Газета
18 октября 2013

18 октября 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1966 год. Часть третья

В прошлый раз, взвалив на себя функции адвоката, я защищал футбольную федерацию и спорткомитет от обвинений журналистов и широкой общественности в грубых нарушениях Положения, касаемо численности состава обеих групп класса "А". Надеюсь, удалось, козыряя секретными документами, пролежавшими долгие годы в архивном чреве, доказать невиновность своих подзащитных и переложить вину с неповинных голов на больную.

Сегодня вынужден вновь обрядиться в прокурорские одежки и предъявить обвинение по ряду статей уже недавним "клиентам": в нарушении спортивного принципа при комплектовании состава низшей группы, создании неравных условий для участников чемпионата и безобразной организации предсезонных турниров.

"БЬЕТСЯ, ПУЛЬСИРУЕТ ТВОРЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ТРЕНЕРОВ"

САМА ПО СЕБЕ ИДЕЯ НЕПЛОХА…

Союз спортобществ без давления извне, по собственной инициативе, специальным распоряжением обязал все 19 команд первой группы "в целях популяризации футбола провести не менее одного матча первенства страны в промышленных городах".

Идея сама по себе неплоха, если бы:

а) выразили ее не в приказном, а в приемлемом и не унижавшем достоинства команд тоне;

б) соизволили поинтересоваться на сей счет мнением руководителей клубов, тренеров и футболистов;

в) речь шла не о календарных играх, а показательных, товарищеских. В противном случае нарушался главный принцип любого спортивного соревнования - принцип равенства для всех его участников (до какой же степени развратила нас демократия!).

Потому и были организованы с незапамятных времен двухкруговые турниры, чтобы соперники провели дома и в гостях игр поровну. А тут вынудили 12 клубов домашние матчи второго круга сыграть на выезде. Мотали их по всей стране вдоль и поперек. География обширная - Саратов, Кривой Рог, Омск, Барнаул, Фергана, Грозный, Ульяновск, Фрунзе, Уфа... Некоторым клубам пришлось выполнять повинность по три раза. А ростовский СКА, "Нефтяник", "Зенит", "Торпедо", тбилисцы и киевляне, несмотря на увещевания федерации (на нее была возложена ответственность за воплощение приказа в жизнь), не выполнили установленную минимальную норму, провели "менее одного матча", то есть ни одного. И ничего, сошло. А на ковер за непослушание строптивых вызвали руководителей федерации.

"ПОЧЕМУ ПОШЛИ НА ПОВОДУ У МОРОЗОВА?"

В организации широкоформатного турнира, навязанного свыше в год чемпионата мира и выхода на широкую еврокубковую дорогу сразу трех советских клубов, руководство федерации столкнулось с трудноразрешимой дилеммой: широко распахнуть в календаре окна для подготовки и участия сборной СССР в ЧМ или обойтись без пауз. В первом случае громоздкая турнирная махина перемахнула бы границы астрономического года. Во втором - вновь нарушался принцип равенства: ущемлялись интересы клубов, отдавших лучших сынов в сборную.

Остановились (на этом настоял тренер сборной Николай Морозов) на втором варианте. В итоге более половины (десять) наличного состава высшего подразделения были ослаблены. Без сборников провели не только весь первый круг, но и подготовительный период. Вряд ли тренеров воодушевил совет Николая Ряшенцева смелее выдвигать молодежь. Следовали ему вынужденно - куда ж деваться.

Морозов изъял сильнейших игроков всерьез и надолго - на семь месяцев: с января по июль включительно. Зимой перепахал южноамериканские поля, весной, с посевной страдой, - европейские. Состав тасовал словно карточную колоду: одних отцеплял, других призывал. Процесс на каком-то этапе стал неуправляемым. Федерация, дав тренеру карт-бланш, ограничилась ролью стороннего наблюдателя. В отличие от журналистов.

"Почему пошли на поводу у Морозова?.. Ведь перед чемпионатом мира сборная проводит расслабляющие товарищеские матчи, ведь только в турнирных матчах вырабатывается мужество, воля и т. д.

