Газета
28 октября 2011

28 октября 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1961 год. Часть вторая

КИНОТЕАТР ПОВТОРНОГО ФИЛЬМА

О долгоиграющей трансферной кампании (продолжится она и после начала турнира), сопровождавшейся скандалами и вышедшей на отдельных участках из-под контроля федерации футбола, мы рассказывали в прошлый раз. Оживление наблюдалось и на тренерской бирже.

ТРЕНЕРСКИЕ ПЕРЕСТАНОВКИ

Константин Бесков, как вы знаете, в декабре 60-го принял ЦСКА. Начал круто: уволил более десятка человек - целую футбольную команду. Руководствовался тренер принципом героя тургеневского романа: сначала место расчистить, а строить потом. Созидательная часть этой программы времени и усилий требует куда больше. Однако Константин Иванович буквально за пару месяцев соорудил отменное, радовавшее глаз здание.

Команда, применявшая во второй половине 50-х немудреную схему - бей вперед, а там разберемся, - вдруг заиграла свежо, задорно, разнообразно, изящно, демонстрируя футбол комбинационный, красивый, умный, результативный. Не было на предварительном этапе крепости, какую не смогла бы взять "Советская армия": ни разу она не ушла с поля брани без забитого гола.

Изменение игрового почерка с каракулей на каллиграфию - безусловная тренерская заслуга, да и "строительный материал" получил он высококачественный благодаря весьма плодотворному весеннему набору: места уволенных заняли люди именитые (см. "СЭ" от 20 октября).

Слегка передохнув, взялся за старое Борис Аркадьев. Впервые продолжил он работу за пределами Москвы - принял бакинский "Нефтяник". Отношения с футболистами наладил быстро. Первый круг 21-я команда предыдущего первенства завершила в своей подгруппе на третьем месте! Сил, правда, не рассчитала, резвого темпа не выдержала, но прогресс в игре был очевиден. Под руководством Аркадьева парни из Баку начали медленное восхождение, увенчавшееся в середине 60-х покорением пьедестала.

Василий Соколов давно покинул Москву, где в содружестве с Абрамом Дангуловым дважды выиграл чемпионат со "Спартаком". На чужбине не заладилось: Минск - Тбилиси - Сталино, а летом 60-го судьба забросила в Кишинев. Там он заполнил вакансию после увольнения земляка - Александра Севидова.

И в центре угольной промышленности тренерское кресло пустовало недолго: на еще теплое, только что покинутое Соколовым место усадили Олега Ошенкова, известного нам по работе в Киеве, где он выиграл с украинским "Динамо" Кубок-54. "Шахтер" начнет с ним поступательное движение вверх и на Кубок всерьез замахнется. Что из этого получится? Не вынуждайте опережать события. Их до загнанного на задворки "хрустального" турнира - вагон с вереницей маленьких тележек.

ЧТО ИМЕЕМ - НЕ ХРАНИМ, ПОТЕРЯВШИ - ПЛАЧЕМ

В нетленности этой истины очень скоро убедятся руководители московского "Динамо". Двенадцать полных сезонов (без небольших довесков) тренировал именитый клуб, приумножая его славу, Михаил Якушин. С пьедестала команда не сходила: шесть первых мест, пять вторых и только в 60-м - третье. А по окончании сезона Михаил Иосифович неожиданно написал заявление об уходе. Сам решил или сверху подсказали? Не знаю. Повод вроде бы ничтожный - возникшие в ходе турне по Африке трения с несколькими игроками. Удивительно, что руководители Центрального совета "Динамо" и клуба не предприняли попытки разрулить ситуацию, в конце концов наказать игроков и любыми средствами удержать выдающегося тренера. Потеряв, залились в конце сезона горькими слезами.

Такие тренеры, как Якушин, на улице не валяются. Спрос на них велик. Михаил Иосифович торопиться не стал. После годичного тайм-аута направился по проторенной дорожке - в Тбилиси. Поработает он еще с несколькими командами, но в родное "Динамо" больше не вернется. В 61-м доверят орденоносный клуб его партнеру, позже ученику, Всеволоду Блинкову. На посту главного тот продержится один сезон.

