Газета
24 июля 2015

24 июля 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1969 год. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Добротную подготовительную работу команды провели, вплотную к открытию сезона подошли, и я, будь на то моя воля, дал бы стартовый выстрел. Не положено, предстоит обязательная процедура - проверка состояния футбольных полей.

ВСЁ ГОТОВО, ВСЕ ГОТОВЫ

ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ

Ежегодно приемная комиссия и крутившиеся рядом зловредные журналисты выслушивали пламенные речи директоров об их непосильном труде и сравнивали услышанное с увиденным. Пишущая братия о заметных расхождениях общественность, то есть читателей, оперативно информировала, ревизоры качали головами в разные стороны, что-то говорили, хвалили или, выражая недовольство, предупреждали - чтобы в последний раз, а то… Но случаи, когда бы не приняли продукцию, дисквалифицировали поле до наведения порядка или переносили матчи в другие города, были крайне редки.

В комиссии, как вы уже догадались, я не входил, разделенный временем и пространством, образно говоря, их сопровождал, скромно стоял в сторонке, слушал, смотрел на происходящее глазами журналистов, и если не обо всем, то о многом из услышанного вам докладывал. В той же роли выступлю и сегодня. Благополучные объекты (Киев, Минск, Ленинград, Москва и некоторые другие) минуем. О проблемных поговорим.

С Москвой и с Киевом я несколько поторопился: на “Динамо”, как обычно, полный порядок. А в Черкизове и в “Лужниках” кое-какие проблемы возникли. Поляна на “Локомотиве” и примыкающие к ней дорожки в плачевном состоянии, белым-белы. Не торопитесь обвинять дирекцию, она не при делах. Только 9 марта завершились организованные физкультурным начальством конькобежные соревнования. Комиссия нагрянула на следующий день, и глазам ее предстала такая картина: много людей, вооруженных примитивными орудиями труда, коими пользовались наши далекие, очень далекие предки, кололи лед, убирали снег с поля и с трибун, а относительно современная техника вывозила результаты их труда за пределы объекта. Первая игра на этом поле только 18 апреля. Успеем, обнадежил директор и приятную новость сообщил: обещал (слово сдержал) старорежимные ворота заменить “фирменными”, как на “Динамо” и в “Лужниках”.

Куда дальше путь держим? Обычно двигались с юга на север. Раз с Москвы начали, придется шагать в обратном направлении.

ЛУГАНСК

Застали директора стадиона “Авангард”, товарища Барсука, в перевозбужденном состоянии. Оно понятно: до премьеры два дня, а поле, в чем убедились проверяющие, было, мягко говоря, не в лучшей кондиции. “Никто не знает, сколько сил приходится приложить. Подвела погода. Пробороновали, засеяли, внесли минеральные удобрения. А за неделю до чемпионата выпал снег”, - скороговоркой выпалил Барсук, пытаясь выжать слезу из собеседников, а благодаря журналисту, опубликовавшему фрагменты директорской речи в газете “Красногвардеец” (от 3 апреля), и из ее читателей.

Не знаю, как со слезой, но сочувствие на лицах слушателей, видимо, проявилось. Это несколько успокоило директора, и он щедро стал рассыпать слова благодарности налево и направо. Сначала ЖКХ тепловозостроительного завода (кормильца луганской “Зари”), подсобившего в оперативной очистке поля от снега. Но его еще высушить надо. Спасибо местной городской власти - мобилизовала рабсилу и техникой обеспечила: сушили распространенным в стране способом - вертолетами.

Зато на участке, касательство к футболу имеющем опосредованное или вовсе не имеющем, - красота неземная. Голос Барсука окреп, в глазах блеск. Было чем гордиться. “Отлично поработали наши художники”, - щедро оценил работу мастеров кисти. Имена персонально назвал: Александр Орлов и Анатолий Мусько. Красочно афиши оформили, наглядная агитация широко представлена, реклама. Советская реклама? Чувствую неподдельное удивление молодых читателей вперемешку с любопытством. Забавно. А что это такое? Объясняю. Репертуар узок. Предельно - как на прилавках. Столь же лаконична, исполнена в духе революционном, повелительном, приказном. Несколько образцов: “Летайте самолетами “Аэрофлота!”, “Храните деньги в сберегательной кассе!” (при их наличии, естественно). Или: “Пейте грузинский чай!”