Сборная играет за рубежом, мы ее не видим, не знаем, растет ли ее мастерство. Ведущие клубы обескровлены и находятся в неравных условиях. А федерация хранит молчание, не объясняет и не разъясняет. У нее и вправду нет мнения? Перед поездкой в Южную Америку никто не высказал своего мнения о планах подготовки сборной: выслушали и утвердили" ("Московская правда" от 14 апреля).

Эти строки принадлежали прекрасному журналисту, острому полемисту Сергею Кружкову, отцу моего коллеги Александра Кружкова, одного из авторов популярной, читаемой рубрики "Разговор по пятницам".

А это цитата из статьи Александра Вита: "Лучшие клубы страны будут выступать в чемпионате в ослабленном составе. Команды теряют наигранные связи, лишаются диспетчеров, меняют привычный стиль, что в ряде случаев равносильно комплектованию коллектива заново. Под старыми вывесками могут появиться новые ансамбли" ("Советская Россия" от 10 апреля).

Доходило до абсурда. "Некоторым клубам придется полсезона играть без своих сильнейших игроков, мобилизованных в сборную. Федерация не разрешила им выступать за свои команды вплоть до завершения чемпионата мира. Даже если игроки сидят на трибуне, как Метревели и Месхи во время игры 10 апреля.

Ни в одной стране так надолго не отрывали игроков сборной от клубов", - возмущалась 12 апреля ленинградская "Смена".

Это не выдумка, не шутка - сущая правда. 10 апреля - день открытия сезона. В Тбилиси - матч на все времена местного "Динамо" с московским. Между серией контрольных игр в Югославии и поездкой в Швейцарию игроки сборной, получив двухнедельное "увольнение", разъехались по домам. В паузе и начался чемпионат. Почему бы не разрешить ребятам сыграть в этот праздничный день за свои клубы. "Нельзя!" - прозвучало сверху самое популярное в стране советской слово. Не только два грузинских форварда следили за игрой своих товарищей с трибуны, не вышли на поле в тот день и Яшин с Численко, не позволили киевлянам Банникову, Сабо и Серебряникову у себя дома сыграть с "Зенитом", торпедовцам Воронину, Иванову, Кавазашвили - в Ташкенте, армейцам Пономареву с Шестерневым - в Алма-Ате...

ДИСКРИМИНАЦИЯ

Вновь не обошлось без статьи ограничительно-запретительной. Касалась обитателей класса "Б". Причем не всех, а только сорока коллективов двух украинских зон. Ни один из них не имел права выставлять на игру более пяти футболистов старше 23 лет. На 125 участников шести российских зон и одной среднеазиатской этот пункт правил не распространялся.

Логику в возрастных ограничениях и причине дискриминации четырех десятков украинских команд понять невозможно. Примем за данность, без лишних вопросов. К тому же шанс получить вразумительный или вообще какой-либо ответ равнялся нулю.

Наверняка возникли вопросы и в связи с комплектованием трех подгрупп второго эшелона класса "А". Задавать их по той же причине не сочли нужным. Как же так, что ж такое, какими соображениями руководствовались организаторы, формируя составы подгрупп, не могла взять в толк ленинградская "Смена": "Ленинградцы нынче являются участниками "первенства Украины", - пошутил корреспондент газеты К. Юрьев. - Еще бы - в подгруппе, куда включено "Динамо", выступают одиннадцать украинских клубов! Федерация футбола СССР часто удивляет всех своими решениями. Так было и на этот раз, когда составители второй группы класса "А" забыли не только о спортивных, но и о хозяйственных принципах. Они составили для "Динамо" календарь, который сулит дальние поездки и немалые затраты" ("Смена" от 1 марта).

Постараюсь, как могу, утешить журналиста, смягчить боль. Во-первых, не огорчаться - радоваться надо бы. Могли ведь послать и куда подальше, в третью подгруппу например, и тогда пришлось бы колесить по городам Урала, Дальнего Востока и Средней Азии. Такие перелеты истощили бы клубный бюджет еще до окончания чемпионата. Да и соседям питерцев (пардон, ленинградцев) из первой подгруппы, прибалтам, не слаще: вильнюсскому "Жальгирису", рижской "Даугаве" и таллинскому "Динамо" предстояли рейсы покруче и дороже - в три закавказские республики (Кировабад, Батуми, Ленинакан) и на юг России - Грозный, Нальчик, Краснодар, Ставрополь, Ростов и Волгоград. Мысль о том, что кому-то хуже, успокаивает, согревает.

