Газета
27 февраля 2012

27 февраля 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1962 год. Часть пятая

Настало время вплотную заняться турнирными делами ЧМ-62. А конкретнее - выступлением в Чили сборной СССР.

"НИКАКОГО КОТРИКАДЗЕ, ДОЛЖЕН ИГРАТЬ ЯШИН!"

Восстановить события на чилийских полях - задача непростая. Матчей, исключая фрагменты официального фильма ФИФА и небольшой ленты советских кинодокументалистов, я не видел. Репортажей с места событий, полновесных, полуторачасовых, не слышал. Николай Озеров успел в последний момент прибыть в Арику, но из-за серьезных проблем с радиосвязью голос Николая Николаевича границы советского государства пересекал редко - на несколько минут, а то и в непродолжительной записи.

Спортивные издания подпитывал репортажами редактор еженедельника "Футбол" М. Мержанов, "КП" - Н. Киселев, "Советскую Россию" - В. Пархитько. Остальные газеты перепечатывали в разном объеме сообщения корреспондента ТАСС А. Стародуба и его коллеги из АПН О. Игнатьева.

Пользовался я и услугами иностранных СМИ: на славянских языках - самостоятельно, на основных европейских - переводами, а также с любезной помощью моего приятеля, полиглота и, подозреваю, самого крупного в России знатока зарубежного футбола Игоря Гольдеса. Само собой, штудировал интервью и мемуары участников турнира: Игорь Нетто - "Это футбол", Лев Яшин - "Счастье трудных побед", Виктор Понедельник - "Штрафная площадка", Андрей Старостин - "Флагман футбола". В разное время беседовал с Гавриилом Качалиным, Серго Котрикадзе, Гиви Чохели, Михаилом Месхи, Славой Метревели, Валентином Ивановым, Виктором Понедельником. Пришлось пробиваться сквозь чащу противоречий, неточностей, субъективизма и т.д. и т.п.

В описании голов полагался исключительно на самый надежный, бесстрастный источник - документальные кинокадры. В ряде случаев расхождения между увиденным собственными глазами и прочитанным в сообщениях из Чили и воспоминаниях участников оказались значительными.

ПРЕДСТАРТОВЫЕ ВОЛНЕНИЯ

Входить в турнир любого уровня тяжело, мирового - и говорить нечего. В спринтерском забеге четырех участников, из которого только двоим позволено идти дальше, каждое очко - цены высочайшей. Из тройки фаворитов в Арике (СССР, Югославия, Уругвай) кто-то должен оказаться лишним. Колумбию в расчет не брали. Победитель пары СССР - Югославия шансы на выход в четвертьфинал увеличивал значительно.

Нервозность футболистов естественна. Проявлялась она по-разному. Наши, стараясь избегать разговоров о предстоящей встрече, внешне держались спокойно. Однако скрыть волнение от внимательного взора находившегося в команде журналиста не всем удавалось. Заметил он, как Эдуард Дубинский средь бела дня прикрывал ладонью рот - признак нервной зевоты. Валентин Иванов, один из лучших в команде шахматистов, "зевнул" дважды: в простейшей позиции потерял две пешки...

Двое игроков обсуждали актуальную проблему:

- Говорят, ветер здесь дует в одном направлении, поперек поля.

- Слышал. Видимо, придется угловые не подавать, а разыгрывать.

- А штрафные?

Ответа не последовало.

Вопреки уверениям синоптиков (врут они про погоду во всем мире), ветер в день матча подул вдоль.

Иностранные журналисты обступали игроков обеих команд, задавали бесчисленные вопросы. С югославами поговорили, с нашими не довелось: "Советские футболисты отмахиваются или отшучиваются", - жаловались они со страниц своих изданий.

Бразильский обозреватель, зная об особенностях поведения советских людей за рубежами родины, заговорить с ними и не пытался - наблюдал со стороны. На его взгляд, наши ребята накануне игры сохраняли спокойствие. "Спали ночью так крепко, что их не разбудило даже легкое землетрясение в три-четыре балла... А югославы чрезвычайно возбуждены, обсуждают, как удержать Понедельника, взломать руководимую Яшиным оборону..." - докладывал он читателям.

