Газета
20 января 2015

20 января 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1967 год. ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Кубковый турнир, ему посвящаем десятую главу, проводился параллельно с чемпионатом. Элита стартовала с 1/16 финала.

ПЕРВЫЙ КУБОК ТРЕНЕРА БЕСКОВА

ЕЩЕ РАЗ О КАЛЕНДАРЕ

Жеребьевку провели в январе. За священнодействием наблюдали представители команд, журналисты, члены футбольной федерации и СТК. Руководил процессом судья всесоюзной категории, член Спортивно-технической комиссии Виктор Архипов. Около полутора десятка лет колдовал он над расписанием матчей первенства и Кубка, за что был назван "крестным календарей". Работа муторная, кропотливая, ответственная и столь же неблагодарная.

Составителей костерили, кому не лень. Не всегда по адресу. Вообще-то ругали не в момент рождения, младенец при появлении на свет выглядел привлекательно, а за измывательства над ним - постоянные перетряхивания, переносы матчей в ту и другую стороны, к чему "родитель" (товарищ Архипов) не имел ни малейшего отношения. Безобразничали, надругались над календарем, заручившись поддержкой "меценатов" (под ними подразумевали влиятельных парттоварищей), руководители клубов. Повод для переносов разнообразнейший: подготовка к еврокубковому, а то и рядовому товарищескому международному матчу, возникшее вдруг в середине сезона зарубежное турне, важные политические мероприятия союзного или республиканского масштаба…

В 67-м у Архипова, когда готовил расписание на сезон, нашлись добровольные помощники, специалисты в области математического анализа. Совместный продукт получился привлекательным, удобоваримым, а мелкие нарушения четкого графика благоприятного впечатления не испортили. Автор этих строк, прежде беспощадно критиковавший анонимных "террористов" за подрыв устоев сверстанного на сезон календаря (и федерации доставалось), в первых главах "Летописи-67" честно признал и на конкретных примерах продемонстрировал позитивные в этом направлении сдвиги.

Составляя сетку, Архипов со товарищи взяли за основу итоги прошлогоднего чемпионата. Занявших нечетные места поместили в верхнюю половину, четные - в нижнюю. Из 32 участников 1/16 финала 19 - элита. Тринадцать "аристократов" сошлись с представителями среднего (вторая группа класса "А") и нижнего (класс "Б") подразделений. Еще шесть были обречены на взаимное уничтожение.

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

В 13 поединках коллективов высшего класса с "провинциалами" (все игры проводились на полях последних) в девяти победили старшие по рангу. Не без труда. Чаще - с минимальным преимуществом. Четыре "старшеклассника" не выдержали натиска младшеньких из подготовительных групп. Но ни один исход сенсационным не назовешь. Даже победу саратовского "Сокола", два дня "провозившегося" со "Спартаком". Спартаковцы к тому времени (матчи шестнадцатой части финала состоялись во второй половине мая) все еще барахтались на турнирном дне, делили три последних места с "Кайратом" и "Зенитом", который был разгромлен в Казани - 0:3.

Тяжело пришлось в Перми "Арарату". К 22-й минуте ереванцы "горели" - 0:3. Пожар погасить не удалось, окончательный счет - 1:3. Не стал неожиданностью и проигрыш вице-чемпиона, ростовского СКА, кемеровскому "Кузбассу". Ростовчане и прежде относились к кубковому турниру несерьезно, частенько выставляли дублеров. И теперь отправились на игру не в оптимальном составе и не в лучшем состоянии - влачили жалкое существование на 13-й турнирной ступени.

КУБОК ПРИВЕЗЛИ В МОСКВУ В ИЮЛЕ. ПРОПИШУТ?

В прошлом сезоне Москва и москвичи, оставшись без драгметалла и хрусталя, сокрушались, мучительно искали причины провала, пути выхода из кризиса (до сих пор ищем. Я не только о футболе). Толком не найдя, тем не менее надеялись (надежда - постоянная наша спутница) "оседлать" хотя бы одну ступень пьедестала и вернуть с берегов Днепра купленную в московском магазине три десятка лет назад хрустальную крюшонницу.

Для выполнения второй задачи, ее первого этапа, необходимо выбить из игры держателей сосуда, киевлян. Ответственную и неимоверно сложную миссию жребий возложил на армию. Мало кто из собравшихся на трибунах "Лужников" и у телеэкранов верил в победу ЦСКА над чемпионом. К моменту встречи (7 июля) армия находилась в глубоком тылу (на 14-й позиции), зализывала раны, полученные за четыре дня до того в Баку (0:4), и вряд ли из своего далека различала силуэт находившегося в авангарде соперника.

