25 мая 2005

25 мая 2005 | Футбол

ФУТБОЛ

ТЕМА Евгения ДЗИЧКОВСКОГО

ФАБРИКА ФУТБОЛА

Никто не знает точно, какой жизнью жил в перерывах между состязаниями стадион в Древней Олимпии. И что происходило с Колизеем после того, как с него убирали останки гладиаторов, тоже неизвестно. Не исключено, там находили приют древние бомжи. Жгли костры, питались подножным кормом и охраняли своим присутствием каменные ступени и анфилады, нагретые за день людьми в туниках и тогах. На которые, впрочем, мало кто покушался.

Удивительно, но и в наши дни о внесоревновательной жизни современных стадионов практически ничего неизвестно. Для российских футбольных болельщиков, например, матчи начинаются и заканчиваются физиономиями милиционеров. А в промежутке между началом и концом этого увлекательного зрелища публика успевает увидеть собственно футбол, газон, спину соседа, пластиковое кресло и иногда туалет. Все.

Между тем современные стадионы - далеко не Колизей, а сложнейшие инженерно-технические сооружения. Если оставить их хотя бы на одну ночь без присмотра, не говоря уж о том, чтобы пустить туда бомжей, добра не жди: к следующему матчу фабрика футбола может оказаться совершенно не готова.

Что необходимо современной футбольной арене, чтобы жить полноценной жизнью? Какие опасности ее подстерегают? Чем ее нужно "кормить" и "поить", какие силы и средства для этого требуются? В поисках ответов на эти и другие вопросы корреспондент "СЭ" побывал на двух лучших российских футбольных сооружениях - Большой спортивной арене "Лужники" и стадионе "Локомотив" в Черкизове.

50 ЛЕТ И 450 ДНЕЙ

В следующем году Лужникам стукнет пятьдесят. По сравнению с соседним Новодевичьим монастырем, построенным в начале XVI века, это, конечно, не много. Но для стадиона "полтинник" - возраст приличный.

Воробьевы горы, МГУ, трамплин, купол БСА... Красота! А когда-то на этом месте были болота, бараки, склады, огороды и еще бог знает что. Теперь - гордость российского спорта. Лужниками можно гордиться еще больше, если вспомнить о сроках возведения стадиона. Он появился на свет в середине пятидесятых и строился 450 дней. Для сравнения: лиссабонский "Жозе Алваладе", на котором состоялся финал Кубка УЕФА, строился (причем по новым технологиям и с помощью современной техники) два с половиной года - с января 2001-го по июль 2003-го.

Ударяться в патетику и вспоминать, какую роль сыграли Лужники для отечественного спорта, не является задачей этих заметок. Величие БСА - штука заслуженная и неоспоримая. Но тем труднее вам будет догадаться, что сейчас является для сотрудников стадиона главной проблемой, что требует неусыпной бдительности и не дает им покоя ни днем, ни ночью. Мусор! Бумага, окурки, семечки и так далее. Убрать хотя бы раз огромную территорию, на которой растопырились почти 85 тысяч кресел, - адский труд. Убирать ее постоянно - Сизифу не пожелаешь. А что делать-то?

Самое интересное начинается дальше. В штате БСА - 54 человека, из которых 17 заняты на Северном и Южном ядре Лужников. И лишь пятеро из них - уборщицы, отвечающие еще и за подтрибунные помещения. А это, на всякий случай, раздевалки команд, музей, служебные кабинеты и 16 спортзалов. В том числе тренажерный, мини-футбольный, тяжелой атлетики, борцовский, тхэквондо, настольного тенниса и еще одного - загадочного - для перекатывания шаров по земле под названием "петанк". Ставка уборщицы - 4500 рублей. Сколько у нее должно быть сил и времени, чтобы, протерев шары для петанка, обрушиться потом еще и на многие тысячи грязных кресел?!

Вот обычный календарный отрезок жизнедеятельности Лужников этой весной. 30 апреля - матч "Торпедо" - "Крылья Советов". 1 мая - "Спартак" - "Терек". 2 мая - с 10.00 в Лужниках играл в футбол Юрий Лужков, что по степени ответственности принимающей стороны перевесит иной футбольный матч. 4 мая - кубковая игра "Амкар" - "Химки". Даже с учетом того, что задействованы были на этих мероприятиях далеко не все сектора БСА, бедной лужниковской уборщице для сбора мусора и протирки сидений надо было бы обернуться многоруким Шивой. И многоногим, пожалуй, тоже, да простят мне такое богохульство поклонники буддизма.

