11 января 2005

11 января 2005 | Футбол - ТИНЬКОФФ РПЛ

ФУТБОЛ

Специальный корреспондент "СЭ" Дина Юрьева продолжает серию очерков о людях, которые на виду в российском футболе. На этот раз она встретилась с главным тренером "Торпедо".

Сергей ПЕТРЕНКО

Я ЧЕЛОВЕК ЗАКРЫТЫЙ. НО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Когда поднимают модную тему молодых тренеров, к ним причисляют и Петренко. Ему же в этом году стукнет пятьдесят. Может, в молодых он числится потому, что внешне главному "Торпедо" дашь не больше сорока. А может, потому, что на высшем уровне он работает не так давно - с лета 2002-го.

Злые языки тогда шептались: мол, экономит Владимир Алешин, вверяя команду тренеру без солидного опыта. Посмотрим-посмотрим, где скоро "Торпедо" окажется... Посмотрели. Заглядываться начали. А как было не заглядываться на то, что вытворяло "Торпедо" в первом круге минувшего сезона? Впрочем, вытворяло - не то слово. Играло. С большой буквы.

Заговорили о феномене Петренко. И сейчас говорят.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

-Сергей Анатольевич, вы сами считаете себя молодым тренером?

- Считаю себя молодым человеком. А к молодым специалистам себя не отнесу: тренерский стаж исчисляется без малого двадцатью годами. Другое дело, что в премьер-лиге главным совсем недавно работаю, а до этого прошел все ступени: и вторую лигу, и детскую школу.

-В чем секрет того, что на "полтинник" не выглядите: физкультура и спорт, здоровый образ жизни?

- Скорее гены. Усилий особых не прилагаю. И вредные привычки есть.

-В пору вашего выступления за "Торпедо" в 70 - 80-е в команде была повальная мода на усы. По этой части перещеголять вашу команду могло, пожалуй, только тбилисское "Динамо". Привычка носить усы у вас тогда появилась?

- Значительно раньше. Когда был подростком, мама мне говорила: "Не спеши бриться, успеешь, незачем лишний раз бритвой по лицу водить". С того времени, по сути, ни разу не сбривал усы. Наверное, без них меня уже и не помнит никто. Сейчас мода другая, а тогда и бакенбарды носили, и длинные волосы.

-Вы тоже?

- Не до пояса, конечно, но носил. И в клешах ходил. А вот "дудочек" избежал.

КОГДА В ТОВАРИЩАХ СОГЛАСЬЕ ЕСТЬ

-Охарактеризуйте одним словом сезон-2004 для вашей команды.

- Неудовлетворенность.

-Когда в прошлое межсезонье "СЭ" представлял команды, материал про "Торпедо" вышел под заголовком "Загадочные, как Джоконда". Насколько точно он отразил то, что было по ходу сезона?

- Для многих мы были загадочными, поскольку почти никто не знал, с чем мы вступаем в сезон, в каком составе. А что касается улыбки Джоконды, мы подарили болельщикам некую футбольную красоту, показывая достаточно привлекательную игру, и в этом плане определение оказалось верным.

-"Торпедо" лидировало в чемпионате 15 туров из 30, причем многие поражались: за счет чего? Для вас самого пребывание на первом месте было неожиданным?

- Неопределенность ощущалась лишь до первых туров. Я знал: если хорошо стартуем, и дальше будем выглядеть достойно. Победы над "Ростовом" и "Аланией" придали уверенности, так что следующие успехи не стали для меня откровением. Конечно, нельзя сказать, что видел нас на первом месте безоговорочно и бесповоротно. Точнее, чувствовал, что можем претендовать на высокие места, и готовил к этому команду. Игроки после первых туров поверили в свои силы и в дальнейшем раскрылись.

-Считается, что успех "Торпедо" - прежде всего успех Петренко.

- Конечно, это не так. Есть и моя доля, лепта, но...

-Ваша скромность не знает границ!

