Газета
21 апреля 2011

21 апреля 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1959 год. Часть первая

Правление Никиты Хрущева отмечено многочисленными преобразованиями. Партия готовила народ к массовому штурму высоты, именуемой коммунизмом.

"ВСЕ КАК ОДИН БРОСИТЬ КУРИТЬ"

СМЕНА ВЫВЕСКИ

Создание бесклассового общества подразумевало отмирание государства, чьи функции надлежало исполнять народу. Эта разрушительная работа началась в середине 50-х - создавались товарищеские суды, народные дружины и многое другое.

Глобальные изменения в сфере общественных отношений не могли не коснуться физкультуры и спорта. В январе 1959 года постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О руководстве физической культурой и спортом в стране" был образован Союз спортивных обществ и организаций СССР. Так вместо государственного органа, каковым был Всесоюзный комитет физкультуры (фактически министерство спорта), учредили орган общественный. Непосредственное руководство физкультурой и спортом осуществляло созданное через две недели Оргбюро Союза, в состав которого помимо двух самых массовых организаций - профсоюза и комсомола - вошли представители спортивных обществ, советской армии, министерств и ведомств. Организация изменилась, голова осталась прежней: председателем Оргбюро назначили хорошо нам известного Николая Николаевича Романова.

Последовавший каскад реорганизаций через четыре месяца достиг владений футбольных. 26 мая Секция футбола преобразуется в Федерацию футбола СССР. В данном случае преобразование носило чисто символический характер, так как обе организации были общественными и выполняли одни и те же функции: проведение всесоюзных и международных соревнований, издание методических пособий, комплектование сборных команд, решение дисциплинарных вопросов, присвоение спортивных званий и т.д. и т.п. Все свелось к смене вывески и терминологии. Правда, декларировалась большая самостоятельность и независимость новоиспеченного футбольного органа, в чем после перечисления ряда фактов у читателей могут возникнуть большие сомнения.

ЗАКОН ПИСАН НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Созданная после завершения предыдущего чемпионата инструкция четко определяла сроки перехода футболистов из одной команды в другую: с 15 ноября по 1 января. Не сумев заполучить в установленный законом период игрока ужгородского "Спартака" Василия Турянчика, руководители киевского "Динамо" и после Нового года продолжали соблазнять футболиста всевозможными посулами и благами. Тщетно. Тогда, заручившись поддержкой республиканского Союза спортивных обществ, они от просьб перешли к угрозам и добились исключения футболиста из ужгородской команды. Отлученный от футбола Турянчик обратился за помощью в центральную спортивную газету. Письмо футболиста, опубликованное 5 апреля, завершалось такими словами: "Итак, мне не разрешили играть за свой коллектив лишь потому, что я оказался верен своей команде. Я думаю сейчас не только о том, что у некоторых товарищей красивые слова о спортивной чести расходятся с делами. Я думаю и о другом - ведь срок перехода футболистов команд мастеров из одного коллектива в другой давно уже прошел. Получается, что не для всех, видно, писаны приказы и Положения".

Это был прямой вызов тем, кто обязан гарантировать соблюдение закона. Через неделю со страниц той же газеты прозвучали слова руководителя футбольного ведомства Валентина Гранаткина: "Спешу успокоить молодого футболиста: поскольку время перехода кончилось, у него нет никаких оснований для опасений".

Основания, однако, имелись. Оказались они намного сильнее закона и тех, кому надлежало его оберегать. 30 июня Турянчик вместе со своими товарищами из ужгородского "Спартака" - вратарем Андреем Гаваши и полузащитником Йожефом Сабо - дебютировали в составе киевского "Динамо".

Похожая история случилась с игроком московского "Динамо" Алексеем Мамыкиным, решившим вопреки желанию руководства динамовского клуба и в обход инструкции податься в ЦСК МО. Федерация футбола дала ему "отлуп", за что подверглась мощному артобстрелу с территории военного ведомства. Когда говорят пушки, закон молчит. Молчал он и на сей раз, а его создатели позорно ретировались, успев 9 июня передать вопрос о Мамыкине на рассмотрение... московской футбольной организации. Та, во избежание "кровопролития", подняла руки вверх. Не прошло и недели, как Мамыкин вступил в чемпионат в алой футболке армейского клуба.