Но вспомните, в какие сроки была построена БСА. И поймете - нет для нашего человека ситуаций, из которых ему не выкрутиться! Надо только сильно этого захотеть.

"...Солдатушки, бравы ребятушки, вот вам ваши кресла!" Отцы-командиры из войсковых частей Подмосковья - тоже люди. И футбол они любят, и трудности БСА прекрасно понимают. Так что когда в гарнизонах нет лютых генеральских проверок, солдатиков Лужникам по знакомству стараются давать. Когда десять, когда пятьдесят - как получится. Взамен служивых кормят, а в особо напряженные дни могут и спать положить на мягких матах. Не по уставу? Зато трибуны чистые.

Сейчас одна из специализированных московских организаций предлагает Лужникам договор на уборку. Просит около 140 тысяч рублей в месяц. С одной стороны, дорого. С другой - можно будет навсегда избавиться от жуткого количества ведер, от покупки ветоши и спрашивать за чистоту исключительно с подрядчика, а не с пяти многострадальных уборщиц или по определению безответственных солдат.

На "Локомотиве", кстати, уже практикуют контрактную систему уборки. Черкизовской арене всего три года. Когда ее реконструировали, в земле нашли капсулу - послание потомкам от строителей старого стадиона. Внутри лежала записка: "Привет вам, сыны Отчизны, живущим при коммунизме, верным заветам Ленина", - что-то в этом роде. С манускриптом обошлись бережно, но управлять стадионом стали все-таки по капиталистическим принципам. Так, за уборку трибун "Локо" платит одной из московских организаций 145 тысяч долларов в год. Десять - перед началом сезона и по четыре с половиной - после каждого из тридцати матчей в году, которые принимает стадион. За эти деньги фирма исправно присылает в Черкизово от 50 до 200 профессиональных уборщиков - в зависимости от категории встречи. При том, что собственный штат технических служб стадиона насчитывает 125 человек.

ЗЕЛЕНЫЕ ОПИЛКИ ОСТАЛИСЬ В ПРОШЛОМ

Уборка уборкой, но нет ничего важнее для любого стадиона, чем футбольное поле. В Лужниках до сих пор с содроганием вспоминают времена, когда там велась непрекращающаяся война добра со злом. То есть агрономов с растущей внутрь себя травой. Директор БСА Олег Григорян рассказал по этому поводу историю, которая в свое время не попала на страницы газет.

21 февраля 2001 года должен был состояться матч Лиги чемпионов "Спартак" - "Бавария". Но накануне ударил жуткий мороз, и верхний слой газона, влажный из-за включенного подогрева, закаменел. Немцы уперлись: "Играть не будем!" Представители УЕФА тоже склонялись к отмене матча, но перенесли окончательное решение на утро. А вечером руководство БСА предприняло мозговой штурм, который... ничем не увенчался.

- Я вышел на поле, - вспоминает Григорян, - понимая, что до утра нам его не отогреть. И пнул со зла воздушный пузырь, случайно образовавшийся на пленке, которой был укрыт газон. А потом потрогал для очистки совести землю под ним - мягкая! "Эврика", конечно, не закричал, но тут же распорядился собрать со всей округи старые ватники, одеяла и прочую ветошь. Укутали поле, как больного коклюшем, - и оно оттаяло! К утру смотрю - мои мужички уже еле ноги передвигают от усталости. "Напрягись, - говорю, - кто может - всем налью!" Взяли опилок, покрасили их зеленкой, и посыпали сверху то, что получилось. Да еще и спижонили, обозначив опилками разных оттенков зеленые полосы на поле.

С утра проинспектировать газон пришло руководство "Баварии" во главе с Францем Беккенбауэром. Кайзер Франц, по-моему, единственный, кто не поразился увиденному. Потрогал мягкое поле и сказал: "Я знал, что придется играть. Это русские - для них нет ничего невозможного!"