При скудном репертуаре реклама обладала в сравнении с нынешней - бесчисленной, примитивными слоганами нашпигованной, проникающей через все отверстия, навязчивой, от чрезмерного повторения обретающей обратный эффект, - огромным преимуществом: существовала в виде наглядных пособий, воздействовала исключительно на зрение. В телекартинку не вторгалась, кинофильмы, познавательные и развлекательные передачи, тем более информационные программы (на государственных каналах!) на полуслове не прерывала, в уши не лезла, в мозг не проникала, организм не отравляла.

Разновидность рекламы - транспаранты, плакаты, лозунги. Наиболее употребительные: “Партия - наш рулевой!”, “Слава КПСС!”, “Народ и партия - едины!”. При них - долгожитель, рожденный в годы массового трудового энтузиазма: “Пятилетку - в четыре года!” Об этом Барсук скромно умолчал, хотя они, как и на всех стадионах, радовали глаз, поднимали настроение, заряжали оптимизмом. Ими, безусловно, восторгались посетители стадиона “Авангард”. Их не могло не быть. Я так думаю, иначе комиссия не приняла бы объект. Раз матч состоялся в срок, значит, все было в порядке. Имею в виду наглядные пособия.

Берем южнее - и Кавказ подо мной.

ТБИЛИСИ

Мы бы этот красивый гостеприимный город миновали, будь в полном здравии всегда благополучный стадион “Динамо”. Но он встал на очередную реконструкцию. Игры перенесли на “запасной аэродром” - “Буревестник”, переименованный в “Локомотив”. Стадион неудобный, на отшибе возведенный, с ограниченными подъездными путями. Транспорт не способен был после матчей возвращать людей ближе к центру. Он прекращал свою деятельность, потому как людской поток, двигаясь в одном направлении, заполнял тротуар и всю проезжую часть. Многокилометровые прогулки, говорят, полезны для здоровья. Наверное, так и есть, коли здоровьем крепким природа наделила.

И чашу стадионную чашей не назовешь. Обладала одним, но существенным недостатком - одна из двух центральных трибун отсутствовала (а ведь приняла госкомиссия при сдаче сооружения). В большое бесхозное пространство беспрепятственно проникал ветер, мешая футболистам управлять мячом, рассчитывать силу и точность паса и ударов по воротам. К описываемому времени наготу кое-как прикрыли: соорудили конструкции, похожие на те, что используют для ремонта зданий. Только металлические. К ним прикрепили деревянные скамейки и все это назвали трибуной. Напоминала она увеличенное во много раз решето. Множество отверстий доступу ветра на поле не препятствовали.

Пристройка вместимость стадиона сравняла с динамовским - сорок тысяч. В документе значилось другое число, официально зарегистрированное, - 35 510 сидячих мест. С продажей не поддававшихся контролю входных билетов получалось больше сорока тысяч. Впрочем, как и на “Динамо”. Директор “Локомотива” Федор Григорьевич Жоржолиани, сопровождавший московскую приемную комиссию во главе с представителем Федерации футбола СССР В. Ратнером, пребывал в прекрасном расположении духа. Расстались, довольные друг другом. “Она (комиссия. - Прим. А.В.) осмотрела стадион и дала ему отличную характеристику”, - уверял Федор Григорьевич корреспондента “Молодежи Грузии” (от 3 апреля).

