Газета
18 марта 2017

18 марта 2017 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1972 год. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Тема сегодняшней беседы анонсирована на прошлой неделе и обозначена в заголовке - Кубок страны 1972 года.

ПЯТЫЙ КУБОК Виктор МАСЛОВА И “ТОРПЕДО”

НАРУШЕН ПРИНЦИП РАВЕНСТВА

Как и в прошлом году, начали охоту на хрустальную добычу ранней весной. Три первые стадии, с момента подключения “аристократов” из высшей лиги (от 1/16 до 1/4 финала включительно), пронеслись по скользкой, обрывистой, опасной для жизни кубковой дорожке в стремительном, спринтерском темпе - в течение трех недель! До официального открытия чемпионата уцелели две полуфинальные пары. Похоже, Кубок для начальников стал обузой, старались побыстрее избавиться от обязательного мероприятия, некогда в стране популярного. Как же надо не уважать футболистов, участвующие в турнире команды, сам турнир, футбол, наконец (да и себя самих), чтобы в “антисанитарных условиях”, в весеннюю распутицу, в мороз и непогоду, в дождь и слякоть, на деформированных болотистых полях отсеять за двадцать дней 28 из 32 соискателей приза!

Болельщиков в кубковых разборках привлекали динамизм, бескомпромиссность поединков, неожиданности, сенсации. В одном матче без права на ошибку кто угодно способен одолеть кого угодно: пуля - дура, ни в паспорт, ни в анкету не заглядывает. История советского Кубка полна неожиданностей.

В начале 70-х правила наших турниров списали с еврокубковых, и выражение “до первой крови” актуальность потеряло: в двухраундовых встречах одним выстрелом противника не уничтожишь, приходилось добивать во втором. Ежели оба истекали кровью, выносили ногами вперед тех, чья рана серьезнее. Случалось, дуэлянты выходили из поединков целехоньки, без единой царапины, как в паре “Заря” - “Черноморец”. Ребята четыре часа (с учетом дополнительного времени) бегали вхолостую, периодически сотрясали воздух холостыми же патронами, мишени в обоих матчах остались нетронутыми - 0:0. Лишь в послематчевой перестрелке одесситы убрали с пути “Зарю” - 5:3.

Не единственная потеря элиты в матчах с младшими по рангу. Покинули турнир минчане и два представителя Кавказа - “Арарат” и “Нефтчи”. Но уже в следующем круге их обидчиков нейтрализовали, и розыгрыш Кубка стал внутренним делом старшеклассников.

Классическая еврокубковая схема, игры дома и в гостях, соблюдалась у нас на мартовской стадии формально. К примеру, торпедовцы Москвы и Кутаиси дважды в течение пяти дней сыграли друг с другом на сочинском стадионе. Сначала жребий назначил москвичей хозяевами, затем - кутаисцев.

Было немало случаев, когда кто-то принимал соперника в своем городе, а ответную встречу, поскольку оппонент проживал в краях холодных, где властвовала, не обращая внимания на листки календаря, зима, - на “чужом”, фактически нейтральном. Принцип равенства нарушался. Едва ли не половина матчей трех первых стадий, 29 из 56, состоялись на черноморском побережье. Для одних эти стадионы были “родными”, для других - “чужими”. На такие пустяки организаторы внимания не обращали.

ГРУЗИН ИСПЫТЫВАЛИ МОРОЗОМ

В паре “Арарата” с “Динамо” из культурной столицы казус вышел. Дал жребий на растерзание серебряному призеру середняка первой лиги. Ленинградцы, видимо, посчитав себя обреченными, мелочиться не стали, обе встречи согласились провести в Ереване и неожиданно для самих себя (о других и говорить нечего) обыграли вице-чемпионов - 2:0. В повторном матче они, согласно Положению, “принимали” армян в том же Ереване уже на “своем родном” “Раздане”. “Гостям”, если кто не понял, “Арарату”, чтобы продолжить путь, необходимо выигрывать крупно. Ограничился, однако, одним голом, и по сумме мячей (2:1) ленинградцы прошли в восьмую часть финала, где их дожидались земляки из общества “Зенит”. “Зенитчики” и у “себя дома”, в Сочи, и “в гостях”, в Хосте, выиграли с одинаковым счетом - 2:0.

