Газета
16 февраля 2015

16 февраля 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА 1967 год. ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ

ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ 67-го: ХОЖУВ, ТРНАВА

Казалось, ничто не должно было предвещать скандала масштаба международного во встречах представителей соцстран. Киеву на втором этапе достался польский "Гурник", "Торпедо" на первых двух - "Мотор" (ГДР) и чехословацкий "Спартак". Ну какие, скажите на милость, могли возникнуть конфликты на спортивных площадках между спортсменами стран СЭВ и Варшавского договора? Их, если верить пропаганде, связывали общие цели и нерушимая дружба.

В предыдущих главах я счастливо избегал не любимую мною тему - политику. Сегодня она вторглась в мирный ход повествования, и оградить вас от ее грубого, бесцеремонного вмешательства не смогу.

МАСЛОВ УКРЕПЛЯЕТ АТАКУ

До конца календарного года состоялось два этапа Кубка чемпионов и Кубка кубков. Оба наших клуба вышли во второй круг. Киевляне, неожиданно уступив на своем поле "Гурнику" (1:2), отправились в Забже с намерением ликвидировать дефицит.

Матчи еврокубков проводились в среду. Киевляне прибыли в столицу Силезии Катовице в воскресенье 26 ноября и ожидали решения польской федерации о месте встречи. "Гурник" - из шахтерского города Забже. Билеты на 40-тысячный местный стадион разлетелись вмиг. Соседний Хожув, тоже горняцкий, обзавелся самым крупным в стране стадионом-стотысячником - "Шленском". Естественно желание футбольных чиновников, учитывая невероятный к матчу интерес, заработать по максимуму. Потому и перенесли игру в Хожув. Чтобы предотвратить волнения среди запасшихся билетами забжан, обратились к ним через СМИ: "Шановне панове, просим не беспокоиться, ваши билеты действительны и на трибуны "Шленска".

Панове, кто на рейсовых автобусах, кто на личном транспорте, рванули в Хожув. То же сделали и киевские футболисты. Путь их оказался недолгим: от Катовице до Хожува - шесть километров. В понедельник провели первую тренировку на покрытом ледяной коркой поле стадиона-гиганта. Полноценной назвать ее нельзя - игроки то и дело скользили, падали… Возникла проблема с подбором шипов. А к вечеру повалил снег. Его убрали, образовав по периметру трибун снежные сугробы. Поле промокло. Маслов походил по газону и сделал однозначный вывод - для игры он непригоден. Шведская судейская бригада, возглавляемая Бостремом, так не считала.

Состав "Гурника" киевского образца изменений не претерпел. Маслов видоизменил начальную схему: 1-4-1-2-3. Перед четырьмя защитниками (место Левченко на левом фланге обороны занял Островский) - "волнорез" Турянчик. Он принимал на себя первый вал польских атак, во время "штиля" присоединялся к хавбекам - Медвидю и Серебряникову. Маслов усадил на лавку Сабо и за его счет увеличил численность форвардов: компанию Бышовцу и Хмельницкому составил Пузач.

МХАТОВСКАЯ ПАУЗА Зигфрида ШОЛТЫСИКА

Начало, как ни странно, за "Гурником". Он не выказывал поначалу желания отстаивать нажитое в Киеве. Но первый удар отразил Костка. После чего у ворот его украинского коллеги заполыхало. Любаньски отозвался на прострел справа и на бреющем полете устремился к мячу. Встретив его в воздухе, головой ловко направил в угол. Ворота Банникова защитила штанга. Тут же Щегольков, подстраховав вратаря, выбил мяч в поле. Огонь не унимался. Молниеносная "стенка" Дейя - Любаньски, и Влодзимеж бьет мимо киевского стража. Вновь выручила стойка, воспылавшая, видать, нежным чувством к рослому, стройному гарному хлопцу.

К середине тайма игра выравнялась. Наши уверенно контролировали мяч, а при первой возможности следовали навесы, много навесов, остроты так и не создавшие. Но вот после розыгрыша углового Серебряников вновь пустил мяч по привычному маршруту. На передачу мигом откликнулся примчавшийся из тыла на передовую Турянчик. У польских ворот возникла ожившая картина Репина "Не ждали". Турянчик на глазах у растерявшихся, застывших на миг защитников взмыл во весь свой прекрасный рост и головой технично положил мяч в ворота Костки. До конца тайма - восемь минут, дотерпеть бы, а во втором исполнить номер на бис, и ты в четвертьфинале. Мечтать не вредно.