ПЕЙЗАЖ ДЛЯ "СТАЛКЕРА"

Огромный тренерский цех принялся - кто с новыми, кто с прежними коллективами - за рутинную работу. Одни приступили к занятиям в декабре, другие - в первых числах января. В холодных регионах основная работа шла в зале, реже на морозном воздухе, в южных - пропорции обратные.

Схема на начальном этапе обычная: ОФП, техника, тактика. Варьировались периодичность и интенсивность тренировок. С началом весны десятки команд мастеров двух передовых классов советского футбола потянулись в теплые края.

Рассказ о весенних тренировочных сборах на Черноморском побережье сравним с открытым на страницах "Летописи" кинотеатром повторного фильма. Лента, она прокручивается ежегодно, не для слабых нервами: тот же угрюмый пейзаж (не там ли отснял Андрей Тарковский "Сталкера"?), те же "бурлацкие" песни-стоны, пробивающиеся сквозь шум морского прибоя… Вести с юга о подготовке к сезону больше напоминали метеосводки бюро прогнозов. Редко какой репортаж обходился без упоминаний о погоде.

Алексей Парамонов: "Беспрерывные дожди испортили тренировочные площадки и поля. Это очень затрудняет восстановление сил команды. Вот так идет тренировочная работа на поле, невзирая на дожди и ветер".

Виктор Дубинин: "Непрерывные дожди, раскисшие поля от Сочи до Батуми. Тяжелый грунт".

"Советская Молдавия" (от 17.03) о местопребывании кишиневской "Молдовы": "С конца февраля в районе Сочи сильные дожди сменяются вдруг снегопадами, и к утру все вокруг покрывается белым покрывалом". Не лучше в Ессентуках. Там "Спартак" с грозненским "Тереком" проводили контрольный матч в стужу на заснеженном поле.

"ПОРЫВИСТЫЙ ВЕТЕР РВАЛ ОБЛАКА"

Несть конца сводкам с полей. Показанных образцов достаточно, чтобы представить общую унылую картину. Все же присовокуплю к ним еще две зарисовки, выделяющиеся из прочих высокохудожественной палитрой.

Алексей Леонтьев: "Темные облака громоздились на вершинах гор. Порывистый ветер, подувший с моря, рвал их, и они рассыпались дождем".

В.Александров: "Привычный приморский ландшафт, южный и яркий, словно размыло бесконечным дождем. Весь март он поливал район Больших Сочи от Гагры до Туапсе. Даже вечная зелень стала тяжелой и угрюмой, как свинцовое небо и пустынное море. И мы ходим в кино, чтобы не забыть, как выглядит солнце". Красиво излагали.

Вот в таких метеоусловиях "оттачивали мастерство" лучшие советские команды. О качестве немногочисленных, затонувших под водой полей и говорить нечего: они и в сухую-то погоду снисхождения не заслуживали. Множество команд (скопилось их на небольшом пятачке в районе Сочи около двух десятков) в поисках более или менее сносного, пригодного для тренировок пространства суши петляли по узкому серпантину горных дорог в громоздких автобусах, которые укатывали футболистов до тошноты. Примерно три часа затрачивали на дорогу (в оба конца) ради полуторачасовых занятий.

"Адмиралтейцу" повезло: "Из-за частых дождей вперемешку с мокрым снегом на стадионе в Гудауте тренироваться невозможно, и мы нашли поляну (не поле, заметьте, поляну. - Прим. А.В.) в 30 километрах от города", - не могли нарадоваться тренеры. Еще бы, всего два часа на дорогу: час туда и столько же обратно.

"СЮДА - БОЛЬШЕ НИ НОГОЙ!"

