Газета
30 марта 2015

30 марта 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

УПЛЫВШИЙ ПОЛУФИНАЛ КУБКА КУБКОВ

Собрался было по давно установившейся традиции проинспектировать готовность стадионов к чемпионату и без промедления отправить его в дальнюю дорогу. В авторские планы бесцеремонно вмешалось московское "Торпедо", достигшее в Кубке кубков четвертьфинала. На этой ранней для наших клубов стадии матчи в Европе проводились до начала союзного первенства, и мы окажем им должное внимание.

Из советских команд первыми в еврокубковые воды ступили динамовцы Киева. Легко преодолев два "невысоких" барьера, они вышли на "Селтик" и пали, сраженные шотландцами в январе 65-го. Не хватило опыта выступления в серьезных официальных международных турнирах, да еще в зимнее время. Через три года в студеную зимнюю пору пришлось готовиться торпедовцам. Им было значительно легче: во-первых, повезло с соперником, "Кардифф Сити" из Уэльса, невесть как проникшим в 1/4 финала; во-вторых, оба матча играли не в январе, а в марте. Времени на подготовку выдалось больше.

ЗОЛОТОВ - В КАРДИФФЕ, ЖУРНАЛИСТЫ - В МОСКВЕ

Фортуна широко нам улыбнулась: не "Баварией" с "Гамбургом", не "Миланом", "Валенсией", "Андерлехтом" или "Лионом" испытывала - преподнесла блюдо съедобное, легко усвояемое. Валлийцы выступали во второй английской лиге и к моменту первого матча с "Торпедо" влачили жалкое существование (на 14-м месте из 22), неподалеку от зоны вылета в третью лигу. И Кубок английский от своего присутствия избавили, крупно проиграв "Стоук Сити" - 1:4. Сомнений в исходе, во всяком случае в наших футбольных кругах и в автозаводской среде, не возникало, как, впрочем, и в Уэльсе. Такую команду обязаны были проходить в любое время года, суток, в любом месте и в любом состоянии.

И все же старший тренер Валентин Иванов для лучшей подготовки к предстоящим встречам просил организовать несколько международных матчей с сильными европейскими клубами. Там, куда обратился, посчитали, что соперники торпедовцев по группе в турнире "Подснежника", призеры прошлогоднего первенства - динамовцы Киева, Тбилиси, а также минчане, не слабее европейских грандов.

До встречи в Кардиффе успели провести один товарищеский матч и два турнирных. Игровой практики маловато, но за исход были спокойны. Тренировались в Сочи на гаревом поле. Главное его достоинство - водопроницаемость. Оно не задерживало на поверхности льющиеся с небес потоки воды. Состоянием поля Иванов был доволен: "Выручает нас оно (гаревое поле. - Прим. А.В.). Не тонешь хоть в грязи, как на окрестных полях с обычным покровом. Но условия в Сочи высококачественной подготовке не способствуют", - поведал он корреспонденту "Советского спорта".

Тренеры мало что о сопернике знали и не прочь были взглянуть на него "живого" в деле, в календарном матче. Вверху задумались. Вообще-то накладно: билеты в оба конца, суточные на проживание, пропитание, транспортные и прочие расходы… Оно того стоит? Раскошелились, однако, отправили не старшего, а начальника команды Юрия Золотова. Едва успел он на матч с "Бристолем", проигранный - 0:1. "Русскому разведчику Золотову ничего не удалось подсмотреть: это была худшая игра "Кардифф Сити", - злорадствовал местный журналист. Самого Золотова, хотя сравнивать он не мог, соперник впечатлил: "Типично английская команда. Футболисты отлично играют головой, бьют с любых дистанций, весьма настойчивы в атаке. Палец в рот им не клади".

Своих журналистов в Уэльс не пустили. Игру на следующий день описывали и комментировали по телевизионной картинке (читатели-телезрители и сами за ходом наблюдали из своих "ящиков"), а с тренером держали связь телефонную. Узнали из уст старшего, что поселились в центре Кардиффа в "Парк-Отеле", условия отличные. Для тренировок предложили на выбор 5-6 полей, по словам Иванова, "с идеальным газоном". Тоже проблема - к таким после южных надо привыкать. Благо, поле лучшего их стадиона "Ниниан Парк", где играть предстояло, беспрестанно вытаптывали три местные команды на протяжении всего сезона. До состояния полной непригодности, то есть до уровня черноморских, не довели, но нашим ребятам на нем было привычнее.