Теперь мучения подобного рода остались позади. Сейчас искусственный газон Лужников обслуживает организация, его же и стелившая, - ЗАО "Лужники-Экология". Все, чего требует синтетика, - раз в неделю расчесать ее машиной со специальными щетками. Под полем на глубине 14 сантиметров уложено 50 километров пластиковых труб, рассчитанных на температуру до 60 градусов. По ним под давлением от 1,5 до 3,5 атмосфер циркулирует тосол. Все параметры подогрева задаются электроникой. Трубы не толстые - пару сантиметров в диаметре, и повредить их можно, только если воткнуть сверху какой-нибудь штырь. Такое случалось во время нефутбольных мероприятий в Лужниках. Поиск, локализация и ремонт места повреждения занимают несколько минут, не более.

Спецы из "Лужников-Экологии" уже возводили аналогичные поля на базе сборной в Бору и в Саранске: стоимость всего проекта "под ключ" около 720 тысяч евро. А в ближайшее время им придется трудиться в родных пенатах. Для БСА закуплено новое поле, которое многие называют газоном пятого поколения. На самом деле поколений-то всего три: обычный ковер, песчаное поле с искусственной травой и газон с наполнителем вместо грунта. Так вот то, что привезли для Лужников, будет отличаться от старого покрытия структурой травинок (они станут распушенными на концах и более устойчивыми к полеганию), а также цветом наполнителя: резиновая крошка будет не черной, а зеленой. Сама же трава как была, так и останется обычным полиэтиленом.

На один полив лужниковской синтетики расходуется 70 тонн воды. А одна разметка (на БСА отказались от навечно вшитой в газон разметки, чтобы можно было проводить не только футбольные матчи) стоит две с половиной тысячи рублей. Любопытно, что на "Локомотиве" то же самое измеряется в других единицах: там сказали, что на однократное нанесение разметки необходимо 15 литров водоэмульсионки.

В Черкизове вообще многое устроено так же, как в Лужниках, хотя газон на "Локомотиве" считается не искусственным, а почти настоящим. Любопытно, что управляется с ним и с футбольными полями в Баковке всего один человек - агроном Надежда Ярославцева. Она показала 20-тонные емкости с тосолом, похожие на гигантские расширительные бачки для охлаждающей жидкости в автомобиле. Есть на "Локо" и громадная железная емкость для воды, которой орошают траву. Для этого приспособлены не 4 брандспойта, как на БСА, а 14 сплинкеров - выдвижных распыляющих устройств в разных местах газона. Большинство из них приходится прикрывать небольшими искусственными вставками - чтобы не мешали во время игры.

Локомотивский газон привезен из Голландии, где его вырастили три брата-агронома. Один из них затем укладывал в Черкизове траву каким-то необыкновенным трактором - 10 - 12 метров растительного рулона за полторы минуты. Толщина натурального дерна - 3 сантиметра. Он уложен на грунт и прошит синтетическими нитями, скрепляющими корневую систему. Раз в неделю траве необходимы удобрения, а летом ее нужно косить - иногда до двух раз в день. Центр поля выше его краев на 10 сантиметров, при этом весь дренаж сделан с небольшим наклоном. Так, чтобы лишняя вода стекала в общую влагоотводную систему - ливневку.

ПО ДЖИПУ В МЕСЯЦ

Любой футбольный матч - это свет. Много света. Помимо того, что должно быть видно само поле, электроэнергия требуется огромному количеству систем контроля и безопасности, связистам, телевизионщикам, официальным лицам, журналистам и даже особо важным болельщикам. Без электричества ни одна - даже дневная - игра в принципе невозможна.

И БСА, и "Локомотив" запитываются от двух независимых московских ТЭЦ. За счет этого энергоснабжение полностью резервируется: оба ввода сразу могут быть обесточены только в самых экстремальных обстоятельствах. Но и на этот случай предусмотрен запасной вариант. Никаких дизель-генераторных подстанций, работающих по настроению, как в Тбилиси, нет. В горячем резерве - огромные аккумуляторные батареи.