Югославы никому в интервью не отказывали. Тон самоуверенный - победа будет за нами. Если это была психическая атака, то она могла дать и обратный эффект. Похоже, хвастливые заявления тренеров и футболистов мобилизовали нашу команду, настроили предельно, облегчив задачу Качалину.

Более половины игроков, появившихся в 00 часов 05 минут по московскому времени на поле стадиона "Карлос Диттборн" (семеро советских и пятеро югославов), двумя годами ранее встречались в Париже в финале победного для нас Кубка Европы.

Перед игрой мандраж усилился. Вспоминает Виктор Понедельник: "Когда мы вышли на поле и выстроились, то замерли, стояли угрюмые и бледные. Я попробовал заговорить с соседями. Слева от меня стоял Воронин - в ответ он лишь улыбнулся какой-то неестественной улыбкой, а от Дубинского, другого моего соседа, который в этой игре сыграл бесстрашно и мужественно, я так ничего и не услышал. Лишь Иванов пытался какими-то шутками разрядить напряженную обстановку".

КАЧЕЛИ

Началась игра стремительным фланговым прорывом Месхи. Заморочив головы (и ноги), как умел только он, своему сторожу Дурковичу и кому-то из его "заместителей", Михаил пробил из неудобной позиции. Мяч, лизнув перекладину, опустился на сетку. По другим версиям: а) пролетел выше ворот; б) был отбит Шошкичем. Трое очевидцев каждый по-своему интерпретировали один и тот же эпизод. Поди разберись, как было на самом деле.

Вскоре угроза, более реальная, возникла у ворот Яшина. Обошлось. Разыгралась наша центровая тройка. Несколько остроумных, проведенных на одном дыхании комбинаций с огромным трудом ликвидировала оборона, неизменно посылая мяч за лицевую линию. Затем наступил черед югославов подавать угловые. После одного Скоблар пробил в штангу, после другого удар Юсуфи пришелся в Яшина. Через несколько минут уже Месхи угодил мячом в боковую стойку.

Качели взмывали, как им и положено, вверх и вниз на протяжении первых 45 минут. Нечто иное наблюдал бразильский радиокомментатор. По его версии, особенно активна была поначалу не центровая тройка, а техничные фланги - Месхи и Метревели. В остальном особых расхождений с увиденным советскими журналистами не возникло. Отметил он после игры помимо грузин Яшина, Масленкина и Понедельника.

Откуда вообще взялся этот бразилец? Выручал он, сам того не подозревая, главный печатный орган Вооруженных сил - "Красную звезду". В номере газеты от 2 июня, посетовав на отсутствие связи с Арикой, редакция уведомила читателей: "Нам удалось записать репортаж о матче бразильского комментатора". Записав, оперативно его расшифровали и коротко изложили. Как могло случиться, что "тассовки", которыми пользовались советские СМИ, оказались вне пределов досягаемости красноармейской газеты, а голос бразильца "запеленговали"? Никак прибегли к услугам пеленгаторов и шифровальщиков, в которых силовые ведомства недостатка не испытывали.

Унять предматчевое возбуждение югославы так и не смогли. Огромные запасы нервной энергии растрачивали щедро. При неточном пасе или ударе пререкались друг с другом, то и дело апеллировали к западногерманскому арбитру Альберту Душу. Не церемонились и с советскими форвардами. Дуркович добросовестно окучивал ноги вышедшего из-под его контроля Месхи. Еркович ударил кулаком в лицо Нетто. Незадолго до перерыва вывели за кромку Понедельника (врач Алексеев несколько минут замораживал ушибленный голеностоп), потребовалась медицинская помощь Метревели - ему латали рассеченную Дурковичем бровь. На поле он вернулся, матч доиграл. Он так и остался для нападающего единственным на турнире - ни врач, ни тренеры рисковать его здоровьем не стали.

"НАРОДНЫЙ МСТИТЕЛЬ"

Второй тайм. Наши атакуют. Понедельник получает еще один удар по ноге. Потирая ушибленное место, тщательно устанавливает мяч и собирается лично произвести экзекуцию.

"Я вслух осудил Виктора за то, что он делает не свое дело, - вспоминал Андрей Старостин. - Место центрального нападающего на самой передней линии атакующих... Свои атлетические и технические качества Виктор должен был использовать в борьбе за мяч. Именно здесь, вблизи ворот...И вдруг..."

