Газета
30 ноября 2012

30 ноября 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1964 год. Часть первая

Театр, как гласит вызывающая уже аллергический зуд бесконечными повторениями поговорка, начинается с вешалки. А футбол? Верно - со всякого рода, по поводу и без, деловых и порожних, нужных и бесполезных заседаний, собраний, совещаний.

СЛОВО КОМСОРГУ ЛОБАНОВСКОМУ

Совещаться перед сезоном начинали еще зимой - в закрытых, жарко отапливаемых помещениях. И нам придется сегодня подышать спертым воздухом. Провентилировать легкие свежим, морозным сможете во время коротких перебежек из одного помещения в другое. При случае и в закулисье заглянем. Впрочем, никого не принуждаю, вольному - воля. Добровольцев же приглашаю последовать за мной. Сначала в Скатертный переулок, дом 4 - в резиденцию футбольной федерации.

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЕКТ ТОВАРИЩА МЯКИНЬКОВА

По завершении сезона-63 группу неудачников из первой подгруппы класса "А" этапом перевели во вторую. Не смирившись с постигшей их участью, они предприняли энергичные меры для восстановления в прежнем статусе. Большие надежды возлагали на предстоявшее 15-16 января 1964 года отчетно-выборное заседание президиума Федерации футбола СССР.

Пострадавшие, преследуя личные интересы, намеревались подвергнуть ревизии существовавшее Положение о чемпионате. Опыт в этом деле за многие годы был накоплен солидный, изменяли принятые правила много раз - почему бы не попробовать еще?

Дабы избежать упреков в занудной ворчливости, выражу отношение к происходившей на пленуме дискуссии устами очевидцев, корреспондентов спортивных изданий Александра Вита и Геннадия Радчука: "Как и следовало ожидать, много споров возникло вокруг системы розыгрыша чемпионата страны, точнее говоря, вокруг числа участвующих команд. Нетрудно догадаться, что большинство ораторов, критиковавших нынешнюю формулу и требовавших ее изменения, были представители городов и республик, чьи команды неудачно сыграли в сезоне 1963 года.

Это уже стало своеобразной и не очень хорошей традицией... Создается впечатление, что футбольный сезон не окончен. Футбол продолжается, только голы теперь забивают не футболисты на зеленом поле стадионов, а опытные многоречивые ораторы на зеленом поле заседательских столов. Этих ораторов в изобилии мы слышали на закончившемся пленуме...

Возник любопытный принципиальный спор. Он касался создавшегося противоречия между спортивным принципом, который лежит в основе каждого соревнования, и принципом представительства, по которому в чемпионате СССР должны быть представлены все союзные республики".

Масла в огонь не первый уже год полыхавшей дискуссии подлил воистину революционный проект члена президиума Б.Мякинькова. На страницы печати он не попал, остался в стенографическом отчете пленума, сосланного затем на долгие годы в архив. Этим источником я пользовался и вам предоставлю возможность ознакомиться с отрывком из доклада: "Положение о розыгрыше на протяжении 25 предыдущих первенств неоднократно изменялось. Почему происходят эти изменения? Они происходят потому, что мы слепо придерживаемся зарубежного опыта проведения первенств только по спортивно-техническим результатам. В наших условиях, в нашей многонациональной стране, когда у нас 15 равных республик, не может быть такого критерия для проведения первенства СССР" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 3007).

Суть предложений Мякинькова в следующем: в первой подгруппе класса "А" участвуют 22 команды - 11 представителей союзных республик, 11 - по мастерству. Во второй подгруппе - 4 от союзных республик, остальные по мастерству. Две худшие команды из первой подгруппы, те, что включены по спортивному принципу, переходят во вторую.

Проект, мягко говоря, экстравагантный: половина участников ("по мастерству"), борясь за награды, должна одновременно побеспокоиться, как бы не выпасть во вторую подгруппу. Теоретически, да и практически, это касалось команд, расположившихся на 10-11-м местах. Другая половина, представлявшая большую дружную семью братских республик, могла себе позволить на протяжении всего турнира бить баклуши, развлекаться, делать что угодно, не думая о последствиях, словно двоечники времен всеобуча, уверенные, что дирекция не посмеет оставить их на второй год.