Странно, на “отлично” стадион не тянул. И не из-за врожденного дефекта. Вы в этом убедитесь, послушав более подробный и откровенный рассказ директора: “Почти все трудности позади. Ремонтные работы находятся на заключительной стадии. Строители укладывают последние метры асфальта, заканчивают окраску и нумерацию сидений. Недавно завершился монтаж ламп на мачтах электроосвещения. Теперь их число возросло до 86. Матчи будут проходить в вечернее время, и люди будут приходить на футбол после работы, потому увеличено количество ларьков по продаже продуктов питания…”

Резюме. Ежели не все трудности преодолены, стало быть, оставались непреодолимые. Ремонтные работы не завершили, равно как асфальтирование и окраску. Через день - первая игра, когда закончат - неизвестно. И сиденья полностью не пронумерованы. Успеют высохнуть? Опять аврал, неизбежны недоделки. За что же так высоко оценили готовность стадиона товарищ В. Ратнер и сопровождавшие его лица? Искать ответ бесполезно. Любая версия, даже самая логичная, правдоподобная, напрашивающаяся, - бездоказательна. Любопытно, как сейчас лицензируют стадионы? Впрочем, не до этого, визит в соседний Азербайджан предстоит.

БАКУ

О состоянии дел на начало апреля (за несколько дней до поднятия занавеса) читатели бакинской газеты “Спорт” (от 3 апреля) узнали из первых рук, точнее, из первых уст - самого директора Республиканского стадиона М.Саадатхана. Не знаю, кто как, а сам директор удовлетворения от проделанной подчиненными работы и собственного организаторского дара не скрывал. Было чем гордиться. Как он выразился, в “идеальный порядок” приведены судейская комната, раздевалки и душевые. Отремонтирован асфальт, сооружен специальный проезд, оборудована площадка для служебных машин, заменены все лампы дневного освещения, увеличено число турникетов…

Пусть вас не смущает словосочетание “идеальный порядок”, спишем на присущую восточным людям склонность к преувеличениям и простим маленькую слабость. Но все, что в “идеальном порядке”, содержалось в стадионном чреве и за пределами многотысячной чаши. А как на дне ее обстояли дела? Если и вам интересно, передам в прямой речи товарища Саадатхана: “Едва закончился последний матч прошлого года, как начали готовиться к нынешнему. В конце прошлого года в газон были внесены необходимые минеральные удобрения, и он уже вскоре, повинуясь законам весны, зазеленеет. Комиссия Федерации футбола СССР приняла поле”. Комиссия, не исключаю, торопилась на другие, еще непринятые объекты, потому и не стала дожидаться, когда травка вырастет.

Под конец директор, осознав, что все на вверенном ему участке идеальным быть не может (это могло вызвать недоверие), обнаружил на светлой, солнечной панораме небольшое пятнышко и честно на него указал, добавивчайную ложечку дегтя в огромную бочку душистого меда: “Питьевые фонтанчики установили, но Минторг плохо обеспечивает питанием”. Даже при том, что из установленных фонтанчиков, простите за тавтологию, не фонтанировала вода, - мелочь, о которой, не будь директор до такой степени щепетилен, не стоило упоминать. В конце концов, посетители могли спокойно пронести на трибуны питье с закусью. Как на всех советских стадионах. Особенно московских - милицейские протоколы усомниться в этом не дадут. Фигурировала в них лишь небольшая часть зрителей, с питьем перебравшая. Я отвлекся.

Продолжаю двигаться в заданном направлении и попадаю в самую южную на футбольной карте высшей лиги точку.

ТАШКЕНТ

Только что услышав заздравные предпраздничные речи, мы очутились вдруг, так показалось, на траурном мероприятии, откуда до нашего слуха доносились слова мрачные, заупокойные, холодом обдавшие. Произносил их 28 марта со страниц главного республиканского партийного органа “Правда Востока” корреспондент названного органа Д. Гостев, побывавший на последней контрольной игре “Пахтакора” со свердловским “Уралмашем”.

За уборку толстого слоя снега, накрывшего поле, принялись непосредственно перед игрой. Снег убрали, но поле оставалось сырым, скользким, вязким. Вокруг - внушительных размеров снежные сугробы. “Неуютно не только игрокам, - писал автор статьи “Перед подъемом флага”, - холодом повеяло и на зрителей: не со всех трибун был убран снег, на электрическом табло лишь значились цифры счета - ни фамилии игроков, тренеров, судей, ни цвета формы, ни авторов голов не пожелали нанести на табло руководители стадиона. Почему так? Почему на скамейках центральной трибуны лежали еще не установленные перила? Почему не приведены в порядок туалетные?.. Ни афиш, ни расписания игр”.

