15 августа 2008

15 августа 2008 | Олимпиада

ОЛИМПИЗМ

Виталий МУТКО: "НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВСЕ ХОРОШО В НАШЕМ ФУТБОЛЕ, ЕСЛИ ХУДО СО "СПАРТАКОМ"

Окончание. Начало - стр. 1

-Вы еще верите, что можно завоевать 28 золотых медалей, как планировалось перед поездкой в Пекин?

- Я всегда придерживаюсь такой точки зрения: в спорте категорически нельзя планировать медали. Прогнозировать - другое дело. Но прогноз может базироваться только на глубоком знании предмета, а не только на арифметических итогах выступлений атлетов. Мы же строим свой анализ только на том, как наши спортсмены выступали на чемпионатах мира и Европы, на других крупных турнирах, прошедших незадолго до Олимпиады.

Между тем Олимпийские игры - нечто совершенно иное. Чем глубже погружаешься в их необыкновенную атмосферу, тем отчетливее это понимаешь. Атлет готовится четыре года, он может пропустить два чемпионата мира и много других "громких" соревнований, зато на Олимпиаде вдруг взять - и выстрелить. Ну, допустим: кто знал женскую команду Китая по водному поло? Или как рационально объяснить тот факт, что китайская штангистка, которая еще год назад проигрывала нашей спортсменке, в Пекине подняла на 31 кг больше соперницы? В олимпийском цикле можно выиграть хоть все золото мира. Но не ведая, что на самом деле происходит у главных соперников, трудно рассчитывать на успех в главном старте четырехлетия.

Возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать, что в командном зачете мы обязаны быть в тройке на этой Олимпиаде.

-Насколько вам как министру спорта интересен китайский опыт подготовки атлетов экстра-класса?

- Как раз сегодня мы побывали в Китайском национальном университете физкультуры и спорта. Прямо скажу: были восхищены увиденным. Учебно-спортивная база - потрясающая. Четко выстроенная цепочка: школа-интернат - центр подготовки национальных сборных команд. Учебная база позволяет эффективно совмещать науку с процессом обучения. А в университетской лаборатории мне просто захотелось заплакать от зависти. Это научно-исследовательский центр, в котором спортсмену могут подсказать все, что он хочет, оказать любую помощь в подготовке. О спортивном ядре даже говорить не хочу. И знаете, что сказал нам на прощание ректор университета? Что все это они сделали, опираясь на наш опыт, на советскую систему подготовки атлетов высокого класса.

-Но нам-то не легче от того, что китайцы остались верны советской системе...

- Понимаю. Из этого нужно сделать выводы. Чтобы понять, почему мы оказались не готовыми к Олимпиаде на "китайском" уровне.

В связи с вашей ремаркой позволю себе продолжить рассказ о пекинском инфизкульте. Иногда приезжаю в российские вузы и первым делом натыкаюсь на стенд: "Наши выпускники - олимпийские чемпионы". А в Пекине спрашиваю ректора: "У вас такой стенд есть?" - "Нет. У нас "большие" спортсмены не учатся. Когда им в аудиториях сидеть, если сплошные тренировки? Вот когда чемпион закончит выступать, у него будет возможность получить образование. По сокращенной программе - за два года". Мудрый подход. А что в России? Спортсмен постоянно на сборах, соревнованиях, раз в полгода приезжает в институт, и ему шлепают "пятерки" в зачетку. Ну и откуда у нас потом хорошим тренерам взяться?

-Так что же, нам надо смирить гордыню и со спокойной душой смотреть, как побеждают соперники, а наши остаются позади?

- Вчера я разговаривал с Димой Саутиным. Говорю ему: "Если два китайца свои синхронные прыжки выполняют почти безукоризненно, они заслуживают самых высоких оценок". Он со мной согласился. Однако не замечать маленького подвига наших пловцов-эстафетчиков, перешедших с четвертой позиции на вторую, тоже будет неправильно. Или не видеть, как по-геройски сражался на своем этапе в окружении монстров плавания, олимпийских и мировых чемпионов, 17-летний Данила Изотов.

Для этого упрямого мальчика, как и для многих других молодых российских спортсменов, нынешняя Олимпиада наверняка не последняя в жизни. После Игр мы все спокойно проанализируем, сделаем выводы. Может быть, что-то сможем обозначить уже 5 сентября на заседании Госсовета, посвященном развитию спорта в стране. И потихоньку начнем работать в заданном направлении.

-Олимпиада в Пекине для вас как министра российского спорта - первая. Поделитесь своими впечатлениями от уже увиденного. Что произвело наиболее сильное впечатление?

- Впечатлений много. Самые первые и одновременно самые общие: как человек в основном футбольный, я впервые увидел, насколько многообразен мир спорта и какой колоссальной силой воздействия на людей он обладает. Еще одно важное для меня открытие: у нас очень много талантливых спортсменов и тренеров. Любо-дорого с ними говорить. В том числе и о проблемах, которые предстоит решить. Впечатлил, безусловно, и взлет китайских спортсменов, хотя он был вполне прогнозируемым, потому что хорошо подготовлен.