Дадим им несколько лет на акклиматизацию, предлагал Мякиньков, пусть опыта наберутся, уровень свой в поединках с сильнейшими клубами приподнимут, а там видно будет.

СМЕНА ВЛАСТИ

Союзников и единомышленников у реформатора оказалось немало. Представитель футбольной федерации Армении Ашот Аракелов, к примеру. Небольшой отрывок из взволнованной его речи цитирую без изменений: "Выступал товарищ Мякиньков. Мы приветствуем выступление этого товарища, он хорошо выступил. Он выступил в поддержку республик. Правильно он подчеркнул, товарищи, все наболевшие вопросы" (ГАРФ. Там же).

Аракелов был не одинок. И все же коллективный разум возобладал над эмоциональными порывами заинтересованных делегатов. Большинство высказалось за сохранение утвержденных в предыдущем году правил. После чего обсудили множество других насущных вопросов (без внимания их не оставлю) и провели выборы нового состава президиума. Исход выборов был предрешен. Валентина Гранаткина отправили в отставку. "Пленум освободил от обязанностей председателя В.Гранаткина в связи с переходом на другую работу", - так звучала официальная версия. Новым председателем избрали рекомендованного сверху Николая Ряшенцева, зам. завотделом физкультуры и спорта ВЦСПС. Как и за кого следовало голосовать, и тогда прекрасно знали. Заместителями Ряшенцева стали давний наш знакомый Владимир Мошкаркин и лицо новое - В. Коннов, председатель ЦК профсоюза работников связи автомобильного транспорта и шоссейных дорог. Ответственный секретарь - А. Четырко.

Прошлогоднее Положение вроде бы оставили в силе, но обнародовать не торопились. Время шло, участники чемпионата готовились к сезону, оставаясь в неведении. Волновались любители футбола, теребившие в поисках ответа редакции газет. Журналисты ничем не могли им помочь - знали ровно столько же, сколько и читатели, что видно из публикации в бакинской спортивной газете: "От редакции: бесконечные наши обращения в Федерацию футбола СССР остаются без ответа. Положение о 26-м чемпионате, численность первой группы, календарь - все это в густом тумане" ("Физкультурник Азербайджана" от 11 февраля). А ведь почти месяц минул с принятого на пленуме Положения, подтвердившего незыблемость предыдущего.

ПАРТИЯ НЕ ВОЗРАЖАЛА

Отчего молчала федерация? Выжидала. Потерпев поражение в лобовой атаке, изгнанные из высшего общества принялись строчить письма. Не сами - их покровители. Писали в Союз Совета спортобществ и даже в ЦК партии. Об этом вашему покорному слуге известно из другого источника, бывшего партархива (ныне РГАНИ), что на Старой площади. В фонде 5 описи 55 дела 126 содержатся документы, проливающие свет на закулисную деятельность физкультурного ведомства, идеологического отдела аппарата ЦК и Центрального Комитета партии.

С челобитными в высший партийный орган обратились Харьковский обком партии, начальник Московской железной дороги, коллектив локомотивного депо Москва-3 и депо Москва-Сортировочная, Союзы спортивных обществ и организаций Узбекистана и Армении, группы рабочих и служащих Еревана, ленинградские спорторганизации. Чрезвычайно занятые партийные вельможи просили разобраться в этом вопросе подчиненных - идеологов отдела ЦК КПСС. Поручение выполнил работник отдела И. Удальцов. Предварительно он поинтересовался мнением по этому поводу главы спортивного ведомства Юрия Машина.

Машин соображениями поделился. На его взгляд, громоздкий календарь 1963 года с 20 командами "затруднил проведение розыгрыша первенства и подготовку сборных команд страны" и ухудшил качество учебно-тренировочной работы. Посему новое Положение с 17 командами "создает благоприятные условия для проведения тренировочной работы в коллективах и подготовки сборных команд к играм на Кубок Европы и олимпийского турнира".

Машин информировал о просьбах спортивных и ведомственных организаций Москвы, Ленинграда, Харькова, Узбекистана и Армении оставить выбывшие коллективы в первой подгруппе. Однако он не считал целесообразным удовлетворять их просьбу по уже изложенным причинам.