Минуты не хватило. Опять, как и в Киеве, сработал дуэт Любаньски - Шолтысик. Сместившись на фланг, форвард продемонстрировал спринтерский бег, отменный дриблинг и способность видеть затылком. Заметив открывшегося в центре партнера, без промедления поделился с ним добычей. Передача удобная, на бендеровском блюдечке. Шолтысик изготовился. И Банников к приему готов. На поле, как и на сцене, важно умение держать паузу. В футболе, в отличие от театра, длится она доли секунды. Шолтысик выдержал нужную и, когда у вратаря дрогнули нервы, подал "реплику" - 1:1.

"ИХ ТАКТИКА БЫЛА ШАБЛОННА"

Все равно нужен гол. После перерыва встреча продолжилась взаимными атаками. Костка взял мяч в ногах у прорвавшегося Бышовца, а Банников после слалома Любаньски и прицельного удара вытащил кожаный шар из верхнего угла. Гости всерьез взялись за дело. Все по науке: овладели территорией, оттеснили соперника, прижали к воротам. Ребята старались, сил не жалели. Не много, однако, их оставалось. Создать что-то путное поляки не позволили. Глаза у них горели, ноги несли ("Гурник" вышел на пик формы), на владеющих мячом динамовцев бросались по два, а то и по три футболиста. И грязными приемами, когда необходимость возникала, не брезговали. Благо "близорукий" Бострем очки где-то посеял. 1:1. Ничья равносильна проигрышу.

В целом преимущество было на нашей стороне, а моментов больше создали поляки. По киевским воротам пробили 19 раз: 8 - в створ, 2 - в штангу, 9 - мимо. Цифры киевлян скромнее: 14 (6+0+8). Игра победителей "Селтика" не впечатлила хозяев. Тренер "Гурника" Геза Калочаи: "Киевляне показали в Хожуве класс игры выше, нежели на своем поле. Но их тактика была слишком прямолинейна и шаблонна, не хватало ей гибкости и футбольного мышления".

Катовицкий "Спорт" (от 30 ноября): "Динамовцы на протяжении 90 минут не могли создать более трех-четырех голевых моментов как в Киеве, так и в Хожуве… Очень легко было расшифровывать замыслы нападающих. Схема их действий оказалась настолько простой, что они почти не угрожали воротам Костки".

"ВАШЕ СЧАСТЬЕ, ЧТО ВЫ ПРОИГРАЛИ"

Настало время рассказать о бурных событиях во время и после игры на стадионе "Шленск". Советские центральные и спортивные издания ничего, кроме самого матча, не заметили. Некоторые киевские газеты чуть приподняли информационный "железный занавес", поведав о "плохой организации матча". Только через тридцать лет, в 1997 году, киевский журналист Игорь Заседа (его командировала на игру "Рабочая газета") рассказал о грандиозном скандале, тщательно в стране скрываемом, на страницах "Футбола Украины".

"Не прошло и половины тайма, еще не был открыт счет, как взорвался первый динамитный снаряд, запущенный кем-то из зрителей в сторону скамьи, где сидели Маслов и запасные игроки "Динамо". Взрыв был неожиданным - у кого-то из футболистов сбило с головы шапку, Маслову забрызгало грязным снегом спину. Полицейские не прореагировали на фугас, не бросились на трибуны, а лишь поспешно отступили назад - подальше от скамьи с динамовцами. Вскоре взрывы гремели почти ежеминутно. Один снаряд попал под колесо "скорой помощи", и она встала на дыбы.