Еще раз вернусь к университету физкультуры и спорта в Пекине. Это база национальной сборной. Легкоатлетический манеж - сказка. В России такого я не видел. Стадион отдан студентам, туда же приезжают тренироваться сборные по разным видам спорта. Сейчас, когда Игры в Пекине в разгаре, там тренируются совсем маленькие "художницы", которых готовят к Олимпиаде в Лондоне. Уже готовят! Интересно, что российская сборная по художественной гимнастике тоже должна была готовиться в этом зале. Хозяева готовы были все организовать на высочайшем уровне. Но Ирина Винер, как человек опытный и проницательный, в последний момент передумала. И правильно сделала. Лишила гостеприимных хозяев возможности подсматривать за подготовкой нашей команды. Как говорят в таких случаях, дружба дружбой, а табачок врозь.

-Вы общались с кем-нибудь по поводу неблагополучной ситуации, сложившейся в мужской сборной России по спортивной гимнастике?

- Нет, пока не общался. Во-первых, невозможно объять необъятное. Во-вторых, у нас есть штаб, в котором работают опытные и авторитетные люди, вникающие во все аспекты, связанные с пребыванием наших атлетов на Олимпиаде. Единственное, что могу сказать, так это о гимнастах. Незадолго до Игр я побывал на "Озере Круглом", убедился, что все предпосылки для успешного выступления команды были созданы. Повторяю: не время и не место сейчас заниматься анализом выступлений наших спортсменов. Хотя уже очевидно, что в некоторых видах программы результаты российских олимпийцев неадекватны тому, что было вложено в их подготовку. Между тем ни по системе подготовки, ни по организации вопросов не возникало. Все пожелания команд были выполнены. Росспорт, ОКР, спортивные федерации сработали, считаю, на высоком уровне.

-Игры в Пекине показывают, что у нас все меньше людей, которые умеют побеждать.

- Нам нужны лидеры в каждом виде спорта! Такие, какими раньше были Сальников, Попов, Карелин. Из нынешних могу назвать Исинбаеву. Сегодня, кстати, встретил Леночку - она как раз приехала в Олимпийскую деревню. Вот есть у американцев Фелпс. Этот парень излучает такую уверенность, что тащит за собой остальных. А мы в некоторых видах спорта лидеров потеряли.

-Кто ответит за допинг-скандалы, которые регулярно происходят в нашей легкоатлетической сборной?

- В легкой атлетике в этом смысле наметились сдвиги к лучшему. Но во время Олимпиады любые вопросы, связанные с допингом, обсуждать стоит предельно аккуратно. Каждое лишнее слово может обернуться против нас. Прочитают мое интервью и скажут: "Что там у русских творится? А ну-ка займитесь ими". Так что подробно к допинговой теме предлагаю вернуться после Игр.

Сейчас скажу о другом. Система допинг-контроля должна быть прозрачной. Не дело, когда к спортсмену ломятся в три часа ночи и требуют сдать анализы. Или начинают проверять его через день. Да и вообще в цепочке между спортсменом и лабораторией задействовано слишком много людей. К примеру, допинг-офицер, которого кто-то аккредитовал. Что бы ни произошло, этот допинг-офицер почему-то всегда чистенький. И что в итоге?

- Что?

- Получается, что виноват только один человек - спортсмен. Хоть это неправильно. Многие из них, как дети малые. Тренеру и врачу доверяют безгранично. Я и в "Зените" с этим столкнулся. Когда после матча игрокам кололи огромными шприцами бог знает что. Но я с такими вещами быстро покончил.

-Это было при Морозове?

- У Юрия Андреевича допингом были три тренировки в день... Конечно, возможности человеческого организма не безграничны. Чтобы прогрессировать в спорте, необходимо привлекать науку. Создавать лаборатории и научно-исследовательские институты.

-Когда вы создали программу развития отечественного футбола, вас подняли на смех. Сейчас смеяться перестали. План развития российского спорта собираетесь создавать?

- А как же! Я уже сказал, что 5 сентября состоится заседание Госсовета. На нем будет принят пункт о разработке и стратегии развития российского спорта. Надо многое менять. А то в некоторых видах спорта сталкиваемся с товарищами, которые считают: дескать, раз у них денег много, то они разбираются во всем. Профессионалов задвигают, сами пытаются руководить. Тут один деятель даже имидж поменял. Говорит: "Я ж теперь заместитель Самого! А этот Сам возглавляет федерацию". В общем, над кадровым вопросом нам надо очень серьезно поработать. При определенных условиях можем достигнуть результатов.

Пока же одна из главных проблем - отсутствие жесткой централизации. Есть Совет при президенте по физической культуре и спорту. Есть Росспорт. Олимпийский комитет. Федерации по видам спорта. Разные спортобщества - "Спартак", "Динамо" и другие. Региональные комитеты по физической культуре и спорту. Представляете, сколько задействовано структур! Только ведь они все раскоординированы. Наша задача - жестко выстроить систему управления российским спортом. Каждой структуре надо найти свое место.

Если реализуем все эти задачи - порвем всех, как тузик грелку. Ну сами посудите, разве можно всерьез надеяться на успехи, пока Олимпийский комитет и Росспорт собачатся друг с другом?

Александр КРУЖКОВ, Юрий ЮРИС

Пекин