Первого февраля Удальцов ознакомил членов ЦК с мнением Машина, присоединив к нему свое и товарищей по идеологическому отделу: "По нашему мнению, оснований для удовлетворения этих просьб нет. Включение футбольных команд в различные подгруппы класса "А" должно осуществляться, как правило, по спортивному принципу.

Предложения Центрального Совета Союза спортивных обществ и организаций СССР поддерживаем.

Просим согласия".

Вся эта история раскручивалась по понятиям того времени. Последнее слово, даже в вопросах, недоступных пониманию, оставалось за правящей в стране партией. Согласие последовало. Не сразу. Не одним ведь футболом там, наверху, занимались. Как только последовало, федерация ознакомила народ с Положением на 1964 год, выдав мнение о незыблемости уже принятых законов и спортивном принципе комплектования первой подгруппы за свое.

Новый председатель соблаговолил на вопросы журналистов ответить. Незыблемость Положения подтвердил: две подгруппы произведут обмен - баш на баш: четыре худшие из первой будут заменены четырьмя лучшими из второй.

Коснувшись календаря, Ряшенцев был предельно откровенен, сохранить незыблемость сверстанного на первый круг расписания не обещал. Какой смысл? Наоборот, был убежден - реконструкция неизбежна: "В ходе чемпионата часто возникают обстоятельства, которые вынуждают переносить игры. Предусмотреть и избежать эти случаи невозможно. И даже теперь, составляя календарь на 1964 год, мы знаем, что жизнь потребует внести поправки. Почему?"

Причина, на взгляд председателя, очевидна - интересы сборных, первой и олимпийской, превыше всего. Как далеко пройдут они, не известно. Клубы, отдавшие игроков в главные команды, страдать не должны. Во время участия сборных в предстоящих турнирах их отправят в незапланированный отпуск.

В доверительной беседе тет-а-тет с Юрием Ваньятом председатель добавил деталей: "Календарь будет аритмичным - то весьма насыщенным, то с большими паузами". А журналист возьми и разгласи в своей газете ("Труд" от 27 марта).

"…НО ВСЕ-ТАКИ ДЕНЬГИ ОПЛАЧИВАЮТСЯ"

Должное внимание уделили на пленуме судейству, конкретнее - "повышению качества судейства". Консилиум в "-надцатый" раз подтвердил давно поставленный диагноз и курс лечения, однако резкого улучшения в состоянии "больного" не последовало. Нареканий в адрес арбитров на протяжении всего сезона было если не больше, то по крайней мере не меньше, чем в предыдущие годы. Неужто врачеватели и в самом деле полагали, что от одного вида четко и верно выписанного рецепта "пациент" пойдет на поправку? К скальпелю прибегнуть не решались, хотя повод для хирургического вмешательства, судя по выступлению Андрея Старостина, был. "Мы никак не можем добиться разрешения вопроса об оплате судей... Все мы отлично знаем о том, что под любым соусом, но все-таки деньги оплачиваются", - сообщил Андрей Петрович аудитории, и без него прекрасно осведомленной.

Более прозрачный намек на известные обстоятельства содержались в выступлении новоизбранного председателя украинской федерации футбола Ф.Мартынюка (пленум на Украине состоялся 9 января): "Я присоединяюсь к высказанному мнению т.Старостина, что надо упорядочить вопрос расчетов с судьями, чтобы наши судьи не зависели от посторонних факторов, чтобы это не влияло на качество судейства" (ГАРФ. Там же). Выходит, и тогда знали то, о чем говорить не принято.

Выступления ораторов всерьез на пленуме не восприняли. Борьбу с "посторонними факторами" вела у нас "официальная медицина". Насколько эффективно, нам с вами доподлинно известно.

"ВОТ ЭТО БУТСЫ!"

Множество разных вопросов, больших и малых, актуальных и застарелых, с годами не разрешенных, обсуждали на заседании. Об одном, хроническом, напомнил член президиума федерации, председатель ленинградской секции футбола Даниил Восков:

"Мы здесь должны сказать о том, что у нас очень тяжелое положение со спортивным инвентарем. Вы скажете - тяжело Ленинграду, так что же сказать другим городам?

