Газета
14 декабря 2012

14 декабря 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1964 год. Часть третья

"КОМУ ГОРЯЧЕЕ МОРОЖЕНОЕ?!"

С приближением нового футбольного года активизировались многочисленные службы обширного хозяйства. Работа, как обычно, велась в авральном порядке, изобиловала недоработками, недоделками. Сегодня проинспектируем два проблемных участка.

"МОЛДОВА" - В "БРАТСКОЙ РУМЫНИИ"

В декабре 1963 года Федерация футбола СССР, следуя принятому в середине года решению, выписала командам обеих групп класса "А" путевки с указанием пунктов дислокации на весенних сборах. Цель - разгрузить Черноморское побережье Кавказа, места ежегодного паломничества нескольких десятков коллективов, и создать более или менее приемлемые условия (о более или менее нормальных речь не шла) для подготовки к сезону.

Контролировать исполнение воли федерации на этот раз не возьмусь, дело безнадежное - решения, постановления, приказы футбольного и даже высшего физкультурного ведомства в полном объеме у нас практически не выполнялись. Но и тратить попусту время на проверку состояния так называемых баз желания не испытываю. За прошедший год ничего, во всяком случае в лучшую сторону, измениться не могло, а еще раз, уж не помню в какой, рассказывать вам ужастики совестно. Этим наше телевидение ежесуточно занимается. Функцию ревизоров возложу на СМИ. С их выводами вас ознакомлю в сжатом виде, после чего уже лично проинспектирую другие объекты.

Как и предсказывал, почти половина команд первой группы указанные в "путевках" маршруты самовольно изменила, а "Нефтяник", "Молдова" и кутаисцы "домашним арестом" пренебрегли и время от времени выезжали на товарищеские игры в другие города и даже страны.

"Молдова", по сообщению "Молодежи Молдавии" (от 27 марта), погостила "в братской Румынии". Мало того что газета открыто информировала о нарушении распоряжения федерации не покидать пределов республики, так еще и грубую политическую ошибку допустила, назвав соседнюю, пусть и социалистическую страну, братской. Братья жили в 15-квартирном советском доме, были объединены одной высокой и светлой целью, единомыслием, беспрекословно выполняли волю матери-партии. Говорить вслух о кровном родстве молдаван с румынами, на которое намекала кишиневская "Комсомолка", не рекомендовалось.

МОСКВИЧИ - В ДРУЖЕСТВЕННОЙ БОЛГАРИИ

Чемпион и вице-чемпион, "Динамо" и "Спартак", тоже погостили у друзей, болгарских братушек. Золотые медалисты большую часть весенних сборов там и провели, сыграли восемь матчей (два - дублирующим составом). Итог, если честно, так себе. Основа по два матча выиграла и свела вничью, а два заключительных проиграла. Крупно - 0:3 (олимпийцам) и 1:4 местному "Спартаку", подпортив разность мячей (6-9) и впечатление о турне в целом.

Единственная радость - обнаружился пропавший было Лев Яшин. Сыграл он 45 минут в одном из матчей и полные 90 с олимпийской сборной Болгарии. О нем долго ничего не было слышно. В опубликованном в прессе составе советской сборной, выехавшей на турнир в Мексику, его не оказалось. Промелькнула информация о том, что Яшин проходит курс лечения. В то же самое время за пределами СССР взорвалась бомба (мелкие осколки и на нашей территории обнаружили): "Яшин дал согласие играть за уругвайский "Пеньяроль".

Динамовский страж действительно вместе со старшим тренером Александром Пономаревым отдыхал и поправлял здоровье на известном чехословацком курорте Карловы Вары. Вернулись они в Москву в середине февраля, незадолго до поездки в Болгарию. Тогда же в небольшой заметке обозревателя "Московской правды" В. Логинова первоисточник окончательно развеял дикий, нелепый слух о своем переходе в уругвайский клуб: "Меня ждут в "Пеньяроле", - шутит Яшин и со смехом рассказывает о телефонном звонке агентства Reuters, которое интересовалось, когда он переедет в Монтевидео. Дело в том, что некоторые зарубежные спортивные издания сообщили о его переезде в Уругвай" ("МП" от 18 февраля).