КТО ВИНОВАТ?

В день игры Валентин Иванов общался по телефону из Кардиффа с обозревателями "Московской правды" Сергеем Кружковым и "Советского спорта" Олегом Кучеренко. После матча, уже в Москве, - с корреспондентом заводской многотиражки (вернее - "малолитражки"), газеты для внутреннего употребления (в киосках "Союзпечати" не распространялась).

6 марта, за несколько часов до начала игры, Козьмич не скрывал намерений окопаться на британской земле и назвал состав с явно оборонительным уклоном. И это с аутсайдером английской лиги "второй свежести"! Шалимова в списке не оказалось, а Ленев был, и он вполне вписывался в названную журналистам схему: 1-5-3-2. Почему я обратил ваше внимание на этих футболистов, скоро поймете.

Спустя девять дней после матча в приватной доверительной беседе Иванов убеждал корреспондента весьма ограниченной доступности газеты, что намеревался играть по системе 1-4-3-3, то есть с четырьмя защитниками и тремя нападающими - Стрельцовым, Щербаковым и Шалимовым. Но случилось ЧП: "Самая большая неожиданность ждала нас за пять минут до начала поединка. Оказалось, что в нашей заявке, поданной в УЕФА, не фигурирует Шалимов. Он должен был выполнять роль третьего нападающего. Заменить его оказалось некем: Гершкович болен. Пришлось вводить Ленева, который еще в прошлом сезоне переквалифицировался в защитника" ("Московский автозаводец" от 15 марта). Нестыковочка вышла.

Когда история всплыла на поверхность, возник вопрос: кто виноват? Кто по невнимательности, забывчивости или головотяпству не внес Шалимова в официальную заявку, отосланную в УЕФА? Вскоре появилось сообщение - это Федерация футбола СССР. Возмущенные чиновники опровергли ложную информацию, внятно объяснив: сама федерация списки не составляет, а только утверждает присланные клубным руководством, то есть старшим тренером. Только он знает возможности, состояние, степень готовности каждого футболиста, только он отвечает за результат, определяет состав на игру из им же включенных в заявку игроков. Так было всегда: старшие тренеры клубов и сборной готовили заявки, отсылали их своей федерации, а та, практически не глядя, утверждала и отправляла по назначению - в УЕФА или ФИФА.

Круг замкнулся. Выходит, в составленной Ивановым заявке Шалимова не было. Почему - вопрос другой. Не рассчитывал на него, не был доволен его состоянием или, что маловероятно, забыл? А история, рассказанная через десять дней многотиражке, скорее всего (утверждать права не имею, рассуждаю вслух), попытка оправдаться перед заводским начальством за неудачную игру и результат, в чем журналисты упрекали тренера, сыгравшего против весьма посредственной команды в оборонительный футбол. Возможны другие объяснения этой удивительной истории? Не знаю.

АКТ ПЕРВЫЙ

Инициативу москвичи отдали безропотно. Хозяева вынуждены были прибрать ее и диктовать ход игры. В движении, старательности, азарте, самоотдаче, в воздушных схватках наших ребят превосходили. Во время очередного "воздушного налета" высоченный Джон Тошак перепрыгнул всю торпедовскую оборону и перевел мяч направо. На передачу молниеносно откликнулся Джонс и тоже головой вонзил мяч в верхний угол.

После перерыва в поведении "Торпедо" ничего не изменилось. Счет устраивал? На то было похоже. Возможно, чрезмерная осторожность тренера передалась футболистам. Инертные, вялые, скованные, не смогли, уступая в скорости, проигрывая единоборства, допуская много технического брака, сбить порыв валлийцев, подержать мяч и охладить их пыл. Хавбеки, чтобы снять напряжение с защитников, оказывали им посильную помощь. Дуэт форвардов, не получая питания из тыла, бездействовал, задуманная игра на контратаках провалилась.

