12 марта 2004

12 марта 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛИЧНОСТЬ

Валерий ЖИЛЯЕВ.Я не знаю, почему он не пишет книгу. Читатель любит детективы, а жизнь начальника футбольной команды "Спартак" - именно детектив. С элементами множества других жанров - драмы, комедии, шпионского романа, да чего угодно.

НАЧАЛЬНИК "СПАРТАКА"

СТАРОСТИН

- Дружил с Володей Шадриным, в футбол играли. Хотя в спортшколе учился, к спорту отношения никакого не имел - работал инженером на "почтовом ящике". И пригласил меня Шадрин в 76-м в хоккейный "Спартак" - администратором. Явился в клуб на Красносельской. Николай Карпов, известный тренер, меня со Старостиным знакомит. Вот, говорит, мой друг, любит спорт. "Окажите помощь, Николай Петрович..." Не знаю, как получилось, но за час всю свою жизнь ему пересказал. Поднимается: "Будем работать!" После каждый день общались. В том же кабинете. Раскачиваться некогда, межсезонье - вся оргработа на меня легла. Моментами с Карповым без обеда оставались. Сбегаю в магазин, бутылку молока возьму, бутербродов навертим - тут же и перекусим. А Старостин за нами присматривал. Как-то пригласил меня в Тарасовку. Дошли пешком до Ярославского вокзала, сели на электричку, едем... На вахте человек с повязкой, мне - пожалуйста, а Николая Петровича тормозит! Не пускает! Говорю: "Ты хоть понимаешь, это основатель "Спартака", Тарасовки вашей..." Убедил. А Николай Петрович стоял молча, не возмущался. Я поразился, честно говоря.

- На хоккей к вам Старостин заглядывал?

- Время от времени. Как-то на юбилее преподнес я Николаю Петровичу клюшку с автографами наших ребят, шайбу: "Спасибо. Все, чего достиг, - благодаря вам..." - "Брось, ты меня давно перещеголял!" Десять лет я хоккею отдал.

- И в футбол он же привел?

- Он. Есть, говорит, у нас дочерняя команда, перспективная. Называется "Красная Пресня", а тренером там Романцев. Нужен ему помощник. Уж в "Пресне" на меня вся черновая работа легла, селекция... Со Старостиным контакт не теряли. Как-то нам с Кулагиным, тренером хоккейного "Спартака", помог выйти на Черненко. Второго человека в государстве. К нам тогда пришла группа игроков, завис вопрос по квартирам - и решили его за одну встречу.

- К Промыслову в московский горком тоже ходили?

- А как же? Нашим шефом был такой Краузе, директор 1-го комбината. С ним на прием к Промыслову, как правило, и ходили. Если еще про Николая Петровича вспоминать - в поездках держался молодцом. Команда тренируется, а он кругами ходит вокруг поля. Интерес проявлял ко всему. Кто из наших ребят из-за границы возвращается, зайдет к нему в клуб - усадит, выслушает внимательно... Как-то ездил "Спартак" на турнир в Испанию. Последний матч отыграли, едем в аэропорт - и прямо в автобусе Старостин начал стихи читать. Что-то длинное, читает и читает. А Рашид Рахимов, смотрю, дергается на сиденье. Остальные-то слушают, тишина гробовая, даже водитель притих - а Рашид... Закончил Николай Петрович, я подхожу: "Что ты?" - "Да бумажник забыл в гостинице. И деньги там, и паспорт..." - "Что же сразу не сказал?!" - "Как я могу Николая Петровича перебить?" Хорошо, оказался по пути телефон - позвонили в отель, к трапу все привезли.

- А про отсидку свою Старостин вам не рассказывал?

- Рассказывать не рассказывал, а вот случай смешной помню. Как-то Николай Петрович в лифте застрял. Позвали брата его, Андрея. Тот приходит: "Что, Коль, давно сидишь-то?" - "Уж пятнадцать минут!" - "Ну ничего, ничего - я двенадцать лет сидел..."

КНИЖКА

- В день звонков по сто делаете?

- Не меньше. Видите, какой ежедневник? Ни одной пустой графы. Были книжки поменьше, а тут Егор Титов подходит: "Владимирыч, много пишешь!" - и подарил эту. Многие думают: что там, начальник команды, бумажки перекладывает, заявками занимается... А начальник должен работать с игроками. Это важнее. Все великие тренеры - люди непростые. Кто конфликты сглаживает? Начальник. За годы работы с Олегом Ивановичем такие конфликты я и смягчал. Сам чувствовал, к кому надо подойти. Сейчас душевных разговоров меньше, а раньше - кому квартиру, кому телефон...