- Дело не в скромности. Тут нужно смотреть в корень. Начинать с Алешина, с Мишина, с тех людей, с которыми я работаю. Между нами было полное единение, а оно очень много значит. В этом и заключается феномен "Торпедо". Если в товарищах согласья нет, президент тянет в одну сторону, тренер - в другую, какими бы великими они ни были, ничего не получится. А у нас - спокойная рабочая атмосфера, никто никому не мешает, каждый занимается своим делом. Мне есть с чем сравнивать, ведь в свое время в "Торпедо-ЗИЛе" я попал в ситуацию, когда невозможно было работать... К тому же у нас очень сильный состав, хорошие игроки в каждой линии. Не понимаю, почему их уровень часто принижают.

-Против формулировки "Торпедо" - команда без звезд" вы внутренне протестуете?

- А назовите мне звезд в нашем чемпионате. Это настолько условное определение! Для России они, может, звезды, но, по европейским меркам, у нас особых звезд и нет. Так что для нашей премьер-лиги Семшов, Кормильцев, Панов, Бугаев - пусть не звезды, но звездочки, достаточно яркие футболисты.

-Причины летнего спада "Торпедо" известны: травмы ведущих защитников, пауза в чемпионате, "околофутбольные технологии". Будь у вас возможность вернуться назад, что-нибудь поменяли бы?

- Всегда анализирую свою работу. Это необходимо, чтобы избежать ошибок в дальнейшем. Но в той ситуации вряд ли что-то сделал бы иначе. Просто некоторые игроки, на которых я рассчитывал, проявили себя не в полной мере. Здесь наша взаимная ошибка. Они не смогли сыграть так, как я хотел. А я на этих людей полагался.

-"Не стал бы жонглировать такими словами, как "трагедия", - ответили вы осенью на вопрос "СЭ" о перспективах остаться без медалей. А может, беда как раз в позиции: мир не перевернется, даже если мы проиграем?

- Конечно, мы стремимся к самым высоким местам. Иначе нет смысла заниматься футболом. И то, что наша команда осталась без медалей, - беда, но беда спортивная. В жизни есть куда большие трагедии. Цунами в Таиланде. Или смерть велосипедиста Нелюбина, нашего олимпийского чемпиона, потрясшая меня до глубины души. Вот что страшно. Отвечая на вопрос "СЭ", я имел в виду трагедию в общечеловеческом значении. А в футбольном смысле мы ее, конечно, пережили. Но все проходит. В новый сезон вступаем с новыми надеждами.

ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В ЗРЕЛИЩНОСТИ

-Не находите что-то мистическое в тяготении "Торпедо" к 4 - 6-м местам? Так ведь было и в пору вашей карьеры игрока.

- В мистику, разумеется, не верю. Но и тогда существовали, и сейчас существуют объективные и субъективные причины, не позволяющие команде подняться выше. Места наши тогда и сейчас, наверное, отражают реальное положение вещей.

-За два с половиной года, что вы возглавляете "Торпедо", возникали ситуации, когда вы не знали, как поступить?

- Нет. Всегда находил выход. Убежден: безвыходных ситуаций не бывает. Есть очень сложные, есть критические, но выход всегда можно найти - пусть не оптимальный. Нужно только не сидеть сложа руки, а искать его, основываясь на том, что имеешь в данный момент. Из двух зол выбрать меньшее - тоже выход, верно? Мы попадали в сложные ситуации. В очень сложные. Выбирались.

-Панов, подводя итоги сезона, сказал мне: "Главное - мы играли в футбол и получали удовольствие от процесса". Наверное, не существует более приятных для тренера слов?

- Я ощущал, что игроки получают удовольствие - от общения друг с другом, от тренировок и, конечно, от футбола. Разумеется, это очень приятно, потому что означает: мы на правильном пути. Мы понимали друг друга, и это большой плюс нам. Но еще раз говорю: во главу угла поставил бы результат. Красивая игра - хорошо, но... "Локомотив", проведший ряд матчей не особо зрелищно, на первом месте. А "Торпедо" - на пятом. Результат есть результат.