Болезнь хроническую, не поддающуюся лечению, обойду. Ежегодным клятвенным заверениям и торжественным обещаниям справиться, наконец, с ней не верю и вам не советую. Речь, как вы уже догадались, о "незыблемости" календаря. Дежурные фразы о сохранении его девственности от момента рождения и до последних турнирных дней вновь по недоброй традиции, не помню уже, в который раз, прозвучали сверху, и с нескрываемым скепсисом с примесью иронических улыбок были восприняты в гуще народной.

А ведь в 66-м условия благоприятствовали: календарь, не связанный со сборной (ради нее, родимой, ежегодно его калечили), мог преспокойно жить и здравствовать согласно намеченному режиму, то бишь расписанию. Повод нарушить его покой все же отыскали. Справедливости ради отметим: измывались над календарем реже, нежели в предыдущие годы.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА

Предъявляю обвинение еще по одному пункту - отвратительной организации весеннего турнира. Идею, вроде бы разумную, озвучили на страницах печатных изданий: "Для лучшей игровой подготовки футбольных коллективов, участвующих в XXVIII чемпионате страны, Федерация футбола СССР решила с 25 февраля по 11 марта провести зимние турниры в Ташкенте, Тбилиси, Баку и Ереване". И состав четырех групп (по шесть команд в каждой) приложили, с примечанием: "Формулу проведения турниров поручено выработать федерациям футбола Узбекистана, Грузии, Азербайджана и Армении". Мол, делайте, как считаете нужным.

Слишком много свободы дали в стране, где народ о понятиях "свобода" и "демократия" имел представление смутное, почерпнутое из текста Конституции, повсеместно и часто цитируемого. Правда, в 66-м вольные январские ветры слегка коснулись области ограниченной - футбольной. Сначала тренерам позволили составлять планы по своему усмотрению, чуть позже республиканским федерациям - самостоятельно выработать формулу весенних соревнований. Что из этого вышло? Да ничего хорошего.

Еще до формирования групп взяли самоотвод ЦСКА и "Локомотив". После утверждения списков число отказников возросло до девяти: к армейцам и железнодорожникам присоединились все четыре динамовских клуба, два автозаводских, Москвы и Кутаиси, и "Нефтяник".

Намеченные союзной федерацией сроки нарушили. В Тбилиси и Ереване вместо одной группы сколотили две со стыковыми матчами. Причем в Тбилиси сделали вид, что к ведомству Ряшенцева турнир не имел ни малейшего отношения, а организовал его Совет министров Грузии. Он и приз учредил. В Баку и вовсе от затеи открестились. Оказанное доверие республиканские федерации не оправдали.

Отсутствие ведущих команд интерес к турниру снизило. Чтобы как-то прикрыть зияющие пустоты и привлечь на трибуны зрителей, пригласили "друзей" из стран Варшавского договора: узбеки - румынский "Петролул", армяне - польский "Гурник", грузины - чехословацкий "Татран". Если вас больше интересует не брюзжание автора, а исключительно спортивные результаты, любопытство ваше готов удовлетворить в сей же миг.

В Ташкенте (игры проходили и в других городах) образовали две самостоятельные группы по "социальному статусу". В элитную пригласили "Пахтакор", "Спартак", "Крылья" и "Петролул". Во второразрядную - из низшего подразделения. Три "голубых кровей" советских клуба сыграли между собой вничью и обыграли румын. По лучшей разности мячей первый приз достался "Спартаку".

В Ереване пошли другим путем: на первом этапе сколотили две равноценные группы (по три участника в каждой). Играли в два круга. На втором состоялись стыковые встречи. В матче за первое место "Гурник" обыграл "Шахтер" - 2:0. "Арарат" благодаря единственному голу соотечественникам, ленинаканскому "Шираку", - третий. "Молдова" с тем же счетом одолела "Черноморец", опустив его на самое дно.