- Никогда записные книжки не теряли?

- Один раз, еще в хоккее. Поехал в Ригу, на "Динамо", надо было переговорить по селекции и обратно возвращаться с динамовцами. Во дворце смотрю - нету! Пока искал, опоздал на автобус. Еле такси поймал, прилетаю на вокзал, поезд вот-вот тронется. Что делать? С этой книжкой все контакты обрубили. Ладно потерял - а вдруг украли? По ней же можно определить, с кем ведется "работа"... Уже в поезде кто-то из рижского начальства протягивает: "Владимирыч, не твоя?" Тогда я работал нелегально, инкогнито приезжал в город. А Борис Шагис, помощник Тихонова в ЦСКА, - открыто. В поезде подсаживался в купе к тренерам: "В интересах сборной нужен такой-то..." Сейчас все изменилось, никакого "подполья".

СТАДИОН

- Почему "Спартаку" до сих пор не дают построить стадион?

- Москва - город непростой. В свое время было "телефонное право", Старостин и Бесков сидели в Лужниках, в ложе прессы, все чинно... Один звонок - и "Спартак" получает лужниковское поле.

- А сейчас аренда этого поля сколько стоит?

- Зависит от уровня игры - от 25 до 60 тысяч. Сам ходил на заседания правительства Москвы по этому вопросу. И Лужков, и Шанцев старались помочь. Но в районе Университета обнаружились катакомбы, в другом месте жители якобы против. Хотя "открытые письма" против строительства явно организовало районное руководство. Но мы от идеи не отступим...

- Самый реальный вариант за последние годы?

- Около ВДНХ, на Сельскохозяйственной улице. Лет пять назад. Как раз там "население выступило"...

ИНСТИТУТ

- Представляю, с какими только просьбами к вам игроки за эти годы не обращались...

- По учебе. По призыву. Был посредником в перемирии с женой... Игроки жен своих любят, по ним сразу видно, когда что-то не ладится в семье. Вмешиваешься. Потом благодарят. Если дома непорядок, можно не тренироваться - все впустую.

- А за кого-то Жиляев институт заканчивал...

- Некоторым без помощи с институтом не справиться. Иногда хороший поток, ребята серьезные - вроде Титова, Парфенова, Ананко, Бесчастных. С ними легко. А кого-то палкой в институт загоняешь, грозя репрессивными мерами...

- Это вы Тихонова убедили поступить?

- Да-а, долго уговаривал. Все-таки убедил, сейчас Андрей должен закончить. Смущался здорово: я, говорит, старый... Неудобно на экзамен идти. Поехали вместе с Безродным, так Андрей из "рафика" не выходил. Я было успокоил, но стоило Андрею выглянуть - толпа! А на самом экзамене даже преподаватели сбежались смотреть. Конечно, неудобно. А когда ребята из "Спартака" диплом защищают, в аудиторию не пробиться. В щелки смотрят.

- Вы все можете - что же диссертацию Олегу Ивановичу, уже написанную, не защитили?

- Олег Иванович - человек эрудированный... Я с ним часто бывал на приемах. В Промышленном банке, например. Так он людей поражал своими знаниями - во всех областях! В какой-то момент на нем и сборная была, и клуб тренирует, и обязанности президента исполняет... Халтурить не хотел. Разве будет Романцев писать о вреде от пробежавшей через поле собаки?

КВАРТИРА КАПУСТИНУ

- Как Сергею Капустину квартиру выбивали, помните?

- Долго бродил по кабинетам, даже Промыслов все подписал, но было на улице Огарева Управление учета жилищной площади Москвы. Футболили меня... Что делать? Идем к Черненко. Я в приемной остался, а Краузе с Кулагиным говорили. Выбили восемь квартир. Мне товарищи с Огарева звонят: "Приезжайте срочно, все документы берите..." Ничего себе, думаю. То я их подгонял, теперь они меня. Приезжаю. "Что же вы сразу так высоко пошли?!" У Капустина неимовернейший был переход, из ЦСКА в "Спартак". Сейчас не понять. Насколько было велико желание уйти, если он, ведущий игрок сборной, прошел через такие муки!

- А подробнее?