Атмосфера накалялась с каждой минутой: пустые бутылки градом летели с трибун, некоторые долетали до поля, и футболисты отбрасывали их на дорожку. Рев тысяч глоток стал таким мощным, что болели барабанные перепонки. Мы жались к воротам Банникова, сюда же перекочевали запасные игроки, и лишь Маслов мужественно сидел на своем месте, демонстрируя презрение к взрывам, уже по-настоящему, как дробью, пробившим его куртку. Только толстый нейлон спас тренера от более серьезных последствий. Судьи растерялись, а вернее, были просто потрясены происходящим и практически не реагировали на откровенно грубую силовую игру хозяев поля. Они были действительно напуганы злостью футбольных фанатов и бездеятельностью полиции…

Как только прозвучала сирена, поле заполнили тысячи людей, сразу же захвативших футболистов. Возбужденные пьяные здоровилы принялись налево и направо бить наших ребят… Леонид Островский, очевидно, возбужденный игрой и удрученный неудачей, дал кому-то сдачи и… ему пришлось прорываться с поля едва не ползком. Досталось и другим динамовцам, но они сдержались, не отвечали на угрозы и пинки: с толпой шутки плохи. С большими трудностями нам все же удалось собраться в раздевалке. Встревоженный полицейский чин, не скрывая своего волнения, сказал, что в ближайшее время нечего и думать выехать со стадиона, и добавил: "Ваше счастье, что вы проиграли… А если бы выиграли…"

Маслов негодовал, его слова и сегодня нельзя привести на страницах газет… Лишь через полтора часа, окруженный полицейскими на мотоциклах, наш автобус выехал в Катовице. На ужин в гостиничном ресторане (Маслов категорически отказался принимать участие в официальном банкете) прибыл специальный посланник первого секретаря воеводского комитета ПОРП. От имени Герека он извинился и сообщил, что польское руководство огорчено случившимся с командой из братской Советской Украины, и пригласил всех на неделю в высокие Татры на отдых. Маслов категорически отклонил все извинения и предложения".

При таких печальных обстоятельствах мы прощаемся с нашим чемпионом. Все внимание - "Торпедо".

СОВЕТСКИЙ "ЗИЛ" ПЕРЕЕХАЛ НЕМЕЦКИЙ "МОТОР"

Соперники достались ему послабее "Гурника", а с "Селтиком" и сравнивать нечего. На первом этапе - восточногерманский "Мотор" из Цвиккау. Кубок у себя выиграл, в последнем перед поездкой в Москву матче чемпионата уступил и откатился на скромненькое десятое место. Немецкие журналисты пытались убедить советских коллег, что в последней игре "Мотор" берег силы, а в Москве это будет совсем другая команда. Однако на наших болельщиков и специалистов впечатления она не произвела.

Негласное еврокубковое правило велит дома атаковать, преимущество материальное наживать, а в гостях беречь нажитое. "Мотор" следовал этому правилу с немецкой аккуратностью и педантичностью: выездную игру провел в защите, в надежде взять свое дома. Оборонялись гости числом, наших форвардов взяли под персональный контроль и ожидали штурма. В первом тайме не дождались. Автозаводцы, прежде чем начать активные действия, знакомились с приезжими непосредственно на поле. Знакомство затянулось. Даже при численном перевесе (Реш, получив повреждение, на поле вернулся, но сыграть доверенную ему тренером роль был уже не в состоянии, а с ролью статиста справился неплохо) оставались пассивными.

В перерыве темпераментный, экспансивный Валентин Иванов, видимо, на великом и могучем растормошил ребят. Не скажу - полетели, но скорость переключили. Стрельцов, малоподвижный до перерыва (после месячной паузы, связанной с травмой, сбросить груз "висевших" на нем двух, а то и трех защитников было тяжеловато), отошел в глубь поля и оттуда занялся организаторской деятельностью. Оказавшись под торпедовским прессом, немцы проявили лучшие, заложенные матушкой-природой качества: цепкость, жесткость в единоборствах, игровую дисциплину, волю. Обладали ими по обе стороны Берлинской стены. Разница - в качестве, в общем уровне мастерства, более высоком в западной части страны.

С этим в "Моторе" напряженка. Исключение составил вратарь Юрген Крой. Основной голкипер сборной ГДР свой высокий уровень подтвердил. Его товарищи пару раз огрызнулись и что-то внятное у ворот Кавазашвили изобразили. Но и наш страж показал кое-что из того, на что был способен… В целом содержание игры гармонировало с унылыми на табло нулями. Ноль забитых перед игрой на выезде - плохо. Зато обошлись без пропущенных, что позволяло такого уровня команду (естественно, прибавив в игре) пройти хотя бы за счет результативной ничьей - 1:1, 2:2 (и далее везде) или выигрыша с любым счетом.