В Тбилиси соревновались по той же схеме. Торжествовали грузины. В финале тбилисский "Локомотив" с батумским "Динамо" в основное и дополнительное время обошлись без забитых мячей. Весь свой пыл выказали в послематчевых пенальти. Били сериями: сначала пять - одна команда, затем - другая. После первой попытки - равенство, вторая его не нарушила - 8:8. Третью "Локомотив" исполнил без единого промаха. Батумцы, когда очередь дошла до них, промазали сразу и бросились поздравлять друзей-соперников с победой.

Приз Совета министров Грузинской ССР принял из рук главы спортведомства республики Сихарулидзе капитан "Локомотива" Ахалкаци. Вы не ошиблись, тот самый Нодар Парсаданович Ахалкаци, наиболее успешный тренер в яркой, славной биографии тбилисского "Динамо". Через десять лет он со своими джигитами выиграет первый в истории клуба Кубок СССР, через пять - европейский Кубок кубков. В промежутке - еще один союзный и золото чемпионата. Ну и по мелочи - серебро и три бронзы.

Матч за третье место по причинам, мне неведомым, не проводился. А пятым оказался "Татран", оттеснивший одесский СКА. Игра получилась результативной и в основное время (3:3), и в 11-метровой перестрелке - 8:7.

"Шахтер" успел сыграть еще в одном турнире, чиновниками не предусмотренном, в Крыму.

ТРЕНЕРЫ РОПЩУТ

Главный тренер "горняков" Олег Ошенков посетовал на плотный график в Ереване: за пять дней "Шахтер" провел три матча. На учебную работу времени не хватало. Те же проблемы возникли у "шахтеров" и остальных участников в Ялте: "Четыре переезда с опорной базы в Ялте в другие города и назад, игры через три-четыре дня наносили ущерб учебной работе. Не оставалось времени для наигрывания комбинаций, разучивания тактических ходов" ("Комсомолец Донбасса" от 10 апреля).

В Грузии гостей разместили с удобствами, кормили сытно, благоприятные условия для учебно-тренировочной работы создали, но издержки в организации вызвали определенные проблемы. Тренер ростовчан Йожеф Беца был недоволен: жить приходилось в одном месте, питаться - в другом, тренироваться - в третьем, душ принимать - в четвертом, что не могло не сказаться на реализации тренировочных планов.

Нарушался ритм предсезонной работы и в Средней Азии. Тренер волжан Виктор Карпов жаловался на неудобный календарь: за 20 дней 11 потратили на игры и переезды. Наставник "Пахтакора" Михаил Якушин тоже упрекнул организаторов: "Наш ташкентский турнир я бы окрестил не экспериментом, а экспромтом. Тренеры были застигнуты врасплох… Составленные заранее планы пришлось срочно переверстывать, причем не один раз, так как календарь сдвигался, как бегунок на логарифмической линейке".

Накладка и с "Жальгирисом" вышла. Союзная федерация выдала ему путевку в Ташкент. Но местные организаторы, устроив турнир для четверки избранных, литовцев отправили на периферию. Не зная об этом, явились они к месту назначения, в узбекскую столицу, где долго маялись в поисках гостиницы и тренировочных полей. До тех пор, пока не были обнаружены и сосланы в Ферганскую долину.

Повсеместно поругивали судей. Вернее, тех, кто привлек к обслуживанию матчей людей неопытных, недостаточно квалифицированных. Многочисленные ошибки раздражали зрителей, игроков, тренеров. Тот же Карпов жаловался корреспонденту "Футбола" (№ 13): "Плохо то, что свои ошибки арбитры потом старались сгладить своеобразным выравниванием". Дело обычное, житейское. Подобный грешок водился и за опытными, именитыми арбитрами. Ошибся в одну сторону (особенно когда в хозяйскую), вызвав недовольство на поле и шум на трибунах, - свистнет не по делу в другую.

Идея федерации с организацией весенних турниров, дабы упорядочить тренировочный процесс в благоприятных климатических условиях Закавказья и Средней Азии и приличных (в сравнении с Черноморским побережьем) полях, - нужная, полезная. Об этом и руководители команд-участниц в один голос заявляли. Но в данном случае благие намерения чиновников были обречены изначально.

