Газета
11 ноября 2011

11 ноября 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1961 год. Часть третья

ЗЛОПОЛУЧНАЯ КЕПКА

Окончание. Начало - в № 257

Футбольная жизнь продолжала катиться по проложенным организаторами желобкам и до конца длинного пути от заданного графика ни разу больше не отклонилась.

ЛУЧШИЙ БОМБАРДИР СРЕДИ ВРАТАРЕЙ

"Пахтакор" в связи с переносом на лето матча со "Спартаком" присовокупил к шести выходным дням еще шесть. Временем распорядился толково и обыграл очень сильную по составу, но еще сыроватую, несыгранную команду ЦСКА - 3:2. Результат сделал Геннадий Красницкий, трижды разрядив свою "гаубицу-убийцу".

Борис Разинский три гола пропустил и еще один забил, понятное дело, с пенальти. Так он стал и остался с двумя мячами самым результативным вратарем в отечественной футбольной истории. Это был его последний матч в составе армейского клуба. Бесков от услуг Разинского отказался, и вратарь, чтобы не прерывать стаж, изъявил желание играть за "Спартак".

Федерация футбола, если она уважала ею же созданную инструкцию о переходах, не должна была рассматривать заявление: во-первых, сроки действия трансферного окна давно минули; во-вторых, выступать в одном турнире за две команды строго возбранялось.

"СОГЛАСНО ИХ ПРОСЬБАМ"

Если исключения из правил, минуя критическую точку, становятся доминирующими, они автоматически меняются местами с правилами. 23 мая федерация не только рассмотрела ходатайство Разинского, но и удовлетворила его. В тот же день спартаковцу Ивану Мозеру разрешили вернуться в Минск, в "Беларусь". Причину, по какой федерация разрешила переход обоим футболистам, изложена в постановительной части: "... за невозможностью дальнейшего использования и согласно их просьбам". Неубедительно. Руководителей предупредили: "Разинский и Мозер в играх второго круга не должны играть против команд, с которыми уже играли, находясь в составах "Спартака" и "Беларуси" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2942). Минские тренеры замечание начальства игнорировали: Мозер в первом круге сыграл с ереванцами, "Кайратом" и "Зенитом" в составе "Спартака". Во втором - против тех же команд в форме "Беларуси". Приняли Мозера радушно, сразу в основу включили, капитанской повязкой поощрили, нагрузили по полной: участвовал в 25 матчах из 26 оставшихся и только раз был заменен.

Разинский провел в новом клубе неполные четыре матча. Увеличить голевой баланс не довелось, а статистику пропущенных мячей подпортил - за 280 минут их в его ворота влетело семь.

Помимо Разинского и Мозера за две команды в 61-м сыграл еще один футболист - полузащитник Владимир Сорокин. Проведя три матча в Киеве, он перебрался в московское "Динамо" и гол своим киевским товарищам забил.

ПЕРВЫЙ МАТЧ МАРКАРОВА...

26 апреля футбольный мяч докатился до Москвы. Как всегда, гостеприимно распахнул ворота стадион "Динамо" - посвежевший, похорошевший. Чемпион, московское "Торпедо", принимал аутсайдера прошлогоднего первенства - бакинский "Нефтяник". За встречей первой и 21-й команд чемпионата-60 наблюдали десятки тысяч зрителей. Проходы динамовского стадиона оставались свободными, но 55 тысяч мест из 56 официально зарегистрированных болельщики заняли. К моменту московской встречи чемпион с четырьмя очками после трех игр обозревал спину "нефтяников", собравших к тому времени больше - 5 очков. Фактически это была встреча лидеров первой подгруппы. Как оказалось, не только по набранным очкам.