1:0. 54-я минута. У центрфорварда на сей счет были свои соображения. Раз уж арбитр не посмел наказать грубиянов, он решил устроить "самосуд". Разбег, удар... Вложил в него всю силу, помноженную на накопившуюся злость. Мяч с рекордной скоростью, не сумев с ней совладать, врезался в перекладину. Опять пронесло? Никак нет. Вынырнувший из-за спин защитников Иванов головой отправил мяч в сетку мимо беспомощного Шошкича.

В ответ последовала ураганная атака вконец разъяренного соперника. С полной нагрузкой работают Яшин и защитники во главе с Масленкиным. Однажды вынес мяч из ворот Воронин, пару раз повезло. Когда Масленкин, не нарушая правил, разрядил в пределах штрафной взрывоопасную ситуацию, югославы, не дождавшись судейской трели, с кулаками набросились на Душа. Герр Альберт ударился в бега и вдогонку успел получить по ногам и спине.

Не раз испытывали югославы терпение немецкого арбитра. Испытания, даже самые жестокие, выдержал он стоически - никого из хулиганов не удалил. Распустив их донельзя, Душ косвенно стал причастен к тяжелой травме, которую Муйич минут за десять до конца нанес Дубинскому. Опоздав к мячу, югослав злонамеренно сделал "накладку". В результате - перелом большой берцовой кости. Потерявшего сознание Эдуарда унесли с поля и сразу же отправили в больницу.

Оставшиеся десять минут наши играли в меньшинстве. Во время яростных атак югославов редко угрожали их воротам, но чуть было не забили: Метревели пробил в штангу. Перекладины и стойки обоих ворот наряду с вратарями защищались самоотверженно. Второй контрвыпад преимущество в счете умножил.

2:0. 85-я минута. Комбинацию начал Яшин. Он бросил мяч рукой Нетто, тот без промедления отпасовал Понедельнику, оказавшемуся у самой бровки на правом фланге. Последовала классическая "стенка": Понедельник отдал мяч Иванову и рванул в штрафную. Мгновенно получив ответный расчетливый пас, пробил метров с 14 - с ходу, резко, в дальний угол. "Отличная комбинация, блестяще выполненная, и замечательный по технике, по исполнению завершающий удар", - восхищался ее "соучастник" Игорь Нетто. По Мержанову, центрфорвард забил второй гол дальним ударом.

Понедельник, убедившись, что Душ обуздать распоясавшихся югославов не способен, взял его функции на себя - дважды наказал их. В первый раз при содействии Иванова отомстил за себя, во второй - за Дубинского.

Сразу после игры руководитель югославской делегации и тренер принесли Андрею Старостину извинения за поведение своих игроков, а вечером посетили Дубинского в больнице.

Радость от очень важной победы была омрачена потерей двух основных футболистов. К Маслаченко и Гусарову присоединились Дубинский и Метревели. В обойме у Гавриила Качалина осталось 18 человек. У югославов (они из 22 заявленных привезли в Чили 18 игроков) и того меньше - 17. Мохамеда Муйича немедленно отправили домой. На родине его дисквалифицировали на год. Матч с советской командой стал для него последним не только на чемпионате мира, но и в составе сборной Югославии.

Завершая разговор об этой игре, сошлюсь на иностранный источник. Сжатое резюме агентства UPI в чем-то уточняет и дополняет картину, изображенную советскими корреспондентами:

"Русские добились победы (правда, счет 1:0 был бы более справедлив) благодаря рациональным командным действиям, в то время как югославы показали лишь красивую индивидуальную игру. Русские забили гораздо меньше голов, чем могли это сделать югославы. Поэтому нападающие команды СССР заслуживают особой похвалы. Очень хорошая физическая подготовленность русских позволила им в течение всех 90 минут сохранять собранность, внимательно следить за всеми попытками югославов выйти на свободное место и пресекать их. Русские не допускали ни малейшей небрежности, не давали себе ни секунды передышки, сохраняли полное спокойствие. Их игра напоминала хорошо работающую машину".

СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 2:0 (0:0)

Голы : ИВАНОВ, 54 - 1:0. ПОНЕДЕЛЬНИК, 85 - 2:0.

СССР : Яшин, Дубинский, Масленкин, Островский, Воронин, Нетто (к), Метревели, Иванов, Понедельник, Каневский, Месхи.