Да, действительно, все это очень тяжело, мы ничего получить не можем. Вопрос об инвентаре нужно обязательно поставить и решить его кардинально, потому что мы лишены возможности по-настоящему хорошо одевать наших футболистов" (ГАРФ. Там же).

В одном не прав товарищ Восков - вопрос ставился неоднократно, а вот решить его кардинально не довелось. Каждый выкручивался как мог, используя внутренние ресурсы.

Между тем отечественный производитель, по крайней мере частично, был близок к разрешению проблемы. На московской экспериментальной фабрике изготовили чудо-бутсы на полиэтиленовой подошве: образно говоря, в огне не горели, в воде не тонули. Испытания превзошли самые оптимистические ожидания. Честь проэкзаменовать качество продукции оказали рабочему фабрики (фамилию испытатели не назвали - видимо, засекретили).

На снегу бутсы не скользили, в луже влагу не пропускали - ноги оставались сухими. Парень долго бегал по металлическому полу цеха, стараясь сбить с подошвы шипы. Ничего у него не вышло - шипы остались целехоньки и даже в подошву не вдавились, как случалось с обычными, ширпотребовскими. 28 января прорекламировала суперпродукцию (импортная рядом не стояла) "Московская правда" в небольшой статье с привлекающим вниманием заголовком: "Вот это бутсы!" Увы, дальше испытаний, весьма успешных, дело не сдвинулось.

Бегать по неровным, заболоченным весенне-осенним полям лучшие советские футболисты продолжали в обычной, пропускающей влагу обуви с шипами, деформирующими подошву. В тех же раскритикованных ленинградским депутатом футболках, трусах, гетрах и щитках. В этом направлении наша легонькая промышленность не продвинулась ни на шаг.

МАРШРУТЫ НАМЕЧЕНЫ

Еще один глобальный вопрос, а если быть точным, проблема, столь же безнадежно хворая, как и судейская: плачевное состояние тренировочных баз на юге страны. В минувшем сезоне приняли решение: а) прекратить хаотичное броуновское движение десятков команд обоих классов, выезжавших на весенние сборы; б) по мере возможности облагородить внешность обезображенных природой полей и обеспечить команды хотя бы самым необходимым инвентарем. Постановления и приказы по пункту "а", сколь решительные, с недвусмысленными угрозами, столь и безуспешные, издавались с середины 30-х годов. В 63-м опубликовали еще одно с намерением довести дело до конца. Безнадежность и бессмысленность попыток сдвинуть с нулевой отметки пункт "б" были столь очевидны, что о нем и не заикались.

Я обещал держать это дело под контролем. Настало время отчитаться.

В середине декабря 63-го президиум федерации футбола выказал твердую решимость исполнить прежнее свое распоряжение, составив маршруты, по которым команды класса "А" и "Б" должны следовать с наступлением весны. Элите подготовили 22 пункта проживания. В основном - Черноморское побережье Кавказа и Крыма, Закарпатье, Кисловодск, Арташат (Армения) и Чимкент (Казахстан).

Кавказцев и среднеазиатов просили не беспокоиться, готовиться к чемпионату на территории своих республик. 130 командам класса "Б" выделили 29 населенных пунктов. О том, как выполнили распоряжение начальства участники первенства, расскажу, когда приступим к предсезонным сборам.

Завершая тему, немного вас позабавлю, процитировав заключительную часть постановления: "Все спортивные базы должны быть подготовлены к приему команд до 15 января 1964 года". Работу, с какой не справлялись три десятка лет (не справятся и в последующее 30-летие), предлагали исполнить в течение месяца!

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ - ОГРОМНАЯ СИЛА!"

Наконец, главный вопрос. Можно сказать, суть, соль, основа подготовки футболистов к сезону - политико-воспитательная работа вкупе с задачей общеобразовательной. С докладом на эту всегда актуальную, животрепещущую тему выступил не какой-то там футбольный функционер, а сам товарищ Никонов, заместитель председателя главного спортивного ведомства. Указав на недостатки: "Воспитательная работа все еще недооценивается и не заняла центрального места, не привлекла к себе необходимого внимания, не стала еще сердцевиной всей многосторонней деятельности нашего футбола", - докладчик объяснил, что именно предстоит сделать на главном, магистральном направлении.