-Фабио Капелло в свое время уволили из "Милана" за якобы незрелищный футбол, хотя команда из года в год становилась чемпионом Италии.

- Тут дело не только в зрелищности. Мы играли в красивый футбол, что позволяла делать надежная оборона, которая все цементировала, раскрепощала остальные линии, позволяла им творить. Как только наша защита начала давать сбои, и средняя линия задрожала, и атака уверенность подрастеряла. Тут все взаимосвязано, красивый футбол сам по себе не существует.

-Валентин Козьмич Иванов сказал, что именно "Торпедо"-2004 напомнило футбол его молодости. Насколько важны для вас подобные комплименты? Повышают ли самооценку?

- Самооценка должна идти прежде всего отсюда (показывает на голову). Но мнения таких людей, как Иванов или Симонян, значат для меня очень многое. Помимо того, что это приятно, это еще и оценка твоего труда, данная профессионалами высокого класса.

НЕ ПЕССИМИСТ, А РЕАЛИСТ

-Действительно, кто-то очень хотел искусственно сдвинуть команду с первого места?

- Я могу не отвечать на этот вопрос? Ведь вы прекрасно знаете ответ. Думаю, да.

-В скольких матчах прошлого сезона судьи ошибались против вас и в вашу пользу?

- Не считал. Достаточно очевидно ошиблись против нас в домашнем матче с "Крыльями" и в обеих играх с "Сатурном". Все остальное - туда-сюда...

-Публичное извинение КФА после трех подряд засуженных матчей я бы на вашем месте восприняла как насмешку.

- Мы именно так это и восприняли. Над нами просто издевались.

-Когда окончательно поняли, что медалей вам не видать?

- После игры с "Крыльями" в Лужниках.

-Тренер Петренко застанет времена, когда в российском футболе не будет судейской предвзятости, замен арбитров, странных решений КДК и ЭСК?

- Не застанет. К сожалению, вся наша российская действительность построена на "добрых отношениях". Ты - мне, я - тебе, а кто и когда распутает этот клубок, неизвестно.

-Вы пессимист?

- Реалист. Мы обитаем в этом мире, и нужно жить по его законам. Вернее, так: мы эти законы принимаем, но жить по ним наша команда не хочет и не может, слава богу. И я очень рад, что работаю именно здесь. При этом отдаю себе отчет: где-то чего-то мы будем недосчитываться, где-то чуть-чуть не успевать. Надо делать на это небольшую поправку и работать дальше.

-Но в таблице-то останется 5-е место.

- А вы что предлагаете?..

НАЧАЛЬНИКА ДОЛЖНЫ БОЯТЬСЯ

-Вы всерьез относитесь к "отметкам", которые вам выставляет Алешин после окончания каждого сезона? Или это только игра?

- То, что Владимир Владимирович озвучивает в прессе, совсем не те оценки, к которым я относился бы серьезно. Куда важнее для меня оценки, которые он выставляет мне в личной беседе, когда он раскладывает по полочкам мою работу, игру команды, всю нашу деятельность. Выражаются они не в баллах, а в пожеланиях, наставлениях, критике.

-Складывается впечатление, что тренеры "Торпедо", как и остальные подчиненные, боятся Алешина. Именно боятся. Так?

- Думаю, начальника должны бояться. Плохо, когда страх - преобладающее чувство. А если помимо боязни есть доверие и взаимопонимание - другое дело. Как у нас, смею надеяться.

-Часто возражаете начальнику?

- Спорные моменты случаются, но не было ни одной ситуации, когда мы не нашли бы взаимопонимания.

-Когда в последний раз спорили?

- До такой степени, чтобы спорить с размахиванием руками и на повышенных тонах, я возвыситься не могу. Дискутируем часто, но довольно мирно.