- Кулагин его воспитал. И Тихонова можно понять: как реагировать, когда уходит ведущий игрок? Но переход состоялся, "Спартак" поехал на сбор в Алушту, и Капустин взял с собой пятилетнего сына. Тот то ли перекупался, то ли что - там, в Алуште, и умер. Представляете, Капустину каково? А языки-то злые вокруг: "Это тебя Бог наказал за то, что в "Спартак" перешел..." Вот Капустин и просил квартиру в Олимпийской деревне, поближе к кладбищу, где ребенка похоронили.

ОПЕРАЦИЯ "БЯКИН"

- Черненко спорт любил. Сколько раз было: матч так себе, играет "Спартак" с аутсайдером, смотрю в правительственную ложу: батюшки! И Леонид Ильич там, и Константин Устинович!

- Не Черненко вам помог Бякина у "Автомобилиста" увести?

- Нет, но операция была серьезная... Спартаковское руководство переоценило свои возможности. Решили, что "Автомобилист" тоже спартаковская организация, игрока выдадут. Командировали меня в Свердловск официально. Забыли, что там первый секретарь обкома - Ельцин!

- Серьезно.

- Пошли мы к Ельцину на прием. Тот нас не принял - совещание... Идем ко второму секретарю, а тот и говорит: ничего сделать не могу, Ельцин весь хоккей взял в руки. Незадолго до этого отвечал по местному телевидению на письма трудящихся, кто-то спросил, когда "Автомобилист" будет в высшей лиге играть, а Борис Николаевич отрезал: "Через три года!" Весь Свердловск зашевелился: революционное заявление - команда-аутсайдер, и вдруг "через три года"...

- Положение осложнилось?

- Да как! Бякин учился в институте, и главное было - в Москву его перевести. Договорился со столичным руководством, что в институт его возьмут, - и к свердловскому ректору. Смотрю - а у того под стеклом приказ на подпись: Бякина отчислять. Уж не знаю, как удалось, - уговорил его, подписал перевод...

- Сопротивлялся?

- Не то слово. Ни в какую не желал. Пришлось показывать разрешение из Москвы, умолять... На следующий день Бякин стал студентом института физкультуры. От армии отсрочка. Некоторое время проходит, мне Кострюков, начальник управления хоккея, говорит: "Явилась ко мне делегация из Свердловска, обещают Бякина, если не образумится, из института исключить и в армию сдать..."

- А тот?

- Кострюков им ответил: подождите, мол, я Бякина, кажется, в институте физкультуры видел. "Да не может быть, у нас Ельцин этим делом занимается, сейчас разберемся!" Разобрались. Все узнали. Перезванивают Кострюкову: "Жиляев приехал, нашего ректора охмурил - тот все подписал. Ректора уволили, а нам что делать?" - "Пеняйте на себя..." Играть Бякин начал, но ему же квартиру надо давать, прописывать! А в Свердловске выписывать не хотят. Я часами сидел в паспортном управлении, искал лазейки в законе - как можно прописать без выписки... Нашел, да тут новая напасть. Свердловский военком Бякина во всесоюзный розыск объявил. Я - к военкому: на каком, дескать, основании? "Как на каком?! Его из института исключили". Показываю бумаги: студент наш Бякин. Вы представляете, говорю, что вам теперь будет? Всесоюзный розыск - дело непростое. Бледнеет: "Что же делать?" Протягиваю ему новую бумажку - да вот подпиши приказ о снятии с учета, да и все. Подписал - а я быстренько уехал...

СВЕРДЛОВСКИЙ ПАТРУЛЬ

- И Мартемьянова тоже вы увозили?

- Тоже история тяжелая. Договоренность была, парень хотел в "Спартак", я за ним поехал... Договорились, что встретимся на хоккее, а после буду ждать его во дворе. Поедем с мамой его знакомиться. Купил я билет на хоккей, сижу. Команда соперников выезжает, какой-то игрок меня приметил на трибуне: "О, Владимирыч!" - "Молчи..." Потом смотрю - в ложе пыжиковые шапки. Сам Борис Николаевич. Сижу скромненько, "Автомобилист" выкатывается, Мартемьянов подмигивает: дескать, все нормально... Тут меня настигает человек из местных, с большой болью в голове. Он все в Москву приезжал, нас с Кулагиным одолевал схемами - как правильно открываться, как забивать по науке... "О-о-о, привет, Валерий Владимирович! А мы вас с той трибуны сразу узнали!" Тут-то я и почувствовал недоброе. Было у меня письмо от Кулагина к главному тренеру "Автомобилиста" с просьбой Мартемьянова отпустить. Игра заканчивается, команды мимо меня идут - и вижу свердловского тренера. Тот на меня ка-а-к налетел: "Лучше уезжайте отсюда, ничего у вас не выйдет, мы сейчас Мартемьянова на сборы увозим - и вообще, кончайте игроков таскать..." Вот сейчас, думаю, ему только письма от Кулагина и не хватает. Что делать?