Свет в случае аварии может моргнуть на полсекунды, не более. После чего в Лужниках останется освещенным поле и подтрибунные галереи для эвакуации зрителей. Автономных аккумуляторов хватит на 45 минут, за это время подача штатного электропитания на 16 стадионных трансформаторных пунктов должна быть восстановлена. В Черкизове арена поменьше - она питается через 4 больших трансформатора. Но зато и аккумуляторы держат там два часа. Правда, освещение в полторы тысячи люкс, необходимое для проведения матча, они вряд ли обеспечат, но этого от них и не требуется.

Лужниковское поле освещают 330 металлогалогенных ламп немецкого производства. Еще 70 направлены на беговые дорожки. Управляется все это хозяйство из единой осветительной пультовой, где установлено оборудование Siemens. По моей просьбе одним нажатием клавиши компьютера был зажжен пятиламповый пакет на козырьке стадионной крыши - такой детализации для электронного управления светом вполне хватает. К этому следует добавить неисчислимое количество ламп на внутренних галереях Лужников, потребляющих за вечер около 350 кВт.

На "Локомотиве" существуют еще инфракрасные обогреватели, установленные на козырьках VIP-лож: в холодную погоду их обитатели, снимающие шапки и расстегивающие воротники, вызывают острую зависть у пишущей братии в ложе прессы, до которой ветку обогревателей самую малость не дотянули.

Поле в Черкизове освещают 219 ламп в 2 тысячи свечей каждая. В год приходится менять 60 - 70 из них, при том что одна лампа стоит более 6 тысяч рублей! Обязательно надо учитывать и оттенок свечения: подойдет только лунно-белый, а не желтый или оранжевый.

Неглавных ламп - коридорных и прочих - на "Локомотиве" 16 - 17 типов или несколько тысяч штук. За ними тщательно следят, когда надо - меняют и, разумеется, вовремя оплачивают саму электроэнергию. Обходится это черкизовскому стадиону в 1,5 миллиона рублей в месяц. Один хороший джип - всего и делов-то!

МИНИ-ОСТАНКИНО В ЧЕРКИЗОВЕ

Помимо энергообеспечения в чистом виде на БСА существует еще так называемая служба слабых токов, отвечающая за связь, звук, работу табло и все, что с этим связано. Арену озвучивают 50 динамиков фирмы JBL, направленных по 10 на каждую из трибун и на поле. Акустика чаши рассчитывалась немцами, и никаких претензий к ней пока ни у кого не возникало. Связь между различными службами и администраторами стадиона во время матча обеспечивается, как правило, стационарными телефонами и обычными рациями.

К службе связи в какой-то степени можно отнести 8 комментаторских кабин, готовых одновременно работать во время матча. Ну и, конечно, два цветных информационных табло венгерской сборки. Мало кто знает, что внутри эти то ли устройства, то ли сооружения - не знаю, как назвать, - четырехэтажные. Специальные помостки дают возможность заменить любой вышедший из строя блок или светоточку. Последняя представляет собой плату, к которой припаяны сдвоенные газовые лампы размером с палец - красная, синяя и зеленая. Ими, как в телевизоре, подбирается любой цвет, а информация вводится с компьютера. Уточнил счет в других матчах тура, набрал на клавиатуре - и через секунду он на табло: так работает лужниковское ноу-хау, признанное и любимое болельщиками.

Кое-кто из них, кстати, наверняка обращал внимание, что стрелочные часы двух лужниковских табло, управляемые автономной часовой станцией, показывают немного разное время. С одной стороны, это обусловлено точкой обзора: с трибун стрелки неодинаково проецируются на циферблат, с поля же погрешность наверняка меньше. С другой стороны, стрелки при установке и впрямь насадили на ось часов немного по-разному, из-за чего их показания теперь расходятся примерно на минуту.

На "Локомотиве" табло болгарские. Что необычно - "братушки" никогда не относились к мировым лидерам в области электроники и приборостроения. Скорее всего, именно поэтому нынешние табло не вполне устраивают черкизовских обитателей. Зато у "Локо" есть своя телестудия.