Югославия : Шошкич, Дуркович, Юсуфи, Матуш, Маркович, Попович, Муйич (к), Шекуларац, Еркович, Галич, Скоблар.

Судьи : Душ (ФРГ), Роблес (Чили), Филью (Бразилия).

31 мая. Арика. Стадион "Карлос Диттборн". 9622 зрителя.

"ЛЕЧЕБНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ"

После жесткой кровопролитной схватки с югославами игра с записным аутсайдером могла показаться легкой прогулкой. Начало матча радужные ожидания подтвердило. В коротком четырехминутном интервале с аптекарской точностью, каждые две минуты, советские "медслужбы" кормили колумбийских "пациентов" горькими пилюлями: на 9-й минуте - Иванов, на 11-й - Численко, на 13-й вновь Иванов провели лечебные процедуры - 3:0. Сделав дело, вся бригада стала внимательно следить за действием "препарата". Через семь минут "больной" проявил признаки жизни - 3:1. Оклемался, значит. Достаточно, решили "лекари", жить будет.

За преждевременную самоуспокоенность в перерыве получили нагоняй от "главврача", потребовавшего повторить курс, иначе... "При такой игре во втором тайме нам грозит поражение", - предостерег Качалин. И потребовал впрыснуть еще несколько "доз".

По новым правилам при равенстве очков предпочтение отдавалось имеющим лучшее соотношение мячей. Присовокупив крупную победу к двум безответным мячам в первой игре, мы обеспечивали себе досрочный выход в четвертьфинал. И тогда в последней игре в группе, с Уругваем, можно было безболезненно дать передышку основному составу.

Словам тренера вроде бы вняли. Понедельник вскоре после возобновления игры сделал еще одну "инъекцию". Тут же Иванов запорол две выгоднейшие ситуации. Не беда, забьем еще, хотя и 4:1 неплохо.

Наверняка забили бы, не случись в совершенно безобидной ситуации казуса у ворот Яшина.

КАК ЭТО БЫЛО

Гол глазами очевидца и двоих участников матча. Начну с первого. Андрей Старостин: "Чтобы мяч проследовал в ворота Яшина, надо было, чтобы судья ошибочно назначил угловой, чтобы подающий колумбиец носком бутсы угодил в землю, чтобы неполноценный удар по мячу придал ему поступательное движение вдоль линии ворот, чтобы Игорь Нетто пропустил его под ногой, оставляя едва катящийся мяч в распоряжении Гиви Чохели; чтобы обескураженный Яшин не успел исправить "своеволие мяча", чтобы этот едва докатившийся до ворот предмет рядом с Яшиным закатился в сетку ворот".

Игорь Нетто: "Мяч подан. Он идет низом, слегка закрученный. Я был совершенно уверен, что он, не дойдя до ворот, уйдет на свободный. Я пропустил мяч, потому что если бы и захотел отбить его, то мог сделать это только послав его на угловой. И тут случилось невероятное".

Слово Яшину: "Колумбийцы подавали угловой. Мы расположились по обычной схеме: я занял место у дальней (от подававшего) штанги, Гиви Чохели - у ближней. А между Чохели и угловым флагом встал Игорь Нетто, чтобы при случае отбить летящий мимо него мяч.

Мяч и в самом деле пролетел мимо Нетто, едва не задев нашего капитана, но он увернулся от мяча, а тот, как сказочный колобок, уйдя от Нетто, полетел прямо на ногу Чохели.

- Гиви, играй! - крикнул я.

Как выяснилось позже, Гиви показалось, что я кричу: "Гиви, играю!" Так или иначе он повторил маневр Нетто, и мяч, никого не задев, влетел в сетку наших ворот".

Что мы видим на экране. Судья не ошибся: в единоборстве Коля с Чохели мяч ушел на угловой от нашего защитника. Игроки расположились не так, как описал Яшин. Обычно ближний к подающему старается создать помехи, стоять на небольшом от него расстоянии. Нетто находился - я глазам своим не поверил! - на линии вратарской площади, в 5,5 метра от штанги, где стоял Чохели, и закрывал ему обзор.