К сожалению, не было заболевшего Гершковича. Со Стрельцовым они могли из ничего создать гол. Молодой, в расцвете лет и сил Щербаков себя не утруждал, казалось, вышел на поле подышать свежим весенним воздухом. Оставшись фактически в одиночестве, Стрельцов пытался расшевелить партнеров: "Несколько раз Стрельцову удаются его коронные острые передачи, но партнеры медлят" ("Труд" от 8 марта). Под конец зашевелились, отметились несколькими неточными ударами. А минут за десять до конца, поняв, что рассчитывать не на кого, Стрельцов рванул, обошел троих защитников, вратаря и забил. Бельгийский арбитр Шо, к удивлению зрителей, футболистов и тренеров обеих команд, гол не засчитал. Об офсайде речи не шло - Стрельцов стартовал со своей половины поля. Кто-то из журналистов, не сумев найти объяснение, предположил - форвард толкнул вратаря. Беспомощно распластавшегося на земле? Не будем пенять на судью, "Торпедо" ничьей не заслуживало.

Британские журналисты, помня об игре автозаводцев с "Интером", заранее отдавали им победу и были удивлены блеклой игрой и сугубо оборонительной тактикой. "Гардиан": "Русские игроки обращались с мячом так небрежно, как будто их не интересовало, что происходит на поле". "Таймс": "Москвичи играли так, словно их вполне устраивал результат". О реакции советской прессы умолчу.

Что собой представляет "Кардифф", ребята поняли на поле, Иванов - с тренерской скамейки, телезрители - глядя на черно-белые телеэкраны. У себя-то, в теплых ташкентских стенах, при поддержке многотысячной аудитории выиграть обязаны, и не просто выиграть, а крупно. И закрыть валлийскую страницу. А в полуфинале будет не до шуток. Убедились: "Кардифф" - слабак, победил, потому что играл, как ему позволили. Сами виноваты. Иванов заверил общественность: "От шапкозакидательских настроений не осталось следа. Сейчас в команде собранность, деловитость, оптимизм".

АКТ ВТОРОЙ

Ажиотаж - запредельный, на 60 тысяч мест впятеро больше претендентов. Разместили, понятное дело не всех, но больше, чем вмещали трибуны. Люди пришли торпедовцев поддержать и благословить их на победу уже на следующем этапе - в полуфинале. Все бы ничего, да вот погода ни с того ни с сего взбрыкнула. В Ташкенте - катаклизм: накануне игры на город обрушился обильный снегопад. Снег валил сутки. Убрать успели, траву подстригли, обещали еще и катком пройтись.

У меня для вас две хорошие новости: 1. Козьмич изменил тактику, ввел в состав троих нападающих. 2. Поправился Гершкович.

На перечисление созданных москвичами в первом тайме моментов пришлось бы потратить уйму газетного пространства, роскошь для меня непозволительная. Используй малую толику, вопрос был бы закрыт. Наглухо. Забили один. Он заслуживает описания: "Стрельцов рывком ушел от своего опекуна, точной резаной передачей, обманувшей защитника Фергюсона, отдал мяч Гершковичу. Тот, сыграв в стенку со Стрельцовым, ворвался в гущу игроков и уже в штрафной площади пробил. Мяч, описав дугу над головой вратаря Уилсона, бросившегося ему навстречу, опустился в сетку - 1:0" ("Советский спорт" от 20 марта).

Стрельцов с появлением Гершковича заметно повеселел. Молодой, быстрый, техничный, изобретательный, понятливый… Не партнер - подарок. Сложный футбольный язык Стрельцова осилить мог далеко не каждый, а Михаил общался с Маэстро бегло, без "переводчика". Способностью к "языкам" и прочим футбольным премудростям природа одарила его щедро. По общему мнению специалистов, он был лучшим на поле: часто брал на себя инициативу, активно участвовал во всех атакующих акциях.

Одним голом и ограничились. После перерыва ожидали продолжения банкета. Примерно с четверть часа атаковали, было похоже - по инерции. Старались, на газ давили, но стрелка спидометра почему-то устремлялась к нулю. А к середине тайма "бензин" кончился. То есть "дыхалка" - "физики" не хватило.