Гости начали резво и спустя четверть часа вели - 2:0. Сначала ветеран Юрий Кузнецов открыл счет, через несколько минут с отменной его подачи закрепил преимущество юный, на тот день еще 18-летний Эдуард Маркаров. Со временем в составе бакинской и ереванской команд он получит медали и жетоны разного достоинства, дважды Кубок в руках подержит, за сборную на ЧМ-66 сыграет, в бомбардирский клуб имени Григория Федотова войдет. А 26 апреля состоялся его дебют в большом футболе - как видите, удачный. Правда, гости добытое преимущество не сохранили. Чемпион напрягся, ответил тремя мячами. Победный забил Валентин Иванов минуты за три до "падения флажка".

...И ПОСЛЕДНИЙ - КАЛЕВИСТЕ

Бакинцев, несмотря на проигрыш, хвалили. Играли они живо, технично, интересно. Победителей упрекали в академизме, безволии и бог знает в чем. Раздавались голоса, причем проникшие на страницы некоторых газет, и о помощи, оказанной чемпиону таллинским арбитром Валдо Калевисте.

Дыма без огня не бывает. Я бы не поддался слухам (мало ли что люди говорят), если бы не жесткая реакция ВКС. Отметив, что Калевисте допустил "отдельные ошибки" и получил от просмотровой комиссии "двойку", Всесоюзная коллегия судей приняла решение "не привлекать В.Калевисте к судейству матчей класса "А".

Судья вроде бы благополучный, более десяти лет в высшем классе работал, несколько десятков матчей отсудил. Ошибся, с кем не бывает. Не таких прощали. Вспомните хотя бы финал предыдущего года, испорченный киевлянином Цаповецким. Простили ему. Начальство у нас отходчивое. Остынут и эстонца амнистируют. Не простили, однако. Этот злополучный матч стал для таллинского арбитра последним в элите. Круто. Что же он такого натворил? О подробностях ни в прессе, ни на "подпольных" посиделках не распространялись. Может, протоколы каких-то заседаний исчезли? Такое случалось.

ТРЕНЕР-МЕЧТА

Как бы то ни было, "нефтяники" поменялись местами с "Торпедо", но держались за ним долго. В шаге от турнирного экватора в первой подгруппе оставались вторыми, и только проигрыш в Сталино вынудил их сделать шаг назад. Тоже недурно. Такой прыти от бакинцев не ждали. Поначалу удивлялись, а присмотревшись, зааплодировали, слова лестные стали произносить. Команду словно подменили. Игроки за небольшим исключением те же. Зато тренер другой - именитый, заслуженный, титулованный. Автор нескольких книг по тактике футбола, по сей день актуальных, широко известных за рубежом. К тому же интеллигентный, образованный. Тренер-мечта. Звали его Борис Андреевич Аркадьев.

На знаменитого тренера смотрели как на мага, волшебника, способного реанимировать, поставить на ноги, сделать конкурентоспособным. В 52-м, после разгона ЦДСА, он исполнил функции МЧС - предотвратил катастрофу "Локомотива", привел его в чувство и через пять лет выиграл с ним Кубок. Теперь ему предстояло провести сложный курс лечения "Нефтянику".

В жизнедеятельность "пациента" тренер верил: "Это очень интересный коллектив, и я убежден в том, что в прошлом сезоне бакинцы играли явно ниже своих возможностей".

В Баку Аркадьев приехал один, от услуг "варягов" отказался. "Квалификации, умения и мастерства бакинских футболистов достаточно, чтобы играть хорошо", - успокаивал он местных журналистов.

Прежде чем приступить к тренировкам, встретился с командой. После общего собрания провел индивидуальные беседы с каждым игроком, поговорил по душам и потребовал изъять из употребления курево и алкоголь.

В "ЛАБОРАТОРИИ" АРКАДЬЕВА

Команда заиграла, и поначалу результаты и занятое в таблице место соответствовали уровню показанного "нефтяниками" футбола. Раскрыть секрет перевоплощения игроков, проникнуть в тренерскую лабораторию журналисты пытались безуспешно. Исключение Борис Андреевич сделал года через полтора, в 62-м, для корреспондента "Молодежи Азербайджана" Д.Курносова. 22 августа он допустил просителя в святая святых с одним условием: не фотографировать, дабы не волновать футболистов.