Для осмысления услышанного в последних числах января в Москве созвали Всесоюзную конференцию тренеров, методистов, начальников и комсоргов команд. Комсорги собрались в зале гостиницы "Юность", где горячо обсуждали насущные проблемы в работе комсомольских организаций.

"Комсомольцы - это бойцы за все новое, передовое, а комсорг - руководитель этого передового отряда нашей молодежи, - напомнил докладчик прописную истину и объяснил, на что следует направить внимание. - Прежде всего на повышение политического и общеобразовательного уровня футболистов. Мало провести в команде лекцию, мало просто прочитать газеты или журналы. Это однобокое понимание политического воспитания. Надо уметь увязывать прочитанное и увиденное, научиться правильно разбираться самому в сложных, неясных вопросах и помочь в этом другу".

Много говорили о значении комсомольских собраний - они часто проводятся формально, для галочки. Судя по выступлениям комсоргов "Спартака" и киевского "Динамо", в этих коллективах собрания проводились образцово, на турнирном положении обоих клубов отражались эффективно и благотворно. Короткие фрагменты из их выступлений.

Юрий Фалин ("Спартак"): "В середине прошлого сезона, когда у нас наступил спад в игре, очередное комсомольское собрание прошло очень бурно. Досталось всем, кто зазнался, распустился. И результат сразу дал себя знать".

Валерий Лобановский ("Динамо" Киев): "Одно из собраний, в Куйбышеве, где обсуждались причины некоторых наших неудач, продолжалось четыре с половиной часа. И у каждого нашлось, что сказать. Команда заиграла значительно лучше, вот какая огромная сила - комсомольская организация!"

Как все просто - провел собрание, и дела турнирные мигом поправили. Правды в речах было меньше, нежели в отчетных докладах о перевыполнении годовых и пятилетних планов. Собрание, о котором говорил Фалин, совпало по времени с феноменальным рывком "Спартака". Истинные причины победной серии спартаковцев изложены в "Летописи"-63.

Доклад киевского комсорга рассчитан на публику неосведомленную. Спустя две недели после собрания его команда не без труда отыгралась у себя дома во встрече с кутаисцами, а в следующем матче подзалетела от "Торпедо" - 1:7. Многочисленные нарушения в быту и на поле, дисквалификации игроков на разные сроки, включая длительную Йожефа Сабо, итоговое девятое место очень сильной, самобытной, классной команды обесценивают пафосное восклицание комсорга об огромной силе комсомольской организации.

Центральное место в совещании тренеров и начальников заняла политико-воспитательная работа в коллективах высшего класса. "Ход прений свидетельствует, - обратился к коллегам докладчик, - что в этом важнейшем разделе работы наметились сдвиги в лучшую сторону. В большинстве команд политико-воспитательная работа стала более конкретной". На развернутом перед аудиторией светлом полотне обнаружил оратор и небольшие темные пятна. Об имеющихся недостатках долго говорили делегаты. Я избавлю вас от самокритичных выступлений воспитателей, чтобы подробнее осветить другую, более важную, на мой взгляд, проблему - образовательный ценз футболистов. Этому вопросу большое внимание уделили и на январском пленуме союзной федерации футбола, и на совещании руководителей команд. Озвученные цифры свидетельствовали о существенном прогрессе.

КОРЕННОЙ ПЕРЕЛОМ

Требования Комитета физкультуры и федерации футбола, подписанные Николаем Романовым и Валентином Гранаткиным строгие приказы с угрозами не допускать футболистов без среднего образования к соревнованиям оставались на бумаге и реальной силы не имели. На них перестали обращать внимание. Кое-какие подвижки наблюдались, но в целом ситуация оставалась неприглядной. В публикациях поименно называли игроков, в их числе членов сборной СССР, не осиливших пяти или шести классов.