- Что?

- Иду во двор, где автобусы, игроки выходят... В дипломате у меня бутылка коньяка припасена. Стою. Жду. Вдруг сбоку ко мне патруль, майор и два капитана: "Здравствуйте. Вы нашего первого секретаря обкома знаете?" - "Лично не знаком, но..."- "У него есть пожелание - чтобы вы немедленно из города уехали".

- Пришлось?

- Спрашиваю: а что это я должен уезжать? "Мы вам оставаться не советуем. Уезжайте..." Указываю им на объявление: видите, что написано? Билеты продаются всем. "Так вы припишите: кроме Жиляева!" - "Вы не шутите. Будут неприятности..." Чудом каким-то от них отвертелся, вот-вот игроки должны идти. Встал возле самого автобуса "Автомобилиста". Мартемьянова тренер за руку держит, но тот все равно ко мне идет. Прямиком. "Владимирыч, вас здесь ждали, с самого аэропорта следили..." - "Между нами все в силе?" - "Да..." За плечи его хватают - и в автобус. На базу.

- А вы?

- Испугался - времена-то какие! Думаю: сейчас заберут, а у меня коньяк... Ни гостиница не заказана, ничего. Тут тренер команды гостей идет, кидаюсь к нему: номер в гостинице еще не сдал? "Нет..." - "Я в него до утра заселюсь!" Наутро отправился к матери Мартемьянова. От него самого заявление в "Спартак" уже получил. Насчет учебы договорился, квартиры... И все - прахом. Исчез! Сам не звонит, и я дозвониться не могу. Недели через две пробился: "Андрей, в чем дело?" - "Владимирыч, я передумал. Написал заявление в ЦСКА..." - "Что же даже не посоветовался?!" А там Шагис поучаствовал.

- В интересах сборной?

- Вот-вот. Через какое-то время Андрей сам звонит, плачет: "Что делать? Я все подписал..." Шагис свое дело сделал, в армию сдал - и бросил. А Мартемьянова в строй отправили. Теперь, отвечаю, ничего не сделаешь, дороги назад нет...

- Как же в аэропорту "хвост" не прочувствовали?

- Эйфория... Хотя один парень мне запомнился - и в аэропорту, и в автобусе терся, и в очереди.

ЗАЯВЛЕНИЕ В ТУАЛЕТЕ

- А как Тюменева от армии спасли?

- Страшная история! Учился в институте физкультуры, подтянули ему успеваемость - и вдруг повестка. В Кунцевский военкомат. Беру на факультете справку, Кулагин мне: "Смотри - отвечаешь..." Приехал, машину метрах в двухстах от военкомата оставил, а Тюменева строго-настрого предупредил: никуда не ходи. Будь возле машины. Овчуков из ЦСКА возле военкома, смотрю, ошивается... Показываю военкому справку, а Овчуков разлинованную ведомость достает, где успеваемость каждого нашего студента выписана и тюменевские двойки тоже. Чуть я отвлекся, Овчуков исчез. Является минут через десять с Тюменевым.

- Нашел-таки?

- Нашел. Спрашиваю: ты что пришел сюда?! А тот на Овчукова показывает - этот, мол, сказал, что вы меня зовете... С военкомом разговор продолжаю, дверь приоткрылась - смотрю, а Тюменев в трусах стоит! Медкомиссию проходит! Как быть? Военком исчез незаметно, дверь на ключ закрыл. Я один в кабинете. Телефон? Отключен. Все! Каждая секунда дорога! Смотрю в окно - второй этаж, а рядышком телефон-автомат. ..

- Прыгнули?

- Прыгнул. Хорошо, был у меня прямой телефон Альберта Михайловича Роганова, секретаря московского горкома. Наспех рассказываю. "Все, теперь не волнуйся, наша очередь..."

- Успокоились?

- Да, наверху знают. Слышу, звоночек. "Давайте, одевайтесь", в горвоенкомат отправляют... А горвоенкомат - другое дело. Там целый день дело разбирали, стоим мы с Овчуковым на улице. Спрашивает: "Интересно, с кем Тюменев пойдет - с тобой или со мной?" Ты, отвечаю, даже не сомневайся. Со мной. Смотрим - выходит, а вслед ему: "Смотри, учись хорошо..." Остался!