Футбол, однако, конкретен, прежние заслуги, актуальная турнирная ситуация особого значения не имеют, все решается сегодня, здесь и сейчас, в очной встрече, в одной игре, тем более гораздой на сюрпризы кубковой. Поначалу соперники осторожничали, а когда в середине тайма забил Капличный (при "стандартах" защитника хозяев, умеющего играть головой, тянуло к чужим воротам со страшной силой), армейцы в ожидании штурма (может, с перепугу от того, что натворили) отошли назад. Штурма не последовало. Чемпион выглядел вялым, инертным, непохожим на себя. В двух последних календарных матчах прокатился на нулевых ничьих, и не было похоже, что забьет в "Лужниках". Причины спада Виктор Маслов изложил корреспонденту футбольного издания до игры: утомил плотный график игр, без призванных в сборную ведущих игроков не могли проводить полноценные тренировки и двусторонки. Не было времени наладить прежние связи.

В игре это ощущалось. Убедившись, что никто и ничто их воротам не угрожает, хозяева осмелели и создали несколько серьезных угроз. Одну, воспользовавшись ошибкой Рудакова, реализовал Поликарпов. Киев, похоже, с горькой участью смирился. ЦСКА не остановить, чуть угомонился, когда Поликарпов исключительным по силе и точности ударом довел счет до крупного - 3:0. Результат, если исходить из огромной дистанции, разделявшей соперников в таблице первенства, сенсационный. Но по тому, что происходило на поле в течение полутора часов, вполне логичный и закономерный.

Впечатление от хорошей игры ЦСКА смазали Багрич и Капличный, не слишком церемонившиеся с Бышовцем. Таллинский арбитр Хярмс, в отличие от здравомыслящей и объективной части публики, взирал на художества защитников с поистине балтийским спокойствием. Через несколько дней киевляне доставили кубок в Москву. Временно прописали его на Лужнецкой набережной. При случае готовы были продлить прописку в закрытом городе (широко в последние годы распахнувшим ворота), даже без ведома Моссовета, на год.

СТОЛИЦА - "ПРОВИНЦИЯ" - 4:0

Надежды москвичей возросли по завершении всех матчей очередного этапа. Почин армейцев поддержали два рабочих коллектива: железнодорожники легко расправились с пермской "Звездой" (3:0), автозаводцы разгромили "Кузбасс" из Кемерова - 4:0. Игру сделал Стрельцов. Пребывал он в хорошем настроении. Первый гол забил сам, второй и третий с его фирменных передач - Шалимов и Щербаков. И дубль имел шанс оформить, когда вышел один на вратаря, если бы не уложили его на зеленый газон динамовского стадиона. Пенальти реализовал Ленев. Примечателен этот матч еще и тем, что дебютировал в составе "Торпедо", выиграв длительную тяжбу с "Локомотивом", молодой, талантливый Михаил Гершкович. Был на виду, не тушевался. Быстрый, шустрый, техничный, не раз срывал аплодисменты аудитории. И в двух результативных комбинациях на ранних стадиях поучаствовал.

Лидеру, "Динамо" московскому, пришлось тяжело. Играть в Донецке с крепким, неуступчивым, щетинистым кубковым бойцом непросто. Что и подтвердил долгий двухчасовой матч. Гости дважды отыгрывались, причем быстро, с возвратом долга не затягивали. В первый раз в основное время (Гусаров через две минуты рассчитался с Глодянисом), во второй - в дополнительное. В самом начале, на 91-й минуте, Базилевич объявил москвичам "шах". Буквально через минуту Аничкин "короля" защитил - 2:2. Чем меньше оставалось времени, тем становилось очевиднее - следующий гол забьет победитель. Так и вышло. Динамовец Валерий Маслов тянул до конца, а когда заканчивалась 120-я минута, выстрелил. И попал. Расчет оказался верным: времени, чтобы отыграться, у "шахтеров" не осталось - 2:3.