Вслед за "Динамо" полумесячное турне по Болгарии совершил "Спартак". Сыграл три матча: +2=1-0, 8-5. В кровопролитной схватке с клубом "Берое" (Стара Загора), выигранном 5:4, четыре гола забил новичок - Берадор Абдураимов. Всего на его счету пять мячей из восьми.

В начале января на первой тренировке "Спартака" побывал корреспондент "Московской правды" А. Холчев и побеседовал с футболистом. На вопрос о причине перехода в "Спартак", Абдураимов ответил: "О, это моя давнишняя мечта. Любовь к футболу и "Спартаку" возникла одновременно".

Мечта сбылась, в загранке отличился. Жизнь прекрасна и удивительна. Что же потом случилось? Начал чемпионат Абдураимов в дубле, сыграл немного, шесть матчей, забив три гола. За основу и того меньше - одну игру. И... вернулся в Ташкент.

Динамовцы из Болгарии, нарушив наказ федерации, подались (через Москву, разумеется) в Закавказье.

"Спартак" не ослушался, прибыл ненадолго, на две контрольные игры, в указанное ему место - в Кисловодск. И тоже отправился в Тбилиси, где ему предстоял первый в сезоне календарный матч с грузинами.

ЗАКОНОПОСЛУШНЫЙ "ШИННИК"

Игнорировали распоряжение футбольных чиновников киевляне, не пожелавшие готовиться в Ялте. "Шахтер" и "Крылья Советов" отказались ехать в Закарпатье. В предыдущем сезоне горняки тренировались в солнечном Самарканде. Базы, поля, условия проживания, погода их устроили. Туда же направились и в этот раз. Нехватку достойных спарринг-партнеров восполнили "Крылышки". Рядом "Кайрат" тренировался. Только робкий дебютант, ярославский "Шинник", не посмел воспротивиться властям и прибыл туда, куда его послали: в отвергнутое "Шахтером" и куйбышевцами Закарпатье. Конкретно - в город Хуст. Есть там такой, километрах в 10-15 от румынской границы.

Сосланный в закарпатскую глухомань тренер "Шинника", известный в прошлом вратарь Анатолий Акимов жаловался журналисту ярославской газеты "Юность" (от 19 марта) незадолго до окончания сборов: "Пока погода не слишком балует футболистов… Солнце никак не может прорваться из-за облаков, высушить поля на стадионах. Часто идет надоедливый дождь, почва размокла, тренироваться на поле очень трудно. Пробовали выезжать на другой стадион, расположенный километрах в двадцати, но и там поле не лучше".

И динамовцы Тбилиси и Минска прибыли на указанный в "путевке" сборный пункт - в Леселидзе. Грузины - на свою базу, их белорусские одноклубники - к ним в гости. Однако оказались там и гости незваные. Возмущенный тренер минчан Александр Севидов высказал по этому поводу на страницах "Футбола" (№ 7) кое-что из того, что думал:

"Впервые Федерация футбола СССР заблаговременно навела порядок в распределении команд по южным базам (ошибаетесь, Александр Александрович: намеревалась навести порядок. - Прим. А.В.). Казалось бы, прошлогодняя неразбериха не повторится. Однако некоторые коллективы самовольно пытаются внести коррективы в планы федерации. В итоге в Леселидзе будут тренироваться не две, а четыре команды. Если учесть, что каждая команда имеет дублирующий состав, то легко понять, что в Леселидзе будут тренироваться восемь команд.

Короче: нормальная учебно-тренировочная работа - под угрозой".

Не знаю, станет легче минскому тренеру, когда узнает, что в такой ситуации и даже более тяжелой оказались и другие коллективы, прибывшие по указанному им маршруту.

Обычную, с годами сложившуюся безрадостную ситуацию с черноморскими базами обрисовала бригада "Комсомольской правды":

"До сих пор самым больным местом остается отсутствие на побережье футбольных полей. По сути дела только две площадки в Адлере и Леселидзе, да и то с натяжкой, могут быть признаны годными. Второй год Центральный совет общества "Локомотив" не может завершить сооружение стадиона в Хосте, хотя уже в эту площадку вложены немалые деньги и работы осталось совсем немного. Ростовский СКА взялся за строительство базы в Кудепсте, но почему-то быстро остыл" ("КП" от 18 марта).

