4 сентября 2008

4 сентября 2008 | Теннис

ТЕННИС

US OPEN

Во вторник в четвертом круге Игорь Андреев уступил 2-й ракетке мира швейцарцу Роджеру Федереру, а Николай Давыденко на корте имени великого джазмена Луи Армстронга проиграл 130-му номеру рейтинга АТР Жилю Мюллеру из Люксембурга.

В ДЖАЗЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ

Слава МАЛАМУД

из Нью-Йорка

В ВЫСШИХ СФЕРАХ

Если позволите, я начну этот репортаж на философской ноте. Разговор у нас сегодня будет о единении народов мира, космополитизме, жаре и ракетках одной известной фирмы - то есть на общечеловеческую, насущную тематику. Другой она и быть не может - такой уж это город, и такой уж это вид спорта.

Вот стоит, например, в парке Флашинг-Медоуз, аккурат за воротами стадиона имени Артура Эша (а это, если кто не в курсе, главный корт Открытого чемпионата США по теннису), эдакий огромный шар - металлическая планета Земля, с выпуклыми материками, приваренными к сетке меридианов и параллелей. Очень хорошо стоит, символом Нью-Йорка наряду со статуей Свободы и "Эмпайр-стейт-билдинг". И называется она "унисфера". С какой такой стати этому соцреализму такая честь?

А кто его знает, думается вам по дороге к стадиону. У ньюйоркцев есть потрясающая способность придать статус национальной иконы любой расположенной в их городе мусорной куче ("А это - знаменитая забегаловка Бенни Шварца, где подают легендарное вареное мясо в краюхе вчерашнего хлеба! Неужели вы еще там не бывали?!"), так что удивляться, пожалуй, не стоит. У "унисферы" тем не менее глубокий смысл все же есть: она символизирует "достижения человека в уменьшающемся мире". О как!

Теннис, кстати, тоже прекрасно служит делу уменьшения мира, ибо нет на свете игры более космополитичной, всеохватной и одновременно эксклюзивной. Все эти спортсмены, представляющие страны своего рождения, на самом деле являются гражданами мира, по которому без устали путешествуют, все отлично говорят по-английски и дружат-враждуют друг с другом отнюдь не по национальному признаку.

Эх, если бы весь мир был как теннис, продолжает думаться вам уже в пределах стадиона. Это ж подумать только: еще совсем недавно там все поголовно были в белых штанах! А еще российским женщинам не было бы равных... Хм, ну хоть в чем-то наша с вами планета не подкачала.

В общем, чего уж там нагнетать лишнюю интригу... Жарким ньюйоркским вторником 2 сентября на кортах Национального теннисного центра имени Билли Джин Кинг (а это, кстати, самый большой спорткомплекс в мире, названный в честь женщины) случилось то, что и должно было случиться. С утра пораньше Елена Дементьева без труда разобралась со швейцаркой Патти Шнидер, сохранив нам шансы на полностью российский женский финал. Причем на точную копию олимпийского! А вот в послеобеденные часы, после длительных прений в раскаленном воздухе отмахались ракетками наши мужские надежды.

О мастерицах пушистого мяча мы уже писали и еще напишем, а сегодня, не обессудьте, будет разговор по-мужски. Как известно большинству читателей нашей газеты, такие разговоры редко бывают приятными, зато подчас случаются интересными.

МУЖСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Полностью российского финала у мужчин так или иначе не вышло бы (рейтинг не дорос), а вот четвертьфинал вполне мог получиться: в случае успехов во вторник Николай Давыденко и Игорь Андреев выходили бы друг на друга. Для Николая успех был ожидаем, для Игоря - ни в коем разе, но оба матча получились на удивление захватывающими.

У Давыденко, игравшего на корте имени великого джазмена Луи Армстронга (с ракеткой его вряд ли кто-либо заставал, зато трубач-виртуоз когда-то жил неподалеку), соперник был одновременно в высшей степени проходимый и чрезвычайно неудобный.

Жиль Мюллер, посланец Великого княжества Люксембург, продрался в основную сетку через три квалификационных матча. При этом он никогда не забредал так далеко в турнирах "Большого шлема", что дивным образом объясняет его 130-е место в мировом рейтинге. Зато три года назад он выбил из уимблдонской сетки Рафаэля Надаля, а потом победил тут же, в Нью-Йорке, Энди Роддика, чем снискал себе славу творца сенсаций, которая так и держалась, без дополнительной подпитки, все это время. Мюллер на каждом турнире громогласно заявляет, что может побить кого угодно, потому что ему нечего терять. Роджер Федерер, например, такого о себе сказать не может и на заявления Мюллера иронически отвечает: "С каждым годом ему терять все более и более нечего".