Немцы в успехе не сомневались. Московские гости прибыли на место встречи в понедельник вечером. Во вторник провели часовую, но обильно, однако, потогонную тренировку, добавив к ней такой же интенсивности 30-минутную в день игры. Немецких специалистов удивил объем предматчевых нагрузок, журналистов - режим питания: ребята плотно пообедали за пять часов до начала игры.

"Не проголодаются ваши футболисты?" - поинтересовались у Иванова. "У нас так принято, - ответил тренер, - на полный желудок хорошо не сыграешь".

Матч пришелся на традиционный месячник германско-советской дружбы. Атмосфера на трибунах стадиона имени Георгия Димитрова доброжелательная. Появление в почетной ложе посла Советского Союза в ГДР товарища П. Абросимова встретили аплодисментами. С яркой речью выступил перед зрителями обербургомистр Цвиккау герр (правильнее - камрад) Густав Зайфрид. Его слова: "Мы приветствуем сегодня футболистов "Торпедо" не только как желанных гостей нашего города, но и как сыновей и внуков революции 1917 года", - потонули в овациях.

До перерыва, особенно в дебюте, - преимущество гостей по владению мячом, территорией и созданным моментам. Немцы опасно контратаковали. Нули на табло не поколебала прекрасная игра вратарей. Во втором тайме "дети и внуки революции 1917 года" пошли на штурм немецких ворот. Только благодаря качествам, продемонстрированным обороной "Мотора" в Москве, в их сетях оказался только один гол. Забил его Эдуард Стрельцов, получивший хорошую прессу.

Он держал оборону и вратаря в черном теле. Изумительным пасом вывел на свидание с голкипером Щербакова. Мимо. Сам пробил головой в верхний угол. Крой сумел среагировать. На 60-й минуте прорвал оборону в центре и забил. Польский арбитр Рышард Банасюк гол отменил. Тут же, разрушив защитные редуты "Мотора" на фланге, обыграл бросившегося в ноги Кроя и с острого угла послал мяч в ворота. В последнее мгновение защитник успел его обезвредить. Наконец на 67-й минуте забил гол. Гол шедевральный.

Получив передачу от Щербакова, "Стрельцов продемонстрировал великолепное техническое мастерство. Он подрезал мяч таким образом, что тот поднялся вверх, перелетел через защитника и вновь опустился в ноги набегавшему Стрельцову, который четко пробил в нижний угол ворот" ("Советский спорт" от 5 октября). Шик, блеск, красота! Анонимный автор отчета не счел нужным завершить предложение восклицательным знаком. Описывая матчи киевлян с "Селтиком", я растранжирил (по делу) много воскликов. Один сохранил в загашнике. На всякий случай. Пригодился. До конца матча команды обменялись острыми выпадами, предотвращенными отлично сыгравшими вратарями. 1:0. Победа. "Торпедо" - в 1/8 финала.

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Жребий по отношению к автозаводцам вел себя сдержанно, соперника выбрал им посильнее, но, спасибо и на том, не самого могучего - трнавский "Спартак" из Чехословакии. Репутация чехословацкого футбола в Европе, да и в мире, реальная его сила, завоеванные титулы с гэдээровскими несопоставимы. Трнава - орешек крепче, как бы зубки не сломать. Третий призер чемпионата-1966/67, а в новом (завершится примерно через полгода после встреч с "Торпедо") золотом обзаведется. Чуть ли не полкоманды - игроки национальной сборной.

Валентину Иванову увидеть спартаковцев "живьем" не довелось. Как такое возможно? Возможно, господа. В стране, которую вождь мирового пролетариата обещал (и слово сдержал) повести другим путем, возможно все. Вы этого до сих пор не заметили?

Готовился Валентин Козьмич по "шпаргалке", сведения об игроках "Спартака" и команде черпал из скудной информации в СМИ. Прочитав, был напуган. Настолько, что применил на своем поле откровенно защитный вариант, интеллигентно называемый тренерами контратакующим (слово "оборонительный" из лексикона отечественных тренеров было изъято). В Чехословакии больше опасались не команду, а ее лидера. Когда в Трнаве узнали имя соперника, всполошились. "Опасайтесь Стрельцова!" - предупреждали тренера Антона Малатински, а для пущей убедительности перечислили его достоинства, что заняло немало газетной площади. Предчувствие их не обмануло.