До боли знакомая ситуация, деликатно называемая сегодня нецелевым расходованием средств. Разница - в масштабах, совершенно несопоставимых, и последствиях. Советская власть по головке за такие художества не гладила, давала возможность основательно подумать о содеянном в специально отведенных местах и с полной конфискацией награбленного заодно с заработанным.

КРУШЕНИЕ НАДЕЖД

Торпедовцы постановление не нарушили, прибыли по указанному в нем адресу и приступили к плановой подготовке. Интерес к ним - повышенный, болельщики с жадностью ловили весточки с юга в надежде отыскать в составе имя опального форварда.

В прошлый раз я рассказывал о досрочном освобождении Стрельцова из заключения и закулисной борьбе рабочих автозавода с высшим партийным руководством страны, не позволившим форварду играть за команду мастеров. Поклонники "Торпедо" знать об этом не могли и продолжали верить (не без оснований), что их кумира к чемпионату допустят. Обо всем по порядку.

Пресса возвращения Стрельцова не заметила, в упор его не видела. Не позволили видеть. Слухи в странах закрытого типа, к коим на протяжении десятков лет относился СССР, - альтернативные средства массовой информации, восполняющие или корректирующие официальный источник. "Стрельцов освободился, облысел, погрузнел, играет на первенство Москвы, штук по 10-12 забивает, народ на него валом валит..." - такие примерно слухи расползались по стране вскоре после его возвращения на волю, обрастая невероятными подробностями по мере удаления от столицы. После Нового года поговаривали: готовится нападающий с "Торпедо" к чемпионату.

Стрельцов играл во внутризаводских турнирах и защищал честь автозавода в чемпионатах столицы. Скудная информация о выступлениях Эдика (так его любовно называли в болельщицкой среде) просачивалась только в зиловскую многотиражку "Московский автозаводец". Тощая газетенка предназначалась для внутреннего пользования, в киоски "Союзпечати" не поступала, в библиотеках не выдавалась: многотиражки, подобно зэкам, "мотали срок" в спецхранах. Только в благословенные перестроечные годы их амнистировали, рассекретили, благодаря чему я и собрал по крупицам кое-какой материал.

Первое упоминание о Стрельцове (если автор был внимателен) относится к 5 марта 1964-го. В шестом туре первенства Москвы клубная команда "Торпедо" в Лужниках разгромила спортклуб "Фили" - 10:0. Пять мячей забил Стрельцов. Сведения о результатах городских и заводских соревнований многотиражка публиковала нерегулярно, об игроках, забивавших голы, писала редко. Фамилия центрфорварда несколько раз промелькнула.

Что удивительно, опередил автозаводскую газету ярославский комсомольский печатный орган - "Юность". Властями разрешенный, в открытом доступе: подписку оформляли, в киоски доставляли и в библиотеках по первому требованию выдавали. Так вот, в номере от 11 февраля содержалась заметка о товарищеском матче в Ярославле. "Шинник" на заснеженном поле встречался с мастерами "Торпедо". Журналист назвал только состав гостей, видимо, из-за участия в матче Стрельцова. Москвичи выиграли - 4:0. По одному голу забили Щербаков и Абаев, два - Стрельцов. Центрфорвард появился на поле, несмотря на строгий запрет партаппарата. Стало быть, руководство автозавода все еще надеялось уломать верных ленинцев и позволило Стрельцову готовиться вместе с командой. Не на тех напали. Шесть подряд (если не считать нескольких матчей в 58-м) союзных чемпионатов пропустил по их милости лучший советский форвард. Не дали сыграть и в седьмом.

К ВАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР

Забот перед началом сезона у организаторов первенства непочатый край. Одна из самых беспокойных - готовность стадионов. Ответственность возложили на заместителя председателя федерации Владимира Мошкаркина. В середине марта он организовал семинар директоров и работников стадионов. Проводился впервые. Программа обширная: отчет администраторов о положении дел, проблемах, обмен опытом. В конце марта специальные комиссии должны были проверить, как готовы стадионы к приему футболистов и зрителей.