На втором этапе, как я уже говорил, расправились и с другими тремя “выскочками”. Кто, как и с кем, вы можете справиться в таблице. Из ситуации, в какой оказался “Арарат”, вышли невредимыми его соседи, динамовцы Тбилиси. Сначала по настоянию “Металлиста” сыграли в окутанном снегом морозном Харькове. Кое-как администрация стадиона “Авангард” снег с помощью своих работников и сотен “добровольцев” убрала, но избавить поле от врожденных недостатков, к тому же промерзшее, “деревянное”, не смогла. Официальный кубковый матч проходил в ненормальных условиях. Приспособиться к ним южане не сумели и проиграли - 0:2. В ответной встрече динамовцы, в отличие от “Арарата”, дефицит в два гола ликвидировали с избытком - 4:1.

В четвертьфинале тбилисцев дожидался карагандинский “Шахтер”, тоже настоявший на проведении ответной игры в своем городе. Поводов удовлетворить просьбу “шахтеров” было меньше над полем харьковского образца старательно поработал мороз покруче - десятиградусный. Теплолюбивых грузин, похоже, решили испытать на морозоустойчивость. Имея в запасе три мяча, выдержали, нулевая ничья их удовлетворила.

СПОРТКОМИТЕТ УЗНАЛ О НАРУШЕНИИ РЕГЛАМЕНТА… ОТ ЖУРНАЛИСТА

Вынужден в связи с нестандартной ситуацией сделать небольшое отступление, дабы рассказать об осложнениях, возникших в единоборстве только что вернувшегося из первой лиги “Локомотива” с куйбышевскими “Крылышками”. Обе встречи состоялись в Хосте. В первой (0:0) “хозяева” - волжане, во второй (1:1) - “Локомотив”. За счет гола на “чужом” поле “Крылья” впорхнули во второй круг. Имя следующего соперника объявили - “Кайрат”, тоже из железнодорожного общества, на сей раз казахстанского. И даты обоих матчей назвали, а как до дела дошло, на встречу с “Кайратом” явился поверженный волжанами “Локомотив”. С чего бы? Объясняю.

Вратаря свердловского “Уралмаша” В. Смолеева включили в протокол на матч со “Спартаком”. Оказалось, что ввести в игру Смолеева не было возможности: в тот же день и час в очередном своем физическом земном воплощении находился он в Хосте, значился в заявочном списке “Крыльев Советов” на матч с “Локомотивом”, на поле вышел и сыграл на ноль. “Как такое возможно?” - спросите. Этим вопросом задался и корреспондент еженедельника “Футбол-Хоккей” Геннадий Радчук. “Не углубляясь в проблему переходов, которую ныне как-то решают по принципу: “где игрок находится, пусть там и играет”, не может не удивить, что один и тот же человек в один и тот же день (!) вошел в официальные протоколы кубковых матчей сразу в двух командах. Трудно припомнить что либо подобное…”, - недоумевал спецкор (“Футбол-Хоккей” № 10).

Благодаря сигналу Радчука об этом (выражусь деликатно) нетривиальном случае узнали не только миллионы читателей газеты, но и… руководители Спорткомитета Союза ССР. Реакция физкультверхов последовала мгновенная и жесткая. Полетели головы. Благо в смысле фигуральном, переносном. Узнав из газеты о вопиющем безобразии, большие начальники разразились постановлением. Публикую его в полном объеме.

“В СПОРТКОМИТЕТЕ СССР УЗНАЛИ О ГРУБОМ НАРУШЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О СОРЕВНОВАНИЯХ НА КУБОК СССР ПО ФУТБОЛУ

29 февраля 1972 года в игре на Кубок СССР за команду “Крылья Советов” (Куйбышев) выступал вратарь свердловской команды “Уралмаш” В.Смолеев (“Футбол-Хоккей” № 10, корреспонденция “Коррекция на нейтральность”).

В ходе разбирательства выяснилось, что руководители команды “Крылья Советов”, несмотря на отказ Федерации футбола СССР в переходе В. Смолеева из команды “Уралмаш” в их клуб, в нарушение Положенния о соревнованиях, включили его в состав своей команды. Заместитель начальника Управления футбола Спорткомитета СССР Г. Кофанов и начальник отдела футбола и хоккея РСФСР В.Осипов не приняли мер к предотвращению нарушения и фактически санкционировали включение В.Смолеева в заявочный список команды “Крылья Советов (Куйбышев).