Колумбиец не ковырнул бутсой землю - подал классно, причем не низом, как утверждали очевидцы. Мяч, видимо, сознательно закрученный в ворота, летел на высоте примерно полутора-двух метров. Перед капитаном мяч неожиданно приземлился (Нетто ловко от него увернулся) и прошмыгнул в ворота между боковой стойкой и Чохели. Защитник, учитывая скорость полета и небольшое расстояние от товарища, прореагировать, мне кажется, не успевал, как и на окрик вратаря. Не вошел в кадр в момент подачи углового Яшин. Потому говорить о его местонахождении в начальной стадии не берусь. Когда эпизод завершился, он был в двух шагах от защитника.

"НА ПОЛЕ - ТРИ КОМАНДЫ"

Ну, пропустили нелепый гол. Забыть бы его, поддержать друг друга. Вели в два мяча с не бог весть какой командой. Собраться бы, поднажать, сыграть, как умели, - развалится ведь. Ан нет. Взыграли нервы у вратаря, не сдержался - ударил Чохели кулаком в спину (этот момент запечатлен на пленке), после чего вступил в словесную перепалку с партнерами. Пусть сам и расскажет: "Что-то резкое сказал я в тот момент Нетто и Чохели, они ответили тоже не самым деликатным образом, потом в перебранку ввязался кто-то из наших форвардов. Начавшийся разлад не замедлил сказаться на игре".

Взгляд со стороны.

Олег Игнатьев (АПН): "На поле как бы действовали три команды. Защитники сборной СССР играли у своих ворот, на другой половине поля разгуливали нападающие. А "третья команда" - сборная Колумбии, единая и преисполненная жаждой борьбы, атаковала".

Николай Киселев ("КП"): "Нетто попятился в защиту. Между линиями образовался вакуум. Заполнили его колумбийцы... Техничнее наших, они выиграли большинство единоборств. Мы после счета 3:0 и 4:1 бросили играть, недооценили соперника".

Понедельник упреки журналистов принял, признав: "Доля вины лежала и на нас, нападающих, потому что, забив четыре мяча, мы успокоились и совсем не помогали своим товарищам".

И без их помощи выдюжила бы оборона, играй она в свою силу. Ее достоинства (наглядно продемонстрированные в матче с югославами) известны: весьма приличный уровень мастерства, взаимопонимание, самоотверженность, безупречное руководство, осуществляемое Яшиным. Весь в игре, он предугадывал маневры соперников, подсказывал, кому куда бежать, кого перекрывать, кого страховать... Все это вдруг куда-то исчезло.

Известно, команда играет так, как позволяет соперник. Мы сами позволили колумбийцам проявить лучшие свои качества. Пользуясь разладом в наших рядах, они пошли вперед, остервенело атаковали, рвали и метали. Провели аналогичный "курс лечения", с той лишь разницей, что "инъекции" вводили каждые четыре минуты: 69-я - Коль, 73-я - Рада, 77-я - Клингер.

Последние два гола колумбийцы забили, находясь в непосредственной близости от ворот. Сначала защитники позволили их левому краю просочиться в глубь нашей территории и прострелить вдоль ворот. Рада пробил метров с семи, а Яшин сложиться не успел. Клингер в сопровождении почетного эскорта беспрепятственно вошел с мячом в штрафную. Яшин опрометчиво бросился на него. Помешать не помешал, а ворота открыл. Клингеру не составило труда из пределов вратарской счет сравнять. Соперники могли забить еще парочку. Повезло - 4:4.

Первые три советских гола и все колумбийские кинопленка бесстрастно запечатлела. Описал, что видел. Желающие проверить могут посмотреть сами. Сегодня это не проблема.

Произошла самая большая сенсация на турнире, взбудоражившая весь футбольный мир.

СССР - КОЛУМБИЯ - 4:4 (3:1)

Голы : ИВАНОВ, 9 - 1:0. ЧИСЛЕНКО, 11 - 2:0. ИВАНОВ, 13 - 3:0. АСЕРОС, 20 - 3:1. ПОНЕДЕЛЬНИК, 56 - 4:1. КОЛЬ, 69 - 4:2. РАДА, 73 - 4:3. КЛИНГЕР, 77 - 4:4.

СССР : Яшин, Чохели, Масленкин, Островский, Воронин, Нетто (к), Численко, Иванов, Понедельник, Каневский, Месхи.

Колумбия : Санчес, Х.Гонсалес, Алсате, Эчеверри, Лопес, Серрано, Асерос, Коль (к), Рада, Клингер, Э.Гонсалес.

