Газета
11 ноября 1999

11 ноября 1999 | Бокс

БОКС

Как уже сообщал "СЭ", российский боксер-профессионал Олег Маскаев нокаутировал в Атлантик-Сити одного из сильнейших тяжеловесов Америки Хасима Рахмана, которого многие за океаном еще недавно прочили в наследники Холифилда и Льюиса.

Хасим РАХМАН СКАЗАЛ: "НИКОГДА НЕ ПРОИГРАЮ БЕЛОМУ".
Олег МАСКАЕВ ОТВЕТИЛ: "Я НЕ ПРОСТО БЕЛЫЙ, Я - РУССКИЙ"

Вчера я позвонил Маскаеву за океан, но оказалось, что дома его нет. Жена Олега объяснила: он сейчас у врача - надо осмотреть кисть руки, а то она никак не проходит после боя. Естественно было предположить, что Маскаев повредил руку, когда нанес тот самый удар, которым вышиб Рахмана с ринга и который один из самых уважаемых боксерских обозревателей Америки Майкл Катц назвал "лучшим ударом года". Поэтому, когда позже я все-таки застал Маскаева дома, то первый же вопрос задал о руке. Ответ ошеломил:

- Нет, что вы, рука пострадала значительно раньше, в четвертом раунде. Трещина в большом пальце, и он еще к тому же вышел из сустава. Теперь предстоит операция, так что я на три месяца выбыл из строя.

"У МЕНЯ БЫЛ ЧЕТКИЙ ПЛАН НА БОЙ"

- Подождите, Олег, вы хотите сказать, что еще четыре раунда боксировали со сломанной правой рукой и именно этой рукой нанесли "лучший удар года"?

- Да, а что тут особенного? Обо всем этом на ринге думать было некогда. У меня был совершенно четкий план на бой, который разработал мой замечательный тренер Боб Джексон: драться, не боксировать, а именно драться, изматывать Рахмана в течение первых четырех-пяти раундов, как можно больше бить по корпусу, чтобы у него стали отказывать ноги. Рахман быстрый, легко передвигается по рингу - вот мне и надо было лишить его этих качеств.

Так все и вышло. С пятого раунда американец начал уставать, я перехватил инициативу, стал ловить Рахмана у канатов и в восьмом раунде провел хороший удар, после которого соперник поплыл, стал тяжело дышать, но все-таки вывернулся. Это действительно очень сильный боксер.

Но я его все равно поймал. В последний удар вложил весь свой вес, а пришелся он точно в подбородок. Рахман вывалился с ринга между канатами, упал на комментаторский стол, сломал его, потом упал на пол, зацепился за провода на столе мониторов - и их тоже увлек за собой. Ему бросились помогать, и тут началась грандиозная свара между болельщиками. Меня вскоре увели, а драку все никак не могли остановить. Кажется, 20 машин полицейских приехало.

- Как вы думаете, Олег, почему Рахман согласился провести бой с вами? Может быть, недооценил ваш потенциал?

- Конечно, недооценил. Этот бой должен был стать своего рода жертвоприношением. Кому предстояло оказаться жертвой, думаю, понятно, да? Знаете, Рахман как-то сказал: "Я никогда не проиграю белому". Так вот я ему на это ответил: "Я не белый, я русский". Он думал, что там бокс будет, а там была война, и он ее проиграл.

Когда я Хасима нокаутировал, они там все в совершеннейшем шоке оказались. Никто этого не ожидал. Вообще, бокс - штука очень правильная. Фуфлыжников, хвастунов он не терпит.

"ГОТОВ К ВСТРЕЧЕ СО ВСЕМИ"

- Вы не опасаетесь, что такая блестящая победа сослужит вам теперь дурную службу? Что вас теперь будут просто избегать?

- Пока просто не хочу об этом думать. Надеюсь, мой менеджер Слава Трунов поможет. Ведь добились же мы с ним встречи с Рахманом. А вообще я - четвертый номер в рейтинг-листе WBA, и драться мне надо с теми, кто стоит выше меня в табели о рангах: британцем Акинванде, Джоном Руисом и Лэрри Дональдом.

- Что вы думаете о сильнейших американских тяжеловесах - Туа, Гранте, Ибеабучи. Пусть они и не стоят в рейтинге WBA особенно высоко, но...

- Я готов к встрече со всеми. Туа, конечно, силен, хоть и ростом мал. Грант очень опасен. У него огромный потенциал. Ибеабучи - тоже хоть куда. Вместо кулаков две кувалды, а голова, как у буйвола. Только вот с этой своей головой он не в ладах. Натворил дел - и сел в тюрьму. Кажется, ему светит приличный срок.

- Сейчас в Европе много шума по поводу братьев Кличко. Что вы о них думаете?

- Младшего, Владимира, я не очень хорошо знаю. Он не так давно проиграл американцу Россу Пьюритти. Не учел, что здесь ребята дерутся до последней секунды. А со старшим, Виталием, который сейчас чемпион по версии WBO, я знаком совсем неплохо. В 1991 году мы с ним встречались на чемпионате Вооруженных Сил в Ташкенте. Я тогда выиграл техническим нокаутом не то в первом, не то во втором раунде - его секундант выбросил полотенце. Несколько месяцев назад ходили разговоры о том, чтобы провести бой между нами, но пока все закончилось ничем.

"СКУЧАЮ ПО РОССИИ"

- В предстоящем матче Холифилд - Льюис вы, по вашим же словам, будете болеть за Льюиса. Я, честно говоря, тоже. Может быть, просто потому, что встречался с ним и он оказался очень приятным человеком.

- Те, кто добирается в боксе до самой вершины, вообще обычно очень приличные люди. Не всегда, конечно, но как правило.

- У Льюиса, между прочим, оказалось необычное хобби он запойный шахматист.

- Хорошо живет, если у него остается время на шахматы. У меня, например, его нет. Я сейчас живу в США, и мне надо подниматься в чужой стране. Мы здесь одни, положиться кроме себя не на кого, а у нас с женой трое детей. Так что есть ради кого работать.

- Олег, а в Россию не тянет?

- Вы даже представить себе не можете, как хочется приехать. И не просто приехать, а подраться перед своими, чтобы за тебя поболели. Я все время вспоминаю те турниры, что еще недавно - до кризиса - проходили в Москве. А тут к русским относятся, ну как бы помягче сказать, достаточно сдержанно. Был бы я американцем, все у меня сложилось бы гораздо проще. Да-а, хочется приехать домой, очень хочется.

- Тут произошла некоторая путаница в том, за какую страну вы выступаете.

- Ничего удивительного. Сам я русский. Мать у меня из Пензы, а отец из Саранска. В свое время поехали осваивать целину, вот я и родился в Казахстане, а в армии служил в Узбекистане и выступать стал за Узбекистан. Тогда ведь это большого значения не имело. Был Советский Союз - и все тут. А потом в Узбекистане сказали, что я им не нужен. Ну, не нужен, так не нужен. Ради бога. Так что я выступаю за Россию - и только за нее. Ох, как же хочется посидеть, поговорить со своими. Вот вы позвонили, напишете обо мне, в России прочитают. Знаете, как все это дорого, как все это ценишь, когда живешь вдали от своей страны. Скучаю я по всем вам!

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...