Выйти бы директору к читательской аудитории и ответить на множество заданных журналистом вопросов. Не нашел он, видимо, директора, или тот ответить не пожелал. Возможен и третий вариант. Никак директор вплотную с приемной комиссией “работал” (не только ведь с судьями у нас “работали”). Утверждать за неимением прямых улик не возьмусь, но и от мысли крамольной избавиться непросто - упирается. Ведь присланные из центра ревизоры не могли не видеть того, что Гостев узрел, а стадион, раз 4 апреля запланированную календарем игру провели, все же приняли. С чего бы? Поверили обещаниям навести в оставшиеся дни порядок? Или…

На этом с лицензированием футбольных объектов закруглимся. Одни, что остались вне нашего внимания, были в приличном состоянии, а те, что в не очень, все равно ОТК пропустил, ибо все матчи первого тура состоялись согласно расписанию в указанных календарем городах.

“ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР” БЕЗ МАСКИ И ГРИМА

Кстати, о календаре. Играет он в нашем сериале не заглавную роль героя-любовника, но появляется “в кадре” часто. Каждый его выход будоражит публику: грубо вмешивается в написанный сценарий, ведет себя вызывающе, эпатирует… Ни обещания сценаристов и режиссеров держать его в узде, ни жалобы пострадавших, ни просьбы оградить от произвола этого сумасбродного типа, ни требования общественности найти на него управу не помогали.

Наиболее яркие примеры из недавнего и более отдаленного прошлого нами описаны. А на заключительном этапе грядущего первенства, особенно в финишном створе, такие коленца выдаст… Об этом расскажу по ходу, по мере совершения “противоправных действий”. Чемпионат еще не начался, он у самого порога, натворить сорванец ничего не успел, потому и говорить не о чем: нет тела - нет дела. Но я скажу. О том, о чем говорить в отсутствие свободы слова и еще ненаступившей гласности было не принято, да и невозможно. Однако неожиданно составители календаря милостиво позволили заглянуть за кулисы, на кухню.

Имена “кулинаров” не разглашались. Словно речь шла об ученых и конструкторах, работавших над изобретением стратегических средств государственной важности, прошу запротоколировать, - исключительно оборонительного назначения. А тут на тебе - явление народу “Главного конструктора” без маски и грима. Представился: член СТК Федерации футбола СССР, инженер (действительно инженер, без кавычек) А. Реуэль. Что ж, приятно познакомиться.

Очень скоро стало понятно, почему впустил нас на несколько минут на закрытый объект, где священнодействовал с группой помощников, - решил о тяжелой, нужной и столь же неблагодарной работе рассказать, заодно, нет, не жалость (чувство унизительное), сочувствие вызвать. Мне кажется, удалось ему и то и другое.

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ ТОВАРИЩА РЕУЭЛЯ

Подробно перечислил он пороги и подводные рифы, какие приходится, уходя каждый раз в опасное плавание, преодолевать. Отберу наиболее значительные.

1. Задача начальством поставлена четко и ясно - удлинить сезон. Внешне решается просто: начинать чемпионат в южных регионах. Замутить, сорвать график способна администрация спортивных арен (заметили, как здорово получилось: только что обсужденная стадионная тема плавно перешла в календарную). И тут, буквально на ровном месте, возникли проблемы, только что упомянутые. Послушаем Реуэля: “Нам сообщили, что поле в “Лужниках” может быть готово лишь к концу апреля. Такая же история с киевским стадионом. Раньше он принимал футболистов уже в начале апреля, а теперь дирекция заявила, что лишь во второй половине апреля можно назначать игру. Такое положение явно ненормально и очень затруднило составление календаря” (“Футбол-Хоккей” № 11).