ПОЖИЗНЕННАЯ ДИСКВАЛИФИКАЦИЯ...

Полную беспомощность и бессилие проявила федерация и в возмутительной истории, не известной, впрочем, в описываемые годы широкому кругу почитателей футбола.

Случилась она летом 1957 года в матче команд класса "Б". Игрок Т. "допустил беспрецедентный в советском спорте проступок: нецензурно обругав судью, он, при уходе с поля, хулигански оскорбил зрителей. Причем руководство и коллектив команды пытались смазать этот проступок и вынесли до удивления либеральное решение. Игрок и руководство команды будут строго наказаны", - обещали члены Президиума Секции в письменном обращении к командам классов "А" и "Б".

Проступок действительно безобразный. Т., изгнанный судьей за грубость, покидая поле, оголил нижнюю часть туалета и прошел мимо трибун, оскорбив непристойным жестом зрителей. Дело чуть было не дошло до самосуда.

Игрока сурово наказали: запретили участвовать в официальных соревнованиях ПОЖИЗНЕННО.

Не прошло и двух лет, как уже коллектив класса "А" стал назойливо домогаться дисквалифицированного футболиста. Федерация стояла насмерть. Тогда в действие ввели тяжелую артиллерию: главный физрук республики обратился к Николаю Романову с просьбой амнистировать игрока (вопреки запрету он тренировался с новой командой). Значительная часть письма посвящалась прекрасным человеческим качествам экс-футболиста. Как не увлажниться глазам, не размягчиться сердцу по прочтении таких вот строк: "У товарища Т. есть жена, которая учится в вузе, есть дети, и он свои обязанности перед семьей выполняет, как подобает советскому гражданину: возобновил учебу в вузе, состоит студентом третьего курса сельскохозяйственного института и ведет себя выдержанно и пристойно".

Автор просил "в положительном смысле решить вопрос об отмене дисквалификации" и разрешить игроку принять участие в чемпионате. Как бы невзначай проситель сделал многозначительную приписку: "Настоящий вопрос согласован с ЦК КП республики". Мол, не решитесь сами, вопрос уладим и без вас на более высоком уровне.

...ДЛИЛАСЬ ДВА ГОДА

Романова раздирали сомнения. С одной стороны, не имел он ни юридического, ни морального права допустить к соревнованиям хулигана, опорочившего доброе имя советского спорта. С другой - не мог и отказать прекрасному семьянину, к тому же добросовестно исполнявшему супружеские обязанности. Не сумев развязать тугой узел, начальник принял "соломоново решение" - отфутболил письмо в федерацию. Пусть там и разбираются. Ведомство Гранаткина не поддалось. В очередной раз подтвердив верность принятому ранее решению и осудив хулигана, оскорбившего "самые сокровенные чувства десятков тысяч зрителей", Валентин Александрович потребовал от республиканской футбольной организации расследования "факта пребывания на сборах команды нарушителя, и немедленно доложить об итогах расследования". Еще чего! Вопрос, видимо, решался уже на "телефонном" уровне (о том, что это значит, посвященные знают, непосвященным объяснять долго). Выбора у федерации не оставалось.

Вскоре Гранаткин и его сподвижники подписали "акт о капитуляции". Выглядел он так: "Вопрос о снятии дисквалификации с Т. передать на обсуждение и разрешение республиканской федерации футбола". Документ подписан 9 июня. Дальнейшие события развивались с космической скоростью. Уже через день земляки проштрафившегося футболиста единодушно по-христиански отпустили ему грехи, и спустя неделю тот, чистый как младенец, отметил дебют в классе "А".