Судьи : Филью (Бразилия), Роблес (Чили), Дородь (Венгрия).

3 июня. Арика. Стадион "Карлос Диттборн". 8040 зрителей.

ОТКРОВЕНИЯ ПОНЕДЕЛЬНИКА

Ситуация в группе осложнилась. Перед последним туром шансы на выход в плей-офф имели все четыре команды. Даже Колумбия - в случае ее победы над Югославией и нашей над Уругваем.

Чтобы прийти в себя от тяжелейшего стресса и решить задачу, казалось бы уже решенную, отпущено двое суток. Сделать это нелегко. Препирательства на поле, взаимные упреки, раздрай в игре, приведшие к потере очка, создали перед решающей встречей напряженную обстановку в коллективе. Ссылаюсь на рассказ Виктора Понедельника:

"Именно в те часы, когда команду преследуют неудачи, она особенно нуждается в поддержке тренеров, а у нас в гостинице после ничьей с Колумбией никто не улыбался…

В этот момент важно было сразу же собрать команду, тепло и дружески поговорить с ребятами. Но получилось по-иному: все отвернулись друг от друга, замкнулись в себе…"

Меня не удивили слова центрфорварда, честно описавшего гнетущую атмосферу. Поразительно другое: как его откровения попали в печать всего через три месяца после описываемых здесь событий. Острую, откровенную, полемичную статью опубликовал журнал "Огонек" (№ 38) в сентябре 1962 года в условиях существовавшего в стране советской жесточайшего фильтра, через который процеживали поступавшие в СМИ творения авторов. Спустя четыре десятилетия Виктор Владимирович объяснил причину проникновения "крамолы" в печать. Мы непременно его выслушаем - в следующий раз.

"НЕ ТОЛЬКО Я ОПРЕДЕЛЯЮ СОСТАВ"

Качалин произвел две замены. Вместо Каневского ввел Алексея Мамыкина, главного спеца по вскрытию уругвайских ворот (вы ведь помните его хет-трик в московском матче). Репутацию Алексей подтвердил. На левый фланг тренер направил Хусаинова. Месхи силен в атаке, назад отходить не любил, берег силы для рывков. Галимзян - игрок универсальный, неутомимый труженик, перепахивал поле вдоль и поперек: на передний край выходил, из глубины комбинации затевал и защите активно помогал. После провала обороны в предыдущем матче Качалин, догадываясь об агрессивных намерениях уругвайцев, угодивших в сложную турнирную ситуацию, укреплял тылы. По возвращении домой Гавриил Дмитриевич сожалел, что взял только пять защитников. После травмы Дубинского в обойме оставался Альберт Шестернев, не нюхавший пороху в высочайшего уровня баталиях. Впрочем, не просто было сыскать в стране защитников, равных по уровню "чилийцам".

Планировал тренер и замену вратаря. Яшин после матча с колумбийцами находился, по словам Андрея Старостина, "в состоянии прострации, психологической депрессии". Серго Котрикадзе поведал мне в 84-м: "После матча с Колумбией Качалин сказал, чтобы я готовился к следующей игре с Уругваем. Но уже непосредственно перед игрой руководство команды, связавшись с Москвой, настояло на том, чтобы место в воротах занял Яшин. Качалин отвел меня в сторону и, как бы извиняясь, сказал: "Прости меня, Сережа, не только я определяю состав на игру".

Фрагмент беседы с тбилисским вратарем из текста интервью был изъят - гласность в стране еще не объявили. Этот факт подтвердил уже в свободной российской печати другой участник чилийского чемпионата - Виктор Понедельник: "Вместо Яшина планировали выпустить Сергея Котрикадзе... Но сначала требовалось заручиться согласием Москвы. Начальник команды Андрей Петрович Старостин позвонил в отдел пропаганды ЦК. Там заявили категорично: никакого Котрикадзе, в воротах должен играть Яшин!"

КУБИЛЬЯ УГРОЖАЕТ, МАМЫКИН ЗАБИВАЕТ

Высочайшая ответственность за результат давила. Вышли на игру предельно мобилизованными, но от психологических оков освободились не сразу. Да и соперник держал в черном теле, не давал ни минуты покоя. Ему требовалась только победа, и для ее достижения в средствах он себя не ограничивал.