Сыграли в темпе блиц, в течение пяти дней: 25 ноября - в Ташкенте, 30-го - в Трнаве. Москва в связи с "нелетной погодой" не принимала (в то время не решались глубокой осенью на границе с ранней зимой проводить в столице футбольные матчи), но в безразмерном царстве-государстве с обилием часовых и климатических поясов было немало запасных "аэродромов". Самый в 60-е годы популярный - избалованный, обласканный солнцем Ташкент. Там и сыграли.

Территорию по заранее намеченному Ивановым плану отдали сразу. Гости с благодарностью дар приняли и по-хозяйски расположились на торпедовской половине. Когда удавалось находить щели в густонаселенной обороне, стреляли без предупреждения - на поражение. По два раза выручили штанги и Кавазашвили, все остальное просвистело мимо. В короткие между штурмом минуты затишья наши устраивали партизанские вылазки в тыл врага. Не с пустыми руками возвращались: Щербаков (с подачи Стрельцова) и Пахомов (после розыгрыша углового) забили по мячу.

Поведя 2:0, торпедовцы свистали всех назад и вновь занялись черновой разрушительной работой. Один неугомонный Стрельцов искал малейшую возможность для созидания. В быстрой контратаке он, словно выброшенный катапультой, рванул со своей половины поля и, не обращая внимания на путавшихся под ногами защитников, промчался мимо них. Заметив на пустующем правом фланге Воронина, своевременно и с аптекарской точностью выложил ему мяч. Остальное, как говорят шахматисты, было делом техники. Воронину ее не занимать, своей в избытке. Выманив на себя вратаря, он преспокойно закатил мяч в ворота - 3:0.

Творец победы - "главнокомандующий" Эдуард Стрельцов. Таково всеобщее мнение. Специально для вас выловил из наводнивших СМИ цитат две: "Особенно хорош был Стрельцов - мозг команды, ее всевидящее око. Точность его пасов просто поразительна" (А. Назарянц. "Физкультурник Узбекистана" от 29 ноября). "Первую скрипку исполнил в Ташкенте Стрельцов. Его тактическое и техническое мастерство и предопределило стопроцентную реализацию торпедовского плана" (Г. Радчук. "Футбол-Хоккей" № 49).

А это мнение австрийского арбитра Фердинанда Маршалла: "Мне особенно понравились два гола - первый и третий. Они, хотя фамилия Стрельцова не появилась на табло, были им блестяще организованы".

Задел сделан. Солидный, практически гарантирующий суммарную победу. Проигрыш 0:4 или 1:5 исключался. Наверное, так же думали футболисты "Спартака", летевшие вместе с москвичами на ответную встречу в Трнаву одним рейсом. В самолете спартаковцы вели себя тихо, мирно, пристойно, улыбались, перебрасывались с нашими ребятами шутками. Выйдя через несколько дней на поле, преобразились, дали бой, ничего общего с футболом не имеющий. Прежде чем рассказать о вышедших из берегов событиях, несколько слов посвящу самой игре.

В ГЛАВНОЙ РОЛИ - Эдуард СТРЕЛЬЦОВ

Характер ее в плане тактическом тот же. Иванов от ташкентской схемы не отказался - от добра добро не ищут. Как и в первой встрече, торпедовцы, защищаясь, забили три мяча. И опять в главной роли Стрельцов. На сей раз он поучаствовал в одной результативной комбинации, два гола забил лично. Только при счете 0:3 хозяева, воспользовавшись несогласованностью Шустикова и Кавазашвили, горькую пилюлю подсластили. Общий итог (6:1) более чем убедительный, сколь неожиданный, столь же приятный. Все остальное прямого отношения к футболу не имело и объяснялось резко изменившимся отношением не так давно дружественной Чехословакии к "старшему брату".