-Мне кажется, Петренко - очень удобный тренер для Алешина. К деньгам лужниковским относится, как к собственным, суперзвезд ценой в миллионы не требует, о скромности клубного бюджета всегда говорит настолько корректно, что любой дипломат позавидует.

- Я просто прекрасно понимаю политику клуба. Владимир Владимирович ее выстроил, а я ее принял, осознавая, из чего мы исходим и что нам в дальнейшем нужно.

- Что же?

- Не только нам, но и всему российскому футболу необходимо основываться прежде всего на детских спортивных школах. Понимают это все, но идут пока, к сожалению, другим путем. А мы уже встали на этот путь. Алешин вкладывает средства в детскую школу, в спортивную базу. Команда 88-го года рождения выигрывает все и вся, там много ярких футболистов, и сейчас наша задача - чтобы мальчишки плавно перешли в команду мастеров. То есть в главную. Сохраним этих ребят - получим отдачу. Да уже получаем - многие из них привлекаются в дубль. А дальше больше будет, ведь у нас хорошая материально-техническая база, много качественных полей, укрепляются тренерские кадры в школе. Да, можно купить игрока за полтора миллиона. Или за десять. Хорошо, когда ЦСКА или "Локомотиву" позволительно потратить и 10 миллионов на покупку игрока, и столько же на школу. Прекрасный путь. К сожалению, мы не можем поступать таким же образом. Мы выбираем то направление, которое, на наш взгляд, приоритетнее. Возвращаясь к вопросу, удобный ли я человек для Алешина, - наверное, да, раз думаю созвучно с ним.

-Есть момент моральной обязанности Алешину за то, что он в свое время предложил вам вернуться из "Торпедо-ЗИЛа" в торпедовский дубль? Алешин мне рассказывал, что из Лужников уходят лишь раз.

- Не знаю, обязанность это или нет, но я очень благодарен ему. Дело в том, что уходил я из Лужников на голое место, заново создавать команду, и моей единственной целью было работать главным тренером. Шел не пристраиваться и не за длинным рублем. Хотел узнать, смогу ли работать самостоятельно или же мне нужно сидеть вторым, третьим, никуда не дергаясь.

-Говорят, отрицательный опыт - самый ценный. Это про вашу работу в "ЗИЛе"?

- Еще говорят, за одного битого двух небитых дают. Совершенно верно. Обжегся там прилично. Но и закалился. В "ЗИЛе" меня многое удивило. Даже не удивило - потрясло. Хорошо, что смог отойти. Когда люди, которые раньше на тебя смотрели одним взглядом, начинают относиться к тебе абсолютно иначе, это и есть в определенной степени предательство. Не помогали - бог бы с ним, но не мешали бы. Ладно, дело прошлого.

-Играете с Алешиным в футбол, в теннис?

- Иногда встречаемся на футбольном поле, но чаще наши графики не совпадают. Да меня на поле и не тянет. Когда-то играл на определенном уровне. Сейчас хочется играть так же, но не можется, а от бессилия становится не по себе. Рвануться бы, обыграть кого-то, да не получается. Махнешь рукой и думаешь: елки-палки, лучше б не выходил. Хотя иногда все же играю. Недавно вот с ветеранами прокуратуры встречались. Сыграли вничью - как обычно.

О БУГАЕВЕ ГОВОРИТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ

-Остались для вас в футболе "белые пятна"?

- Конечно. Они появляются постоянно, и это хорошо, поскольку стимулирует к росту. По мере возникновения "белых пятен" пытаешься разобраться, открываешь что-то новое.

-Петренко - успешный тренер?

- Все относительно. Но если брать результаты, особых успехов нет. Круг играем хорошо, а общее место не то, что хотелось бы.

-Сколько у вас рукописных конспектов, которые начали вести в середине 80-х? И как часто в них заглядываете?

- В давние конспекты сейчас заглядываю реже, ведь все меняется, футбол на месте не стоит. А в конспекты последних двух лет - постоянно. Сколько их? Считайте. С 85-го года - 20 сезонов. Выходит, 20 толстых, по 96 листов, тетрадей большого формата. Что-то, наверное, и не нужно уже.