ПОЛОЖИ ИМ ПАЛЕЦ В РОТ - РУКУ ОТКУСЯТ

В четвертьфинал помимо четырех московских клу бов прошли "Черноморец", "Пахтакор", "Нефтяник". Из низов - саратовский "Сокол", жертвой которого стал еще один обитатель высшего класса - "Кайрат". Несколько слов о закавказском дерби - бакинского "Нефтяника" с тбилисским "Динамо". Две классные, техничные, темпераментные команды. Блюдо предвкушали вкусное, острое, с перчиком. Таким и было - до первого гола. Тбилисцы красиво парили на двух крыльях (Метревели и Месхи), бакинцы, Маркаров и Банишевский, создавали угрозы в центре. Будь они поточнее, унылые нули на табло вздрогнули бы не раз. Сделали это грузины. Метревели и Месхи в дебюте играли в свою силу, то есть очень хорошо. Первый затеял головоломный слалом, второй вкусил его плоды - 1:0.

Новый тренер тбилисцев, "варяг", московский гость Вячеслав Соловьев (о нем уже рассказывал), взялся за архисложную задачу, попытался превратить тбилисских артистов в ремесленников. Тренер требовал, чтобы, открыв счет, команда оттягивала назад большие силы, дабы сохранять добытое преимущество. Появится возможность - попробуйте в контратаке забить еще, нет - не высовывайтесь. Так случилось и в Баку. Наступив на горло собственной песне, грузины отдали хозяевам пространство - атакуйте, поглядим, на что вы способны. Выражаясь фигурально, положили палец в хозяйский рот, а те руку по локоть оттяпали. В течение пяти минут. Не сразу, во втором тайме. Сначала Маркаров, получив великолепную передачу Туаева, пробил в акробатическом прыжке и поднял на ноги трибуны республиканского стадиона. Точку поставил сам ассистент, Казбек Туаев, - 2:1.

"ЛОКОМОТИВ" БЕЗ КОХА…

Из восьми четвертьфиналистов половина - московские клубы. Волею судеб сошлись они в бескомпромиссных междоусобных схватках: ЦСКА - "Локомотив", "Динамо" - "Торпедо".

Первую московскую "стрелку" назначили на 18 августа. На разминке в составе железнодорожников мелькнула заметная фигура Бориса Коха. Не так давно, в начале второго круга, федерация футбола разрешила ему сменить чистенькую, выглаженную динамовскую офицерскую форму на промасленную рабочую спецовку. Когда судья вызвал команды на поле, Коха среди новых его товарищей зрители не обнаружили. В небольшом промежутке между разминкой и началом игры в подтрибунном помещении развернулась короткая дискуссия. Выяснилось, что Кох, сыгравший за "Динамо" в 1/16 стадии в Воронеже, не имеет права участвовать в матче, ибо Положение возбраняет игроку выступать за две команды в ходе одного розыгрыша. Если бы вовремя не обратили на это внимание, "Локомотиву" за нарушение футбольного законодательства засчитали бы поражение. Впрочем, он и так проиграл. Упомянул я об инциденте не интереса ради - с умыслом. Скоро покажу двойное дно.

Что же до самого матча, табло долго оставалось нейтральным - 1:1. Как только пробудился интерес к игре у обычно активного Владимира Федотова (до этого, как пошутил кто-то из журналистов, он усыплял бдительность защитников), преимущество армейцев стало нарастать. Его внезапные перемещения, нестандартные ходы создали не одну возможность решить исход. Товарищи ими не воспользовались. Но Федотов продолжал в них верить, и Масляев его доверие оправдал: замкнул передачу "затейника" - 2:1. Воодушевленная армия продолжала давить и наиграла на крупную победу. "Паровозу" бы в этой ситуации пару поддать, а он вдруг забуксовал. Видимо, топливо в тендере кончилось.

…"ТОРПЕДО" БЕЗ ВОРОНИНА И ЩЕРБАКОВА

На следующий день еще одна силовая структура, "Динамо", там же, в "Лужниках", разбиралась с рабочим коллективом, торпедовским. Автозаводцы, выйдя на поле без Воронина, Щербакова и с травмированным Стрельцовым, с первых минут наседали. Вскоре игра выравнялась. Несмотря на жаркий, душный день, встреча изобиловала острыми взаимными атаками и захватывающими дух моментами. Зрители не скучали. Яшин играл превосходно. Динамовцы дали возможность, и Кавазашвили продемонстрировать свое искусство. Матч катился к ничьей, и с каждой таявшей под жарким августовским небом минутой шанс продлить страдание игроков еще на полчаса становился реальнее. Выручил Валерий Маслов. В Донецке он на последних секундах забил решающий мяч. И вот теперь - в "Лужниках". Заключительному удару предшествовала разыгранная в жестком цейтноте, после подачи углового, комбинация при активном участии Еврюжихина. До конца матча оставалось 30 секунд. Торпедовцы возобновить игру с центра не успели.