Дожидаться заключения проверяющих не буду, обычно оно запаздывало, кроме того, обтекаемые общие выводы скрывали частности. Проведу-ка я самостоятельное расследование. Опрошу администрацию спортивных арен, футболистов, журналистов. Сезон в стране открывался на юге. Туда и отправлюсь.

АЛМА-АТА

В рапорте директора Центрального стадиона В. Анисимова - бодрые нотки. Проделанной работой доволен. Поле подсушили, травяной покров сохранен. Капитально отремонтированы раздевалки, судейская комната, гостиница. Мощные прожекторы (обновленные процентов на 20) позволят играть в сумерки.

Продажа билетов начнется в кассах за четыре-пять дней до начала игр. С крупнейшими предприятиями и учреждениями установлена тесная связь. Там распространят часть билетов. Какую? Не назвал.

Если верить товарищу Анисимову, недурно. А верить людям надо. Жалоб и нареканий не поступало - во всяком случае в печати я их не обнаружил. В отличие от

БАКУ

Внешне все выглядело пристойно. "Стадион готов!" - рапортовала, не вникая в детали, администрация. А журналисты, как только начался сезон, криком исходили. Еще в прошлом году работали они в непотребных условиях. После выступления "Комсомолки" обещали навести порядок. Ничего, однако, не изменилось.

Вновь загнали их на Южную трибуну, отрезанную от "остального мира". Группа бакинских журналистов после долгих и безуспешных попыток найти понимание у республиканского Совета спортобществ вновь обратилась за помощью в Москву, в "Комсомольскую правду". Газета обращение ("Журналисты... в офсайде") опубликовала 15 мая. Полное содержание по понятным причинам передать не смогу, ограничу вас коротким изложением и солидной цитатой, после чего разглашу фамилии жалобщиков.

Сосланные на Южную трибуну, корреспонденты местных газет и их коллеги из союзных изданий были лишены возможности в перерыве и после игры связаться с судьями и тренерами, чтобы ознакомиться с протоколом и взять интервью. От ложи прессы до судейской комнаты далеко, добраться туда, минуя две трибуны, немыслимо. Даже к своим рабочим местам перед игрой весьма проблематично. Даю им слово:

"Путь в ложу нелегок: он лежит через общий проход снизу до самого верха. А проходы всегда забиты тысячами безбилетников (подозреваю - покупателями не учтенных, сверхпланово напечатанных билетов. - Прим. А.В.). Напрасно им предъявлять пропуск - на болельщиков он не оказывает никакого действия. Тебя попросту могут спустить вниз по головам… А такое бывает нередко.

В ложе всего 14 мест, а пропусков выдано вдвое больше. Не успел прийти за час до начала - клади блокнот на спину соседу.

Телефон в ложе не работает. Выйти после игры можно, когда разойдется хотя бы половина зрителей. После встречи "Нефтяника" со "Спартаком" мы выбрались за пределы стадиона лишь через 40 минут. Между тем, газеты ждать не могут…"

Письмо подписали сотрудники бакинских изданий О. Атаев ("Баку"), В. Синицын ("Бакинский рабочий"), В. Заманов ("Азербайджан Гянджляри"), Г. Адибеков ("Вышка" - не в смысле высшая мера: обыкновенная нефтяная вышка, каких в республике немало). К ним присоединили подписи азербайджанские корреспонденты союзных изданий: "Труда", "Советского спорта", "Комсомольской правды", Всесоюзного радио. Возымел действие глас, а вернее, вопль народный? Фактами не обладаю. Вывод сделать несложно. В то время тревожные сигналы в СМИ, тем более центральных, без последствий не оставались. Заинтересованные в сохранении под собой теплого, комфортного начальственного кресла принимали меры незамедлительно.