-Находите в себе силы и время влезать в души игроков?

- Это необходимо. Прежде всего для меня самого. Чтобы понять, почему футболист не играет или, наоборот, почему у него всплеск пошел. Иногда игрок и сам объяснить не может.

-Правда, что тренер должен уметь на что-то закрыть глаза, чего-то не расслышать?

- Конечно.

-Это я к тому, что никому другому вы не стали бы прощать выкрутасов, которые сходили с рук Бугаеву, верно?

- О Бугаеве мне не хотелось бы говорить. Вообще.

-Учителю, наверное, безумно грустно расставаться с учениками?

- Знаете, сколько болячек учителю достается! От тебя уходит ученик - разве не обидно, не больно?! Ты его растил, столько в него вложил, рассчитывал на него, а он пошел дальше. Для него-то это хорошо, а тебе каково?!

-Абстрагируясь от денег, условий и прочих материальных благ, не жаль, что от вас уходят люди, которые, возможно, без вас и не состоялись бы никогда как футболисты?

- Понять их можно. И дети в конце концов всегда уходят от родителей, вступая во взрослую жизнь. А здесь ребята делают самостоятельный выбор. Но все равно больно. Жалко расставаться.

-И чем себя учителю в таких случаях успокаивать?

- Успокаивать не надо. Надо работать. И быть готовым к возможным потерям. Полностью к ним все равно никогда не будешь готов, но морально готовить себя необходимо. Сейчас контрактная система, и ты должен понимать, что через год или три игрока у тебя не будет - как бы вы друг к другу ни относились, сколько бы в него ни вложили.

-Про Бугаева говорить не желаете. А скажете, чья была идея продать его в "Локомотив"?

(Отрицательно качает головой.)

-Действительно считаете Лебеденко предателем?

- Нет. Считаю, что он себя непорядочно повел.

-Согласитесь, что его отлучение от команды в октябре, когда Лебеденко даже за дубль не играл, было местью клуба за решение уйти?

- Полнейшая глупость. Клуб и я в первую очередь посчитали: коли человек уходит из команды, от него ей пользы не будет. Он мыслями уже в другом месте, не сможет отдаваться делу полностью, будет раздваиваться. А играть за дубль какой смысл?!

-Но разве, играя за основной состав, даже "раздвоенный" Лебеденко не мог забить несколько голов, принести команде очки?

- Может быть. Но я не видел, что он будет играть и забивать голы.

ЧЕМ СЛОЖНЕЕ, ТЕМ ИНТЕРЕСНЕЕ

-Вашего друга Виктора Круглова забрали в армию, в ЦСКА, а, отслужив, он сразу в "Торпедо" вернулся. Вы сами 13 лет в одной команде отыграли. Нынче же двумя копейками помани, пойдут как миленькие. Куда катится мир?

- Такой уж мир. Та самая реальность, с которой приходится считаться. Надо быть готовым, что найдется более богатый клуб, который переманит игрока.

-Для вас, больше 30 лет работающего на благо "Торпедо", понятие "клубный патриотизм" - не абстракция. Но уместно ли вообще говорить о нем применительно к современному футболу?

- Мне хотелось бы надеяться, что ребята, в которых тренеры в нашей школе вкладывают душу и умение, будут пронизаны духом патриотизма и отплатят клубу добротой и вниманием. Что какую-то частичку себя оставят в клубе. Пусть три, четыре года, на большее уж нельзя рассчитывать.

-Вы работаете в небогатом, если называть вещи своими именами, клубе. Не приходит на ум простое русское слово "беспросветность"?

- Почему беспросветность? В этом году мы доказали, что можем играть на хорошем уровне. Так не бывает: один человек ушел - и все развалилось. В прошлом году "Локомотив" покинул Игнашевич, и что? Нашлась ведь равноценная замена! Значит, надо искать. Будем искать.