В обоих московских единоборствах верх взяли представители силовых ведомств. Шанс вернуть кубок в Москву по-прежнему фифти-фифти. Кто мог воспрепятствовать этому? Все еще необыкновенно живучий "Сокол", единственный выходец из низов. Шел он по трупам особ высокопоставленных. Очередной "скальп" саратовские "потрошители" сняли с "Черноморца".

Более серьезная угроза надвигалась с юга, из Баку, где "Нефтяник" обыграл "Пахтакор". Погоду, как обычно, сделали нападающие при активной поддержке Валерия Гаджиева. Сначала Гаджиев забил сам, а при счете 1:1 ассистировал Маркарову. После индивидуального прохода Маркаров создал более комфортный перевес. Но форвард гостей Геннадий Красницкий успел на дубль бакинца ответить собственным. Итог: Маркаров - Красницкий - 2:2, "Нефтяник" - "Пахтакор" - 3:2.

Выходим на финишную прямую: ЦСКА - "Нефтяник" и "Динамо" - "Сокол". Оба полуфинала - в Москве. О первом в связи с событиями на поле и сложными послематчевыми разбирательствами в начальственных кабинетах расскажу позже. Разговор предстоит серьезный и обстоятельный. Приступлю к нему сразу после другого полуфинала.

И НА "ПОТРОШИТЕЛЯ" НАШЛАСЬ УПРАВА

Дела у "Сокола" в чемпионате шли неважно. Во второй подгруппе второй группы класса "А" занял он 14-е место при двадцати участниках. Но три кубковые победы над старшими "по положению в обществе" персонами жителей Саратова вдохновили. Аппетит стремительно развивался во время еды, и болельщики с надеждой смотрели в "хрустальные дали". Трижды в советской кубковой истории команды класса "Б" доходили до финала, чем мы хуже. И потянулся народ из города из Саратова в Москву поддержать земляков. Собралось почитателей "Сокола" на динамовском стадионе более двух тысяч.

На что надеялись? "Динамо" (оно все еще сохраняло лидерство в чемпионате) по классу, сумме футбольных компонентов, индивидуальному мастерству футболистов - из другой системы координат. Что начало игры и подтвердило. Перегоревшие, переволновавшиеся гости, не поспевая за динамовским темпом и реактивными Еврюжихиным и Вотоловским, допускали ошибки. От них непосредственно и получили три мяча, а первый, уже на 4-й минуте, забил Козлов после передачи опять же Еврюжихина. Пропустив два, пришли в себя, раскрепостились, отчаянно бросились отыгрываться. Моментами всерьез защиту напрягали, Яшина, аплодисменты трибун сорвали. Да и только. Результат закономерен - 4:0.

НА ПОЛЕ…

Исход второго поединка предсказать сложно. Более высокое положение бакинцев в таблице в расчет в кубковой встрече не принималось. Последствия разгрома, что не так давно учинили ЦСКА "нефтяники" Каспия, волновали перед игрой обоих тренеров. Бобров опасался, сумеют ли ребята преодолеть психологический барьер и забыть о бакинской осечке. Алескерова заботила та же проблема: как вычеркнуть из памяти футболистов результат последней календарной встречи? К тому же армейцы стали играть значительно сильнее. "Сегодня это уже не та команда, которую мы обыграли", - сказал он корреспонденту "Советского спорта" (от 15 сентября).

Цена матча высока - победитель получал шанс овладеть кубком и "прорубить окно в Европу". ЦСКА силен обороной, "Нефтяник" - атакой. Главные козыри хозяев - атлетизм, сила, гостей - техника, импровизация. Армия взяла на вооружение "персоналку". Истомину дан приказ нейтрализовать Банишевского, Капличному - Маркарова, Багричу - Туаева. Защитники - парни бравые, многое умели, когда недоставало мастерства, включали "план Б". В жестких тисках бакинские форварды чувствовали себя неуютно и в первом нулевом матче, и на следующий день в дополнительном. Редкие возможности загубили, а когда на 15-й минуте повторной встречи Банишевский забил головой красивый гол, каунасский арбитр Кестутис Андзюлис его отменил - "вне игры". Еще через 15 минут мяч у противоположных ворот попал к Федотову. Линейный поднял флажок - офсайд. Главный сигнал помощника игнорировал и дал форварду пробить - 1:0.