ТБИЛИСИ

Директором стадиона "Динамо" не так давно назначили известного далеко за пределами республики футболиста, спортсмена № 1 Грузии, заслуженного мастера спорта, блестящего центрфорварда 30-40-х годов Бориса Пайчадзе - умного, обаятельного, честнейшего человека. За короткое время сделать он успел немало. Было установлено 288 новых прожекторов, что позволило проводить матчи в восемь часов вечера, после рабочего дня. "Чего греха таить, - признается Борис Соломонович, - были и такие, кто самовольно оставлял работу за час до начала футбольных матчей". За час? Мягко сказано. Установка мощных прожекторов (хоть и жадно пожиравших электроэнергию) благотворно отразилась на трудовой дисциплине граждан и способствовала повышению производительности труда.

14 новых радиоточек улучшили слышимость. Привели в боевую готовность электротабло, врачебный кабинет оборудовали современной медицинской аппаратурой.

Вникал директор в мельчайшие детали. К воротам прикрепили новые сетки, более глубокие, специально изготовленные на трикотажной фабрике "Динамо". Главное их достоинство - более широкие, чем обычно, ячейки - 15х15 сантиметров. Обзор игры для сидящих в нижних рядах за южными и северными воротами улучшился.

Привел Пайчадзе в порядок и малое поле, искореженное молотобойцами (подробности в "Летописи"-63). Его, как и центральное, выровняли, установили учебные стенки, малые ворота, стойки и многое другое.

Провести за короткий срок огромную работу помогла общественность, самая активная и сознательная ее часть: учащиеся школ, техникумов, вузов, добровольцы, строители. И, разумеется, работники стадиона.

Все хорошо, только с полем небольшая накладочка вышла. Пайчадзе был откровенен: "Травяной покров пока неважный. Восстановится дней через 20". Он-то знал истинную цену качественного, равно как и деформированного, поля. Уж постарался восстановить. Землякам его, технарям, артистам на ровном зеленом газоне играть сподручнее.

С БУФЕТОМ НА ПЕРЕВЯЗИ

Оригинально решена проблема питания. "Зрители будут довольны, - не сомневался директор. - Мы вынесли на трибуны много буфетов с бутербродами, мороженым и водой". Буфеты - передвижные, ходячие: баул (если вам угодно, лоток), заполненный всем перечисленным, на широком ремне, перекинутом через плечо носителя.

Расскажу об одном, уникальном, колоритном. Высокий, нескладный, с зычным, слышным далеко за пределами стадиона голосом. Этот артист, виртуоз, специализировался на мороженом и обслуживал зрителей самой жаркой, Восточной трибуны. Сначала откуда-то из подтрибунного чрева доносились его "позывные", фирменная, каждый раз сопровождаемая смехом, фраза: "Кому мороженое - свежее, горячее, антифонское?!" Что означало последнее слово, ей-богу, не знаю.

Вслед за тем появлялся он сам, во всей первозданной красе. Ориентировался отлично. Обнаружив в густой людской массе покупателя, с ловкостью фокусника забрасывал продукт точнехонько в руки. Расстояние значения не имело. Деньги (10-копеечные шли по 20 копеек. Надбавка - за феерическое зрелище) спускали по рядам или бросали: он так же ловко ловил. Лоток опорожнялся быстро. Через минуту-другую продавец возникал в соседнем секторе. Неутомимый, двужильный, он способен был за несколько ходок (до полного исчезновения продукта) обслужить тысячи зрителей.

Продолжу инспекцию по железной дороге в московском направлении. С Кутаиси, расположенном в стороне от пути следования, связался по телефону: "Стадион готов, погода отличная. Сейчас продаем абонементы", - слышу голос директора Ш. Думбадзе. Прерванная связь не позволила задать вопросы точечные - о состоянии поля, подтрибунных помещений. Не стану грешить на директора, возможно, он вовсе не желал темнить или отмалчиваться. Допускаю, было ему чем порадовать, и он искренне сожалел о несостоявшейся беседе. Договорить не удалось из-за технических неполадок за пределами республики.

А вот и первый на пути следования интересующий объект -

РОСТОВ-НА-ДОНУ

В начале января, перед поездкой Виктора Понедельника со сборной Москвы в Мексику, корреспондент ростовской газеты "Комсомолец" (от 7 января) опубликовал небольшое интервью с форвардом. Рассказав об итогах сезона 1963 года, Понедельник обратился к дирекции стадиона "Ростсельмаш" и городским властям:

"Нас, игроков, волнует вопрос: когда же, наконец, мы получим нормальное игровое поле на стадионе "Ростсельмаш", когда же, наконец, переоборудуют раздевалки, которые напоминают больше подвалы, чем спортивные помещения?