Решением Спорткомитета СССР В.Смолеев из заявочного списка футбольной команды “Крылья Советов” (Куйбышев) исключен. Г.Кофанов освобожден от обязанностей заместителя начальника Управления футбола Спорткомитета СССР.

Одновременно Спорткомитет СССР поручил Комитету по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР и Всесоюзному совету ДСО профсоюзов привлечь к ответственности руководителей и тренера команды “Крылья Советов” (Куйбышев) и работников Спорткомитета РСФСР, виновных в данном нарушении”.

Основной удар пришелся по Кофанову, срикошетило, как несложно догадаться из содержания документа, в Осипова, отделавшегося испугом, полагаю, не легким. О судьбе деятелей, коих указанием Спорткомитета велено было “привлечь к ответственности”, ничего мне не известно. Беспокоиться об их трудоустройстве нет повода: Конституция Страны Советов гарантировала гражданам право на труд, даже привлеченным к ответственности. Кроме уголовной - те находились на довольствии государства и тоже трудились, строили светлое здание на ограниченном пространстве. Такой исход для фигурантов этого “дела” исключаю.

История имела продолжение. Какому наказанию подвергается команда за участие в матче официально не утвержденного в заявке футболиста, известно. Ныне согласно международным требованиям ей засчитывается поражение с символическим счетом - 0:3. В советское время применялись аналогичные меры, в Положении прописанные, но проигрыш графически изображался математическими знаками -:+. Футбольная федерация закон обошла и постановила матч переиграть. “Локомотив”, не сумев взять ворота Смолеева, забил три гола другому куйбышевскому стражу, Блохину, - 3:0. Недолго музыка играла. В восьмой части финала навстречу друг другу мчались два железнодорожных состава: алма-атинский “Кайрат” и московский “Локомотив”. Крушение потерпел московский. Кстати, “Кайрат” прошел в следующий круг на халяву: ярославский “Шинник”, проиграв первый матч (0:1), отказался от повторного и получил “минус” на “плюс”.

КИЕВ И ТБИЛИСИ - С ВЕЩАМИ НА ВЫХОД…

В число легко прогнозируемых результатов восьмой финала, если судить по прошлогодней табели о рангах, входил поединок чемпиона с ростовским СКА, завершившим сезон-71 на разных полюсах итоговой таблицы. Даже с учетом гораздого на сюрпризы Кубка и ранней весенней поры, когда “все кошки серы”, сомнений в победе “Динамо” (исключая, понятное дело, ростовчан) быть не могло. Принимала украинская команда гостей в Симферополе, победила скромно (1:0) и перевела партию в “эндшпиль” с материальным перевесом. Остальное, как говорят шахматисты, дело техники.

Администрация стадиона СКА к первой в сезоне игре в Ростове готовилась старательно, моральную поддержку оказала ей теплая весенняя погода. Результатами труда своего, в частности качеством поля, дирекция осталась довольна, чего не скажешь о корреспонденте местной молодежной газеты Ю. Филиппове. Имея на сей счет собственное мнение, облек его в художественную форму: “Игра проходила на поле цвета скошенных хлебов” (“Комсомолец” от 18 марта). Нас больше заботит, как события на нестандартного цвета футбольном поле развивались.

Большую часть первого тайма игра тлела, клонила ко сну: мяч центральную честь поля покидал редко, еще реже возникали моменты с претензией на опасные. О голевых речи не шло. Хозяев мирное течение встречи не устраивало, и они предприняли робкие попытки симферопольский должок вернуть. Вернул после четко разыгранной четырехходовки Анзор Чихладзе.