Собрались в номере гостиницы "Интурист", где Аркадьев проводил установку перед игрой с "Крыльями". Тренер с футболистами склонились над развернутым на полу огромным макетом поля с разноцветными фишками. Обсудили основной вариант, ориентируясь на предыдущий состав соперника, и перешли к резервным. В это время в комнату вошел вернувшийся из "разведки" начальник команды Тофик Бахрамов.

- Состав тот же, - доложил он тренеру, - кроме вратаря.

За ним явился шофер Али - принес комплект новых, с еще не оторванными бирками, футболок и гетры. Сам же и раздал игрокам, зная, кто под каким номером выходит на поле.

Незадолго до отъезда на стадион Аркадьев попросил очистить помещение. Ему нужно было сказать подопечным какие-то "волшебные" слова, не предназначенные постороннему уху.

СЧАСТЛИВАЯ РУКА ШОФЕРА АЛИ

На вопрос журналиста, почему шофер занимался не своим делом, Бахрамов ответил:

- А он никому и не доверит. В прошлый раз перед игрой с Кутаиси он случайно раздал форму, и мы выиграли (4:0. - Прим.А.В.).

В первом тайме матча с "Крылышками" примета дала сбой - ничья. Али предпринял вторую попытку: в перерыве принес новую партию отглаженных футболок. На сей раз сработало - 2:1.

Меня в объемном материале Курносова удивил откровенный рассказ о суевериях и приметах. Тема в советских СМИ запрещенная. Борьбе с "пережитками прошлого" уделялось в воспитательной работе, за которую непосредственно отвечали начальники команд, немало места. А тут такое.

О суеверии спортсменов знали все, но преспокойно, как о делах будничных, разглагольствовать на газетных страницах о "вредных пережитках" - это уж слишком. Несколько шкур могли снять. Даже Яшина не пощадили. Вот как это было

ЯШИН ПРОТИВ "АКУЛ ПЕРА"

Предметом пристального внимания на пленуме совета федерации футбола 3 апреля 1961 года (за пять дней до начала чемпионата) стала старая, потрепанная кепка вратаря, служившая ему талисманом, что тоже ни для кого не было секретом. Собравшихся возмутило обнародование "позорного" факта в печати, причем (о ужас!) в забугорной.

После завершившегося в июле 60-го во Франции Кубка Европы популярный еженедельник France Football взял интервью у одного из героев турнира (31 июля 1960 года его перепечатал советский еженедельник "Футбол").

Непросто пришлось Яшину - тяжелее, чем в игре. Не растерялся вратарь, с присущим ему мастерством отводил угрозы. Отражал "удары" острые, непривычные, неожиданные. О том, каково было голкиперу, находясь с глазу на глаз с "акулами пера", он признался в самом конце беседы.

- Не вызвали ли у вас удивления некоторые из наших вопросов?

- Вызвали, и немалые. Журналисты моей страны обычно задают мне не такие вопросы. Но я ничего от вас не скрыл...

Яшин действительно отвечал откровенно и аккуратно, стараясь не выходить за допустимые у нас границы. Только раз, когда спросили о предпочтениях в спиртных напитках, слукавил:

- Я не пью ничего другого, кроме минеральной воды и молока.

Делегатов пленума возмутил ответ на другой вопрос. Напомню, совещание состоялось через восемь месяцев после опубликованного в "Футболе" интервью.

"СУЕВЕРИЮ НЕ МЕСТО НА СТРАНИЦАХ ПЕЧАТИ!"

Представитель Украины Оратовский высказал с предоставленной ему трибуны претензии единственному нашему футбольному изданию. Один критический выстрел срикошетил в Яшина:

"Еженедельник "Футбол" - неплохая газета, но в вопросе политико-воспитательной работы иногда дает недоброкачественный материал... Принесла ли беседа французских журналистов с Яшиным пользу футболистам и читателям, в которой он отвечал на такие "глубокомысленные" вопросы: "Где он живет?", "Хорошо ли танцует?", "Что бы он взял с собой, если бы оказался на необитаемом острове?" и т.д. Кому нужны эти вопросы? Это не представляет интереса. А один из вопросов принес вред. Об этом нужно прямо сказать и просить работников "Футбола" исправить эту серьезную ошибку. Товарищу Яшину был поставлен вопрос:

- Суеверны ли вы?