-Чем сложнее, тем вам интереснее работать?

- Так и есть.

-Вы можете представить команду без Семшова?

- Могу. Вполне.

-И что же это будет за "Торпедо"?

- Это будет "Торпедо" без Семшова.

-Вам знакомо чувство творческой зависти к коллегам, у которых больше возможностей на трансферном рынке?

- Творить можно с любыми игроками. Другое дело, что у кого-то вариантов для творчества немножко больше. Зависть? Никогда не думал об этом. А раз не думал, выходит, не ловил себя на этом чувстве. Значит, зависти нет.

-Принимаете жизнь такой, какая она есть?

- Стараюсь. Конечно, расстраиваюсь и огорчаюсь от несправедливости, но пытаюсь как можно быстрее отходить от плохого. Да и что толку рассуждать на тему "ах, был бы у меня Зидан"? Кто знает, как бы я работал с Зиданом? Может, еще хуже получилось бы.

-Есть теория, согласно которой раз в несколько лет желательно менять место работы - скажем так, для профилактики стагнации. Как к ней относится человек, долгие годы работающий в одном месте?

- Мне не с чем сравнивать, но тут есть доля истины. Смена места необходима. А вот каков срок пребывания на одном месте, не знаю. Может, именно тридцать лет?

ЗАКРЫТЫЙ, НО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

-Многие считаю вас эдаким "человеком в футляре".

- Да, я довольно закрытый человек. Но не для всех. У меня много друзей. Только я уже в том возрасте, когда есть сложившийся круг, а в мир, который существует рядом, иногда и входить-то не хочется. Как и впускать других к себе. Так и живу в своем мире. Прекрасная семья, отличные друзья, которым полностью доверяю, с которыми открыт. Со всеми остальными - немножко другой.

-Как можно завоевать доверие Петренко?

- Иначе говоря, каких людей я уважаю? Те люди, с кем дружу давно, меня не предадут. Им я верю, могу говорить с ними о самом сокровенном. Наверное, доверие и есть главное. Но когда вступаешь в контакт с новыми людьми, как можешь знать наверняка, предаст он тебя или нет? Потому и держусь на расстоянии. Это к вопросу о замкнутости.

-А игрок как должен себя вести, чтобы вы стали ему доверять?

- В футболе все, как в обычной жизни, только в уменьшенном варианте. Здесь люди как на ладони. Не спрячешься. Многих игроков "Торпедо" знаю по два-три года, они за это время меня не подводили, я им доверяю и надеюсь, что они мне тоже верят.

-Чего не можете простить человеку?

- Простить, наверное, все могу. Другой вопрос: как потом буду общаться? Сохранятся ли прежние отношения? Вряд ли. Впрочем, я с такими вещами не сталкивался. Слава богу.

-За что вы самого себя уважаете?

- За то, что иду путем, который выбрал, не изменяю жизненным принципам, которые сложились давно - со школы, а иные - с детского сада. Уж не знаю, правильные они или нет, но я их придерживаюсь уже много лет. А вообще-то об уважении лучше у окружающих спросить.

-Помните собственные вечера во время той торпедовской серии после ЧЕ, когда долго выиграть не могли?

- Естественно, это были невеселые вечера. Но я искал выход. И вечерами, и приходя на следующий день на тренировку. "Думай, думай", - говорил себе. Нужно окунуться в работу - грусть-тоска только через нее уходят. Нужно вставать и двигаться вперед. Если раскиснешь и опустишь руки - выхода не найдешь.

-Опустошение после неудач вам свойственно?

- Смотря каких неудач. Если команда играла хорошо, но в силу каких-то обстоятельств потерпела поражение - это одно. А когда уступаешь по делу, по игре, накатывает опустошение. Которое, впрочем, быстро проходит - на следующее утро. Ведь надо работать дальше.

-Вам нравятся интервью с самим собой?