Видимо, к 2008-му потеряно было уже абсолютно все, потому что к одной восьмой финала люксембуржец шел как бешеный бык, опрокинув по дороге немца Томми Хааса и испанца Николаса Альмагро. Обоим Мюллер проиграл первые два сета, оба раза вытащил третий в тай-брейке, после чего задавил соперников в изнурительных четырехчасовых поединках, проходивших практически без брейков. В общем-то, это и есть ключ к победе для Мюллера, поскольку всей игры у него - мощнейшая подача левой рукой, справиться с которой (когда ему удается попасть мячиком в правильный квадрат) под силу очень и очень немногим. В общем, непростой парень, и Давыденко следовало быть настороже.

Не буду утверждать, что Николай недооценил своего соперника. Хотя, дело тут, думается, все-таки не столько в Мюллере, сколько в самом Давыденко. Какой-то совершенно "разобранный" сложился у Николая этот сезон после ранней удачи на турнире в Майами, и ранний уход с нью-йоркских кортов стал логическим его продолжением. В общем, получилось вот как.

ДАВЫДЕНКО И ЩЕКИ АРМСТРОНГА

Матч Давыденко - Мюллер проходил в атмосфере, которую покойный мистер Армстронг точно не одобрил бы, - при полной тишине практически пустых трибун. Не заинтересовала ньюйоркцев вековая вражда России и Люксембурга, стало быть. Только самолеты, взлетающие то и дело из близлежащего аэропорта ЛаГуардия, вносили в обстановку какой-то шумовой элемент. Порой их заглушал Мюллер, имеющий обыкновение бурно праздновать, когда с ним происходит что-то особенно хорошее (как, например, удачный прием чужой подачи).

За несколько минут до начала матча вежливый британец в пресс-центре проинформировал вашего корреспондента, что он будет единственным в этот день представителем пишущей российской прессы. Что ровно на одного писаку больше, чем прислало на турнир великое княжество, у которого наверняка нашлись более серьезные интересы, чем Жиль Мюллер.

Первый сет прошел в мюллеровском стиле - за обменом аргументами. Кто подавал, тот и выигрывал. В седьмом гейме, правда, у Давыденко был отличный шанс для брейка - он вел 40:15, но соперник "положил" пару эйсов и вырвал победу, после чего лицо Николая утратило свою непроницаемость. В частности, оно стало проницаемым для выражения, красноречиво говорившего: "Ну елки же точеные!"

А что тут еще скажешь, когда соперник совершает невменяемое количество ошибок да лезет сломя голову к сетке, будто там запутался аппетитный рябчик, зато подает со скоростью 210 км/ч, и принять это безобразие как следует решительно не удается?!

В общем, как и полагается, все решил первый же брейк - на подаче Давыденко. В решающем розыгрыше он отбивался на задней линии (впрочем, это он всегда пытается делать: к сетке Николай не ходок), но в итоге засандалил мяч в небеса. "Ишь ты, - говорило теперь лицо Давыденко. - Вот же оно как вышло-то..."

Во втором сете сначала показалось, что Николай, как это с ним в последнее время бывает, сник и потерял интерес к происходящему. Мюллер, взявший его подачу и, как обычно, державший свою, повел 3:0, а затем 4:1. И тут наконец свершилось! Брейк! Николай пошел к сетке (один из считаных разов за весь матч!), достал мяч бэкхэндом и аккуратно положил его в противоположный угол корта. 3:4!

Тут следовало воспользоваться эмоциональностью противника и спокойно его добить, что Давыденко и сделал. В девятом гейме Мюллер доошибался до еще одного брейка, после чего понял, что этот сет придется по-хорошему отдать и концентрироваться на следующем.

В середине третьего сета матч был прерван: Мюллеру перевязывали ободранное левое колено. Ничего, люксембуржец оклемался без труда, тут же выиграв гейм на подаче Давыденко. Николай имел возможность вернуть должок, имея брейк-пойнт в восьмом гейме, но проиграл длинный размен на задней линии и счет стал 3:5. Тут уже и Николая стало пробивать на эмоции: было крикнуто что-то отрывистое и чуть не брошено ракеткой. Причем уже второй или третьей за матч.

Зато настоящей феерией стал четвертый сет, в котором соперники раз за разом брали свою подачу, доведя дело до тай-брейка. И пошло веселье! Мюллер ведет 2:1. Давыденко набирает три очка подряд, и Мюллер лупит наотмашь сетку: "у-у-у, проклятущая". Тут же три очка подряд берет люксембуржец, и Давыденко бросает ракетку оземь. Две минуты спустя - 6:5 в пользу Давыденко и сет-пойнт! Мюллер дерется, как лев на гербе Люксембурга: сравнивает, сравнивает еще раз, выходит вперед. Лицо подданного великого князя выражает совершенно недворянские эмоции: "Умри, ну умри же уже!" Давыденко отказывается: 9:8 в его пользу. И опять ничья. И снова впереди Мюллер. И вот уже у него сдают нервы: сбился прицел на убойной подаче Жиля. Две ошибки и счет равный - 10:10. Давыденко тоже не в лучшей моральной форме - отвечает любезностью на любезность. Третий матч-бол Мюллера!