Тренер гостей Джимми Сулер предвидел, а может, надеялся, что соперник, учитывая незрелую его весеннюю форму, после сверхактивного тайма подсядет. В перерыве он дал команду: "Не откатываться назад после потери мяча, бороться до конца". Просил навязать жесткий прессинг на всех участках поля, знал - хозяева не выдержат. За выполнением задания следил на поле проводник тренерских идей, капитан команды Харрис. Он то и дело подбегал к товарищам и, похлопывая по плечу, призывал атаковать. Что они и делали. Как только "Торпедо" сдулось, стали возникать моменты один страшнее другого. Бог миловал. А в конце мог забить Стрельцов. Резкий рывок (откуда силы взялись), одного обошел, другого и приложился - точно в нижний угол. Вратарь у "Кардиффа" действительно классный. Без натяжек. И наш Анзор Кавазашвили был великолепен. В обоих матчах доказал - не зря журнал "Огонек" признал его в 67-м лучшим в стране вратарем.

После игры гости весело расхаживали по коридорам гостиницы "Ташкент" в подаренных им узбекских тюбетейках, а в холле осваивали игру на балалайке. Сулер светился счастьем. Когда страхи миновали, признался: боялся больших неприятностей - соперник сильный, поле чужое, утомительный перелет, проблема акклиматизации… Да еще трое травмированных (они и в первом матче не играли) футболистов основы во главе с бомбардиром Брауном.

Наши специалисты выставили торпедовцам оценки. По сумме баллов опередили всех Гершкович со Стрельцовым. Худшую оценку получил Щербаков. В нападении он оказался третьим лишним. И валлийцы наш дуэт хвалили, особенно Гершковича. Обозреватель газеты "Саут Уэльс Эко": "Мне понравился у "Торпедо" Гершкович. Где вы его прятали?"

Общий счет сравнялся - 1:1. Предстоял третий матч на нейтральном поле. Сначала возник Мюнхен, но как до дела дошло, переиграли, послали в Аугсбург.

АКТ ТРЕТИЙ

Иванов оптимизма не растерял: "После двух матчей мы знаем свои силы, знаем, кто нам противостоит, и знаем, что нам надо сделать для победы". Сулер, обделенный провидческим даром, предсказывать итог отказался, а характер матча определил точно: "Нас ожидают очень тяжелые 90 минут". Дополнительное время не исключал. В регламенте в случае ничейного исхода оно предусматривалось. А при сохранении равновесия в добавленной тридцатиминутке должны были бросить жребий прямо на поле в присутствии капитанов.

До овертайма, стало быть, и до жребия дело не дошло. Торпедовцы, по всеобщему мнению, сыграли лучший свой матч. За месяц, с начала первой встречи, прибавили заметно и "физику" подтянули. Получив значительное преимущество в первой половине встречи, сохраняли его, в отличие от ташкентского матча, и во второй. Неиспользованных моментов - уйма. Один Стрельцов обязан был сделать хет-трик. Загубил три верные ситуации, называемые в обиходе голевыми. Такие обычно щелкал, как орешки, и с завязанными глазами. Очень нервничал. Стерегли его постоянно два, а то и три цербера, обходились порой не по-джентльменски. Будучи на взводе, себя настоящего не показал.

У обороны работы было не так много. Грубо ошиблись однажды. Редкие промахи вратаря или защиты обходятся иной раз дороже ляпов нападающих. Так случилось и в Аугсбурге. Пахомов и Шустиков ни с того ни с сего оголили центральную перед воротами зону. Всевидящее око Тошака не дремало. Последовала мгновенная передача на Дина, и тот свою профессиональную работу выполнил весьма квалифицированно - 0:1.

На своих, чужих и нейтральных наблюдателей москвичи произвели благоприятное впечатление. Удивлялись, как в соперничестве разных по уровню команд победила слабейшая. Причем не в одном матче, где случайности, неблагоприятное стечение обстоятельств возможны, а в серии из трех игр. В футболе свое превосходство надо доказывать, в отличие от конкурсов красоты, не произведенным на членов жюри впечатлением, а забитыми голами. С ними-то беда случилась. Спишем на весенний авитаминоз. что забивать умеет, причем много, невзирая на лица и ранги, "Торпедо" докажет и в первенстве, и в Кубке.