Прежде всего, из-за внезапности возникновения идеи и торопливости в ее реализации. Объявили о нововведении в первой декаде февраля, всего за три недели до предполагаемого старта. Команды к этому времени находились в разном состоянии. Одни, как обычно, вышли из отпуска и после новогодних застолий приступили к делу в залах. Продолжить занятия в теплых краях с гарантированными играми с одноклассниками им на руку. У других только начинались долгожданные каникулы. Имею в виду сосланных глубокой осенью после утомительного затяжного сезона в афро-азиатские турне: чемпионов ("Торпедо") отправили в Японию, минчан - на Цейлон, "Зенит" с кутаисцами крепили дружеские узы в африканских странах, ростовский СКА - в Иране, ЦСКА - в Сирии…

Возвращались в конце декабря - начале января. Не успев отдохнуть, "выспаться", продрать глаза, размяться, лететь в далекие края смысла не имело. Только ростовчане отважились. Кое-кто избрал выжидательную тактику: вы, мол, попробуйте, что это такое, а мы со стороны понаблюдаем и решим, стоит ли оно того.

ТВОРИ, ВЫДУМЫВАЙ, ПРОБУЙ

Отлынувшие от навязанных федерацией весенних турниров, равно как и отбывшие повинность, хлынули в марте на Черноморское побережье, где обычно проходила основная часть подготовки к чемпионату и, как тогда говорили, "закладывался прочный фундамент" ОФП. Однако в методах тренировочного процесса год 66-й коренным образом отличался от предшественников.

В недалеком и более отдаленном прошлом функционеры обязывали всех поголовно строго следовать спущенным сверху методическим указаниям, даже самым нелепым, как в 65-м, с существенным перекосом в сторону силовой и скоростной подготовки. И проверяющих направляли - для строгого контроля и немедленного развернутого отчета о проделанной в командах работе.

В преддверии нового сезона, после "революционных", исторических решений январской конференции, замелькали в СМИ ставшие вскоре популярными слова "творчество" и "импровизация". Люди творческие, освобожденные от жесткого прессинга, бесчисленных инспекционных проверок, выполнения контрольных цифр - преодоленных километров и поднятых грузов (в тоннах), отходили от навязанных шаблонов и стандартов, творили, выдумывали, пробовали. Работали по собственному разумению: дозировали продолжительность, частоту, интенсивность ежедневных и еженедельных занятий, определяли, учитывая индивидуальные особенности и возможности футболистов, соотношение между "физикой" и техникой, включали вспомогательные виды спорта и т. д.

Ревизоры наведывались редко. Добренькие, благожелательные, они услужливо предлагали помощь, ненавязчиво давали дружеские советы.

Избавленные от чиновничьего окрика, тренеры получили больше прав и одновременно возложили на себя больше ответственности. Шкурку за неугодный клубным начальникам результат снимали с тренеров. В 66-м еще до начала сезона уволили наставника кутаисцев Всеволода Блинкова, двоих освободили в ходе, восьмерых - по завершении. Летели головы и полные творческих идей , и ремесленников .

Ремесленникам проще: пускаться в плавание, не овладев "вольным стилем", боязно. Куда спокойнее, оставаясь на берегу, извлечь старые, пропитанные нафталином конспекты-шпаргалки, где все за них методистами продумано, рассказано, расписано от "а" до "я". Никого конкретно не имею в виду, но в обширном, многоэтажном футбольном хозяйстве наверняка и такие встречались.

Это ни в коей мере не относится к тренеру ростовского СКА Йожефу Беце. Ростовчане приехали на юг без штанги, обязательной в предыдущем сезоне. Но это не значит, что не развивали силу и атлетизм. Работали, однако, не как раньше - поголовно поднимая указанные в инструкции тонны металла, а индивидуально, в зависимости от потребностей и возможностей каждого футболиста. Развлекались "солдатики" вволю, кто во что горазд - метали камни, ворочали булыгу, выкорчеванные громадные пни...