Гости, поскольку в их планы не входили ни дополнительные полчаса, ни тем более розыгрыш послематчевой лотереи, чуточку раскрылись. Возможности забить изредка стали возникать у тех и у других. Последнюю ликвидировала киевская штанга. Равенство в счете не нарушилось и в добавленное арбитром время. Самое интересное началось в 11-метровой серии, непомерно затянувшейся. Забивали и промахивались синхронно - 3:3, 5:5, 7:7... В экзекуции принимали участие и вратари: в профильной своей специальности не преуспели, зато в стрелковой выучке партнерам не уступали. При счете 8:8 судьбу матча доверили молодым - защитнику Юрию Смирнову (СКА) и Олегу Блохину (“Динамо”). Юрий забил, а удар метившего в самый уголок Олега приняла на себя штанга. Итог - 9:8 в пользу Ростова. Кубок вновь проявил непредсказуемый нрав там, где не ждали.

Последний, пожалуй, сюрприз (масштабом поменьше) в кубковой эпопее-72 случился в паре “Карпат” с тбилисцами. Две ничьи (0:0 и 1:1) дали преимущество украинцам за счет гола на чужом поле. Концовка ответной игры, тбилисской, выдалась драматичной. Грузины на последней минуте получили право на пенальти, а с ним реальную возможность решить спор в свою пользу. Главный бомбардир, Рамаз Шенгелия (забил гол с игры), сделал то, что недавно на наших глазах голеадор краснодарский, Федор Смолов (тоже при ничейном счете и опять же на исходе встречи), - послал мяч заметно выше перекладины.

…А “СПАРТАК” ПОПРОСИМ ЗАДЕРЖАТЬСЯ

В матче с запорожским “Металлургом” на волоске висел владелец “крюшонницы” “Спартак”. У “себя”, в Сочи, победил скромно - 1:0. В Запорожье минут за десять до конца стоял на проигрыш - 0:2. Спас марку кубковой команды Николай Киселев. Владея мячом, не находил разумного продолжения. Чтобы избавиться от обузы, полунавесил-полуударил в сторону ворот голкипера Гургача. Тот грубо ошибся, занял неверную позицию, и мяч пересек пограничную полосу - 1:2. Этот гол, “по весу” тяжелее обычного, и вывел москвичей в полуфинал. А Николай Киселев (и в финале-71 он забил решающий гол) оставил шанс своей команде повторить прошлогодний успех.

Судьями проигравшие если не всегда, то очень часто недовольны - по поводу и без. Поводов для серьезных к арбитрам претензий на газетных страницах на протяжении всего турнира было не много. А в московском полуфинале “Спартака” с “Карпатами” в арбитра с разных сторон летели критические стрелы. Основания имелись веские. “Советский спорт” (от 4 июля) писал: “…не на высоте оказывался тбилисский судья Круашвили. С удивительным безразличием он фиксировал грубые приемы в середине поля. Линия же штрафной площади для него была, как занавес, за которым он нарушений не замечал”. Надо полагать, не назначал пенальти. На естественно возникшие вопросы - в каком количестве и в чьи ворота - газета не ответила. Завесу приоткрыл “Футбол-Хоккей” (№ 28): “Однажды арбитр Круашвили, судивший как-то вяло, нерешительно, ограничился свободным ударом и не назначил пенальти, когда в штрафной площади снесли Козинкевича”.

Теперь понятно - пенальти один и в сторону хозяев. “Львовская правда” (от 4 июля) указала на еще одно существенное судейское прегрешение, не упомянутое или не замеченное столичными изданиями: “Круашвили не зафиксировал “вне игры” у Хусаинова, забившего второй гол”. ВКС критику сочла справедливой, арбитра постращала, только проигравшим легче от этого не стало.

Впрочем, шанс отыграться дома у них оставался: в чемпионате обе команды не блистали, обитали в нижней части таблицы на очковом друг от друга расстоянии. В “Карпатах” только что вновь сменился тренер - место уволенного Полосина занял человек известный, обладатель Кубка Европы 1960 года Валентин Бубукин. С новым наставником команда, так часто случается, получает эмоциональный заряд, преображается.

Бубукин на предматчевой установке нашел нужные слова: “Забудьте о счете 0:2. Играйте так, как всегда на своем поле. С первых же минут оказывайте давление. Больше движения. Поддерживайте самый высокий темп, какой только можете. Не давайте спартаковцам времени на раздумье, на организацию игры. Заставьте их ошибаться”.