- Многое зависит от журналиста, от вопросов, от того, насколько он поймет меня и как отредактирует материал. Почти все интервью характеризуют меня - пусть с разных точек зрения, но правильно.

-А вам не кажется, что в них многовато недосказанности?

- Так я и недосказываю. При общении с прессой стараюсь взвешивать слова, ведь каждая неосторожная фраза может обернуться не так, как хотелось бы. Не люблю вопросы о личной жизни. На то она и личная. Да и вообще не люблю много говорить.

-Ситуация, когда журналист звонит тренеру на мобильный телефон или домой, вас бесит?

- Не бесит. С одной стороны, прекрасно понимаю: у журналиста бывают моменты, когда кровь из носу нужна информация. С другой стороны, не понимаю, почему журналист оказался в такой ситуации. Люблю порядок во всем. Не люблю штурмовщины, авральщины. Заинтересовал вас какой-то человек - договоритесь заранее, поговорите спокойно, не в 11 же часов вечера!

-Специфика ежедневной газеты.

- Ясно. Но все же не хотел бы, чтобы футболистов дергали, отвлекая на интервью. Тем более что у молодых от них голова кружится. По вторникам в "Торпедо" день открытых дверей. Встретились, пообщались, а со среды пусть футболисты готовятся к игре.

-Общение с болельщиками доставляет вам удовольствие?

- Скорее нет, чем да. Иногда приходится выслушивать глупые вопросы и глупые пожелания. Писем масса приходит - а не купить ли нам этого, того... Настолько нереальные просьбы, что не знаешь, как реагировать. Но все же общение с болельщиками необходимо: хочется знать мнение людей, которые искренне переживают за нас, а таких довольно много. Раз играем для болельщиков, их мнение - отправная точка для дальнейшей работы. У нас есть обратная связь. Сам в интернет не захожу, но мне рассказывают, о чем пишут на нашей страничке. Да и встречи с болельщиками регулярно проходят.

-Помните, как в 2003-м после домашнего поражения 0:3 от "Ротора" на традиционный "третий тайм" никто из игроков не захотел выйти и весь огонь приняли на себя вы?

- Помню. Вышел, потому что надо отвечать за свои деяния. Народ должен знать своих героев (смеется). Учитывая, что мы проиграли - 0:3, болельщики ко мне отнеслись довольно сносно. Я все-таки ожидал большей агрессии. Считаю, что они меня еще пощадили. Там собрались люди, которые действительно переживают за команду, а не просто хотят поругаться, облить меня грязью. И разговор прошел в приличных рамках.

-Вообще, вы производите впечатление одного из самых интеллигентных тренеров премьер-лиги.

- Спасибо. В моем понимании интеллигентность - проявление ума. Насколько знаю французский, intelligent - умный человек. Надеюсь, еще и умеющий себя вести.

ОДНАЖДЫ ОТСУДИЛ МАТЧ "ТОРПЕДО"

-Что вам интересно помимо футбола?

- Семья. Дети.

-Не расстраивает, что старший сын занимается футболом без особого рвения?

- Сейчас оно появилось. Перевели сына из ФШМ поближе к дому, в Кунцево. Уровень там, конечно, пониже, но времени возить парня в Лужники нет: я в разъездах постоянных, а жена с маленьким ребенком. Пусть начнет отсюда, а будет получаться (надеюсь, гены отцовские проявятся) - подумаем, где лучше заниматься. Младший же сын, которому три с половиной года, пока вообще футболом не интересуется.

-Супруга ходит на футбол?

- Нет. Мне и не хотелось бы. Считаю, ей это не нужно. Она пока со мной соглашается, хотя скоро, наверное, станет бунтовать.

-Почему вы ей запрещаете?

- Не запрещаю - прошу. Ну что ей на меня смотреть? Как сижу на скамейке, вернее, стою у бровки?

-Вы с женой на стадионе на Восточной улице познакомились?

- Да. Вся жизнь связана с "Торпедо", с футболом...