О триллере "Торпедо" - "Кардифф Сити" хочется быстрее забыть, избавиться от чувства досады, горечи, несправедливости. Рана кровоточила долго. Время лечит, спустя годы зарубцевалась, а от нахлынувших сегодня воспоминаний заныла. Надеюсь, резкий переход к другой теме, обязательной в наших повествованиях, позволит отвлечься от нелепого проигрыша. Тему я анонсировал во вступлении - состояние стадионов в преддверии чемпионата.

РОСТОВ-НА-ДОНУ

В последних числах марта городские власти организовали рейд по стадионам города с целью определить готовность спортивных арен к началу сезона. Поручили ответственное задание работнику телевидения, студенту, инженеру и внештатному корреспонденту "Вечернего Ростова" А. Малянскому. Я присоединился к группе товарищей на подходе к интересовавшему меня объекту, крупнейшему в городе на Дону спорткомплексу "Ростсельмаш", и с волнением ожидал встречи с "долгоиграющим" директором Александром Аздариди, давним моим знакомым (заочно), настолько давним, что порой казалось - назначили его директором еще до начала строительства "Ростсельмаша".

Как только построили, директор с пылом и жаром взялся за устранение недостатков и недоделок: ремонтировал, перестраивал и через СМИ отчитывался перед земляками в проделанной работе. О качестве работ можно судить по критическим статьям в его адрес, настолько острым, что становилось тревожно за его будущее. Не только профессиональное. Аздариди внимания на них не обращал, бодрость духа и оптимизм сохранял и темпераментно рассказывал журналистам о широком фронте работ (с годами не сужались) по приведению в надлежащий вид футбольного поля, трибун и подтрибунных помещений. В речи директора доминировали глаголы преимущественно будущего времени и несовершенного вида.

Обещал в новом сезоне придать наконец полю надлежащий вид: "Чтобы газон отвечал всем современным требованиям, он в текущем году будет прорежен до 10-сантиметровой глубины, что улучшит структуру почвы и ускорит всходы, произведут подкормку аммиачной селитрой". Аздариди углублялся в технологию процесса, долго грузил спецтерминами. Я мало что понял и запомнил, кроме того, что для поливки газона прокладывается вокруг поля водопроводная система.

Он не сомневался: "Вся наглядная агитация на стадионе и художественное оформление будут в духе современных требований". Опять будут. Хоть это можно было давным-давно оформить. С таким добром, наглядной агитацией (лозунгов типа "Слава КПСС!", "Народ и партия едины!", изображением генсека в фас и групповой портрет с соратниками по партии и общему делу, членами Политбюро), в стране полный порядок, дефицит исключался. Говорил много и долго о других спортивных сооружениях на вверенной ему территории и вдруг, вернувшись к главной теме, ошарашил: "Уже закончен ремонт подтрибунных помещений - раздевалок, душевых, комнат для судей и футболистов, медицинский пункт". Наконец-то!

Каждый год перед открытием сезона работы под трибунами кипели и должны были, со слов директора, со дня на день завершиться. Время шло, а конца не было видно. Неужели свершилось? Хотелось верить, но червь сомнения не дремал. Спустя три дня (за четверо суток до первой игры в Ростове) я обратил внимание на небольшую заметку в областной партийной газете "Молот". Журналист, ссылаясь на Аздариди, пишет: "Идет ремонт трибун, подтрибунных помещений. Жилищно-коммунальный отдел завода выделил для проведения этих работ штукатуров, маляров и рабочих других специальностей". Уже похоже на правду, "долгоремонт", как оказалось, продолжался. Партийному органу товарищ директор солгать не рискнул бы. А заговорить общественных контролеров и корреспондента безобидной вечерней газеты, к тому же внештатного, ввести в заблуждение - легко.

Каково будет 6 апреля в этих душевых гостям из Куйбышева (им в Ростове играть), доведется смыть пот и налипшие комья грязи? Потечет ли тепленькая?