Их земляки-"зенитчики" довольствовались тем, что имели: сплошным болотом. "Почти все тренировки из-за дождей, ливших не переставая, приходилось подменять двусторонними играми по грязи. Если общефизическая подготовка от этого выиграла, то техническая сторона проиграла. Последний товарищеский матч мы играли с чемпионом страны "Торпедо" тоже по щиколотку в грязи", - жаловался второй тренер "Зенита" Геннадий Бондаренко.

Наставнику торпедовцев Виктору Маслову из-за ненастья выполнить намеченный план не удалось. Правда, шесть лучших его футболистов готовились в составе сборной СССР в цивилизованной стране (в Голландии) в комфортных условиях. А молодняк, нет худа без добра, прошел суровую школу - закалял тело и дух, вырабатывал морально-волевые качества.

Тренер воронежского "Труда" Герман Зонин (счастливый самим фактом появления в высшем классе) от загодя составленного плана не отклонился ни на йоту. На поиски пяди сухой земли не отвлекался, гонял ребят "от и до", вываливал их в грязи, там же и спарринги с желающими проводил.

Тренеры чертыхались, проклиная погоду, обезображенные поля, переполненные гостиницы, и зарекались: больше сюда - ни ногой! Так какого рожна, заведомо зная об ожидавших их испытаниях, вновь и вновь рвались они на юга? Сила привычки, утверждали одни, подкрепляя довод народной мудростью: "Привычка приходит к человеку как гость, а остается у него как хозяин". От безысходности, считали другие. Не согласен. Безвыходных ситуаций нет. При желании возможен поиск компромиссного или альтернативного варианта.

СПАСАЙСЯ КТО МОЖЕТ

Спаслись ереванцы - остались дома. Всю зиму и весну готовились в зале, чаще на воздухе. Спарринги проводили сначала с соплеменниками из класса "Б", а ближе к апрелю пригласили одноклассников. С удовольствием откликнулась "Беларусь". Минчане прервали командировку в Сочи, отменили плановые контрольные встречи и перебрались в Армению. Здесь потренировались, а также сыграли с "Шираком" и ереванским "Спартаком".

Тбилисцы и "Нефтяник", очень скоро поняв бесперспективность пребывания на побережье, изменили первоначальные планы, вернулись домой и в привычных условиях завершили подготовку к сезону, успев провести несколько товарищеских игр с приглашенными командами мастеров.

"Шахтер" с самого начала взял курс на Запад - в Закарпатье. Олег Ошенков остался доволен: "Здесь тепло, бытовые и тренировочные условия нормальные. Не приходится скитаться в поисках хорошей погоды", - рассказывал тренер журналистам.

"Авангарду" повезло больше - подался южнее советского юга и оказался на острове Кипр! Заслужили харьковчане загранпоездку трудом тягомотным и обильно пролитым на тренировках потом.

Обезвоживал организм подопечных в полуторамесячную зимнюю пору старший тренер (официально числился начальником команды) Александр Пономарев.

Лыжные кроссы по 10 и 15 километров отмахивали ребята, штангу с непосильными весами ворочали, неплохих результатов, по мнению тренера, достигли в легкой атлетике и гимнастике. Об акробатике и говорить нечего. Усвоив простейшие кульбиты, перевороты вперед с падением, замахнулись на переднее сальто и (не поверите) полет-кувырок через препятствие до полутора метров. С ума сойти! Хоть на чемпионат Союза по акробатике заявляй. Какая жалость - им в футбол играть было велено.

Похудевшие, постройневшие, сунулись было в Сочи. Обозрев панораму, затосковали. Не пойдет. И без того в залах и на снегу намучились. Неужто загранку не заслужили? Подсуетился тренер, пробил. Пусть не испании с италиями, а всего лишь Кипр, все одно загранка, уж во всяком случае, не Сочи с Батуми и даже не Гагра с Леселидзе.

Жили и трудились, как белые люди - в тепле, на приличных полях, в уютных гостиницах, там же и харчевались. Правда, партнеры по спаррингам жидковаты (четыре победы с общим счетом 15:3). "Поездка на Кипр имела больше познавательное значение", - признался тренер по возвращении корреспонденту "Радянського спорта". Все же наставник остался доволен, считал, что команда готова неплохо, обещал после третьего тура обрести боевую форму. Ну-ну...