-У вас большая библиотека?

- По молодости собрал приличную, но в последнее время она не пополняется. К сожалению, совершенно нет времени на книги. Последний раз перечитывал "Мастера и Маргариту" Булгакова, но довольно давно. Иногда даже прессу не успеваю пролистывать. Хотелось бы детям хоть какое-то внимание уделять. Отпуск вот старшему посвятил, а то совсем "запущенный" он у меня, отца почти не видит. Начинаешь осознавать: общение и ему необходимо, и мне. А когда? Разъезды, сборы. Иной раз придешь домой в плохом настроении, так лучше б он меня и не видел. Шучу.

-Удалось во время отпуска к морю съездить?

- Да, недельку в Эмиратах отдохнули с женой и старшим сыном. Младшего дома оставили - иначе какой бы это отдых получился?

-У вас есть нефутбольная мечта?

- Может, это банально, но хотелось бы, чтобы дети стали выдающимися людьми. Не важно, в какой области. За исключением криминальной (смеется).

-Правда, что вы в совершенстве знаете французский?

- Знал очень хорошо - закончил спецшколу. Но потихоньку начал забывать, ведь язык требует ежедневной практики, а общаться на французском не с кем и негде. Но при необходимости, надеюсь, заговорю. Книгу на французском прочесть? Смысл пойму, но для нормального перевода понадобится словарь.

-В середине 80-х вам и Юрию Хлопотнову предложили стать арбитрами. Он впоследствии и на высшем уровне судил, а вы наотрез отказались. Почему?

- Знал всю эту кухню. Тогда было то же, что сейчас. И ничего не меняется. Однажды, впрочем, отсудил матч "Торпедо". Я работал вторым тренером при Миронове, и в турне по Южной Африке мы должны были играть с местной командой. Арбитры тамошние на свадьбе загуляли и на игру не явились. Я надел черную форму, взял свисток и отсудил. Как самому показалось, квалифицированно. Правда, под свист и улюлюканье. Публика, тысяч 15 - 20, была недовольна, что мы выиграли 5:0 или 6:0.

-И как ощущения в роли арбитра?

- Бегаешь себе и бегаешь, игру смотришь немного со стороны.

-Петренко-тренер взял бы в команду Петренко-игрока?

- Да. Без вопросов. А по условиям поговорили бы...

-Вы каким игроком были?

- Достаточно надежным. Все-таки при Иванове почти 14 сезонов отыграл. Если столько времени продержался - значит, устраивал, значит, что-то во мне было как в игроке.

-Сейчас себя на какую позицию поставили бы?

- За бровку. Чтобы не мешать.

-Когда команда идет в театр или на концерт, от коллектива не отрываетесь?

- Конечно, нет. Были вот в прошлом году в театре Вахтангова, смотрели "Козленок в молоке". Правда, сейчас почему-то к театру остыл. Может, это брюзжание - дело-то к пятидесяти, - но нет того удовольствия, что раньше. Будучи игроком, весь репертуар Ленкома и театра на Таганке знал от и до, некоторые постановки неоднократно смотрел. А сейчас Чехов в такой авангардной интерпретации идет - даже не знаешь, как его воспринимать. Мне сложно это понять. В этом плане я консерватор.

-Вы суеверный человек?

- Не сказать, что жутко суеверный, но приметы есть. Привычки, которые складывались годами, идут со мной по жизни. Скажем, сыграл удачно - значит, перед следующим матчем делаешь все то же, что перед предыдущим. Хотя и понимаешь: глупость это несусветная. Одно время мы с Мишиным ужасно боялись числа "13". В 13-м туре никогда удачно не играли, за исключением прошлого года. Если играем 13-го числа - жди неприятностей. Попали на 13-е место - значит, долго не выберемся с него. До сих пор побаиваемся чертовой дюжины.

-Продолжите фразу. "Торпедо" для меня - это...

- Возможность самоутверждения.

Прямой эфир
Прямой эфир