Настроение трибун - камертон безошибочный. Оно отражало напряженную в Чехословакии политическую обстановку. Ухудшение экономической ситуации, снижение уровня жизни, "бумажные", практически неработающие демократические свободы советского образца взбудоражили рабочий класс, интеллигенцию, студентов и некоторую часть партийного руководства. Если в верхах вынуждены были сквозь зубы выказывать лояльное к Кремлю отношение, то в гуще народной, особенно в спортивных ристалищах, хоккейных и футбольных, враждебность свою зрители и поощряемые ими спортсмены, проявляли действиями агрессивными, хулиганскими. Причем против людей невиновных, к их проблемам не причастных. Телетрансляция из Трнавы велась на СССР. И сегодня перед глазами показанные крупным планом безобразные сцены откровенной грубости хозяев в единоборствах и избиение (другого слова не подберу) Стрельцова и его товарищей в неигровой ситуации.

Многие советские центральные издания следили только за ходом игры и ограничились поздравлениями автозаводцам с выходом в 1/4 финала. Два или три, словно изощренные дипломаты, пытались, сказав, ничего не сказать. Недурно получилось. Впрочем, о причине остервенелого поведения чехословаков говорить было не велено, дабы не разжигать страсти между двумя "дружественными странами". Наиболее на общем фоне внятная, облеченная в интеллигентную форму фраза, прозвучала 1 декабря со страниц "Московской правды": "Счет 3:1 не изменился до конца матча, эндшпиль которого, к сожалению, был испорчен некорректным поведением хозяев поля".

А что же чехословацкие СМИ? "Ческословенски спорт" (от 1 декабря) сосредоточился на игре, отчет завершил комплиментом своей команде: "Ее нужно похвалить за боевитость, упорство, настойчивость". После чего слегка, по-отечески, пожурил двоих игроков: "В отдельных единоборствах некоторые футболисты (Адамец, Куна) действовали агрессивно". Последнее слово употребляется, особенно в спортивных репортажах, и в позитивном значении. "Руде право", побратим советской "Правды", весь свой партийный гнев направило на голландского арбитра Альбрехта, который "не пресекал грубую игру обеих (?!) команд". Судить при ревущих трибунах, оскорблявших наших ребят и страну, готовых броситься на поле, врагу не пожелаешь. Если бы он честно выполнял свои обязанности и удалил всех драчунов и хулиганов, "Спартак" вынужден был из-за недокомплекта досрочно прекратить игру, а судью бы растерзали. Альбрехт никого не предупредил даже. Испугался человек, понять его можно. А виновниками избиения торпедовцев газета объявила… самих торпедовцев, игравших "жестко и грязно". Спартаковцы, мол, вынуждены были отвечать.

Принципиальную позицию занял братиславский партийный орган: "Адамец с первых же минут не упускал случая без мяча ударить соперника!.. Злость игроков "Спартака" выросла на последних 15 минутах матча и достигла таких размеров, что сдержать ее стало невозможно. Стрельцов ушел от Хагары, тот подсек ноги Стрельцову, который упал на защитника. Куна ударил Стрельцова, а Добиаш напал на него сзади". Осудив инициаторов другой потасовки, тех же Хагару и Добиаша, журналист писал: "Это был нокаут спорту, и мы должны, склонив голову, с позором признать, что наш представитель в розыгрыше Кубка обладателей кубков посрамил свое имя" (братиславская "Правда" от 1 декабря).

Еще одна выдержка из той же газеты (от 2 декабря) посвящена Стрельцову. Удивляясь отваге 60-килограммового Добиаша, набросившегося на 90-килограммового форварда, автор восхитился выдержкой торпедовца: "Стрельцов повел себя мужественно, не реагировал на удары и, как подобает более мудрому, отступил. Он дал моральную пощечину всем, кто нападал на него и оскорблял выкриками, напоминая о его судимости… После 7-летнего перерыва Стрельцов вновь заслужил славу лучшего футболиста. Особенностью своего стиля он уникален: отлично заканчивает комбинации и является одновременно великолепным режиссером игры. Что значит после стольких лет перерыва снова проложить себе дорогу к вершинам славы, мог бы сказать только тот, кто сам прошел такой путь. Стрельцов был доминирующей фигурой на трнавском стадионе не только в отношении футбольного мастерства, но и в отношении духа футбольного соревнования". Таков честный, ясный, не затуманенный националистическим угаром взгляд.