КУЙБЫШЕВ

К слову, как обстоят дела у них в Куйбышеве, где (об этом все знали) одно из худших, если не худшее, в высшей группе поле? Об этом надо бы директора местного динамовского стадиона товарища Ибрахтина В.И. (уж не Владимир ли Ильич) спросить. Спрашивал дней за десять до первой в городе календарной игры (состоялась 16 апреля) спецкор "Волжского комсомольца".

Ибрахтин не увиливал, говорил, как есть. Картина получилась мрачноватая. Директора ничуть это не смущало, был уверен - личной ответственности за неготовность стадиона он не несет. Первая игра на носу, а поле в жалком состоянии. Кто виноват? Товарищ Коломийчук. Цитирую: "По вине управляющего спецавтобазы В.П. Коломийчука получилось так: есть погрузчики, нет машин, есть машины, нет погрузчиков". Потому и не убран еще с поля лед. Когда (или если) погрузчики "совпадут" с машинами? Ни Коломийчук В.П., ни тем более Ибрахтин В.И. не имели представления.

Зато под руководством прораба Константинова В.В. ремонтировали трибуны, в раздевалках меняли полы, в павильонах заканчивали ремонт. Неизвестно, отремонтируют в срок, сменят, закончат? Все это мелочи, стадион нуждался в основательной реконструкции. Когда начнут? "О реконструкции говорят уже пятый год, - в словах директора безнадега, - кажется, остановились на проекте, который предусматривает замену деревянных трибун на бетонные". " Что с освещением? - поинтересовался журналист. - старший тренер "Крыльев" Виктор Карпов жаловался". Смысл ответа таков: чтобы стало лучше, придется на каждую мачту по восемь новых прожекторов ставить. Какой смысл? Если реконструкцию все же начнут, тогда и освещение улучшат. "Пока же матчи придется начинать несколько раньше", - вышел из положения директор. Похвально. Рачительный хозяин, каждую копейку считает: на прожекторах сэкономил, электроэнергии. А то, что люди на игры после трудового дня не будут успевать, так это их проблемы - людей.

Последний вопрос, казалось бы, самый простой: как обстоят дела с наглядной агитацией и пропагандой, помогает в этом важном мероприятии Клуб любителей футбола? Ответ столь же удручающий: "Клуб любителей футбола при стадионе "Динамо" фактически не существует с 1966 года. В работе по пропаганде футбола мы опирались на пресс-бюро, куда входят комментаторы и ветераны футбола". Куда ни кинь, всюду клин.

А что у братьев славян делается? Откликнулась

ОДЕССА

Конкретно - директор Центрального стадиона Черноморского пароходства Ф. Футерман. Говорил много о многом. Опущу пространное повествование о строительстве гостиницы, спорткомплексах, водном и крытом стадионах и прочих объектах. Нас футбольная арена интересует, как с ней дела обстоят? Ответил: "Проводятся большие работы для удобства зрителей и спортсменов. Целиком реконструируется центральная трибуна…. Число мест будет увеличено до 50 тысяч".

Обещание увеличить вместимость трибун обросло изрядной щетиной, серьезно претендующей на бороду. Электротабло в наличии нет, поскольку, как было сказано, ведутся работы по реконструкции трибун. Когда появится? Среагировал в темпе блиц: "После завершения работ и реставрации трибун начнется сооружение над ними электротабло". Время не указал. Подозреваю, директора не только стадионов, но и десятков тысяч иных строящихся в стране объектов отлично усвоили грамматическую форму неопределенного будущего времени. Рассказ Футермана, записанный корреспондентом газеты "Комсомольская искра", воспроизведен на ее страницах 6 апреля. Я ознакомился и с вами поделился.

МИНСК

"Готов ли стадион?" - вопрос в лоб, словно выстрел, прозвучал 17 апреля из уст журналиста "Физкультурника Белоруссии". Направлен в директора минского спорткомбината "Динамо" Я.М. Рахлина. Директор немногословен, понять его можно - в тот день, на две недели раньше обычного, открывали сезон в Минске, где местные динамовцы принимали "Кайрат". Хлопот невпроворот. Однако, проявив выдержку, такт и уважение к труженику пера, на вопросы, пусть и коротенько, ответил. Наряду с достижениями честно признал отдельные мелкие недоделки. Поле подготовили, правда, еще сыровато. "Погода была не очень милостивой", - оправдывался Рахлин.