Установка Никиты Симоняна началась с тех же слов: “Забудьте о счете 2:0”. В остальном Никита Павлович, предугадав замысел коллеги, разработал оптимальный план: “На первых минутах “Карпаты” постараются задавить нас - будьте бдительны, в обороне действуйте строго, постарайтесь сбить темп, подержите мяч, заставьте соперника больше бегать без него. Не играйте отбойно. При малейшей возможности переходите в контратаку”.

Обе команды старались выполнить тренерские задания. Львовяне прессинговали на каждом участке поля, не давали вздохнуть, но по мере приближения к штрафной площади пыл их угасал - не знали, что дальше делать. За весь тайм создали один момент, когда Броварский из выгодной позиции пробил во вратаря. Наступали хозяева азартно, настолько, что позволяли москвичам проводить острые контратаки через разреженные зоны. Одну, на 41-й минуте, использовал Булгаков, сняв, пожалуй, все вопросы. Забить в оставшиеся 49 минут четыре (если ты не “Барселона”) нереально. Это поняли футболисты на поле и их поклонники на трибунах. Воспользовавшись кратковременным штилем, “Спартак” забил еще - 2:0. Исход сомнений не вызывал, оставалось узнать детали - окончательный счет. Мог измениться, будь Хижак, самый острый и активный в составе “Карпат”, чуть точнее: один удар пришелся в штангу, другой отразил в изумительном броске Дарвин.

Когда литовский арбитр Кестутис Андзюлис, добротно отсудивший, остановил встречу, в Москве продолжался второй полуфинал “Торпедо” - ЦСКА. Столичный журналист Сергей Кружков спросил тренера спартаковцев:

- С кем бы вы хотели встретиться в финале?

- Пожалуй, с ЦСКА, ибо торпедовцы всегда были для нас неудобными…

Слова Симоняна прервало объявление диктора о материальном перевесе автозаводцев. Переварив информацию, Никита Павлович улыбнулся:

- Разве бывают удобные соперники? Со всеми играть тяжело. Особенно в финале. Но надо.

“Я ДАВНО НЕ ВИДЕЛ ТАКОЙ ИГРЫ!”

“Торпедо” убедительно переиграло армейцев. Скучноватый безголевой первый матч зрителей (было их около сорока тысяч) не отпугнул. Вторая встреча аудиторию собрала более внушительную - 60-тысячную. Действующие на поле лица скучать публике не давали, а поклонникам автозаводцев удовольствие доставили и качеством игры, и запечатленными на табло цифрами. “Я давно не видел такой игры!” - воскликнул после матча Валерий Воронин, один из выдающихся игроков в истории автозаводского клуба. “Торпедо” 1960 года - команда штучная, уникальная, рафинированная, изящная, интеллигентная, умная, боевитая, результативная… Игра его стирала грань между спортом и искусством. Лучшие ее спектакли (в том сезоне было их немало) режиссировал Виктор Маслов, исполняли великолепные актеры - Валерий Воронин, Валентин Иванов, Николай Маношин, Слава Метревели, Виктор Шустиков…

Осмелюсь, не претендуя на неоспоримую истину и предполагая жесткие возражения оппонентов, выразить личное мнение: с “Торпедо” образца 1960 года, выигравшего первенство и Кубок, не сравнится ни один советский чемпион. Каждый был по-своему хорош, побеждал, предъявляя весомые козыри, но никто не обладал одновременно суммой только что перечисленных качеств, счастливо соединенных в “Торпедо” “модели-60”.

У Воронина, разумеется, в мыслях не было сравнивать игру масловских команд 60-го и 72-го годов. В начале 70-х Виктор Александрович, вновь войдя в зиловские воды, принялся за создание новой “модели” из того, что было. Уровень футболистов (не в обиду им) не сопоставим с шестидесятниками. Команда находилась в поиске, турнирные ее дела не впечатляли, пропускала мало, еще меньше забивала. К концу июля, перед второй кубковой встречей с ЦСКА, автозаводцы по результативности превосходили только “Кайрат”. А тут прорвало - четыре гола в одном матче. Хет-трик, единственный в сезоне, оформил полузащитник Анатолий Дегтярев, чей багаж до игры с армейцами состоял из одного гола в 17 играх чемпионата.