Давление на наши ворота оказывалось мощное. Защита, вновь уверенно руководимая Яшиным, отбивалась изо всех сил. 13-я минута едва не стала роковой. Вратарь, видимо, не оправившись от предыдущей встречи, поспешно вышел на мяч и отбил его на Кубилью. Тому оставалось попасть в опустевшие ворота, но за миг до этого он… поскользнулся и упал. Пронесло.

В первые полчаса полное преимущество южноамериканцев. Они комбинируют, выводят вперед то Кабреру, то Сасия. Особенно опасен лучший их форвард Луис Кубилья, вконец измотавший (как и в ноябре 61-го в Монтевидео) Леонида Островского. Трижды при равенстве в счете (не считая уже описанного казуса), усыпив бдительность "телохранителя", он имел возможность забить. На 30-й минуте Кубилья вновь ушел от защитника и вышел на Яшина. Невероятным усилием догнав уругвайца, Островский успел выбить мяч на угловой.

Обстрел продолжался. Неизвестно, чем бы этот кошмар кончился, не будь на поле Игоря Нетто. Иностранные обозреватели назвали его лучшим игроком матча. Отметил капитана и Мартын Мержанов: "Игорь Нетто первый, кто сохранял ясность духа в этом адском огне, не поддался панике и помог команде еще теснее сплотиться".

Он и защите помогал, и контратаки организовывал, бросая товарищей в прорыв точными, выверенными во времени и пространстве передачами. Во время ураганных атак соперника и гол внезапно созрел.

1:0. 38-я минута. Уругвайцы чуть ли не всей командой оккупировали нашу территорию, а Нетто затеял быструю контратаку. В финальной фазе Мамыкин из-под ноги защитника отправил мяч в ворота.

СМЕСЬ ФУТБОЛА С БОКСОМ

Начало второго тайма за нами. Соса в коротком временном промежутке с огромным трудом парировал мяч, посланный в нижний угол Хусаиновым, а Понедельника, обыгравшего вратаря, успел "уронить" на газон. Итальянский арбитр Йонни оставил эпизод без внимания.

Затем игра пошла по сценарию первого тайма. Уругвайцам надо забивать два гола. Пока не добыли, пользуясь превосходством в технике и обладая территорией, ни одного. Вот тут-то извлекли из богатейшего своего арсенала грязные, запрещенные футбольным законодательством приемы. В ход пошли тычки, толчки, подножки, откровенные удары по ногам и другим частям тела. По словам Старостина, косил налево и направо огромными кулачищами Сасия: за спиной судьи ударил в лицо Воронину и Понедельнику, под дых - Хусаинову... Центрфорварду больше доставалось от другого персонажа: "Уругвайцы играли еще грубее, чем югославы. Был у них защитник Троче... Редкий, доложу вам, костолом! Мне однажды так на пятку прыгнул - чуть ахилл не оторвал... Арбитр же на это смотрел сквозь пальцы" ("СЭФ" №144 от 23.12.05).

Доставалось и Яшину, изрядно натерпевшемуся в двух предыдущих играх. Судья бесстрастно фиксировал нарушения, долгое время без серьезных последствий для хулиганов. Правда, когда те, пользуясь его мягкотелостью, окончательно распоясались, троих он все же предупредил. После очередного нападения на вратаря Йонни назначил штрафной. Яшин с Масленкиным разыграли "стандарт". И тут к овладевшему мячом Яшину понесся, как раненый бык на тореадора, Кортес. Вот как описан эпизод в спортивной газете: "Уругваец Кортес коленом пытался ударить Яшина. Судья увидел только финал этого инцидента, когда Яшин замахнулся ногой, и назначил свободный удар, теперь уже в пользу уругвайцев в пределах нашей штрафной площади".

Журналист смягчил. За попытку ударить судьи не штрафовали, в Чили тем более. Максимум, на что решались, хотя были обязаны, так это предупредить за "угрозу исполнения". По другим советским и иностранным источникам, Кортес грубо ударил Яшина коленом в живот. Вратарь не сдержался - ответил. Судья увидел, но, имея веские основания назначить пенальти и оставить советскую команду в меньшинстве, ограничился свободным. Призову в свидетели Андрея Старостина: "Во втором тайме произошло событие, заставившее нас еще раз задуматься о том, что оплот команды, Лев Яшин, находится не в лучшей своей форме. Его атаковал Кортес. Назойливо и грубо напал он на Яшина, когда тот получил отпасованный Масленкиным мяч... Вратарь, командующий нашей сборной, помнящий, что каждый трудный момент усугубляет обстановку и что надо давать как можно меньше поводов для штрафа, вдруг не выдержал и на грубость уругвайца ответил своей грубостью".

