поле, ничего страшного. Такое случалось и в "Зените", и в "Шиннике". Не привык из-за мелких повреждений пропускать даже тренировку. Однажды у Петракова в Томске играл с сотрясением. Столкнулся головой с защитником, подхожу: "Юрьич, наверху бороться не могу" - "Играй, как получится". И как раз в том матче я забил первый гол за "Томь".

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Окончание - стр. 8