Восторгался Воронин не столько забитыми мячами, сколько проблесками игры, к которой стремился Маслов, прежде всего настроем, самоотдачей, неприсущей прежде агрессивностью (в позитивном, спортивном значении этого слова), игровой дисциплиной. В перерыве (торпедовцы вели - 3:1), когда, казалось, вопрос решен, Маслов предупредил ребят: “Не думайте, что игра сделана: матч кубковый, и не в характере армейцев сдавать такие игры. Как минимум минут 15 вам придется играть очень строго, чтобы не оставить им шансов. И особенно бдительно последние десять минут. Во всех случаях отправляйте мяч к углам штрафной площади ЦСКА, где будут маневрировать Смирнов и Фетисов…”

Установку выполнили безукоризненно: строгая игра в обозначенные тренером игровые отрезки, передачи направлялись к углу армейской штрафной. Одну из них подобрал Смирнов, оторвался от опекуна и пробил. К отраженному Астаповским мячу первым поспел Фетисов - 4:1. Таков окончательный итог воплощения тренерского плана в жизнь.

ФИНАЛИСТЫ ГОТОВЯТСЯ, СТАТИСТИКИ СЧИТАЮТ

Перед заключительным поединком соперники успели по два календарных матча сыграть. Ужасно, надо сказать, сыграли. Первого августа безропотно уступили с одинаковым счетом (1:4) динамовцам: “Торпедо” - московским, “Спартак” - киевским. Девятого августа спартаковцы вновь проиграли, на этот раз скромнее (1:3), - в Москве “Карпатам”, коих не так давно от Кубка отлучили. “Торпедо” в Тбилиси на последних минутах за очко ухватилось - 2:2. График напряженный, матчи чемпионата чередовались с кубковыми. “Спартак”, получив оплеуху от “Карпат”, дома остался, а торпедовцы после тяжелой энергозатратной игры в Тбилиси добрались до своей базы в Мячкове на рассвете. Через день - финал. Маслов дал ребятам выспаться, от тренировки освободил, а сам больше часа возился с юниорами. Со взрослыми провел легкую тренировку в семь часов вечера.

Спартаковцы готовились в 40 километрах от Мячкова - в Тарасовке. И Симонян устроил разгрузочный день. Сам же остался на линии огня и вместе с Хусаиновым, Логофетом и Ловчевым “сгонял вес” с вратаря Дарвина. Корреспондентов впечатлили неотразимые удары Никиты Павловича. В день игры, в 14 часов ровно, торпедовцы отправились в Лужники на клубном автобусе, а конкуренты, по традиции, доехали на электричке до Ярославского вокзала, где их поджидал красно-белый автобус.

Пока команды готовились, статистики лихорадочно считали: кто на дедовских деревянных счетах, кто на арифмометре, а кто за отсутствием оных (в их числе ваш покорный слуга) - надежным ручным средством, карандашом (ручкой), водил по бумаге. Много чего насчитали. Основные четыре пункта перечислю: а) “Торпедо” выходило в финал восемь раз, покидало его с драгоценной добычей четыре раза. У “Спартака” цифры внушительнее, на тот момент рекордные: 12 выходов, 9 побед; б) между собой в Кубке встречались четырежды, в финалах - трижды. В лидерах - красно-белые: счет побед 3:1 и 2:1 соответственно; в) “Спартак” начинал (в 47-м - 2:0), “Торпедо” догоняло (в 52-м - 1:0). В 58-м спартаковцы благодаря забитому нынешним тренером Симоняном голу вновь вышли вперед. Что же получается? В нечетных финалах побеждал “Спартак”, в одном четном - “Торпедо”. Стало быть, его черед. К тому же есть повод отметить 20-летие единственной кубковой победы над оппонентом.

На бумаге складно получалось. Как в игре сложится? Да никак - 0:0 в основное время (с некоторым преимуществом “рабочих” автозавода) и в сверхурочные полчаса.

ТОРПЕДО - СПАРТАК - 0:0

“Торпедо”: Банников, Краснов, Пахомов, Шустиков (к), Бутурлакин, Юрин, Дегтярев (Соловьев, 106), Шалимов, Никонов (Филиппов, 100), Смирнов, Фетисов.

“Спартак”: Дарвин, Логофет, Ольшанский, Абрамов, Ловчев, Киселев, Мирзоев (Пискарев, 80), Папаев, Булгаков, Хусаинов (к), Андреев (Редин, 61).