МОРАЛЬНАЯ ПОБЕДА ГЛЕБОВА

"Кайрату" и дома было неуютно. На Всесоюзном методическом совещании в Москве старший тренер Николай Глебов жаловался на трудные условия, отсутствие нормальных помещений и оборудования. Только после того, как заявил, что снимает с себя ответственность за качественную подготовку команды, высшее спортивное ведомство Казахстана требования тренера удовлетворило.

Глебов, однако, не угомонился. Пользуясь свободой слова, пусть и ограниченной пространством зала заседаний, обрушился на товарищей по цеху: "В начале подготовительного периода руководители "Беларуси", "Пахтакора", "Адмиралтейца" и другие начали атаку на наших игроков: Федотова, Степанова, Мальцева, Стулова, позже - Лисицина и Черемушкина.

Люкшинов, мой приятель, тезка, земляк и коллега, которого, кстати, я очень уважаю, посылает Мальцеву телеграмму: "Звоните, телеграфируйте свои решения на наши предложения".

Приходили и другие товарищи, предлагали квартиру в Москве".

Присутствовавший на совещании главком советской физкультуры Николай Романов, пропустив мимо ушей стенания Глебова, "перевел стрелки" на самого жалобщика, обвинив его в отсутствии текущего и перспективного планов. Глебов за словом в карман не полез, резонно возразив:

- Планов нет, потому что нет календаря. Вслепую составить не могу. Задерживают календарь, задерживаются планы.

Романов упорно твердил свое, тренер держал оборону. Вялая словесная перепалка незаметно угасла. Моральная победа осталась за Глебовым (ГАРФ. Фонд 9578, опись 2, дело 2944).

Нечем было крыть начальнику. Без расписания игр, не зная, когда, где и с кем играешь, составить ежедневный план невозможно. Дома он один, на выезде с учетом переездов и перелетов - другой. Да и проблем незапланированных в гостях хватало. Один только пример из множества. "Тренер Е.Ф.Шпинев выразил удивление недружелюбным приемом футболистов "Шахтера" организаторами матча... Действительно, гостям для тренировок было предоставлено плохое поле, без душевых и раздевалок, тогда как наш город располагает прекрасными базами", - честно признался 18 мая "Вечерний Ростов" перед встречей СКА с горняками.

Не худший вариант - все-таки какое-никакое поле дали. Случалось же, и вовсе его не предоставляли. И дела никому не было до того, на какое время назначена тренировка и какова ее продолжительность. Позволили постучать по мячу - и на том спасибо. Не везде и не всегда, но с подобными трудностями сталкивались многие команды.

ЕЩЕ ОДНО СТАРОЕ КИНО

Попрошу ненадолго задержаться в зале заседаний, где проводилось методическое совещание, чтобы просмотреть фрагмент еще одного старого "фильма", озвученного доброй нашей знакомой по прошлым публикациям кандидатом технических наук доктором Граевской. Речь о состоянии медицинского обслуживания в командах мастеров:

"В большинство команд местные органы здравоохранения и не думают направлять врачей. В остальных врачебных контроль сводится к эпизодическому осмотру один-два раза в год. Из-за этого тренеры работают вслепую.

Из-за низкой зарплаты врачи не задерживаются. До сих пор не могут решить вопрос, кто будет платить - ЦС, Союз спортобществ или министерство здравоохранения...

Процент футболистов с отклонением здоровья хоть и улучшился в сравнении с прошлым годом, все еще велик. Очень высок травматизм. Из 500 обследованных футболистов (классов "А" и "Б". - Прим.А.В.) 40 процентов имеют те или иные травмы, телесные повреждения" (ГАРФ. Там же). Без комментария.

ПЕРЕДОВИКИ И ОТСТАЮЩИЕ

А теперь - о готовности стадионов. Обо всех не получится. Ограничимся передовиками и отстающими.

