28 декабря 2000

28 декабря 2000 | Футбол

ФУТБОЛ

Зураб СОТКИЛАВА

ПЕРЕД РЕПЕТИЦИЯМИ В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ ГОВОРЯТ ТОЛЬКО О ФУТБОЛЕ

Зураб Соткилава является символом какой-то магической связи футбола и оперы. Ныне великий певец, солист Большого театра, он больше 40 лет назад был одаренным футболистом и даже провел 4 матча в основном составе тбилисского "Динамо". А теперь, благодаря установленной дома спутниковой "тарелке", не пропускает ни одной серьезной европейской, в особенности итальянской, футбольной трансляции, болеет за "Спартак" и Андрея Шевченко. О любимом виде спорта готов говорить взахлеб и часами. Поэтому корреспонденту "СЭ" не составило труда договориться с Соткилавой об интервью, хотя репетиции в Большом, не говоря уже о спектаклях и концертах, отнимают у певца массу времени и сил.

Когда я вошел в квартиру Зураба Лаврентьевича на Смоленском бульваре, оказалось, что в 3 часа пополудни он... спит. "Каждый день в 10 утра у него репетиции, - смущенно объяснила жена. - А вставать и вовсе приходится в 7, чтобы голос "проснулся". В оперном пении это целая наука - есть накануне репетиции тоже нужно в строго определенное время. Поэтому днем он приезжает домой обессиленный, обедает и крепко засыпает. Разбудить его в такие моменты не можем ни я, ни дочь. Так что, уж извините, придется вам подождать".

Ждать пришлось чуть меньше часа. Чтобы сон как рукой сняло, народному артисту СССР потребовалось всего-навсего несколько минут поговорить о футболе...

ПРЕДЛОЖЕНИЕ НИКАНОРОВА И ПОБЕДА НАД БИБОЙ

- Когда вам в последний раз доводилось побегать с мячом?

- Увы, давно. Возраст уже не тот. Лет 10 не выходил на поле. Хотя раз 15 - 20 мячом, думаю, прожонглировать смогу. А до конца 80-х мы много лет подряд играли постоянной компанией в отпуске, в Абхазии. На весь август объявляли "сухой закон", за соблюдением которого строго следил великий ватерполист Петр Мшвениерадзе. Мы выдавали такие шоу! Но потом начали рваться мышцы, связки, и я понял: пора останавливаться.

- А с чего начинался ваш футбол?

- С... вырванного клочка травы, которым мы в детстве играли в Сухуми. После войны о настоящих мячах можно было только мечтать, так что мы изворачивались, как могли. Нам удавалось вырывать из земли очень хорошие корневые сгустки, которые даже не надо было ничем перематывать. Потом пришла пора маленьких каучуковых американских мячиков, но ими было очень трудно играть из-за невероятно сильного отскока. Но играли - на гаревой дорожке, босиком...

Потом занятия футболом стали серьезнее, обнаружились неплохие способности. Попал в сухумское "Динамо", в 16 лет считался там восходящей звездой. Облюбовал место крайнего защитника, много подключался к атакам - я же стометровку за 11,1 бегал!

И вот март 55-го, на товарищеский матч в Сухуми приезжает свердловский СКА, старшим тренером которого был знаменитый вратарь ЦДКА Никаноров. После игры он подошел ко мне и предложил перейти в его команду. Я ответил: "Все зависит от родителей. Если вы скажете моей маме (она мечтала, чтобы я стал хирургом), что устроите меня в мединститут, то она может согласиться". На том и порешили. Но где-то случилась утечка информации. Помню, сдал на "пятерку" последний школьный экзамен по физике и пошел с друзьями на пляж. Вдруг объявление по пляжному радио, что у выхода меня ждет отец. Он был в панике: "Что ты натворил? Тебя вызывает первый секретарь обкома партии!" А с первым секретарем мы были знакомы - он был фанатом футбола. Приходим, тот показывает телеграмму председателя комитета по физической культуре правительства Грузии с моим вызовом в тбилисское "Динамо". В тот же вечер меня посадили на поезд Сухуми - Тбилиси, а великому Никанорову пришлось отказать...

- Как-то вы говорили, что грамота победителя Спартакиады народов СССР среди молодежных команд для вас дороже, чем звание народного артиста Союза.

- Да, это действительно так. Тогда, в 56-м, я был даже капитаном сборной Грузии в возрасте до 20 лет. А за одного из главных наших соперников команду Украины - играли 7 будущих чемпионов страны во главе с Андреем Бибой! Турнир проходил в Ленинграде, мы с украинцами набрали одинаковое количество очков и поехали на финальные матчи в Москву, на стадион "Динамо". Первую игру закончили вничью, а во второй победили 4:2. Через два года я попал в основной состав тбилисского "Динамо".

