22 ноября 2004

22 ноября 2004 | Футбол

ФУТБОЛ

Леонид ФЕДУН

НАДЕЮСЬ, СКОРО КАЖДЫЙ БОЛЕЛЬЩИК СМОЖЕТ КУПИТЬ АКЦИИ "СПАРТАКА"

ГОСТЬ "СЭ"

Главный акционер, председатель совета директоров, фактически владелец "Спартака" - 48-летнего Леонида Федуна можно представить читателям по-разному, но суть в одном: это тот самый человек, который с лета нынешнего года принимает все ключевые решения в популярном клубе. И перед которым стоит нелегкая задача - возродить "Спартак" после кризиса последних лет. Аленичев, Йиранек, Видич, Кавенаги, Родригес - все они были приобретены после прихода Федуна, и это говорит о серьезности его намерений. Впрочем, у одного из крупнейших предпринимателей России, чье личное состояние, по данным журнала Forbes, составляет 1,3 миллиарда долларов, иных планов и быть не может.

Вице-президент "ЛУКОЙЛа" дал десятки интервью на тему нефтяного бизнеса, а вот беседа в минувший четверг в редакции "СЭ" о футболе стала для Федуна первой. В такой ситуации поневоле взвешиваешь каждое слово. Но когда человек по-настоящему чем-то увлечен, это чувство быстро берет свое - и с каждой минутой полуторачасового разговора хозяин "Спартака" на глазах раскрепощался, получая от беседы все большее удовольствие. Такое же, какое надеется получить от результатов команды, судьба которой теперь в его руках.

Но началось интервью не со "Спартака". А с того момента, когда имя Леонида Федуна впервые было произнесено в связи с футболом.

МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ ДЛЯ ТРЕНЕРА СБОРНОЙ

- После ЧМ-2002 вы стали одним из авторов открытого письма руководству РФС, в котором изъявляли готовность платить миллион долларов иностранному тренеру сборной России. Готовы ли вы подписаться под таким же посланием и сегодня?

- Конечно, готов. Сборная России всеми воспринимается как символ страны. К счастью или к сожалению, но спорт является частью политики. Скажем, когда-то ГДР тратила значительную часть своего валового продукта на спорт, поскольку, будучи не очень авторитетной страной, таким образом рекламировала себя на весь мир. А какие гигантские суммы сейчас тратит на подготовку к Олимпиаде Китай!

Я - болельщик и неравнодушен к судьбе своей сборной. Поэтому естественно, что тогда, в 2002 году, очередная неудача российской сборной подтолкнула к мысли: надо что-то делать. Встретился с моим коллегой Василием Шахновским, мы обсудили ситуацию - и в итоге предложили такой вот выход из положения.

Сейчас, правда, я нахожусь в несколько другой ипостаси - "полудолжностного" лица, одного из владельцев футбольного клуба. А потому гораздо лучше понимаю совсем не простую кухню этого вида спорта. И по-прежнему считаю, что, если бы российской сборной руководил один из лучших специалистов в мире, это принесло бы большую пользу. Но связь между этим фактором и возможным результатом уже не кажется мне теперь столь прямой.

- Как к вашему письму отнеслись в РФС?

- Несерьезно. Шахновский, кстати, сразу предупредил: зная Вячеслава Колоскова, он уверен, что президент футбольного союза наше предложение не примет. Из РФС нам никто так и не позвонил. Последовало лишь официальное заявление Колоскова, что Россия еще до этого не доросла и что у РФС есть собственные средства, чтобы нанять тренера для национальной команды.

- Нужны ли, по-вашему, перемены в нынешнем руководстве сборной и федерации?

- Очень хорошо отношусь к Ярцеву - он все-таки заслуженный спартаковец, но думаю, что рано или поздно Россия придет к тому, чтобы искать серьезного тренера. Однако теперь понимаю, что это только часть задачи. Общение с Невио Скалой заставило меня прийти к выводу, что даже самый выдающийся тренер может добавить команде лишь 10 процентов. 85 процентов определяет подбор игроков и еще 5 - удача. Поэтому в первую очередь нужно, чтобы у нас появилась плеяда талантливых игроков. Но и без человека, который сможет двинуть эту плеяду к вершинам, не обойтись.