Игра стала выходить из берегов, напряжение возрастало, жесткая мужская борьба перешла в стадию рубки. На 41-й минуте Андзюлис изгоняет бакинца Брухтия. Возник стихийный и довольно длительный митинг. Судья остался непреклонным. Через две минуты расстроенные гости упустили из виду Дударенко. А Масляев держал партнера в поле зрения и сделал ему передачу - 2:0. Во втором тайме оставшиеся в меньшинстве южане надолго заперли армейцев на их территории. Не добившись ничего путного, хватку ослабили, да и сил, физических, особенно нервных, израсходовали за два дня "полный бак".

…И ЗА КУЛИСАМИ

Основные события развернулись после игры. Бакинские футболисты плакали навзрыд. Не потому, что проиграли, - от обиды. Причину тренер объяснил корреспонденту "Физкультурника Азербайджана": "За всю свою футбольную карьеру более необъективного судейства я не встречал". Обвинения судье предъявил по четырем пунктам: 1. Не засчитал гол Банишевского из-за мнимого офсайда. 2. Федотов забивал, когда боковой судья зафиксировал "вне игры". 3. Ни за что удалил Брухтия. 4. Не пресекал грубую игру армейцев.

Букет пышный. Им и размахивал через два дня (21 сентября) на страницах "Физкультурника Азербайджана" замредактора этой газеты Акшин Азим-Заде в открытом письме судье всесоюзной и международной категории Кестутису Андзюлису. Зная Андзюлиса как арбитра принципиального, объективного, корректного в обращении с футболистами, автор был разочарован его работой во втором матче. Повторив претензии тренера по трем пунктам, подробно остановился на четвертом: "Пользуясь своими правами, следует помнить и о правилах футбола. Неужто Вы не видели, что Истомин раз за разом применял против Банишевского недозволенные приемы? Вы прекрасно знали, что Маркаров вышел на поле лишь благодаря искусству врачей, но Капличного, грубо атаковавшего его чуть ли не ежеминутно, даже не предупредили. И уж если кого-то надо было удалить, то в первую очередь, по-моему, Панова, шипы бутсов которого оставили на голени Семиглазова кровоточащие царапины…

Мною движет не жажда мести, но мне очень хотелось бы услышать о Вашей дисквалификации. Потому что как арбитр Вы проявили полнейшую несостоятельность".

Текст письма написан в крайнем волнении и моментами на грани допустимого. Грань эту, отдадим должное автору, он не перешел. Стоило уделять так много места обвинениям в адрес Андзюлиса? Проигравшие часто причину неудач объясняют необъективным судейством. Да, это так. Не всегда. Как было в этот раз? Давайте разбираться. Для начала заглянем в московские издания. Александр Вит в отчете об игре в "Советском спорте" (от 17 сентября) лишь констатировал факты: гол Банишевского отменен из-за офсайда, Федотов забил, Брухтия удалили. Все три спорных момента не комментировались.

Отношение к происходящему осторожно высказал на страницах "Футбола" (№ 39) известный в те годы тренер Николай Глебов. Решение судьи по "вне игры" у бакинского форварда не оспорил, но и не подтвердил. Ситуацию с голом Федотова обошел стороной - вовсе ее не описал. Поведению команд уделил несколько строк: "Резкая игра весьма часто переходила в откровенно грязную. Повинны в этом оба коллектива… К.Андзюлис вынужден был даже удалить с поля защитника "Нефтяника" Брухтия, на мой взгляд, без должного основания". Грубили, оказывается, обе команды, но оснований для удаления все же не было.

Идем дальше. В СМИ промелькнуло сообщение: в подтрибунном помещении Андрей Старостин, человек честнейший, упрекнул арбитра в "одностороннем судействе". Обвинение тяжелое. Андзюлис в судейской комнате вынужден был признать правоту Андрея Петровича. Это уже кое-что. Пойдем еще дальше - заглянем в спорткабинеты. СТК, признав работу Андзюлиса неудовлетворительной, предложила Всесоюзной коллегии судей (ВКС) под председательством Николая Латышева вынести вердикт. Можете ознакомиться с заключительными строками: "ВКС за слабое судейство отстранила К.Андзюлиса от проведения всесоюзных игр до конца года". Такие жесткие решения, да еще по отношению к авторитетному арбитру выносили крайне редко. Значит, было за что. Вывод однозначный: Андзюлис действительно напортачил, и ВКС косвенно признала правоту бакинского тренера и журналиста.