Он на это ответил:

- Все спортсмены по-своему суеверны... Я от этого недостатка не открещиваюсь. У меня есть свой "талисман". Это моя кепка. Ни за что на свете я с ней не расстанусь... А ее предшественница проработала десять лет... Но я беру ее всегда с собой. В Марселе мои почитатели вырвали ее у меня, и мне пришлось их умолять вернуть мне мой талисман.

Зачем же, спрашивается, суеверию предоставлять место на страницах нашей советской печати!"

ЧЛЕН ПАРТИИ ПРИ ВИДЕ ПОПА КРУТИЛ ПУГОВИЦУ

Одно только появление на экране или сцене популярного актера комического жанра вызывает смех зрителей. Эту роль на различного рода собраниях и совещаниях в федерации футбола исполнял делегат от Москвы товарищ Донской. Появление его у трибуны, полагаю, вызвало оживление высокого собрания. Он с места в карьер бросил в зал три вопроса, не требовавших ответа: "Чем Яшин портит коммунистическое воспитание? Тем, что носит десять лет свою кепку? Так что же здесь плохого?"

Ознакомив присутствующих с пунктом анкеты, касающимся партийной принадлежности оратора, вопросами и завершил: "Я партийный человек, имею честь состоять в партии, но и сейчас, когда поп проходит, я кручу пуговицу! Что вы за это со мной сделаете? Что, я не люблю свою страну?"

Короткое эмоциональное выступление Донского прерывалось веселым оживлением зала (отмечено в стенограмме заседания). Ничего плохого с человеком, любившим свою родину, коллеги делать не собирались.

Если Донской намеревался втянуть кого-то в дискуссию, то это ему удалось. Обнажил клинок Оратовский, единственный, наверное, делегат, у кого выступление оппонента вызвало эмоции противоположные: " Я хочу сказать товарищу Донскому в части суеверия. Он сказал: в том, что Яшин возит за собой вторую кепку, ничего нет страшного. Нет, это страшно! Возить за собой вторую кепку и заявлять об этом на страницах печати - это есть суеверие.

Мировоззрение партии несовместимо с суеверием, партия непримиримо с ним борется. Если товарищ Донской носит отпечаток суеверия - это дело его совести, пусть крутит пуговицу!"

БУРЮ В СТАКАНЕ УТИХОМИРИЛ ГРАНАТКИН

Градус собрания повысился. Прекратил бесплодные препирательства глава федерации Валентин Гранаткин: "Я не хочу ввязываться в дискуссию по вопросу о суеверии. Мы неправильно понимаем товарища Яшина... Почему он возит с собой кепку? Да потому, что она является неотъемлемым его инвентарем... В другой кепке он будет чувствовать себя по-другому.

Я сам играл в одной и той же кепке, в одних и тех же перчатках, потому что я к ним привык. Играть нужно в том инвентаре, в котором тренируешься и играешь. Это не суеверие" (Материалы пленума покоятся в ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2940).

Бурю в стакане Гранаткин утихомирил. Правда, подтасовав факты. Речь шла не о кепке, в какой играл Яшин, а о предыдущей, отжившей свой век. Ее как талисман и возил с собой всемирно известный вратарь.

Не ради отношения коммунистического мировоззрения к суевериям затеял я разговор - оно и без того известно. А чтобы показать, какой чепухой иногда занимались деятели футбола перед новым сезоном. Правда, там и другие, более серьезные проблемы обсуждали. Приведется случай, еще раз в третий день апреля посетим резиденцию федерации, что в доме № 4 по Скатертному переулку.

Не успели порезвиться на весеннем воздухе, погонять мяч, как я снова в помещение вас загнал. Виноват. В следующий раз наверстаем - побегаем за мячом на зеленых и не очень, относительно ровных и бугристых полях.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...