2. Дополнительная сложность - игры сборной СССР и участие двух наших команд в еврокубках. Выход найден разумный. Во время товарищеских и отборочных матчей к ЧМ-1970 национальной сборной чемпионат страны приостанавливается, и клубы получат наконец возможность выступать во внутреннем первенстве в сильнейших составах.

3. Огромная территория - предмет гордости (и зависти недругов) распавшейся страны и той, что после распада осталась. А для составителей календаря - головная боль. Тысячекилометровые перелеты в оба конца и в ту пору в копеечку клубам обходились. Для экономии средств старались составить расписание так, чтобы в один заезд проводили встречи в городах, сравнительно недалеко друг от друга расположенных. На выезде межигровые интервалы сокращали, дома - увеличивали, что способствовало нормальному тренировочному процессу.

“Это условие, конечно, полностью выполнить невозможно, - честно признал А. Реуэль, - но большей частью оно соблюдалось”.

4. Еще трудность: желательно развести во времени матчи первой и второй группы класса “А” с играми сборной СССР, чтобы любители футбола могли смотреть телетрансляции с участием лучших команд страны и сборной.

5. Проблема объективная - наличие в высшем классе пяти московских команд. Ее, по словам главного диспетчера, “полностью преодолеть не удалось”. По просьбе болельщиков столичные дерби не назначались на один и тот же день. А это нарушало интервалы между играми и московских клубов, и гостей столицы, приезжавших на несколько матчей.

ВОЛК В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

Что ж, посочувствуем товарищу Реуэлю, работа действительно занудная, не позавидуешь. Поблагодарим его за откровенный рассказ и немножечко, слегка, самую малость, покритикуем. Обещание проводить на выезде не более трех матчей подряд опубликовано на той же странице еженедельника, что и расписание, прямо под ним. Любой желающий мог легко найти несоответствие между словом и делом. Семь команд (“Спартак”, московское “Динамо”, ЦСКА, “Зенит”, “Кайрат”, “Арарат” и “Торпедо” из Кутаиси) на разных турнирных отрезках провели по четыре выездных матча кряду, минское “Динамо” - аж пять! Алмаатинцев погоняли по стране вдоль и поперек: сначала из дома родного послали в Ленинград, оттуда - в Донецк, затем в Москву и, наконец, в Ташкент. Причем в один присест или, как было сказано, “выезд”. Все это, повторюсь, заложено в календарь изначально и выполнено безукоризненно.

Вот тут рассыплюсь в комплиментах. Календарь, растакой-разэтакий, вел себя на первом этапе, не поверите, как прилежный школьник, отличник, “ботаник”, воспитанный в культурной, высоконравственной семье. Всего по одному матчу в каждой подгруппе было сдвинуто на один день. Пустяк, об этом и говорить не стал бы, дабы не прослыть мелочным брюзгой. Отметил все же, чтобы создать объективный портрет без ретуши. Позже, на самом ответственном участке, в непосредственной близости от финиша, сбросит он овечью шкуру и покажет истинное лицо. Содрогнетесь. А пока насладимся четким ритмом календаря: тикал если не какшвейцарские часы, то как лучшие советские - фирмы “Полет”.

ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВКС

Времени до пуска осталось немного. Успеть бы готовность судей проверить и об изменениях в боевых подразделениях класса “А” рассказать. Буду стараться.

Система предсезонной подготовки служителей фемиды изменений не претерпела. В помещениях подзаряжались теорией, давным-давно изученной. На морском воздухе укрепляли здоровье по специально разработанному комплексу - ОФП. И вперед - практические занятия: контрольные матчи и турнир “Подснежник”.

Собрали людей “в черном” в первых числах марта в Москве на всесоюзное совещание. С отчетным докладом выступил глава судейского департамента, председатель ВКС Николай Латышев. Его доклад коренным образом отличался от общепринятых, в коих на фоне огромных достижений отмечали (их бы вовсе не заметили, но так было нужно) малюсенькие недостатки.