ЛЕНИНГРАД

Летом 1950-го в живописном парке "Победа" ввели в строй красавец стотысячник, часто заполнявшийся до краев. Радость ленинградцев не имела границ. А то, что добираться до места приходилось, затрачивая уйму времени и, как писали Илья Ильф и Евгений Петров, выполняя "...все упражнения на значок "Готов к труду и обороне", - так это для мужественных людей пустяки: они блокаду выдержали.

Десять лет городские партийные власти лениво отмахивались от настойчивых требований СМИ облегчить людям страдания, проложить автобусную трассу непосредственно к трибунам. В последний раз глас вопиющих раздался со страниц молодежной газеты "Смена" 16 декабря 1960 года. Завершалась статья ("Стадиону им.С.М.Кирова - автобусную трассу!") словами: "Будем надеяться, что мечты болельщиков сбудутся уже 2 мая 1961 года".

Ваш покорный слуга, описывая очередную попытку журналистов достучаться до надежно спрятавшихся за железными оградами чиновников, задался вопросом: "Протянет еще один год терпеливая, многострадальная, умирающая последней надежда или испустит дух в колыбели революции в железных объятиях большевиков? Поживем - увидим. Буду держать вас в курсе" ("СЭ" от 18.08.11).

Высокопоставленные особы после обрушивающихся на страну чрезвычайных происшествий обещают держать руку на пульсе, принять необходимые меры и строго спросить с виновных. Выполнить данное слово не успевают из-за новых ЧП. Мне легче. Живу я не в экстремальном третьем тысячелетии, а в 60-е годы двадцатого века, занимаюсь не государственными проблемами (Бог миловал), а пытаюсь по возможности выстроить хронологическую цепочку из наиболее, на мой взгляд, значимых событий в отдельно взятой сфере огромного жизнедеятельного организма.

Все это время руку на пульсе держал и имею для вас добрые вести. Не выдержали ленинградские коммунисты напора журналистов. Высунув голову из панциря, скомандовали: "Проложить дорогу к стадиону!" Рабочие отряды, приняв начальственный рык за залп с "Авроры", бросились на штурм... Руководитель "штаба восстания", директор стадиона А.Серебряков, докладывал журналистам об обстановке на середину января: "Началась выемка грунта с автостоянок, затем эти огромные площади, рассчитанные на 5 тысяч автомобилей, покроют асфальтом. Движение станет односторонним. По Южной трассе - только к стадиону, по новой, Северной, - со стадиона..." ("Вечерний Ленинград" 19.01.61).

В конце апреля, ближе к открытию футбольного сезона в Ленинграде, корреспонденты "Вечерки" попытались встретиться с Серебряковым для выяснения ситуации. Задача оказалась не из легких. Директор, весь в мыле, мелькал перед глазами, выскальзывал, убегал: "Занят по горло", - успел крикнуть, пробегая в очередной раз мимо журналистов. Те решили сами обследовать обстановку. Увиденным остались довольны. Сомнений в выполнении намеченных планом работ не осталось: "Будут выполнены в срок!" - заверили читателей.

2 мая. Алое, цвета крови, государственное знамя СССР гордо реяло на кировском стадионе. Первая игра в Ленинграде: "Зенит" - "Кайрат". Матч 15-й и 18-й команд страны собрал 100 тысяч человек! "Нынче стадион имени С.М.Кирова встречает ленинградцев по-новому, широко распахнув свои ворота: по автостраде, опоясавшей его, автобусы подвозили зрителей прямо к трибунам", - не могла нарадоваться "Ленинградская правда" (04.05.61). То, о чем мечтали на протяжении десяти лет ленинградские болельщики, свершилось!

Омрачил праздник "Зенит", проиграв алмаатинцам - 1:2.