Что же касается главы РФС, то эта должность - величина политическая. Скажем, теннис на протяжении многих лет пользовался прямым покровительством президента России - и сегодня мы видим, как наши теннисистки доминируют в мире. Кто мог предположить такое 6-7 лет назад? Ведь когда-то теннис считался у нас сугубо элитарным видом спорта, советское государство относилось к нему равнодушно и даже враждебно - успехи Морозовой и Метревели воспринимались в верхах с глубокой тоской.

Ясно, что положительных перемен вполне можно добиться и в футболе. Убежден в том, что России по силам попасть в мировую десятку сильнейших. Хотя на это тоже понадобится как минимум десять лет. Поколение мальчишек должно расти с пониманием, сколько в жизни им может принести футбол. Одаренных детей хватает в любой стране - создайте им только условия. Но для этого необходимо, чтобы руководитель был фигурой, которая пользуется поддержкой не только общества, но и государства.

БОСАЯ СБОРНАЯ ИНДИИ И ЛОЗУНГ В ЗАЩИТУ САБО

- Помните, когда первый раз пришли на стадион?

- Первое яркое футбольное воспоминание: в моем родном Киеве против динамовцев играла сборная Индии, которая вышла на поле босиком! Это было в конце 50-х. На стадион первый раз я пошел в 61-м, когда "Динамо" играло с какой-то командой из ГДР. Но самым сильным впечатлением детства стал гигантский лозунг на стадионе, носившем тогда имя Никиты Хрущева: "Федерация, руки прочь от Сабо!" Был такой эпизод, когда Йожеф Сабо разъезжал по Киеву на "Чайке", а федерация стала его за это воспитывать. Киевляне к тому времени первый раз стали чемпионами СССР, и болельщики, очень любившие своего кумира, притащили на стадион, как сказали бы теперь, баннер. Я тогда еще подумал - как в Советском Союзе такое может быть?!

- В детстве за киевское "Динамо" болели?

- Конечно. Тогда в Киеве невозможно было не болеть за "Динамо". Но "Спартак" был у меня на втором месте, хотя эти два клуба и стали со временем антиподами.

- В какой момент "Спартак" по части пристрастий вышел вперед?

- После распада Союза. К тому времени я давно уже жил и работал в России - и из советского гражданина автоматически превратился в россиянина. А это означало, что болеть надо в первую очередь за российскую команду. С учетом моих давних пристрастий сомнений в выборе не было. К тому же "Спартак" в то время был единственным клубом в стране, демонстрировавшим футбол европейского уровня, на который было приятно смотреть. Эта команда давала позитивные эмоции, красиво выигрывала матчи у сильных европейских соперников, за нее хотелось болеть.

ОТ РЕКЛАМЫ МАСЕЛ - В ФУТБОЛЬНЫЙ БИЗНЕС

- Одно дело - болеть за "Спартак", другое - участвовать в его жизни. Как вы вышли на контакт с клубом?

- В свое время "ЛУКОЙЛ" сделал инвестиции в телевидение: мы владели пакетом акций каналов Ren-TV и М-1. Возникла идея запустить футбольную телепрограмму. "Спартак" был лучшей командой страны, и мы стали договариваться о том, чтобы канал Ren-TV транслировал его матчи. Опыт сотрудничества оказался успешным. Одновременно возникла потребность в рекламном носителе для масел "ЛУКОЙЛа". И мы посчитали, что самый выгодный путь - стать генеральным спонсором сильнейшей футбольной команды России. Так наш логотип появился на форме "Спартака".

А дальше - увлекся. Когда ты соперничаешь с "Зенитом", у которого на футболках написано "Газпром", или с ЦСКА с рекламой "Сибнефти", вся компания начинает переживать и идентифицировать себя с футбольной командой.

- Пытались ли производить подсчеты, насколько эффективно сработала реклама "ЛУКОЙЛа" на спартаковских футболках?

- Точно определить, какой именно вид рекламы сказывается на потребительских предпочтениях, непросто. Но сегодня объемы продаж нашего масла - 50 процентов от всего российского рынка. И очевидно, что размещение логотипа на футболках "Спартака" сыграло в этом существенную роль. Отдача денег, которые "ЛУКОЙЛ" вкладывает в команду, несомненна.