- Как и Шепелев.

- Тот заявление мне писал в туалете. Сначала на журнальчик чиркнул ему телефон, говорю громко: "Держи, почитаешь в дороге..." Не звонит и не звонит. Наутро снова иду на их тренировку. "Что не звонишь-то?" - "Да начальник команды, как вы ушли, журнал отобрал!" А заявление-то все равно надо где-то писать - вот в туалет и пошли. Кстати, не так просто Шепелев нам достался. Тогда Кулагин принял команду, а от профсоюзов хоккеем руководил некто Бажанов по прозвищу Большая Голова. Вот он-то Кулагину и напел: "Кого берете?" Тот начал опасения пересказывать, я отвечаю: "Борис Палыч, поверьте мне - это игрок, столько пользы принесет!" Шепелев - отличный парень. Жена его, Татьяна, здорово поддерживает. Почти второй тренер.

РОМАНЦЕВ

- Как с Романцевым познакомились?

- Он был капитаном "Спартака". Хоккей занял второе место, я организовывал чествование - и Старостин именно Олега прислал к нам с поздравлениями. Стали встречаться, были на свадьбе у Дасаева... С 84-го работали вместе. Такие моменты пережили! Помню, в стыковых играх "Пресня" попала на "Кяпаз". Команда у нас приличная, но я попросил все-таки Колоскова, чтобы прислали порядочного судью. Хорошо, отвечает, будет судить вас Жук из Минска. Приезжаем - за два часа до матча стадион битком, и еще столько же с билетами идут. Каким-то чудом в судейскую проник, протокол заполнить... То судейство даже ужасным не назовешь. Хуже. У них играл парень, которого вместе с Мостовым в юношескую сборную приглашали. Держит Сашку, а сам ему говорит: "Зря стараешься - все равно через пять минут пеналь получите..." И точно! Мостовой кого-то сбил, так 0:1 и сгорели. Время уезжать - Мостового нет. Номер заперт, рынок весь оббегали, город - нигде. Дверь я как-то сумел открыть, смотрю - а Сашка на кровати рыдает. Насилу усадили в автобус. Не мог успокоиться, думал, из-за него проиграли.

- Правда, что Тарасов как-то напутствовал Романцева, когда тот начинал тренировать?

- Да, как-то при мне Анатолий Владимирович Романцеву сказал: "Олег, теория, знания - это хорошо. Но надо научиться резать мясо, и нет ничего тяжелее..." Иваныч не сразу, но научился. В нужный момент бывал жесток.

КЕМЕРОВО

- Прилетели с владикавказским "Спартаком" в Кемерово, шесть часов утра, ночь не спали... Добираемся до гостиницы - номер не готов, прямо в коридоре стол накрыт. Других номеров нет. Ладно, говорю, вы пока убирайте, дайте нам спальню, сил никаких. Легли. Только провалился - стук в дверь, да какой! Иду в трусах отворять, чуть приоткрыл - меня этой же дверью омоновцы как шибанут! Сразу к стенке, руки заломили: "Документы! Где второй?" - "Какой второй? Первый, главный..." Иваныча будят, тот понять спросонья ничего не может. Полез было в сумку за паспортом, те сразу: "Руки!" Это сейчас смешно - а под прицелом не до смеха. Оказалось, с бандитами нас попутали. Вообще, веселые были времена - и с "Пресней", и с Владикавказом.

- С "Пресней" вы первый Кубок России выиграли.

- Обыграли Тюмень - и устроили нам пышный прием в краснопресненском исполкоме.

- Мостового вы, говорят, в каком-то ПТУ нашли?

- Он был одно время в школе ЦСКА, но действительно учился в ПТУ. На электрика, кажется. Как-то отказывался идти на экзамен - я, говорит, ничего не знаю. Иду к преподавателю, договариваюсь... А Кулькова нашел в каширском "Динамо". Играли там, парнишка глянулся. Нашел к нему ход, договорился о встрече. Приезжаем с его командой играть, Романцев на Кулькова указывает: "Какой игрок! Возьмем?" - "После игры встречаемся..." Поговорили, Вася тихо дослуживал - а как узнали, что "Пресня" им заинтересовалась, сразу на сбор с основным составом "Динамо" отправили. Пришлось через знакомых в госпиталь класть, в спартаковский дубль переводить, чтобы оттуда на Мостового выменивать.