В течение последних пяти лет на этот вопрос нам никто ответа не дал, хотя, по нашему мнению, он должен был вызвать соответствующую реакцию спортивной общественности Ростова...

Давно пора иметь армейцам свой стадион. И спортивный клуб армии уже предлагал на месте полуразрушенного поля стадиона "Труд" за свои средства создать хорошую футбольную арену с трибунами для зрителей тысяч на 40. Но этому предложению упорно препятствуют некоторые хозяйственники".

Любители футбола на заявление Понедельника откликнулись дружно. Читатель В. Трофимов добавил подробностей: "На "Ростсельмаше" в дождь невозможно добраться до трибун. В сухую погоду ветер гонит пыль в глаза. Стадион не достроен, футбольное поле в кочках. Даже с трибуны видно, как мяч от них отскакивает в разные стороны". Ужас!

Ответной реакции ждать пришлось два месяца. Только 14 марта на страницах другой газеты ("Вечерний Ростов") выступил директор стадиона "Ростсельмаш" А. Аздариди. Он полон оптимизма: "Работа кипит", - успокоил болельщиков. После чего, словно на отчетном собрании перед городскими властями, козырнул цифрами - перечислил количество пневматических молотков, раскалывающих лед, бульдозеров, собиравших снег в кучи, снегопогрузочных самосвалов, назвал астрономическое количество машин, вывозивших снег и лед... Не поздновато ли взялся директор за чистку стадиона: до начала первого матча оставалось всего две недели.

О раздевалках и прочих помещениях, похожих, по словам Понедельника, на подвалы, Аздариди не заикнулся, как и о качестве поля, вызвавшем нарекание чемпионов - московские динамовцы открывали сезон в Ростове.

ДОНЕЦК

Директор стадиона "Шахтер" Е. Гусельников озабочен, долгие беседы вести не настроен, лаконичен: "Стадион не готов, поле сырое, зима была как никогда сурова. Сделали, что могли, но на таком стадионе играть пока нельзя". Раз играть нельзя, интересоваться состоянием раздевалок, судейской и радиофикацией трибун смысла не имело. Пришлось "шахтерам" два домашних матча проводить в Ташкенте. Сезон у себя открыли только 7 апреля. Как, впрочем, и киевляне.

На пути к Москве футбольных городов не осталось, так что меняю маршрут, пересаживаюсь на поезд, следующий в

КИЕВ

Там-то что случилось? Спасибо журналистам "Вечернего Киева", объяснили. Редакцию газеты всерьез волновало состояние поля Центрального стадиона. За 19 дней до календарного матча с "Крыльями" ситуация аховая. "Если администрации стадиона нужна помощь любителей футбола, - предложила 9 марта газета, - пусть обратится к ним, чтобы очистить трибуны и поле от снега. Желающих найдется немало".

Судя по всему, дирекция к любителям не обратилась и сама ничего не сделала или сделала недостаточно. Никак на погоду понадеялась - вот выйдет солнышко, растопит снег на поле и на трибунах. Солнышко выходить не торопилось. Подсуетились бы вовремя, матч в Киеве провести можно было. Не подсуетились, однако, а свою нерасторопность списали на "неблагоприятные климатические условия", вынудив футбольную федерацию Украины обратиться с ходатайством к союзной: с погодой у нас худо, просим перенести игру в Одессу.

С погодой, между прочим, проблем не возникло - обычная для конца марта. Специально просмотрел метеосводки за последнюю декаду месяца. За десять дней до игры температура плюсовая. Накануне матча +4-6, в день игры еще выше: +6-8. А в Одессе играли при +5, и стадион наверняка подготовить не успели. Какой смысл было менять шило на мыло?