Тяга к знаниям резко повысилась глубокой осенью 1961 года, после исторического съезда КПСС, четко определившего сроки построения коммунистического общества в стране и провозгласившего моральный кодекс строителей коммунизма. Партия предупредила: неучам дорога в светлое коммунистическое здание будет закрыта.

В строгом соответствии с решением партии высшие спортивные и футбольные инстанции вознамерились перейти от слов к делу, то есть отлучить от союзных соревнований игроков, кто не успел обзавестись аттестатом зрелости и не пытался завершить среднее образование в ближайшей перспективе.

Последнее предупреждение сделала федерация в постановлении от 23 декабря 63-го. Краткое его содержание. Рассматривать и утверждать составы обеих подгрупп класса "А" начнут с 1 января 1964 года. Каждой команде назначат день и час оформления и утверждения составов. Представителей команд обязали к назначенному дню подготовить: а) заявочный список игроков, тренеров и групп подготовки; б) аттестат зрелости, копию диплома, на худой конец - справку с места учебы не успевших завершить среднее образование. Этому вопросу придавали первостепенное значение, что подчеркивалось в разъяснительной записке, направленной во все спортивные организации. Она сильно смахивала на ультиматум: "Федерация футбола СССР напоминает, что футболисты, не имеющие среднего образования и нигде не обучающиеся, регистрироваться в командах мастеров не будут".

Цифры, прозвучавшие на пленуме, совещании руководителей и размноженные СМИ, вселяли оптимизм, поражали масштабы и темпы образовательного процесса. Буквально за год-два резко повысился культурный и образовательный уровень спортсменов. В "Кайрате" только студентов института физкультуры и университета оказалось аж 18 человек. Примерно такая же картина в "Пахтакоре". О тбилисцах и говорить нечего, их всегда ставили в пример.

О положении дел в "Торпедо" рассказывал 29 февраля в многотиражке "Московский автозаводец" комсорг Михаил Посуэло. Вратарь Анзор Кавазашвили обучался на заочном отделении тбилисского сельскохозяйственного института, новобранец Вячеслав Марушко - студент второго курса железнодорожного института, Александр Абаев готовился к поступлению в самый престижный вуз страны - МГИМО, Валентин Иванов, Борис Батанов и сам Михаил Посуэло обучались в ВШТ (Высшая школа тренеров) в Москве, Владимир Мещеряков - в аналогичной школе в Ленинграде. Валерий Воронин - студент второго курса института физкультуры. Владимир Сидоров учился в школе рабочей молодежи, Виктор Шустиков завершал обучение в автомеханическом техникуме...

Всех не перечислишь. Ситуация весьма благоприятная. Можно было бы назвать ее превосходной, если бы... Цитирую комсорга: "Только О.Сергеев несколько раз собирался взяться за учебу, но пока ничего не получается".

Олег Сергеев - игрок основы, футболист ценный, к командному механизму не первый уже год притертый, все же был заявлен, утвержден и участвовал во всех без исключения турнирных матчах. Включив дедуктивный метод, сделаем единственно верный вывод. В оставшийся до открытия сезона месяц очередная попытка форварда овладеть знаниями увенчалась успехом.

Впрочем, был и другой вариант - заполучить справку с места предполагаемой учебы. Об этом открыто и осуждающе говорили на всякого рода собраниях и заседаниях. Правда, в пример приводили в основном игроков из класса "Б". У мастеров, раз уж всех заявленных допустили, со справками, надо полагать, был полный порядок. Как со знаниями? Если честно, затрудняюсь ответить.

"ПАХТАКОР" БЫЛ НА ГРАНИ РАЗВАЛА

Год 64-й богат на перестановки в руководящих органах разных уровней - футбольных и партийных. В свое время о них расскажу. Интенсивное движение тренерских кадров наблюдалось до начала сезона и во время. Место Николая Глебова в "Кайрате" занял Александр Келлер. Глебов трудоустроился в Кишиневе. Виктор Маслов не смог отказаться от предложений, какие сделали ему в Киеве, и переехал из Ростова в украинскую столицу. СКА возглавил его помощник Йожеф Беца. В "Торпедо" главным тренером объявили Юрия Золотова, начальником команды - Виктора Марьенко. Реально рулил Марьенко. Информацию об уволенных на дистанции выдам по мере ее поступления.