Аппаратная в Черкизове позволяет не только оперативно монтировать в цифровом формате и выводить на табло видеоматериал, записанный семью собственными камерами. Со стадиона в Останкино проложен оптический волоконный кабель, позволяющий телеканалам работать во время матча напрямую, без использования передвижных телестанций! Изображение микшируется, обрабатывается с использованием сервера замедленных повторов и превращается в готовый видеопродукт непосредственно на стадионе. Думаю, такими возможностями не может похвастать ни одна российская арена.

Для каждого матча составляется свой сценарий, в котором поминутно расписаны действия всех служб стадиона. На "Локо", кстати, помимо 12 комментаторских кабин предусмотрена возможность подключения еще 30 комментаторских точек. А для нужд телестудии существует свой внутренний телеканал, по которому транслируются черкизовские телепередачи.

ВОРОТА - НАСТЕЖЬ

В обеспечении футбольных матчей на обоих стадионах больше сходств, чем различий. В Лужниках - 87 входов-выходов. На каждом - по стюарду. Есть еще 12 больших лестниц для зрителей. Когда игрались матчи Лиги чемпионов, на каждую выделялось по 12 стюардов, на игры уровня "Спартак" - ЦСКА - по 5, на матчи "Торпедо" - по три. Среднестатистический стюард - пенсионер, получающий 300 рублей за игру.

Торгово-производственный отдел Лужников сдает в аренду места семнадцати буфетам, в которых запрещена продажа спиртного (это не касается, впрочем, VIP-лож и пресс-бара, но там торгуют собственно лужниковские рестораны).

Все без исключения выпускные ворота и решетки на БСА во время игры распахнуты настежь. Здесь до сих пор помнят трагедию 1982 года, когда после матча Кубка УЕФА "Спартак"-"Хаарлем" в давке погибли десятки людей. Начиная от метро толпу контролируют 37 камер. Из них 12 установлены на стадионных лестницах, по 4 - в лифтах и на трибунах, еще столько же выведены в кабинет директора БСА Олега Григоряна. У милиции - свое видеонаблюдение и свои камеры. Органы правопорядка наблюдают за происходящим из специальной комнаты, оборудованной мониторами. Все камеры имеют возможность детализировать картинку, которая записывается на видео.

На "Локомотиве" стюардов набирают через кадровое агентство и платят им по 100 рублей в час. То есть пятьсот-шестьсот за игру. Всего, считая контролеров и охрану, стадиону в зависимости от категории матча требуются услуги двухсот - двухсот пятидесяти человек (без учета милиции, естественно). Входов на черкизовский стадион - 22, выходов - на 10 больше, так уж он устроен. Наблюдают за происходящим органы правопорядка с помощью 56 видеокамер, включая наружные. А кормится народ в 30 стационарных и временных буфетах.

Вопросы пожарной безопасности решены на БСА и в Черкизове на вполне современном уровне. Все помещения в Лужниках оборудованы дымными или термодатчиками, а также водовоздушной системой пожаротушения - в тех помещениях, где это позволяет электробезопасность. На "Локомотиве" работоспособность аналогичной техники поддерживают 4 пожарных, которым клуб перечисляет за это деньги.

У обоих стадионов есть еще и такая головная боль, как прозрачная крыша. На БСА знаменитый лужниковский купол ежемесячно контролируют спецы из института, его проектировавшего и монтировавшего. Проверяют в том числе и крепежные болты, которые от перепадов температур, непогоды и прочих пакостей так и норовят самоотстрелиться. В Черкизове дело осложняется тем, что стадионная крыша должна быть прозрачной для ультрафиолета, иначе натуральной траве на футбольном поле придет конец. Для эффективного снеготаяния кровля оборудована подогревом и водоотводом. За всем этим тоже следят соответствующие службы, которым клуб платит 235 тысяч рублей в год.

Надобности заострять вопрос с туалетами на "Локо" не возникло - все-таки черкизовская арена достаточно компактна. А вот как решена эта проблема в Лужниках, рассчитанных почти на 85 тысяч зрителей, поинтересоваться пришлось. И выяснилось: в случае чего до конфуза дело не дойдет. На БСА есть 15 мужских и 6 женских туалетов - не считая тех, что для внутреннего пользования. Причем размеры этих заведений поистине огромны, а чистотой содержания выгодно отличаются от подобных заведений во многих других публичных местах.