Время поджимает, заехать в Кишинев не успею. Прокачусь-ка лучше

ПО ВОЛГЕ, ПО МАТУШКЕ

Поля в этом регионе, как на Москве-реке и Неве, созревали позже, сезон открывали в последней декаде апреля. Корреспондент куйбышевской газеты "Волжская коммуна" по заданию редакции проверил готовность стадиона. Ареной в целом удовлетворен. Что же до поля... Картина предстала унылая: накануне первого матча весь день лил дождь, так что о состоянии поля говорить не приходится. В жалком, беспомощном оно находилось состоянии. Самоотверженным трудом работников журналист остался доволен. Он даже благодарность от себя лично через газету объявил: "Работники стадиона "Динамо" заслуживают благодарности - сильно запоздавшая весна, неожиданный дождь все же не помешали неплохо подготовить к матчу стадион".

У меня к журналисту вопрос возник: "С каких это пор весенний дождь, явление для этого времени года обычное, стал неожиданностью?" На месте корреспондента я и директору задал бы лежащий на поверхности, как снег на трибунах, вопрос: "Отчего это вы, уважаемый товарищ директор, не потрудились убрать снег загодя, хотя бы за месяц до первого матча, как это сделали ваши коллеги в других городах?"

К примеру, горьковский сосед - П. Мальцев. "Стадион к матчу готов", - обрадовал он болельщиков "Волги" через газету "Ленинская смена". "Отремонтировали и покрасили трибуны. Привели в порядок раздевалки (удобные) и комнату для судей... Будут снабжаться буфеты, улучшена радиофикация. Специальный процент от общего количества - детские билеты", - отчитался он перед трудящимися промышленного города. Если информация верная, возрадуемся за трудящихся, а заодно за футболистов и судей.

Оснований усомниться в правдивости слов П. Мальцева быть не должно. За несколько дней до газетной публикации городская комиссия (опять же со слов директора) приняла спортсооружение, через пару дней - и поле.

Его ярославский коллега - в запарке. "Шинник" в первый раз пошел в первый класс. Забот у него - выше крыши. Не стану его отвлекать. Загляну-ка лучше в

МИНСК

Директор стадиона "Динамо" - Я. Рахлин. Прошу любить и жаловать. Было ему чем гордиться. И мне за него краснеть, испытывать неловкость не придется. Распространил он энное количество абонементов, вмиг распродал все 35 тысяч билетов. Больше трибуны не вмещали. Пока. В перспективе, обещал Рахлин, реконструируют, расширят, потребность народа в посадочных местах удовлетворят лучше. А что в настоящем?

И здесь весна не баловала погожими днями, приходилось, по словам Рахлина, "в принудительном порядке выпроваживать зиму". Было чем. Имеющуюся у него в наличии чудо-технику директор перечислял с видимым удовольствием: тепловые машины с реактивным двигателем плавили снег, компрессоры раскалывали лед. И грейдеры у него имелись, и уникальные электролампы мощностью 1500 ватт... Об обычных бульдозерах, грузовых машинах и говорить нечего - в полном достатке. Как и рабсилы. Четыре строительных управления подсобили, одиннадцать бригад плотников, маляров, сантехников, электриков, сварщиков. Над полем крупные специалисты колдовали, травку зелененькую вовремя, без задержек, вырастили. Вокруг поля соорудили лоток для поглощения дождевых вод, а само поле в случае непогоды готовы были закрыть специальной пленкой. Блеск!

Имей украинские братья хотя бы половину того добра, каким своевременно обзавелся хозяйственный товарищ Рахлин, глядишь, не пришлось бы из Киева и Донецка матчи открытия в другие города переносить.

Поднял мне настроение минский администратор. Надеюсь, в последних пунктах следования его не испортят. А путь держу в две русско-советские столицы - Москву и Ленинград. Какая главнее - когда-то знал твердо. В последнее время путаться стал - возраст сказывается, память подсела. Но я не об этом.

Рассказывать, собственно, нечего. В московских Лужниках и на "Динамо" не первый год глобальные задачи разрешили, с возникающими повседневными справлялись быстро и четко. В Ленинграде многолетняя борьба с властями города, связанная в основном с доставкой зрителей к стадиону, не так давно завершилась. Подъезды к трибунам - удобные, парковка для автомобилей расширена. И со всем остальным порядок.

Очередной чемпионат, предварив рассказом о других традиционных мероприятиях, запущу в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...