Поплатились голом.

1:1. 54-я минута. Кабрера пробил. Судья потребовал повторить: "стенка" стояла близко. Еще один удар. Мяч отскочил на ногу Сасия. И тот попал в открывшееся на мгновение пространство. Яшин, закрытый своими и чужими, сделать ничего не мог.

Напряжение возросло. Еще гол - и надо будет паковать чемоданы. Цитата из Мержанова: "Гол воодушевил уругвайцев и внес некоторую растерянность в наши ряды. Вновь появились неточные передачи. Островский допускает грубость, его дважды предупреждает судья. Время идет, а наши футболисты не могут наладить игру. Инициатива у уругвайцев".

ХЕППИ-ЭНД

Наконец отбились и на две острые контратаки сподобились. Оба раза мяч проник в ворота. На 79-й минуте - с "черного хода". Судья, не заметив, гол засчитал, но вскоре, убедившись, что его не было, отменил. О причине расскажу подробно, как только этот зубодробильный, нервный матч наконец завершится. Ждать осталось недолго.

2:1. 89-я минута. Вновь угроза пошла с правого фланга. Численко - Хусаинов - Понедельник. Центрфорвард пробил на силу. Соса отбил, а набежавший Иванов сделал то, что и должен, когда мяч в ногах, а ворота пустые.

Успеют уругвайцы отыграться, не успеют, не важно. Мы - в четвертьфинале! Пусть соперники считают, что судьба их обделила. Это их дело. У фортуны свои критерии: во-первых, хамов и хулиганов поощрять безнравственно. Во-вторых, оценила она мужество ребят, сплоченность, выдержку, самоотверженность, проявленные (за небольшим исключением) на протяжении всего матча. Оценив, широко, обворожительно нам улыбнулась.

Эти качества отметили и иностранные корреспонденты. Небольшой фрагмент из швейцарской газеты Sport: "Русские показали, что извлекли урок из встречи с Колумбией… Уругвайцы продемонстрировали свою лучшую игру на чемпионате, нападение оказывало сильное давление на противника, но защита русских проявила мужество… И хотя значительную часть игры уругвайцы провели вдесятером, победа русских справедлива и почетна".

Серьезная травма защитника оставила сборную Уругвая в меньшинстве. На 33-й минуте унесли с поля Элисео Альвареса. Во втором тайме он все же появился, но участия в игре практически не принимал - ковылял вдоль кромки. Позже выяснилось - с переломом ноги.

Советские обозреватели, скрупулезно подсчитывавшие минуты, когда в игре с югославами оказывали помощь двоим нашим игрокам, и десять минут в концовке, проведенные в меньшем составе из-за травмы Дубинского, ни словом о постигшей уругвайцев беде не обмолвились.

Журналист вправе открыто проявлять патриотические чувства, гордиться соотечественниками, радоваться их успехам и достижениям, но при этом обязан быть предельно честным и объективным.

СССР - УРУГВАЙ - 2:1 (1:0)

Голы : МАМЫКИН, 38 - 1:0. САСИЯ, 54 - 1:1. ИВАНОВ, 89 - 2:1.

СССР : Яшин, Чохели, Масленкин, Островский, Воронин, Нетто (к), Численко, Иванов, Понедельник, Мамыкин, Хусаинов.

Уругвай : Соса, Троче (к), Мендес, Эмилио Альварес, Элисео Альварес, Гонсалвес, Кубилья, Кортес, Кабрера, Сасия, Перес.

Наказания : Эм.Альварес, Троче, Сасия, Островский (все - предупреждения).

Судьи : Йонни (Италия). Душ (ФРГ), Дородь (Венгрия).

6 июня. Арика. Стадион "Карлос Диттборн". 9973 зрителя.

Об эпизоде на 79-й минуте рассказать не успел. Надо же! Не только время с космической скоростью несется в неведомые дали, так и полосы газетные стали быстро кончаться. Уж, будьте добры, дождитесь следующего "рейса".

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...