ЛАЗАНЬЯ ПОД "ПАРМУ"

Если Лужники раздумывают над тем, не заключить ли им договор с "независимыми" уборщиками, то "Локомотив" в настоящий момент пытается избежать проблем, связанных с огромным количеством подрядных организаций, с которыми приходится иметь дело. Судите сами. В настоящий момент клуб связан финансовыми договорами с энергетиками, специалистами по кондиционерам и вентиляции, лифтерами, связистами, отвечающими за громкую связь и прочий звук, с людьми, обслуживающими комментаторские кабины (10 тысяч рублей в год за каждую), специалистами по эксплуатации крыши, пожарными. Сантехники пока свои, но вскоре, по всей видимости, будет контракт на 200 тысяч рублей в месяц с профессионалами со стороны.

В клубе, с одной стороны, очень хотят иметь дело с одной компанией, которая полностью взяла бы на себя эксплуатацию стадиона. И такие организации в Москве есть: именно они поддерживают жизнедеятельность во многих огромных административных зданиях. С другой стороны, боязно: очень уж много в эксплуатации стадиона своих, специфических вопросов, очень уж разные аспекты тесно увязаны здесь в единое целое.

А вот что в клубе точно не отдадут в чужие руки, так это набирающую силу коммерческую часть проекта под названием ФК "Локомотив". То есть рестораны, фитнес-центры, будущий музей, имеющиеся в планах платные экскурсионные туры по стадиону, а также, разумеется, VIP-ложи. Последние в отличие от всего остального уже сейчас связаны не только с хлопотами, но и с прямой выгодой.

Лучшая VIP-ложа на западной трибуне стоит 100 тысяч евро в год. За эти деньги клуб берется на каждом из 30 матчей сезона принять 24 человека по системе all inclusive. To есть с безупречным сервисом, спиртными напитками и кухней, "привязанной" к команде гостей. Играет, скажем, "Локо" с "Рубином" - вот вам татарский чак-чак и ечпачмаки, принимает ЦСКА "Парму" - пожалуйста, лазанья и равиоли. Есть в Черкизове VIP-ложи чуть менее престижные и чуть более дешевые, на стадионе их не один десяток, но, несмотря на это, клуб уже завел лист ожидания - желающих много.

Обычно ложу целиком выкупает какая-нибудь организация. Ее название, как правило, вывешивается на всеобщее обозрение под собственно ложей. Не из тщеславия - реклама входит в стоимость общего пакета услуг. Кто-то скажет: дорого. Но для начала разделите 100 тысяч евро на 30 матчей и 24 посетителя ложи. И окажется, что VIP-билет на один матч стоит примерно 5 тысяч рублей. А это цена, которой сейчас не отпугнешь состоятельных людей. Тем более что стоимость того же самого, но не оптом, а в розницу, обойдется другим VIP-болельщикам "Локомотива" в 10 тысяч рублей за одну игру.

ОБМАНЧИВАЯ ПРОСТОТА

Таковы они, современные Колизеи. Казалось бы, стены трибун, газоны, каменные ступени с привинченными к ним сиденьями, пустующими 335 дней в году, - что в этом сложного? Вешай замок и иди домой до следующего матча! Но обманчива она - простота стадионов. Тем удивительнее, что ни в Лужниках - после "Хаарлема", естественно, - ни в Черкизове не было ни одного сколько-нибудь серьезного ЧП (тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить бы).

Сотрудники "Локо" лишь посетовали на фейерверки, которые устраиваются перед каждым матчем в угоду зрелищности мероприятия. Дым от пиротехники дрейфует в сторону чуткой системы пожаротушения, которую из-за этого приходится отключать минут на десять. В противном случае автоматика сама заблокирует лифты, включит сирены, воспрепятствует притоку зрителей и так далее. Эти десять минут - самые волнительные, пожалуй, для всех стадионных черкизовских служб.

Кроме того, иной раз зависает компьютер, отвечающий за включение освещения, и его приходится перезагружать. Но ни разу еще это не привело к каким-нибудь нежелательным последствиям для игроков или зрителей.

Дай бог, чтобы не было их и в дальнейшем. Ибо чем безаварийнее будет работать фабрика футбола, тем больше будет потребителей ее продукции.