Николай Гаврилович пошел другим путем. Сфокусировал внимание аудитории на недочетах. Примеры привел и фамилии назвал. Основной - либерализм. Небольшой фрагмент из его речи: “За строгость, даже излишнюю, арбитров не критиковали, а за снисходительное отношение к нарушителям претензии предъявлялись постоянно. В новом сезоне мы должны активно бороться с тактикой мелкого фола, применять строжайшие меры наказания к грубиянам, сквернословам, покончить, наконец, с несоблюдением правила 9 метров, которое в нашем исчислении начинает превращаться в правило 5 метров”. Если и преувеличил председатель, то ненамного. С шестью метрами судьи, под давлением футболистов, смирились. Мало кто мог настоять на дистанции, приближенной к требуемой.

Не все гладко во взаимодействии главного арбитра с линейными. Латышев просил помнить, что вся полнота власти у судьи в поле, как и ответственность за принятое решение. Обратилвнимание на типичные методические ошибки, небрежность в заполнении протоколов и многое другое. Завершил традиционным призывом, утопическим: “Надо как можно лучше подготовиться к сезону и провести все матчи на высоком уровне”. Заключительные слова председателя слушатели приняли к сведению.

Затем выступил председатель СТК Николай Мечников. И он предъявил претензии судьям. Как оказалось, не все заносят в протокол предупреждения. Ориентируясь только на официальный документ, СТК не имел возможности дисквалифицировать футболистов, перебравших допустимую норму. А расплывчатая запись “предупреждение всей команде” недопустима, поскольку покрывает конкретных виновников. Мечников призвал быть одинаково объективными и к гостям, и к хозяевам.

ПОНЯТЬ, НО НЕ ПРОЩАТЬ

Слова о принципиальности, строгости, непредвзятости произносились на такого рода мероприятиях намного чаще, из года в год - на страницах СМИ, но от частого употребления силу воздействия утрачивали. Каждый занимался своим делом: “повара” брюзжали, поучали, а “кот Васька”, не отрываясь от миски, слушал. Под весенними лучами солнца полученные рекомендации таяли, выветривались, и все возвращалось на круги своя: судьи ошибались, все вокруг негодовали.

Не скрою, и я присоединялся к хору возмущавшихся трудящихся, требовал в выражениях, звучащих из уст главного прокурора сталинской эпохи, “высшей меры”. Страшная эпоха в прошлом. Наш суд, факт неоспоримый, - самый демократичный в мире. Закон предоставляет преступнику, даже самому свирепому, право на защиту. Почему бы мне перед судом над судьями не облачиться в адвокатскую мантию и не взяться за безнадежное, дохлое дело. Постараюсь отыскать смягчающие обстоятельства. Полного оправдания просить невозможно: слишком много улик, свидетелей, у подзащитных нет алиби... Простить, конечно, нельзя, но понять надо. К этому и буду призывать высший суд.

Прежде чем обвинять, самим бы побывать в судейской шкуре. Побывав, посочувствовать. Случаются ошибки технические, методические - невнимательность, неправильный выбор позиции: не увидел человек, не заметил. Другое дело - неустойчивая психика, подверженность давлению трибун, особенно в ситуациях, когда обязан наказывать хозяев пенальти или удалением. Причина - страх перед буйством болельщиков, способных поколотить. Редко, но и такое случалось. Еще страшнее - гнев влиятельных меценатов, покровителей команд. Такие и “за Можай” загонят.

О людях нечистоплотных, мздоимцах, не говорю. Кое о ком узнавал из откровенных бесед с завершившими карьеру футболистами и даже судьями. Начальники судейские и футбольные о них знали, но сор из избы не выносили. За грехи как-то наказывали, отстраняли на разные сроки. О причине дисквалификации не распространялись или озвучивали далекую от истинной.

Либерализм процветал всюду: на поле в отношении к футболистам и в плотно закрытых кабинетах - к судьям. Для гуманного общества явление нормальное. Постулат Глеба Жеглова: вор должен сидеть в тюрьме (обобщим - нарушитель закона), воспроизведенный и в наши дни, реализуется избирательно. Преступившие грань нередко отделываются легким испугом - символическим штрафом или условным сроком. Фактически остаются безнаказанными. Проницательный читатель догадался: я не только о футболе. Доброжелательный посоветует остановиться: “Здоровее будете”. Пожалуй, он прав. Жму на тормоза.