Пробилось "Торпедо" в 1/4 еврокубкового финала с тяжелыми боями. Кавычки здесь не к месту.

Много позже, в начале нового тысячелетия, мне посчастливилось проникнуть в два бывших партархива. В одном из них (ныне РГАНИ) обнаружил посланную в ЦК КПСС докладную записку, составленную присутствовавшим на игре секретарем советского консульства в Братиславе о событиях 30 ноября на трнавском стадионе. С содержанием документа (с небольшими купюрами) охотно с вами поделюсь.

"ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО СССР В БРАТИСЛАВЕ

Секретно. 5 декабря 1967 года. Информация.

30 ноября с.г. в матче на Кубок обладателей кубков встретились в г.Трнава (Западнословацкая область) местная команда "Спартак" и команда "Торпедо" Москва.

…перед началом матча на флагштоках стадиона были вывешены только государственный флаг ЧССР и флаг клуба "Спартак". Там, где должен был быть государственный флаг СССР, была прикреплена непонятная издали красного цвета эмблема, и только после того, как стало известно, что на матч прибыл Генеральный консул СССР, вместо эмблемы был вывешен государственный флаг СССР. Реакция зрителей на появление наших футболистов была неприветливая, с трибун выкрикивались непристойные ругательства на русском языке… Милиции было дано указание об усилении охраны и принятии соответствующих мер, но милиция продолжала оставаться безучастной.

Самым неприятным в матче является то, что на поле дважды возникали драки, зачинщиками которых, как это признают сами словацкие товарищи, были футболисты "Спартака".

После матча игроки "Спартака" покинули стадион, не попрощавшись с советскими футболистами, которые остались на ужин в надежде, что он будет совместным. Отсутствие игроков Трнавы на ужине было объяснено тем, что помещение якобы тесное и все бы не разместились.

Словацкие товарищи из центрального партийного руководства (тов. А. Дубчек, тов. В. Биляк) в беседе с генконсулом осудили своих игроков, а тов. А. Дубчек, как он заявил, собирается поехать в город Трнава и возвратить удостоверение почетного члена "Спартака", сделав при этом соответствующее заявление о нежелании быть почетным членом столь непочетного клуба…

То, что произошло на трнавском стадионе, приносит большой вред дружественным отношениям. Достаточно напомнить о неприятностях, проявившихся между хоккейными командами СССР и ЧССР на чемпионате мира 1967 года в Вене. На наш взгляд, это вызвано прежде всего тем, что нет настоящей товарищеской дружбы между спортивными коллективами обеих наших стран. Футболисты, хоккеисты и их болельщики в ЧССР жаждут реванша над "Советами". Указанное настроение становится национальной болезнью, особенно среди молодежи.

В связи с этим представляется сейчас наиболее целесообразным следующее:

1. Прекратить на 2-3 года встречи команд по хоккею и футболу между ЧССР и СССР и проводить только встречи по официальному международному календарю, желательно на нейтральном поле. Эти 2-3 года взаимно заняться целенаправленным воспитанием спортсменов, болельщиков, общественности посредством печати, радио и телевидения.

2. Практиковать взаимные поездки известных спортсменов этих видов спорта с тем, чтобы они явились пропагандистами высококультурных спортивных и братских отношений.

3. Через 2-3 года возобновить спортивные связи со встреч клубных команд, обеспечив заблаговременный приезд этих команд в ЧССР и СССР с тем, чтобы до матча они могли подружиться, понять друг друга.

Секретарь Генконсульства СССР в Братиславе Л.ТОЛСТОГРАЕВ" (РГАНИ. Фонд 5, опись 59, дело 295).

Польза от рекомендаций товарища Толстограева, как от горчичников, прописанных сельским лекарем находившемуся в критическом состоянии пациенту. Такого рода "больных" помещали в стране победившего социализма в 60-е и последующие годы в палату № 6. Для миллионов чехословацких "друзей" коек в этом учреждении не хватало. Да и диагноз поставили другой, случай серьезный, без хирургического вмешательства не обойтись. Высококвалифицированных хирургов в великой державе предостаточно. В августе 68-го свой профессиональный долг исполнили они исправно. До ввода советских войск в Чехословакию оставалось чуть меньше девяти месяцев.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...