Самый, пожалуй, живой интерес в болельщицкой среде в предсезонье вызывают переходы. На выходе они не совпали с количеством слухов, со скоростью телеграмм-молний распространявшихся по стране. Так называемых громких, в отличие от предыдущего сезона, было меньше.

Однофамильцы Казаковы, определявшие игру "Крыльев" в атаке, покинули берега Волги. Старший, Анатолий, подался на шахты Донбасса, Борис выполнял священный долг в ЦСКА. Анатолий, поняв, как горек шахтерский хлеб, в тот же год вернулся в родные края и успел помочь оказавшимся в зоне вылета куйбышевцам. Забив в последних матчах четыре гола, он остановил команду на краю обрыва. Младшенький исправно отслужил положенный срок и дважды был отмечен за отличную боевую выучку в "строевой и политической подготовке".

Обратил на себя внимание переезд из Ташкента в Москву, в "Спартак", Берадора Абдураимова. "Пахтакор", покинув элитное общество, оказался на грани развала. История с "Торпедо" перед сезоном-63 могла повториться. Народ торопился покинуть утонувший корабль. Вместе с тренером и Абдураимовым паковала чемоданы группа ведущих футболистов. Вратарь Юрий Пшеничников оказался в Киеве, туда же рвался Геннадий Красницкий… Решительные действия физкультурного ведомства Узбекистана (подозреваю, не только) предотвратили катастрофу - беглецов вернули. Выросшему в теплых краях Абдураимову не подошел московский климат. Сыграв в красно-белой форме всего один матч, он вернулся домой. Команда воссоединилась в полном составе и под руководством нового тренера Александра Абрамова выполнила главную задачу - в следующем году восстановилась на прежнем месте работы.

В ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ МИРАХ

Читатели, вероятно, обратили внимание на грубые нарушения закона, не первый год попираемые: Анатолий Казаков и Берадор Абдураимов сыграли в одном турнире за две команды. И комсорг торпедовский, Михаил Посуэло, в середине сезона подался в "Спартак". Помимо Абдураимова и Посуэло обладатели Кубка заполучили в период "трансферной кампании" еще и вратаря "Кайрата" Владимира Лисицына, кандидата в олимпийскую сборную.

Федерация футбола на исходе 64-го раз и, как ей казалось, навсегда решила: допустить переход в команды класса "А" (обеих подгрупп) из того же класса только одного футболиста. О решении напомнили в начале нового года. Память у чиновников оказалась короткой.

Прокомментировать многочисленные нарушения попросили все того же Ряшенцева. Николай Николаевич объяснился. Насколько убедительно? Судить не мне. "Полностью запретить переходы невозможно. Часто стремление выступать в другой команде возникает у футболиста по веским причинам. Один сидит на скамейке запасных, в другой команде ему предлагают активную роль. У иных возникает необходимость переезда в связи с требованиями работы или учебы, по семейным обстоятельствам. Как же препятствовать этому?" Позабавил председатель изрядно. Оказывается, ребята не только в футбол играли, еще и работали, и не команды меняли, а место работы.

"Спартаку" в нарушение новой инструкции позволили обрести троих одноклассников. Только Владимиру Глотову из московского "Динамо" (и он рвался в "Спартак") зажгли красный свет. Не ограничили аппетиты автозаводцев, позволив заполучить вратаря "Молдовы" Эдуарда Шаповаленко, полузащитника "Локомотива" Вячеслава Марушко, молодого перспективного форварда армейцев Владимира Щербакова и рижанина Вячеслава Соловьева. "Шахтер" помимо упомянутого Анатолия Казакова принял в свои ряды спартаковца Коршунова, Миронова из "Молдовы" и минчанина Жукова. Список могу продолжить. Да стоит ли?

В нашей стране законы и правонарушители испокон века мирно сосуществовали, пересекались не всегда, словно обитали в параллельных мирах.

В следующий раз в продолжение темы расскажу о преждевременно и без всяких на то оснований амнистированных, отбывавших длительные дисквалификации.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...