Зато электротабло, в отличие от одесского, будет работать. Опять будет. Когда, не сказал, наверняка сам не знал. Хоть что-то сделали? "А как же, - оживился директор, - трибуны подремонтировали, количество мест на полторы тысяч увеличили". Мелочь, но все равно приятно. "Правда, покрасить не успели, - промолвил, словно извиняясь. - Сделаем это летом, солнце быстрее их высушит". Если наводить марафет за два дня до открытия, не высохнут. А дней за десять, хотя бы за неделю, не пробовали?

Время поджимает, прогалопировать по всем городам не успеем. К черту подробности, хотя бы по регионам пробежаться, по еще не охваченным югам.

ТАШКЕНТ

Директор стадиона "Пахтакор" товарищ П. Атаханов (директоров там меняли в том же спринтерском темпе, в каком в последние годы изгоняют тренеров "Локомотива"). Рано ему пришлось рукава засучивать - Ташкент на географической карте "Подснежника" город значимый. Поле готовить велено не как его разбросанным по стране коллегам - к началу апреля, а уже в феврале. И надо же такому случиться, к ужасу администрации, обнаружилось: травяной покров, называемый (чаще по инерции) зеленым, пришел в полную негодность. Беда-то какая! Пришлось мобилизовать внутренние ресурсы и в авральном режиме, ударными, стахановскими методами, за короткий срок отремонтировать (вы не поверите) 700 квадратных метров поля. "И задерновать", - добавил директор.

Вроде неплохо получилось, если смотреть со стороны. Как в музее - любоваться можно, трогать руками нельзя. Ну а коли более двух десятков здоровых молодых людей не трогать его будут, а топтать, и не руками - ногами, обутыми в громоздкую, утыканную шипами спецобувь? Вся работа - насмарку. Потому и обеспокоен П. Атаханов: "Надо бы дать полю отдохнуть". Вспомнив, что специально для "Подснежника" его готовили, а не на выставку достижений стадионного хозяйства, хочешь не хочешь, отдать на растерзание придется. Но шанс оставался. "Если испортится погода, тогда игры перенесут в колхоз "Политотдел" или на стадион завода "Ташавтомаш", - сказал, обратив, как показалось, взор к небесам. И был услышан. Игры ташкентской группы проводились в колхозах, городах и населенных пунктах. На "Пахтакоре" - всего три, считая полуфинал.

БАКУ

Сведения из трех закавказских столиц не поступали, надо думать, в связи с исключительно благоприятным состоянием полей, трибун и помещений, что под ними. Не знаю, проверить не довелось. Голос пробился из Баку, не директорский - тренерский, наставника "Нефтчи" Ахмеда Алескерова. Команда не имела собственной базы. Строить начали давно, сдавать не торопились. Алескеров обращался через СМИ к людям влиятельным, взывал к совести строителей. Как же такое возможно? У команды сильной, интересной, ни на кого не похожей, бронзовой медалистки сезона-66 нет собственной базы.

28 января "Бакинский рабочий" распространил очередное обращение, стон, крик души Ахмеда Лятифовича. Обращение короткое, лаконичное, человека уставшего, возможно, разуверившегося: "Нам обещали к новому сезону окончательно достроить спортбазу, которая нынче сооружается на месте бывшего стенда охотников. Однако, как видите, мы снова приступили к тренировкам, не имея своей спортбазы. Работы там идут медленно, и когда мы ее получим, неизвестно". Через два месяца, 31 марта, накануне первого календарного матча, Алескеров почти слово в слово, как заклинание, повторил те же слова в той же газете.

Тема не исчерпана. Хорошего (если это хорошее) понемногу. В следующий раз отправим в долгий и, надеюсь, добрый путь 30-й юбилейный. А на ближайших "станциях" расскажу еще о нескольких объектах.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...