С МЕСХИ БИЛИ ХУЛИГАНОВ У БЕЛОРУССКОГО ВОКЗАЛА

- Какие у вас самые яркие воспоминания о высшей лиге?

- Прежде всего, конечно, игра с московским "Динамо". Я горжусь тем, что выходил на поле против самого Льва Яшина. Мы познакомились со Львом Ивановичем поближе, уже когда я был певцом и дружил с Николаем Николаевичем Озеровым. Мы вместе ездили к Яшину в больницу после операции... На примере великого вратаря я лишний раз убедился в том, что, чем больше человек достиг в жизни, тем он скромнее. А матч тот мы проиграли со счетом 1:3.

Это, кстати, была моя последняя игра за "основу" "Динамо". В одном из интервью я сказал, что певцом меня сделал нападающий москвичей Урин, и многие решили, будто он меня покалечил. Ни в коем случае! Он меня просто вчистую переиграл. Но это было полбеды. Вскоре мы полетели в Югославию, где я получил перелом и вылетел из состава. В 1959 году попытался вернуться, но окончательно поставила точку в моей футбольной карьере поездка в Чехословакию. Там я получил очередную серьезную травму, и через какое-то время меня отчислили...

- Наверняка были у защитника тбилисского "Динамо" Соткилавы какие-то забавные приключения?

- Запомнился случай в Москве, куда мы приехали играть против "Локомотива". Нас поселили в общежитии около Белорусского вокзала, и вечером Миша Месхи пошел в парк знакомиться с симпатичными девушками. Там к нему пристали два хулигана с ножами. У Миши со смекалкой было все в порядке, и он сказал: "Ребята, я торговец, живу тут рядом в общежитии. Все деньги у меня там. Пойдемте, я вам все отдам!" Хулиганы "клюнули". А нас, игроков, в гостинице - 20 человек. Можете представить, что мы сделали с этими негодяями... Сначала побили, а потом сдали в милицию. По ведомственной, можно сказать, линии - мы же динамовская команда.

- Многие футболисты, как известно, за словом в карман не лезут. Не подшучивали в "Динамо" над вашими певческими наклонностями?

- А о них никто не знал, даже мой лучший друг Владимир Баркая. Когда я уже закончил с футболом и учился на третьем курсе тбилисской консерватории, меня показали по телевидению, и бывшие одноклубники ахнули от изумления. Кстати, в "Динамо" художественная самодеятельность была на высочайшем уровне. От нечего делать на базе даже сцены из "Лебединого озера" ставили, а вратарь Шота Кития пел так, что стекла звенели. Пели и Борис Сичинава, и потом уже - Анзор Кавазашвили... Но я в этих концертах не участвовал, смотрел со стороны. Поэтому легенда, придуманная Борей Сичинавой, что, когда я присоединялся к общему пению, мне всей командой затыкали рот, всего лишь шутка.

- Тогда расскажите какие-нибудь правдивые, но в то же время невероятные истории той поры.

- Пожалуйста. Был в "Динамо" футболист по фамилии Зейнклишвили - он, кстати, в 64-м стал чемпионом СССР, который фантастически владел искусством художественного свиста. Просто блестяще пел за разных птичек. Так вот, мы иногда смеху ради шли на птичий рынок с клеткой, в которой сидело какое-нибудь совершенно не поющее пернатое создание, и обманывали покупателей показывали клетку, и в это время Зейнклишвили начинал свистеть. Птичка "уходила" втридорога.

А еще была замечательная история, которую году в 70-м на банкете после турнира ветеранов вспоминал вратарь Миша Пираев. Когда-то он купил первый советский магнитофон "Днепр-10", и все меломаны команды тут же принесли пластинки - чтобы переписать на пленку. Я в шутку предложил Пираеву: "Давай, и я спою". Но никто же не знал, кем станет Соткилава много лет спустя, и Пираев послал меня куда подальше: "Буду я на тебя пленку тратить!" 20 лет спустя на том банкете вратарь за голову хватался: "Какой же я дурак, такая уникальная запись была бы, ее можно было бы за такие деньги продать!"

ДЛЯ ПРОФЕССОРА КОНСЕРВАТОРИИ
Я ВНАЧАЛЕ БЫЛ ПОСТАВЩИКОМ БИЛЕТОВ НА ФУТБОЛ

- Как же произошло перевоплощение футболиста в оперного певца?