Руководители "Нефтяника" сразу после игры подали протест. Не по трем эпизодам - по такому поводу протесты не рассматривались. Дело обстояло серьезнее. Если помните, Борису Коху, ссылаясь на Положение, не позволили сыграть за "Локомотив" в матче 1/4 финала в связи с его участием в кубковом розыгрыше за "Динамо". "Нефтяник" требовал засчитать поражение ЦСКА, потому как Александр Масляев тоже был заигран на ранних стадиях Кубка в горьковской "Волге".

Федерация бровью не повела, глазом не моргнула, а протест отклонила и даже причину попыталась объяснить. Вот что из этого вышло : "Как было установлено СТК, в Положении нет пункта, запрещающего футболисту выступать в Кубке СССР за две команды.

Президиум федерации указал СТК, что она допустила ошибку, не известив своевременно "Нефтяник" о том, что Масляеву разрешено играть в Кубке за ЦСКА. Вместе с тем президиум признал также неправильным запрещение Коху выступать в Кубке в составе "Локомотива", на что ссылались представители "Нефтяника". Таким образом, президиум подтвердил отклонение протеста. Во избежание недоразумений в Положение о розыгрыше Кубка СССР на будущее решено внести разъяснение".

Мотивы, по которым протест отклонили, вызвали (взяв себя в руки, выражаюсь интеллигентно) крайнее недоумение. Коха отстранили на основании соответствующего пункта Закона. Авторы Положения, как выяснилось, не сразу этот факт обнаружили! У меня нет желания комментировать нелепые, противоречивые объяснения чиновников (может, пели с чужого голоса), они сами себя дискредитировали. Если у кого возникла уверенность в том, что бакинцев сначала на поле, затем в спортивных инстанциях в финал не пустили, вступать в дискуссию и разубеждать не буду.

КУБОК ОСТАЛСЯ В МОСКВЕ

Заключительный матч состоялся в праздничный, довольно теплый для ноября день в "Лужниках" при большом стечении народа. Сказать, что игра захватила, развивалась по лихо закрученному сценарию, - погрешить против истины. Бывали финалы покруче, тогда и место мы уделяли им достойное. Сегодня не тот случай. Не потому, что отведенная мне полоса с каждым предложением, с каждым словом истощается. Игра проходила без драматических коллизий, победил тот, кто заслуживал. Ежели кого интересуют подробности - изложены в "компоте".

Главное достоинство финала - исключительно корректное поведение футболистов. Особенность - крюшонница, зачастившая с начала 60-х на Украину, вернулась на историческую родину. Прописали ее в столице моментально - без заявления с мотивацией, заполнения анкет, предъявления бесчисленных справок и прочих чиновничьих проволочек.

ДИНАМО М - ЦСКА - 3:0 (2:0)

Голы : Гусаров, 12 (1:0). Вшивцев, 43 (2:0). Аничкин, 78 (3:0).

"Динамо" (Москва): Яшин (Скоков, 85), Штапов, Рябов, Аничкин (к), Зыков, Маслов, Иванов, Численко, Гусаров, Вшивцев, Еврюжихин (Козлов, 85).

ЦСКА : Кудасов, Истомин, Шестернев (к), Капличный, Багрич, Панов, Поликарпов, Шулятицкий, Федотов, Масляев (Юшка, 66), Раздаев.

Судьи : Алимов. С.Архипов, Казаков (все - Москва).

8 ноября. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 80 000 зрителей.

Ранней весной команда Бескова сорвала "Подснежник", поздней осенью обзавелась хрусталем. Медали первенства себе обеспечила. Какие? Узнаем в следующий раз. Оставили мы ее на трассе в лидерской майке, когда продвигалась к пьедесталу под эскортом отряда внутренних войск столицы Украины.

Р.S . В главе девятой "Летописи-67" ("СЭ" 27.12.14) в подпись под снимком прокралась из-за моей невнимательности и халатности, в общем-то мне не присущей, ошибка: Виктор Шустиков-отец назван именем не родившегося еще в тот год Шустикова-сына, Сергея. Ответственность за допущенный ляп беру на себя и приношу извинения перед Виктором Шустиковым, читателями и сотрудниками "СЭ".

КУБОК СССР-1966/67

сетку см. в PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...