ВОРОНЕЖ

Предстоявший воронежскому "Труду" дебют в классе "А" всколыхнул народные массы и их предводителей. Проявляя отеческую заботу о людях, областное начальство распорядилось реконструировать городской стадион "Труд". Основная задача предприятия - увеличение вместительности трибун ради более полного удовлетворения возросших потребностей болельщицких масс. Намечалось 17-тысячный стадион к 1 апреля расширить до 30 тысяч, в ближайшей перспективе - до 40. В сжатые сроки коллектив архитекторов представил оригинальный план, по которому две трибуны, Южная и Северная, увеличивались за счет приближения нижних рядов непосредственно к футбольному полю.

Тут же, не мешкая, развернули широкий фронт работ. Застучали молотки, затарахтели бульдозеры... На помощь примитивному ручному труду поспешала современная техника. Все бы ничего, если бы не самая малость, неизбежная в любом совковом начинании: Облпроект, тот самый, чьи архитекторы представили на плотной ватманской бумаге чертежи стройки, ставшей вскоре поистине народной, затормозил темпы строительства, задержал несколько чертежей, касаемых важных коммуникаций и объектов.

Их отсутствие, по мнению партруководства, должен был компенсировать энтузиазм народа. 15 января 1961 года со страниц главного партийного органа области, газеты "Коммуна", прозвучал призыв к общественности города, любителям спорта и футбола помочь строителям в срок ввести в строй стадион. Пусть и без чертежей. Глядишь, ближе к финишу подкинут. Если что не так, со временем доделают. Главное - сдать в срок и доложить о выполнении. Партия сказала: "Надо!" Комсомол ответил: "Есть!"

Через три дня комсомольская газета "Молодой коммунар" бодро, с юношеским задором отрапортовала: "Футболисты "Труда" пришли на стадион "Труд", чтобы помочь строителям поскорее завершить его реконструкцию. Вместе с ними трудились около ста лыжников, легкоатлетов, акробатов и боксеров... Хороший почин спортсменов должны поддержать физкультурники и все любители футбола города".

Лишнее. Участие морозной, снежной зимой лыжников и примкнувших к ним легкоатлетов, акробатов, боксеров с применением их профессиональных навыков гарантировали ускорение строительства и своевременную сдачу объекта без посторонней помощи.

Не знаю, с чертежами или без оных, с недоделками или в полном объеме, но 20 апреля на обновленном, "раздавшемся в плечах" стадионе состоялся первый домашний матч воронежской команды в классе "А". Соперник - чемпион страны московское "Торпедо". За игрой наблюдали 30 тысяч человек. Наша благодарность архитекторам Ф.Натарсону, Н.Александрову, Н.Неведрову, строителям треста Воронежского совнархоза (СМУ-16 и СМУ-33), персональная - футболистам, лыжникам, легкоатлетам, особенно акробатам и боксерам. Молодцы!

10:1

Вбухали в это дело 400 тысяч народных рублей - "хрущевок". Прошу прощения: увлеченный "высокими материями", не успел снизойти до презренного металла. Главный коммунист страны Никита Хрущев, путешественник и реформатор, затеял еще одну реформу - денежную. Свелась она в основном к уменьшению масштаба "конвертируемого" рубля - 10:1. Десять "сталинок" (10 рублей в правление Сталина) приравняли к одной "хрущевке". Реформа вводилась с 1 января 1961 года. Время для обмена "сталинок" на "хрущевки" отпустили до 31 марта. В течение трех месяцев в хождении были те и другие.

Делалось это, как и все остальное, исключительно в интересах народа. Тем, у кого проблемы с арифметикой, считать легче. И на бумаге высококачественной Никита Сергеевич сэкономил: "хрущевки" - намного компактнее похожих на простыни "сталинок". Максимальный срок обращения новых дензнаков - 20 лет. Об этом станет известно в октябре. На очередном, ХХII (разумеется, историческом) съезде партии населению объявят о завершающей стадии строительства светлого здания коммунизма. Срок сдачи объекта - 1981 год. Тогда и надобность в деньгах отпадет.

Заморозили стройку через три года, после дворцового - пардон, кремлевского - переворота. Наступил застой, как-то незаметно перешедший в стабильность. А деньги по-прежнему в силе - прочно заняли место почившей в бозе коммунистической идеологии.