- Значит, футбольная победа "Спартака" над ЦСКА - это и маленькая бизнес-победа "ЛУКОЙЛа" над "Сибнефтью"?

- В большей степени это приятно с эмоциональной точки зрения.

КТО АКЦИОНЕРЫ "СПАРТАКА"?

- Очень мало известно о нынешнем распределении акций ФК "Спартак". Можете прояснить ситуацию?

- 20 процентов находятся у меня лично. Есть еще один акционер, связанный с "ЛУКОЙЛом", но я не могу называть имя этого человека без его разрешения. 10 процентов еще не выкуплены у Червиченко. Остальные акции находятся у групп, близких к ИФД "Капитал". Иными словами, 90 процентов акции - в руках людей, которые заинтересованы в развитии команды.

- Не могли бы вы огласить бюджет "Спартака" на 2004 и 2005 годы?

- Пока открытость в нашем футболе не такова, чтобы называть точные цифры. Но через некоторое время - возможно, уже в следующем году - эти данные будут опубликованы. Забегая вперед, скажу об одной из основных идей развития "Спартака", хотя многие к ней и относятся скептически. Рассчитываю, что через два-три года мы выпустим акции "Спартака" в открытую продажу на Московской межбанковской валютной бирже. А сам клуб будет иметь реальную стоимость - как "Рома" или "МЮ".

"Спартак" станет в какой-то степени публичной компанией. Но чтобы это сделать, необходимо открыть все трансферы, расходы, бюджет. К этому мы и двигаемся - например, начиная с нового года всех игроков будем страховать. Зарплаты у них высокие - потому без подобных страховок не обойтись. А для этого нужно все до копейки показывать страховщикам.

- А дорого стоит застраховать игрока?

- Да. Примерно два-три процента от уровня его зарплаты.

- Пока вы не рискуете назвать точные цифры. Счетной палаты боитесь?

- А почему я ее должен бояться? Бюджетных денег у нас нет. А все налоги мы, в том числе и игроки, платим до копейки.

ПРОДАВАТЬ МОЙЗЕСА БЫЛО НЕПРАВИЛЬНО

- Переговоры с прежним владельцем клуба Андреем Червиченко были трудными?

- Конечно, и шли они долго. Не так-то просто Андрею Владимировичу было расстаться со "Спартаком", в который очень много вложил. Но он понимал, что с теми деньгами, с которыми пришли в футбол "Локомотив" и ЦСКА, ему конкурировать невозможно. Это совсем другой уровень.

- "СЭ" первым, еще за месяц до смены власти в клубе, опубликовал информацию, что сделка завершится к 1 июля. В ответ на это сам Червиченко заявил, что не руководит клубом еще с середины апреля - после разгрома "Амкара" - 6:0. А после "Амкара" "Спартак" потерпел шесть поражений подряд.

- Окончательные расчеты будут произведены только к концу года - тогда сделка официально и завершится. Но понятно, что, как только в роли управляющего директора появился г-н Первак, Червиченко отошел в сторону.

- Можете ли обнародовать сумму компенсации, которая была выплачена вами Червиченко?

- Нет, потому что для этого необходимо согласие обеих сторон. Но считаю, что ему была выплачена сумма, адекватная его затратам на содержание команды.

За счет чего состоялся "Спартак" в России в том виде, в котором мы его знаем? За счет того, что, когда разваливался Союз и все стоило гроши, Олегу Романцеву удалось собрать в клубе всех лучших игроков из бывшего СССР. Я никогда с ним не разговаривал и не знаю, как такое удалось, но это был гениальный ход с его стороны. Еще и потому, что одновременно с этим появилась Лига чемпионов. И многолетнее, лишь с небольшими перерывами, пребывание в Лиге давало ему заработок в среднем от 5 до 8 миллионов долларов в год. По меркам 90-х годов это были гигантские суммы, которые превосходили бюджеты остальных команд. Поэтому "Спартак" мог покупать сильнейших игроков страны, одновременно продавая лучших на Запад.