- Вначале, наверное, следует сказать о генах: мои бабушка и мама здорово играли на гитаре и пели. Помню, они садились на улице возле дома, исполняли старые грузинские песни, а я им подпевал. Ни о какой певческой карьере ни тогда, ни позже не думал. Интересно, что много лет спустя отец, у которого слуха нет вообще, поддержал мои оперные начинания, а мама, обладающая абсолютным слухом, была категорически против.

Получилось все так. В 58-м, когда я играл в тбилисском "Динамо", на неделю приехал домой в Сухуми. Однажды к родителям заглянула пианистка Валерия Разумовская, которая всегда восхищалась моим голосом и говорила, кем я в конце концов стану. Я тогда никакого значения ее словам не придавал, но все-таки согласился прийти к какому-то заезжему профессору консерватории из Тбилиси на прослушивание. Особого впечатления мой голос на него не произвел. И тут, представляете, опять решающую роль сыграл футбол! В "Динамо" в ту пору уже блистали Месхи, Метревели, Баркая, и достать билет на стадион было невозможно. Так вот, на первых порах я стал для профессора поставщиком билетов: он приезжал за ними на базу "Динамо" в Дигоми. В благодарность профессор приглашал меня к себе домой, мы начали заниматься. И вдруг он говорит мне, что всего за несколько уроков я сделал большие успехи и у меня есть оперное будущее!

Но и тогда подобная перспектива вызывала у меня смех. Всерьез я задумался о пении только после того, как был отчислен из "Динамо". Профессор выслушал меня и сказал: "Ну что ж, кончай в грязи пачкаться, давай чистым делом заниматься". И через год, в июле 60-го, я сначала защитил диплом на горном факультете тбилисского политехнического института, а день спустя уже сдавал экзамены в консерваторию. И был принят. Учились мы, кстати, в одно время с Нодаром Ахалкаци, который предпочел институт железнодорожного транспорта. У нас были такие битвы в межинститутских футбольных турнирах, что стадион на 25 тысяч зрителей был битком!

ВОПРОС О ПОЕЗДКЕ НА МАТЧИ РЕШАЛ НА УРОВНЕ ЦК КПСС

- Когда вы переехали в Москву, тбилисское "Динамо" не могло остаться вашей единственной любовью. Быстро нашли новый объект для обожания?

- "Спартак" мне очень нравился еще в те времена, когда я играл сам. Симонян, Нетто, Сальников - какие футболисты были! Когда переехал в Москву, крепко сдружился с Николаем Озеровым. Мы стали ходить на каждый матч "Спартака", причем в любую погоду, на лучшие игры московского "Динамо". Я люблю умный футбол, и моими любимыми игроками были Черенков, Гаврилов... Теперь, как мне кажется, "Спартак" единственная команда в России, которая играет в такой футбол. Мне нравятся Титов, Тчуйсе. Ну и за своего земляка из "Локомотива" Зазу Джанашия, конечно, болею. Кстати, он, как и я, мингрел.

Однако о тбилисском "Динамо" я никогда не забывал. Когда приезжаю в Грузию, всегда хотя бы раз захожу на стадион. С удовольствием вспоминаю Кубок Содружества, на который впервые приехало тбилисское "Динамо" и очень достойно сыграло. Какой дух ностальгии и благожелательности был в зале!

- Сейчас ходите на матчи российского чемпионата?

- После смерти Николая Николаевича стал бывать на стадионе гораздо реже - такая грусть подступает, когда вспоминаешь об этом человеке... Впрочем, мои хорошие знакомые Алексей Парамонов и Никита Симонян по-прежнему приглашают на футбол. Был на нескольких матчах в этом сезоне, в том числе на игре "Спартака" с "Локомотивом" во втором круге. А оказавшись в Риме, не смог устоять перед искушением сходить на матч "Лацио" - "Милан", посмотреть на моего любимого игрока Андрея Шевченко. Собираюсь, кстати, на чемпионат мира 2002 года в Японии и Корее - хочу специально "подогнать" под него гастроли. С Кореей вопрос уже решен, а с Японией переговоры пока ведутся.

- Слышал, ходили на "Спартак" -"Арсенал"?

- Нет, смотрел по телевизору - в такой холод была опасность простудиться. А для певца, сами понимаете, это не мелочь. Вообще я при всей своей эмоциональности на матчах никогда не кричу, чтобы не сорвать голос. Вскакиваю, хватаюсь за голову, но о своей профессии не забываю.

- Не бывало, чтобы вы просили поменять расписание репетиций из-за футбольных матчей?