ОРДЖОНИКИДЗЕ

- Это Старостин Романцеву нашел работу "посерьезнее". Наша команда, спартаковская - только в Орджоникидзе. Я за Иванычем, не раздумывая, поехал и Васю Кулькова взял. Спорткомитет заартачился было: вдруг, говорят, парень в Москве нужен? Потом на Васю посмотрели - и отпустили. Не понравился. Хорошо нас в Осетии приняли...

- Хотя там-то своих начальников команды хватает.

- Правильно сделал Романцев, что меня взял. Люди там хорошие, но с одной особенностью: не знают слова "нет". О чем-то договариваются, кивают, "да, да, да", - и каждый знает, что ничего не будет. Пришлось воевать. Играли в чистый футбол. Уже уходили, последняя игра ничего не решает - но для соперников важная. И поехали "страхующие" - кто деньги предлагал, кто через обком действовал, чтобы мы не сдали... Сами ребята сказали: копейки не возьмем, лишь бы Романцев в команде остался. Такое надо заслужить. На прощальное заседание обкома Романцев не пошел, а я был. Каждый министр отчитывается: "Все нормально..." Я не выдержал - встал, как понес! "Директор стадиона говорит, что все нормально? Так у него даже вывески нет..." Потом Газзаев меня просил остаться, но в московский "Спартак" один раз зовут. Отказаться не мог. На общем собрании большой начальник выступает: "Жалко, Романцев уходит, но Жиляев нам поможет с оргвопросами!" - "Он тоже уходит". - "Да?!"

ПОПОВ

- Кобелев дважды мог попасть в "Спартак" - но тогда все решала переходная комиссия. В которой сплошь военные. Как тренировка, товарищеский матч, Андрей в составе - совсем другая игра! Дивно вписался! Добровольский уже с Романцевым встречался - но до поры просил держать тайну. Как в газете мелькнуло, ума не приложу, но звонит: "В "Динамо" революция из-за моего ухода, генералы достали..." Сорвалось.

- "Динамо" тогда Газзаев тренировал. Он говорит, был, мол, предатель в динамовских рядах, который скинул "Спартаку" информацию о переходе Никифорова с Цымбаларем. И оказались они в Тарасовке вместо Новогорска...

- По Цымбаларю не я работал, хоть и пришлось съездить в Одессу. Больше Тарханов. "Сообщающие" люди были, и помогали они "Спартаку" бескорыстно... Вот Попова у "Локомотива" увел я. Во Внукове убежал он из автобуса, у забора переговоры провели, и уже официально за ним в Ярославль поехал. Смотрю, а там Коротков его обхаживает. "Что делать?" - "Решай, Дима, сам!" - "Конечно, я в "Спартак"..." Жил он в Тарасовке, я тоже. Как-то под вечер заходит: "Все, Владимирыч, уезжаю, буду заканчивать, ничего не получается..." Отвечаю: "Подожди заканчивать. Ты в футбол-то начал играть в 25 лет и хочешь сразу стать основным в "Спартаке"? Работай!" Вложил в него какую-то уверенность.

ЗАГРАНИЦА

- Разные они все. Есть Егор Титов, мягкий человек - одна крайность. И есть Пятницкий - ворчун. Молодежь его как увидит - прячется! Аленичев не знал, куда деться!

- А как никому не нужного Филимонова в "Спартак" привели?

- Встретил его как-то в ПФЛ. "Как бы мне свой контракт посмотреть?" - "А что?" - "Команду какую-нибудь найти..." Я тогда заявки привез, Романцеву звоню - и Филимонова в эту заявку вписываем. К огромному его удовольствию. А вот Сережа Щербаков меня не послушал. Родители приезжали, московскую квартиру смотрели, но он в последний момент передумал. Выбрал заграницу. Канчельскисом я долго занимался - тот же случай. Недавно звонок: "Владимирыч, привет!" - "Привет..." - "Не узнаешь? А еще в "Спартак" меня звал. Канчельскис..."

- Вам 62. Что человеку нужно в эти годы, чтобы чувствовать себя счастливым?

- Чтобы люди уважали. Чтобы были порядочные друзья. Любимое дело, которым я сейчас и занимаюсь. Семья. У меня дочке, Леночке, 14 лет, я ее очень люблю. А чего еще мне не хватает?

Юрий ГОЛЫШАК