Газета
14 марта 2007

14 марта 2007 | Теннис

ТЕННИС

Как уже сообщал "СЭ", 11-я ракетка мира и победительница Кубка Кремля-2006 Анна Чакветадзе начала работать с легендарным тренером Робертом Лэнсдорпом.

Роберт ЛЭНСДОРП: "Я ЗАПРЕТИЛ ЧАКВЕТАДЗЕ ПЛАКАТЬ НА КОРТЕ"

Алексей ТОЛКАЧЕВ

из Индиан-Уэллс

Читателям "СЭ" Роберта Лэнсдорпа представлять не надо. Во-первых, имя этого специалиста неразрывно связано с историей стремительного взлета первой ракетки России и мира Марии Шараповой, а также с тремя другими первыми ракетками - Питом Сампрасом, Линдсэй Дэвенпорт и Трейси Остин. А во-вторых, прославленный тренер охотно дает колоритные интервью для нашей газеты. К примеру, он как-то поведал нам о своем стремлении съездить в Москву, чтобы выбрать там себе подружку.

В российской столице седовласый Лэнсдорп действительно побывал - осенью прошлого года, о чем и поведал, комфортно расположившись на террасе кафетерия в Индиан-Уэллс, где в эти дни параллельно проходят супертурниры АТР и WTA Tour. Но о московских впечатлениях - чуть позже. Уверен, что вам, как и мне, в первую очередь была интересна новость о зарождающихся отношениях - чисто профессиональных, разумеется, - между теннисным корифеем и новейшей российской звездочкой.

РАБОТА НАД ПОДАЧЕЙ И ЭМОЦИЯМИ

-Роберт, кажется, у вас намечается новая перспективная ученица. Расскажите, пожалуйста, о своей работе с Анной Чакветадзе.

- Особо рассказывать пока нечего. Анна приехала ко мне перед турниром в Индиан-Уэллсе - чтобы я на нее посмотрел. Что ж, первые впечатления весьма неплохие. Я решил не пороть горячку и не давать ей слишком много информации. Иначе - если делать это перед турниром - можно только навредить. Слишком большой стресс. У нее в голове все перемешается, она будет думать о новой технике, потеряет старую, разнервничается на корте - кому это надо? И я сказал ей, чтобы приезжала еще - как минимум дней на пять, - например, после Майами. Вот тогда и поработаем как следует.

-Но чем-то вы с ней все-таки занимались?

- Да, поработали над ее подачей. Считаю, что в этом элементе трудно что-либо особо испортить, даже в таких условиях. Кроме того, я Анне сразу сказал, чтобы держала себя в руках на корте, контролировала свои эмоции. Никаких слез. А то я перед ней тоже так зареву! Посмотрим, как ей понравится такая картина.

-На кого вы приехали посмотреть в Индиан-Уэллсе?

- Прежде всего я здесь в качестве тренера Вани Кинг, буду даже выходить к ней на корт, если позовет, раз здесь это разрешено. (Лэнсдорп действительно пытался выйти на корт к своей подопечной, но был изгнан, так как его форма не совпадала в точности с формой Кинг, как того требуют правила. - Прим. А.Т.) Если смогу, обязательно посмотрю матчи Анны.

-В курсе ли вы, что встречи с вами ищет Джамал Чакветадзе, отец вашей новой ученицы? Наверное, хочет договориться о продолжении работы. Но он не хотел вас беспокоить, поскольку видел, что вы постоянно находитесь в центре внимания то прессы, то теннисистов.

- Правда? Что ж, это хорошо. В таком случае я обязательно пойду смотреть ее парный матч и найду ее отца... Надо же, а мне показалось, что я ему не понравился. Кажется, он нормальный парень. Дымит своими сигаретами, как паровоз.

-Это плохо?

- Я еще не решил, хорошо это или плохо. Я сам курил двадцать лет, бросил с огромным трудом. Тогда плохо себя чувствовал и сейчас плохо себя чувствую. Спрашивается: зачем бросал? Если в один прекрасный день врачи мне скажут, что мне осталось жить полгода, знаете, что я сделаю первым делом? Закурю сигарету.