Судьи: Лукьянов. Казаков, Качкачашвили (все - Москва).

12 августа. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 102000 зрителей.

ВПЕРВЫЕ - 11-МЕТРОВАЯ ПЕРЕСТРЕЛКА

Послематчевые пенальти предусматривались почему-то по окончании повторной ничьей. Играли на следующий день при заметно “облысевших” трибунах. Начало бурное, обнадеживающее. “Белый” Вадим Никонов, забив на пятой минуте, обозначил “законное” притязание своей команды на трофей: мол, финал промеж нас четвертый, нечетный, наш черед. Красно-белый Виктор Папаев, намереваясь без очереди пробиться к ценимому в то время в стране хрусталю, пробил метров с тридцати. Банников момент удара видел и обезвредить летящий издалека мяч был готов, если бы тот, задев по дороге ногу Пахомова, не изменил направление. Дезориентированный страж среагировать не успел - 1:1. Шла девятая минута. На этом все. Видимо, порох в пороховницах был на исходе. Желая приберечь его на “черный день”, стреляли холостыми патронами.

Благоразумно, надо сказать, поступили: “черный день” настал по истечении второй подряд 120-минутки. Впервые в советской кубковой истории предстояла послематчевая пальба. Не зря порох экономили. Волей жребия первым “к барьеру” подходит “Торпедо”. Конкретно, Никонов, подобравший уже ключик к спартаковским воротам. Отомкнул и в этот раз - 1:0. Следующий - Папаев. И он, пусть с посторонней помощью, ворота Банникова в игре вскрыл. Теперь придется взламывать самостоятельно. Не получилось, мяч пролетел над перекладиной. 1:0 в силе.

Напряжение высокое. Возьму паузу, разряжу обстановку послематчевым комментарием по поводу случившейся осечки.

- Что вы чувствовали, когда Папаев подошел к мячу? - спросил корреспондент “Советского спорта” Банникова.

- Был спокоен, - ответил вратарь. - Я никогда не видел, как Папаев бьет пенальти, но знал, что делает он это бесподобно. Приказал себе: будь спокоен и даже не шелохнись.

А расстроенный Папаев после церемонии награждения, словно упрекнув себя, сказал:

- Захотелось почему-то обязательно в “девятку” попасть.

Продолжим. Бьет Юрин - 2:0. У мяча Егорович. С трибун заметно - перевозбужден, нервничает. Результат ожидаемый - мимо. Краснов приблизил развязку - 3:0. Булгаков оставляет “Спартаку” едва живую надежду - 3:1. Добил ее торпедовский дебютант Соловьев - 4:1. Все, победа! Можно останавливать бессмысленный процесс. Но судья сегодня добрый, продолжил. Самому интересно стало, забьет “Спартак” еще разок. Ольшанский не забил. Шалимов довел счет до разгромного - 5:1. Абрамов оставил его в силе. Две последние красно-белые попытки обезвредил Банников. Порох в дуэльном пистолете “Спартака” оказался ниже качеством.

ТОРПЕДО - СПАРТАК - 1:1 д.в. (1:1, 0:0, 0:0). Пенальти - 5:1

Голы: Никонов, 5 (1:0). Папаев, 9 (1:1).

“Торпедо”: Банников, Краснов, Пахомов, Шустиков (к), Бутурлакин, Юрин, Дегтярев, Шалимов, Никонов, Смирнов (Соловьев, 59), Фетисов (Филиппов, 106).

“Спартак”: Дарвин, Логофет (к), Ольшанский, Абрамов, Ловчев, Зенков, Булгаков, Папаев, Мирзоев (Пискарев, 35), Андреев (Егорович, 103), Редин.

Судьи: Лукьянов. Казаков, Качкачашвили (все - Москва).

13 августа. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 35000 зрителей.

Примета сработала: в финальных разборках со “Спартаком” очередь соблюдена - нечетная, четвертая встреча осталась за автозаводцами. Для “Торпедо” и Виктора Маслова августовская победа 72-го стала пятой: трижды завоевывали ее вместе, по два раза - порознь. И еще, как говорится, не вечер - ни для тренера, ни для команды.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...