Киевляне штангу привезли, но пользовались ею тоже дифференцированно. Островский, положив на плечи, выбивал с нею чечетку, кто-то ограничивался двумя-тремя необременительными упражнениями, а кто-то и вовсе не смотрел в ее сторону, отдавая предпочтение эспандеру. На зарядке выполняли не только общие, но и свои, любимые упражнения. Маслов не пренебрегал развитием у хлопцев атлетизма, отнюдь - нагружал их будь здоров, по собственной методе.

В сложной ситуации оказались вице-чемпионы. Многие команды вскоре после Нового года приступили к занятиям, а динамовцы из-за январских еврокубковых матчей с "Селтиком" только в феврале получили долгожданный отпуск. Тренировались в одиночестве дублеры. Их и посетил во второй половине февраля корреспондент молодежной газеты Дэви Аркадьев.

Маслов, встретив журналиста без особого энтузиазма, разразился монологом: "Предсезонное интервью? Состав, планы, шансы? Одним словом, читателей интересует все, и надо, как говорите вы, журналисты, делать "срочно в номер"! Эх, мне бы ваши заботы" ("Комсомольское знамя" от 22 февраля).

Забот у Виктора Александровича и вправду выше крыши. Основной состав включился поздно, лишь 1 марта, без уехавшего в "Черноморец" Базилевича и привлеченных в сборную Банникова, Сабо, Серебряникова, Бибы, Хмельницкого. Потеря существенная: атакующая четверка забила в прошлогоднем первенстве 40 мячей из 58 командных. "Ничего, начнут забивать дублеры", - обещал Маслов. Слова его стали пророческими.

Прежний киевский тренер, Вячеслав Соловьев, импровизировал в "Динамо" московском. Из двух ежедневных занятий одно (ОФП) посвящал обязательной программе, другое (техника) - произвольной. Разбившись на небольшие группы, игроки сами подбирали упражнения. Поставив в ворота голкипера, отрабатывали удары, заодно и вратаря тренировали. Гусаров уверял: за одно занятие он сотоварищи успевал пробить по сто раз. Другие работали над дриблингом, финтами, обводкой, остановкой мяча. Занимались в одиночку, дуэтом или трио.

Соловьев убежден: занятия уже на раннем, домашнем этапе должны приближаться к игровым условиям. Недолго позанимавшись на закрытых динамовских кортах, вывел ребят на воздух. На снегу тренировались и проводили двусторонние игры.

А тбилисцы (климат позволял) зимой готовились на своей базе в Дигоми. Новый старший тренер Алексей Котрикадзе, пользуясь данной свыше свободой, ребят в общении с мячом не ограничивал. Уделял, конечно, какое-то время "физике", но был уверен - физические и скоростные кондиции приобретаются непосредственно в игре.

И футболисты "Нефтяника" не прочь были в зимние месяцы резвиться на воле при расчудесной солнечной бакинской погоде. Да батька, то бишь тренер Василий Соколов, не велел. Готовил команду с явно выраженным акцентом на ОФП. Игроки роптали открыто, но наставник, преодолевая сопротивление подвластного ему материала, помимо укрепления физических качеств, заодно и волю закалял, вынуждал выполнять нелюбимую работу через не могу.

"К концу прошлого сезона выяснилось, что у футболистов не хватило физических сил, что они не привыкли преодолевать трудности. Когда манят поле и мяч, а тебя заставляют проделывать различные общеразвивающие упражнения, приходится преодолевать внутренний протест против "несправедливости". Это и есть первый, пусть маленький, шаг на пути к закалке воли", - объяснял Соколов обозревателю Алексею Леонтьеву, с которым в 40-е годы не один сезон играл в "Спартаке" ("Футбол" № 4 от 23 января).

Странно. Недели через две Василий Николаевич изложил корреспонденту бакинской спортивной газеты иную версию. Оказывается, три дня в неделю игроки посвящали технике, один - спортиграм и только по одному - гимнастике и легкой атлетике. "Мы уже давно вышли бы на свежий воздух, да вот беда: на всех бакинских стадионах ремонтируются поля. Добавьте к этому, что у нас все еще нет собственной базы, и тогда вам станет ясно, как тяжело нам приходится", - пытался разжалобить тренер журналиста и читателей "Физкультурника Азербайджана" (от 5 февраля).