Но постепенно ситуация стала меняться. Начали подтягиваться бюджеты других команд. Вспомните, например, так называемое водочное чемпионство "Спартака-Алании", на которое были брошены очень большие деньги. Та ситуация показала, что деньги решают в футболе если не все, то очень многое. С другой стороны, бизнес по продаже игроков привел к тому, что лучшие спартаковцы оказались на Западе, а адекватной замены им не нашлось. В итоге уже в начале XXI века возникла ситуация, когда "Спартак" понял: у него нет собственных ресурсов, чтобы достойно содержать команду. Понадобился человек, который принесет деньги.

Так появился Червиченко. Благодаря ему команда балансировала какой-то период времени. Но чтобы покупать по-настоящему сильных игроков, его денег было недостаточно. Все это привело к тому, что в "Спартаке" началась чудовищная трансферная карусель. Знаете, сколько игроков было на контрактах в "Спартаке", когда мы покупали клуб у Червиченко? 89! И никого из них мы не смогли нормально устроить.

- О продаже кого-либо из игроков жалеете?

- Только об одной - Мойзеса в "Крылья Советов". Считаю, что это был неправильный шаг. Я бы его оставил, но Червиченко настоял на сделке, сказав, что Петкович, которого он покупает, выше классом. Это не подтвердилось.

- Когда раздумывали над решением о покупке "Спартака", вас не заботил скандальный имидж клуба в последние годы? "Дело Сычева", громкое расставание с Романцевым, шумные трансферные истории с Ващуком и Смирновым и, наконец, положительная допинг-проба Титова...

- Конечно, заботил. Собственно говоря, имидж "Спартака" был одной из причин, почему мы посчитали необходимым пойти на столь решительный шаг - покупку клуба. "Спартак" напрямую идентифицировался с "ЛУКОЙЛом", а нам меньше всего нужна была такая репутация. У нас было два выхода. Первый - вообще порвать с командой. Но она уже стала частью души, и, брось мы ее, она вряд ли бы выплыла. Вторым же выходом стало то, что мы и сделали.

- Был ли у вас в момент покупки бизнес-план возрождения "Спартака"? Каковы его основные положения?

- Был, и это талмуд немалых размеров. В нем три части. Первая - спортивная. Поиски лучшего тренера, подбор под него лучших игроков. Задача этой части - вернуться в Лигу чемпионов и получить источник дохода, который обеспечит содержание клуба. Вторая часть - развитие футбольной инфраструктуры. Центральное место в ней занимает стадион, к теме которого мы еще вернемся. И третья часть - возрождение спартаковских традиций. Это работа с мальчишками, создание нормальных условий для их тренировочного процесса. Все это нельзя реализовать в одно мгновение. Требуется время.

- На сколько рассчитан этот бизнес-план? Например, по части выхода в Лигу чемпионов?

- Надеюсь, что ЦСКА и "Зенит" своими удачными выступлениями в Европе дадут возможность России уже через год вновь получить в Лиге чемпионов два места. Задача, чтобы одно из них в 2006 году стало нашим, и поставлена перед Александром Старковым.

ПРИГЛАШЕНИЕ СКАЛЫ БЫЛО МОЕЙ ИНИЦИАТИВОЙ

- Верно ли, что приглашение Невио Скалы было вашей личной инициативой - пусть тогда вы еще и не были владельцем клуба?

- Да.

- Многое ли вы переосмыслили за последний год? К примеру, изменился ли ваш взгляд на итальянца?

- Неверным было то, что я переоценивал роль тренера и недооценивал роль игроков. Кроме того, мне казалось, что сложные вопросы можно решить гораздо быстрее, чем они решаются на самом деле. Что же касается Скалы, то до сих пор считаю: его приглашение было правильным. Другое дело, что он попал в очень неприятную ситуацию. Во-первых, шел процесс смены руководства клуба, а в такой момент ни один организм нормально жить не может. Во-вторых, тренер попал в тяжелейшую ситуацию с подбором игроков. Стоит напомнить хотя бы то, что Скала объявил: команду он намерен строить вокруг Титова и знает, как это сделать. Невио говорил: "Мне нужны два центральных защитника, левый защитник, левый полузащитник, и я гарантирую - в тройке призеров мы будем точно". Даже контракт он подписал на год, потому что был уверен, что своей цели добьется.

Продолжение - стр. 7

Прямой эфир
Прямой эфир