УКРЕПЛЕНИЕ КАДРОВ

Родившееся в партаппаратных лабиринтах словосочетание (более распространенный вариант - укрепление руководства) подразумевало, с одной стороны, назначение на должность людей нужных, полезных, эффективных, правильных, идейно и политически подкованных, с другой - освобождение от занимаемой должности таких же, с небольшим довеском “не” - ненужных и так далее. То же и в футболе. Укрепить команду означало не только заполучить сильного игрока, но и избавиться от дурно на коллектив влияющих, спортивный режим нарушающих. Расшифровал истинное значение трех последних слов наставник волжских “Крылышек” Виктор Карпов: “Давайте называть вещи своими именами. Не будем скрывать пьянство за обтекаемой формулировкой - “нарушение спортивного режима”. Любителей выпить - Жукова, Кадырова, Юдина - мы отчислили” (“Советский спорт” от 29 марта).

Довольно оригинальна позиция начальника команды Ивана Ширяева. Он осмелился изложить ее перед местным начальством на заседании куйбышевской федерации футбола: “Выпить не грешно, только надо уметь держаться” (“Волжская коммуна” от 2 марта). Уволенная троица, видимо, держаться не смогла, как и отстраненный от должности Ширяев.

Столь же “мощно укрепился”, судя по словам тренера Артема Фальяна, и “Зенит”. Артем Григорьевич прямо и открыто рассказал читателям “Смены” (от 5 января) о причине расставания с бронзовым медалистом ЧМ-66 Василием Даниловым: “Недисциплинированность, невыдержанность, да что там греха таить, пьянство погубили незаурядный талант”. Та же участь постигла вратаря Белкина и защитника Копина.

Переходов громких, когда касались игроков сборной, или скандальных, с грубым нарушением (мелкие не в счет) Положения, было не много. О самом вопиющем, призыве в ЦСКА игрока “Пахтакора” Берадора Абдураимова, рассказано в “СЭ” от 6 июля. Небольшую рокировку провели армейцы с земляками-динамовцами: обменяли вратаряЙонаса Баужу на нападающего Юрия Вшивцева.

Киевляне приняли защитника “Нефтчи” Николая Богданова. Федерация футбола СССР его появление в Киеве объяснила: “Разрешили переход для укрепления команды перед участием в Кубке чемпионов”. Богданова, студента Бакинского института народного хозяйства, мигом, в разгар зимней экзаменационной сессии, перевели в профильный киевский вуз. Сыграл защитник в новой команде за весь сезон только три матча, один полный и дважды выходил на замену. На поле провел 144 минуты. Киевскую защиту, как вы догадались, Богданов не усилил, бакинскую ослабил. А руководство “Нефтчи” не возражало? (Одно из обязательных условий перехода - обоюдное согласие клубов). Ответа не последовало. Может, не спросили?

Если следовать логике федерации, надо бы и другого участника евротурнира (Кубка кубков), “Торпедо” московское, усилить. А его ослабили: разрешили одному из сильнейших в стране вратарей, члену сборной СССР Анзору Кавазашвили, уйти в “Спартак”. “Руководство автозавода не возражало”, - объяснили чиновники любопытствующим. Этот переход стал самым “громким” не только по звучности имени, но и по последствиям.

Что ж, основные элементы обязательной программы вроде выполнил. О предсезонной подготовке команд и судей доложил, о снисходительном отношении сердобольной приемной комиссии к плодам трудов дирекции стадионов рассказал, как и об укреплении кадров участников первенства. Арбитры, вдохновленные наказами своего председателя, рвутся на поле. По их сигналу двинется в путь уже 31-й по счету (боже, как время летит) союзный чемпионат. Все готово, все готовы, ждем первого свистка. Для вас, уважаемые читатели, прозвучит он не скоро. Не обессудьте, возникла необходимость воспользоваться предоставленным Конституцией РФ правом на отдых.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...