Еще несколько позитивных примеров из рубрики "Вести с полей".

ХАРЬКОВ

Директор стадиона "Авангард" товарищ Д.Лазько не сидел сложа руки. Реконструировали трибуны, Восточную и Южную, благодаря чему увеличили число посадочных мест на шесть тысяч и довели суммарную вместимость до 30 000.

С трибунами - полный порядок, но директора волновало качество футбольного поля: "Какую оценку дадут нашей работе футболисты?" - тревожился он. Пытаясь успокоить их, а скорее себя самого, сказал корреспонденту спортивной газеты: "Кажется, мы сделали все, что смогли: подсыпали грунт, внесли минеральные удобрения, посеяли хорошую траву".

До первого матча две недели - что вырастет, то вырастет. Наши команды на любых полях играть привычны.

Товарищу Лазько было чем гордиться, даже если бы ни вместимость трибун он не увеличил, ни травку зеленую не вырастил. Основную работу проделал директор за пределами трибун: плакаты, лозунги, диаграммы, в большом количестве разбросанные на территории стадиона, радовали взоры зрителей, окна сатиры и юмора вызывали широкие улыбки и здоровый смех.

Теснее стали контакты администрации с трудящимися благодаря установленным у каждой трибуны ящикам с надписью: "Спрашивай - отвечаем". Идея не нова, впервые была реализована на московском стадионе "Динамо". Д.Лазько ее усовершенствовал. На ящиках указал адресатов: "Начальнику команды", "Старшему тренеру", "Капитану команды"...

О венце, так сказать, творчества пусть сам директор и расскажет: "На первый план мы решили выдвинуть пропаганду физкультуры и спорта по радио. Стадион - на редкость большая аудитория, тут, как говорится, есть, где развернуться".

Пока развертывается, поблагодарим товарища Лазько за многоплановую, полезную, творческую работу и обратимся к его прибалтийскому коллеге.

РИГА

А.Годес, директор стадиона "Даугава", к новому сезону готовился, как к карнавалу. Основная нагрузка легла на маляров. "Думаем преподнести зрителям небольшой сюрприз. Каждый из 29 секторов будет иметь свой цвет - голубой, желтый, серый, зеленый, коричневый..." - обещал он незадолго до открытия чемпионата журналистам. Обещание выполнил. У зрителей, пришедших на первый матч, рябило в глазах от многоцветия секторов.

Освежили маляры ворота главного входа и вообще перекрасили все, что находилось в пределах досягаемости: подтрибунные помещения, напрочь отсутствовавшие года полтора назад раздевалки. А в мае еще и фасад центральной арены перекрасили.

Наряду с несомненными успехами в благородном деле благоустройства стадионов имелись и отдельные недостатки.

ТАШКЕНТ

Центральный стадион братского Узбекистана "Пахтакор" ввели в эксплуатацию в 1956-м. Неофициальное открытие 60-тысячной арены состоялось в августе того же года. Почему неофициальное? Да потому что государственная комиссия объект не приняла, ворох документов и бумаг не подписала, так как не соответствовал он необходимым требованиям и не мог обеспечить элементарными удобствами зрителей и спортсменов.

Из длинного перечня недоделок и изъянов выделю некоторые: наружные ограды перекошены, асфальтовое покрытие верхнего кольца стадиона просело, на стенах - трещины, штукатурка осыпалась... Городскую канализационную сеть к стадиону не подключили. На территории, отведенной для тренировочных полей, спортивных площадок и теннисных кортов, - пустырь.

Поверхность футбольного поля неровная. Отсутствие стока для талых и дождевых вод уничтожало травяной покров. За полем не следили вовсе. Вру. Время от времени, вспоминая, поливали, этим и ограничивались. На таком, извините за выражение, поле тренировалась лучшая команда республики. Не удосужились даже комнату для собраний, теоретических занятий и, что важнее, политкружков выделить. Раздевалки и душевые - в запущенном состоянии. Об ужасной радиофикации, невзрачном табло с небольшого размера часами и прочих мелочах говорить как-то неудобно.