- Было как-то. Перед съездами партии репетиции отнимали массу времени. И однажды, когда я должен был готовиться к выступлению, в Лужниках проходил матч "Спартак" - "Динамо" (Тбилиси). Вопрос о том, чтобы поехать на футбол, мне пришлось решать на уровне ЦК КПСС...

НА ИГРЫ "ИНТЕРА" ЕЗДИЛ ДАЖЕ ВО ФЛОРЕНЦИЮ

- Итальянский футбол вы полюбили во время двухлетней стажировки в La Scala?

- Конечно. Моей любимой командой тогда стал "Интер", который тренировал знаменитый Эленио Эррера. Я даже начал ездить на его гостевые матчи. Произошло это так. Хозяин отеля, в котором я жил, раз в неделю играл в футбол с другими богатыми людьми Милана. Узнав, что я тоже имею к этому виду спорта некоторое отношение, он привел меня на один из матчей, представив: "Это русский из Большого театра". Тогда, в 66-м, я был на поле еще в большом порядке, и забил этому "детскому саду" столько, сколько хотел. Соперники начали возмущаться: мол, "подставку" привезли. Но когда разобрались, в чем дело, зауважали по-настоящему, и даже стали брать меня с собой на выездные матчи "Интера". Сложность заключалась в том, что я, как советский гражданин, не имел права удаляться более чем на 150 км от Милана и ночевать в другом городе. Поэтому даже из Флоренции, расположенной довольно далеко, меня после матчей отправляли обратно на поезде.

Никогда не забуду самого яркого своего впечатления, пускай и телевизионного: в Мадриде играли "Реал" и "Интер", за который выступал бывшая звезда "Королевского клуба" Луис Суарес. Что только в него не бросали с трибун перед началом матча! Но он забил "Реалу" два мяча, "Интер" победил, и восхищенные мадридские болельщики вынесли Суареса со стадиона на руках. Вот на какие чудеса способно футбольное искусство!

В общении со своими новыми друзьями я так хорошо выучил итальянский, что вскоре стал издеваться над приставленными к нам кэгэбэшниками. Звонил им якобы из полиции и фальшивым голосом говорил, что кто-то из наших задержан на другом конце города. Они мчались туда, как угорелые, и выясняли, что тревога-то ложная...

БАРЫШНИКОВ БЫЛ ЯРОСТНЫМ ПОКЛОННИКОМ "ЗЕНИТА"

- Болельщиками были многие великие актеры, певцы, танцовщики... Чьи футбольные пристрастия малоизвестны нынешнему поколению?

- Я дружил с Мишей Барышниковым до его побега из СССР, а поэтому могу говорить точно: он был яростным болельщиком "Зенита". К сожалению, с тех пор мы с ним не виделись - в советские времена эти великие люди сами избегали встреч, чтобы нам не принести неприятностей. Так что не знаю, сохранился ли у Барышникова интерес к футболу после эмиграции. Зато знаю, что вся нынешняя балетная труппа Большого театра - сплошь болельщики, да и сами играют в первенстве московских театров. Под впечатлениями от своих матчей, а также после важных игр сборной России или "Спартака", перед репетициями говорят только о футболе.

- Недавно выяснилось, что большой поклонницей футбола и болельщицей ЦСКА уже много лет является Майя Плисецкая. Вы об этом знали?

- Если честно, нет. И, конечно, был удивлен, когда наша великая балерина воскликнула: "Меня любили Пеле и Марадона!". По праву старого знакомого я после той передачи подошел к ней и в шутку поинтересовался: "Майя, в каком смысле?" (смеется).

- Марадона даже прислал в подарок Плисецкой ее любимые духи "Бандит". А вы можете похвастаться футбольными знакомствами такого уровня?

- Я к ним не стремлюсь. Предпочитаю наслаждаться великим футбольным искусством на расстоянии, потому и не знакомлюсь с тем же Шевченко, хотя бываю в Италии очень часто. Был у меня по этому поводу замечательный урок. В то время, когда известность ко мне только начала приходить, великий Леонид Утесов сделал мне первую рекламу на всю страну, положительно отозвавшись о моем пении. Знакомы мы с Леонидом Осиповичем не были, и так жизнь нас и не свела до его смерти. Позже мне довелось общаться с человеком, близко знавшим Утесова. И оказалось, что его спрашивали: "Почему же вы не знакомитесь с Соткилавой, раз вам так нравится его искусство?" А Утесов отвечал: "Как же я могу к нему подойти, если преклоняюсь перед ним!" Вот почему я не стремлюсь сближаться с футболистами, которыми восторгаюсь.

Игорь РАБИНЕР

Прямой эфир
Прямой эфир