Мяч после удара люксембуржца ударился в сетку и перескочил на сторону Давыденко. Тот достал, но удар получился слабым. Мяч, вновь задев краешек сетки, взмыл вверх и, немного подумав, опустился у ног россиянина. Давыденко в гневе и растерянности швырнул ракетку оземь, отчего у нее отлетел наконечник. Свои претензии орудию труда Николай еще выскажет в интервью "СЭ". В проигрыше тринадцати из пятнадцати брейк-пойнтов есть, видимо, доля вины технических спонсоров.

Как и усталость (даже не столько физическая, сколько моральная), которая была заметна у Николая еще на Олимпиаде. Что-то ему смертельно надоело, это точно: не то скандалы, не то теннис вообще. Будем надеяться все же, что не последнее. На послематчевой пресс-конференции Давыденко выглядел разбитым и отреченным, а на большинство вопросов отвечал, надувая щеки и громко выдыхая. Может быть, дух Луи Армстронга витал где-то рядом?

А Мюллер, все еще не до конца понимая, как можно победить в четырех сетах, допустив 45 ошибок против 22 у соперника, бурно радовался, громко призывая своего следующего соперника. Каковым, по мнению Жиля, должен был стать Федерер. Естественно, люксембуржец тут же заявил, что уж теперь-то ему терять точно нечего.

ГОЛИАФАМИ ЗРЯ НЕ СТАНОВЯТСЯ

Мюллер, конечно, прогнозировал не совсем уж с кондачка. Федерер, все-таки, пусть и в далеко не самый лучший свой сезон, пусть и отдавший первую строчку рейтинга Надалю, - все-таки Федерер. А Андреев, хоть он тоже дошел до одной восьмой финала, не проиграв ни одного сета - все-таки не Федерер. Хотя тоже носит бадану и оранжевую рубашку.

И даже когда Игорь выиграл свою подачу, красиво положив мяч в угол корта крученым ударом с форхэнда, и даже когда взял подачу соперника, аккуратно ловя того на выходах к сетке - Федерер оставался Федерером. Во всяком случае, в глазах публики, которая болела за него и ждала, когда великий швейцарец наконец проснется.

"Рад-жер! Рад-жер!" - скандировали трибуны "Артура Эша" с далеко не немецким прононсом. Впрочем, если судить во выкрикам "И-гор!" и даже "Эндрив!", находились среди американцев и поклонники нашего теннисиста. Как уже было сказано, это весьма и весьма космополитичный вид спорта.

А "Раджер" между тем спорил с судьями, то и дело требуя вмешательства видеоарбитра, известного под фирменной маркой Eagle Eye - орлиный, то бишь, глаз. Иногда механическая птица поддерживала фаворита, иногда нет, а Федерер продолжал ошибаться и лезть к сетке. Андреев же был само хладнокровие и провел почти весь первый сет у задней линии. До поры до времени. Поведя в счете 5:4, Андреев тоже начал ошибаться: неудачно подрезав пару длинных ударов, проиграл собственную подачу. И вот уже счет 5:6, публика в предвкушении, самолеты гудят над головой, и Андреев по своему обыкновению очень громко дышит при приемах, а Федерер, как обычно, молчалив и спокоен, и все должно сейчас пойти по плану.

Не пошло. Андреев собрался, выиграл двенадцатый гейм прекрасным обводящим ударом, после чего отлично провел тай-брейк. Федерер, естественно, оспорил решающий удар, но "орлиный глаз" был к нему суров.

Суров был и Андреев, который во втором сете подавал на грани гениальности и вновь довел дело до тай-брейка. На этот раз, однако, все получилось с точностью до наоборот: швейцарец быстро набрал три очка и спокойно выполнил решающий удар (выход к сетке, неудачная попытка Андреева обвести). Вот и выравнялись.

Долгожданное пробуждение Федерера состоялось вроде бы в третьем сете, который он выиграл достаточно уверенно (как раз в это время Мюллер давал свое радостное интервью и бросал фавориту свой смелый вызов), но в четвертом у швейцарца опять все пошло наперекосяк. Сначала Федерер бездарно завалил собственную подачу в четвертом гейме: проигрывая 0:30, принимал у сетки "свечу", но жахнул почему-то мимо корта. Потом дал Андрееву выиграть свою подачу всухую.