Как чувствовали себя на трибунах зрители? Болельщик у нас не капризный, купил (на совковом сленге - "достал") билет - и счастлив. Билет - право на вход без обозначения трибуны, ряда и места (скамейки, естественно, тоже не нумеровались). Какие проблемы? Приходи часа за три-четыре до начала и занимай места, какие душе угодно, хоть лучшие - в центре, на теневой стороне.

И администрация довольна. Неконтролируемое производство билетов - нехилый источник доходов. Судья всесоюзной категории Борис Баклунов (из его статьи, опубликованной 11 марта в "Правде Востока", я черпал информацию) утверждал, что в 1960 году сбор при полных трибунах должен был составить 40 тысяч рублей, а по акту, заверенному подписью дирекции, он никогда не превышал 20 тысяч. Разница, стало быть, оседала в бездонных карманах жуликов.

"Эта "недостача" - следствие неудовлетворительного контроля" , - возмущался Баклунов, завершив свой труд призывом: "К началу апреля стадион необходимо привести в образцовое состояние!" То, что не сделали за пять лет, судья призывал "привести в образцовое состояние" меньше чем за месяц! Безнадежный оптимист.

Ютилась на страницах советских газет рубрика: "Факты подтвердились, меры приняты". Рапортовал о принятых мерах в отчете о матче "Пахтакора" с московским "Динамо" С.Камский: "Дирекция прислушалась к голосу общественности - радовал стадион, окрашенный в светлые тона, нумерованные места на трибунах" ("Правда Востока" 09.04).

Из длинного перечня недоделок ограничились легким марафетом. И это все?

Пять лет проводились на недоделанном стадионе, так и не принятом госкомиссией, республиканские и всесоюзные соревнования, официальные матчи Кубка и первенства по футболу! Невероятно, но факт.

Будем справедливы, отметим огромную заслугу администрации: она мужественно хлопнула себя по карману, пронумеровав места на трибунах и билетах. Впрочем, их количество не обязательно совпадало. Такого рода махинации совершались в 30-е, 40-е и 50-е годы, о чем мы в свое время рассказывали. Вам этого мало? Тогда отправимся в

РОСТОВ

Дирекция стадиона "Ростсельмаш" (по документам вмещавшего около 30 тысяч зрителей) ловко манипулировала: располагала порядковые номера так плотно, чтобы на четырех местах едва умещалось по три человека. Расчет прост. Сборы с матчей и налог государству рассчитывался с официальных "метрических" данных, на самом же деле искусственное уплотнение граждан позволяло печатать билеты в большем количестве, нежели вмещали трибуны. Неучтенные деньги значительно улучшали материальное благосостояние дирекции.

На это безобразие обратила внимание группа болельщиков, владельцев абонементов. За несколько дней до открытия чемпионата они посетили стадион, чтобы взглянуть на забронированные места. Тогда и поняли - кому-то придется наблюдать за играми стоя. Предлагаю фрагмент письма 12 пострадавших в "Вечерний Ростов" (13.04): "Мы обратились к директору стадиона тов.Аздариди и его заместителю тов.Шубладзе. Они вначале отшучивались, мол, ничего, поместитесь, а затем пообещали исправить положение. Но когда мы пришли на первую игру, то убедились, что все осталось по-прежнему. Пришлось сидеть на ступеньках в проходе. Мы не хотим находиться на птичьих правах".

За несколько минут до начала первого в Ростове матча СКА со спартаковцами Вильнюса из-за переизбытка проданных билетов возникла невообразимая давка. Наряды милиции перекрыли проходы. Под давлением огромной человеческой массы заслон был прерван и поток болельщиков хлынул на трибуны. К счастью, обошлось без жертв.

В следующий раз с трибун двух десятков стадионов, добросовестно к сезону подготовленных и не очень, старательно размалеванных и не одобренных приемной комиссией, мы посмотрим футбол. По ходу дела стадионная тема может вдруг опять кое-где проклюнуться. Лично мне так кажется.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...