С РУССКИМИ МАЛЬЧИКАМИ ТЯЖЕЛЕЕ

-Какие впечатления остались у вас от поездки в Москву в сентябре прошлого года?

- Отличные. С погодой, как мне сказали, повезло. Мне дали два крытых корта, двух помощников - это были молодые сообразительные ребята - и 150 детей. И я провел на корте за два дня около 12 часов. Кстати, там была Лариса (Преображенская. - Прим. А.Т.). Она думала, что я - бог! Так мне по крайней мере показалось.

-И это при том, что в российском теннисном мире богиня - она.

- Да, я много о ней слышал и знал, кто она такая. Горжусь тем (вы знаете, что я ужасно не люблю хвастаться, но это сущая правда), что мне удалось чем-то помочь всем детям, каждому дать что-то. Пусть небольшая, но конкретная помощь по технике. Тем более что молодежь у вас очень сообразительная, все ловит на лету. Это была тяжелая работа, но мне понравилось. Потом я еще провел семинар для тренеров. Пришло двести, а может, и триста человек. По-моему, у меня получилось неплохо.

-Насколько русские дети отличаются от американских в обучении?

- С вашими девочками работать легко, тут большой разницы с американками нет. А вот мальчики у вас... как бы это получше сказать? Какие-то не то чтобы заносчивые, но очень гордые и независимые, стремятся показать, что все уже знают и умеют. Но я не жалуюсь. На мое счастье, девочек было больше. Некоторые из них очень сильные. Например, я видел одну из учениц Ларисы - высокая такая девочка лет четырнадцати. Так я вам скажу: она бьет двумя руками слева - что твоя Линдсэй Дэвенпорт! Справа - ничего, есть над чем поработать. Слева - я не мог глазам своим поверить.

-Я помню, вы - в шутку ли, всерьез - собирались искать в Москве подругу. Удалось?

- Нет, это было для меня слишком рано, я все еще не мог отойти от развода, и мне было не до романов. Но могу сказать одно: женщины в Москве такие красивые, что поневоле отмечаешь про себя некрасивых, когда они попадают в поле зрения. И я рад, что мне удалось посмотреть Москву: мы ее объездили вдоль и поперек. Встречался с Метревели, Дмитриевой. Алекс - классный мужик. Водил меня в грузинский ресторан - это было феноменально! И еще я наконец побывал в Большом театре, смотрел что-то индустриальное.

-Зрелище на любителя?

- Ничего, мне понравилось. Все равно в балете никогда не знаешь, что к чему. Вообще меня приняли по первому разряду, и это было очень приятно. Хотели, чтобы я снова приехал через пять месяцев. Но потом от приглашавших меня людей долгое время не было вестей, и я решил, что все заглохло. Сейчас мы опять это обсуждаем, хотя меня также приглашают в Англию.

-Что вам меньше всего понравилось в Москве?

- Автомобильное движение. По-моему, в России совсем нет правил для машин. По четырем полосам ездят в пять рядов, паркуются, где бог на душу положит. Мне, конечно, грех жаловаться, потому что у меня был шофер, но если бы мне пришлось водить там самому, я бы, наверное, застрелился.

ДОГОВОРЕННОСТЬ ДОСТИГНУТА

Вскоре после того, как мы пообщались с Лэнсдорпом, Джамал Чакветадзе сообщил мне, что договоренность о продолжении работы с его дочерью в принципе достигнута.

-Анна поедет к Лэнсдорпу в апреле, как он и предлагал?

- Нет, после Майами Анна полетит в Москву на командные сборы для подготовки к Fed Cup. У него свой график, у нас свой. Перед Стэнфордом - пожалуйста, подъедем. Или после Сан-Диего.

-Какое впечатление вы составили о Роберте?

- Суровый, но свое дело знает.

-В общем-то он этим и славится - своей суровостью, если не грубостью. Говорят, именно из-за своего крутого нрава он в свое время расстался не на лучшей ноте и с Анастасией Мыскиной, и с Марией Шараповой. Не боитесь за Аню?

- А что мне за нее бояться? Она же не маленькая девочка. У нее темперамент, кстати, тоже будь здоров, не сахар. Так что они с Робертом друг друга стоят!

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...