ЭКЗОТИКА

Коллега Соколова Артем Фальян из соседней братской республики импровизировал с "Араратом" вволю. Его кредо - техника решает все. Разнообразнейшие приемы - жонглирование, удары, остановка, игра головой - вынуждал выполнять мячом... теннисным. Ребята поначалу не могли найти управу на маленького, капризного, норовистого "колобка". Налаживались отношения сложно. Укротив, получали в качестве презента мяч привычный. Но и в общении с ним поначалу возникало непонимание - "акклиматизация" проходила болезненно.

Весь джентльменский набор по развитию силы, скорости, выносливости на занятиях присутствовал - в разумных пределах. Помимо привычных упражнений включил Фальян в программу вид для футболистов экзотический - прыжки в воду. Осваивали пятиметровую вышку. А вратарь Алеша Абрамян, парень отчаянный, экстремал, сигал с 10-метровой.

В Алма-Ате принял команду зимой Владимир Котляров, в прошлом игрок "Кайрата". Вынуждал работать с грузом. Закрепив тяжеленные пояса, футболисты бегали, прыгали, выполняли разнообразные упражнения с мячом и в мини-футбол поигрывали. Не у хоккейного ли тренера Анатолия Тарасова потогонный метод перенял?

Еще одно новшество - бутсы. Не торопитесь, объясню. "Обувь должна быть удобной, тщательно подогнанной", - внушал Котляров подопечным. Кто спорить станет. Но в чем новшество? " С переходом от кед в зале к бутсам на поле сбивался прицел, проходило время для адаптации", - убеждал Котляров. Убедил. В отведенные на работу с мячом часы игроки в новеньких, индивидуального пошива, ладно подогнанных удобных бутсах бегали по паркету. Как с прицелом? Судите сами: в 38 матчах первенства "Кайрат" забил 30 мячей - четвертый результат с конца при 19 участниках.

ПОЛИТРАБОТА ПРОВАЛЕНА?

Ни словом еще не обмолвился о важной, если не важнейшей, части программы - политзанятиях. Поверьте, не по своей воле. Повода не дали. Неужто опьяненные вольным воздухом, повеявшим со Скатертного переулка (резиденция футбольной федерации), вовсе игнорировали полезнейший, универсальный элемент в достижении высоких спортивных результатов?

Похоже, только в Баку осознавали прикладную пользу важнейшей из наук. 10 апреля, в день открытия сезона, "Комсомолец Азербайджана" опубликовал статью В. Алиева - "Один день из жизни "Нефтяника".

День как день. Обычный, будничный, трудовой. С утра - плановая тренировка. Праздник наступил вечером. Цитирую: "Две недели весь мир следил за ходом работы ХХ III съезда нашей партии. Этой важнейшей теме было посвящено политзанятие в "Нефтянике".

На "десерт" прокрутили фильм. Праздник удался. Все это хорошо. Читателей, однако, не детали волновали, а вопрос существенный: была ли это одноразовая акция или политзанятия проводились регулярно. Ответа автор не дал.

Пролистав несколько десятков годовых комплектов газет, союзных и местного значения, информацию о политико-воспитательной работе в командах мастеров (возможно, был не очень внимателен) не обнаружил. Не сомневаюсь - тренеры в ежегодных докладах начальству о проделанной политработе отчитались и тематику занятий в деталях изложили. К сожалению, в архиве тренерские журналы за 1966 год не сохранились.

Неужели, надышавшись вольным морским воздухом, тренеры посчитали политико-воспитательную работу необязательной? Или в творческом раже вовсе о ней забыли? Как и наблюдатели, у коих в глазах рябило от увиденного - многообразия форм и содержания тренировок. Вместо навязанных чиновниками скучных, схематичных, шаблонных - занятия, не похожие друг на друга, с творческим поиском, новыми подходами, находками, решениями...

В заключение приведу слова известного журналиста, выразившего общее мнение коллег, внимательно наблюдавших в горячую предсезонную страду за процессом: "Начинают появляться новые тренировочные узоры, за которыми бьется и пульсирует творческая мысль тренеров, - не в силах сдержать радость рассказывал Александр Вит. - Главное, они одухотворены новыми нестандартными идеями, замыслами, расчетами, концепциями".

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...