Чуть позже, правда, вернул должок, положив два эйса, но было уже поздно. В девятом гейме Андреев, борясь с собственными нервами, все-таки довел дело до конца и сравнял счет в матче.

Кто бы мог подумать, что великий Роджер будет возиться в пяти сетах с "посеянным" под 23-м номером соперником, для которого четвертьфинал турнира "Большого шлема" - пока что потолок возможностей?! Уж точно не сам Федерер. Очень уж уставшим и нервным выглядел он в этом матче. Но великий Роджер стал таковым именно потому, что не терялся в подобных ситуациях.

Переломил матч второй гейм решающего сета, когда Андреев проигрывал на собственной подаче 15:40, но сумел сравнять счет. Дважды у Игоря была возможность выиграть гейм, дважды Федерер отбивался, пока сам не вышел вперед. После чего швейцарец чуть ли не на коленях принял мощнейшую подачу Андреева, встал, ринулся к сетке и каким-то образом достал там мяч, перебросив его через голову россиянина. Игорь сумел добраться до мяча, но его отчаянный удар с разворота ушел далеко за пределы площадки. Увы. Это называется "выиграть на классе". Сразу же после этого Федерер взял свою подачу, поведя 3:0, и стало ясно, что из этой ямы россиянин уже не выберется.

- Честно говоря, даже не припомню, играл ли я когда-либо пятисетовые матчи на этом корте, - сказал после игры Федерер, выйдя к прессе совершенным гоголем - в фирменной кепке с буквами RF. - Что ж, оказывается, это интересно. Я рад за болельщиков - они получили много удовольствия.

Что правда, то правда. Даже для российских фанатов.

2 сентября

Мужчины. Одиночный разряд. Четвертый круг. Джокович (Сербия, 3) - Робредо (Испания, 15) - 4:6, 6:2, 6:3, 5:7, 6:3. Федерер (Швейцария, 2) - АНДРЕЕВ (23) - 6:7 (5:7), 7:6 (7:5), 6:3, 3:6, 6:3. Роддик (США, 8) - Ф. Гонсалес (Чили, 11) - 6:2, 6:4, 6:1. Мюллер (Люксембург) - ДАВЫДЕНКО (5) - 6:4, 4:6, 6:3, 7:6 (12:10).

Парный разряд. 1/4 финала. М. Гонсалес/Монако (Аргентина) - Соареш/Вемич (Бразилия/Сербия) - 6:2, 6:7 (3:7), 6:3. Длоухы/Паес (Чехия, 7) - Линдстедт/Ниеминен (Швеция/Финляндия) - 6:3, 6:7 (2:7), 6:3. Б. Брайан/М. Брайан (США, 2) - Кас/Петцшнер (Германия) - 7:6 (16:14), 6:4. Робредо/Ройтман (Испания/Аргентина) - Ф. Лопес/Вердаско (Испания) - 6:4, 7:6 (7:5).

Женщины. Одиночный разряд. 1/4 финала. ДЕМЕНТЬЕВА (5) - Шнидер (Швейцария, 15) - 6:2, 6:3. Янкович (Сербия, 2) - Баммер (Австрия, 29) - 6:1, 6:4.

Парный разряд. 1/4 финала. Рэймонд/Стосур (США/Австралия, 10) - Эракович/Костанич-Тосич (Новая Зеландия/Хорватия) - 7:6 (7:3), 6:0. Среботник/Сугияма (Словения/Япония, 4) - Цибулкова/Раззано (Словакия/Франция) - 6:1, 4:6, 6:3.

Микст. 1/2 финала. К. Блэк/Паес (Зимбабве/Индия, 5) - ПЕТРОВА/Бьоркман (Россия/Швеция) - 6:4, 6:4. Л. Хубер/Дж. Маррэй (США/Великобритания) - Крэйбас/Буторак (США) - 6:3, 6:4.

Юниорки. Одиночный разряд. Первый круг. БУЧИНА - Гиббс (США) - 5:7, 6:3, 6:2.

Второй круг. Макхэйл (США) - ЛЫКИНА (8) - 7:5, 6:1. СИРОТКИНА - Шушаньи (Венгрия) - 6:3, 6:1.

Парный разряд. Первый круг. САВИНЫХ/СИРОТКИНА - ЛЫКИНА/Заневска (Россия/Польша, 6) - 6:0, 6:3. Бардетте/Стефенс (США) - БУЧИНА/Дияс (Россия/Казахстан) - 7:6 (8:6), 1:6, 10:5. Боузрап/Макхэйл (США) - ЧЕРНЯКОВА/Богдан (Россия/Румыния, 1) - 6:3, 6:2.

Прямой эфир
Прямой эфир