Все эти истории - красноречивое свидетельство "самостоятельности" федерации. Кто же в действительности хозяйничал в футбольных владениях? Наверное, те же, кто и во всех остальных. Впрочем, во второй половине 50-х с чьей-то легкой руки стали их называть меценатами. Гениальное изобретение эзоповой эпохи! В конкретном понятии начисто отсутствовала конкретность. Меценатов можно было во всеуслышание разоблачать, призывать к активной борьбе с их произволом, причем без малейшего риска для жизни, судьбы или карьеры. Примеры? Сколько угодно. В интервью, опубликованном в спортивной газете за неделю до открытия чемпионата, Валентин Гранаткин на вопрос: "Что бы вы хотели сказать о деятельности так называемых меценатов?" - ответил: "Безусловно, правы товарищи, выступившие против высокопоставленных болельщиков, считающих своим долгом вмешиваться в работу тренеров. Задача общественности заключается в том, чтобы оградить тренеров от всевозможных помех.

Виноваты и сами тренеры: нельзя превращаться в этаких безропотных овечек. Ведь у тренеров есть не только обязанности. У них есть еще и права, которыми надо пользоваться..."

Милый совет. Ему бы еще следовать. Но мы-то знаем - не было у самого председателя противоядия против произвола верхов. В следующих главах вы в этом убедитесь не единожды.

ПОЧИН ДНЕПРОПЕТРОВЦЕВ

В 20-х числах января футболисты днепропетровского "Металлурга" обратились к командам мастеров с открытым письмом: "Слово за вами, дорогие товарищи!"

Напомнив о предстоящем ХХI cъезде КПСС, семилетнем плане развития народного хозяйства, в результате чего страна "сделает решающий шаг в создании материально-технической базы коммунизма", авторы письма напомнили о роли спорта в воспитании активных строителей коммунизма. Посильный вклад в формирование нового человека пообещали внести и они сами. Первым делом взяли шефство над бригадой коммунистического труда трубоэлектросварочного цеха завода имени, разумеется, Ленина. Обязались наладить производственную гимнастику, часто бывать в гостях друг у друга, вместе проводить досуг.

А животноводам передового колхоза области "Червоний Жовтень" ("Красный Октябрь") обещали создать футбольную и волейбольную команды, а также подготовить из колхозных физкультурников общественных инструкторов. И это не все. Взяли шефство над футбольными школами города, пообещав регулярно заниматься с юными футболистами и приглашать их к себе на тренировки.

"Металлурги" дали друг другу слово "быть образцом в быту... все как один бросить курить, ибо курение особенно вредно для спортсменов". Насчет бросить пить речи не шло. Это уж слишком. Да и кто бы поверил.

Погорячились ребята, перебрали. Налаживать производственную гимнастику, дружить домами с трубосварщиками, мотать в колхоз к животноводам и обратно, дабы заниматься с юниорами... Откуда же взять время для сборов, тренировок, выездных календарных матчей? Не потому ли в одной из семи зон класса "Б" за пределами первой тройки остались?

КОНТАКТ ЖИВОЙ ПОДМЕНИЛИ ВИЗУАЛЬНЫМ

На призыв днепропетровцев мастера откликнулись без особого энтузиазма. Взваливать на себя неподъемную ношу желания не выказывали - свою бы донести. Ограничивались в основном редкими встречами с общественностью.

15 марта газета "Сталинское племя" поведала читателям о встрече киевских динамовцев с любителями футбола. Тренер кишиневцев Александр Севидов рассказал 21 апреля корреспонденту "Молодежи Молдавии": "В отличие от прошлых лет, нынче связь команды со спортивной общественностью станет более тесной. Этому будет способствовать прикрепление футболистов "Молдовы" к коллективу завода "Автодеталь" и наши регулярные отчеты перед общественностью и зрителями".

В том же ключе высказался наставник "Торпедо" Виктор Маслов. Непосредственный живой контакт подменялся визуальным. Им хоть было куда идти, с кем общаться. Торпедовцы и без того заглядывали регулярно на автозавод за зарплатой. "Шахтеры" по той же причине встречались с угледобытчиками (для этого вовсе не обязательно было спускаться под землю), три динамовские команды по долгу службы общались с чекистами, армейцы посещали воинские части.

А КУДА "СПАРТАКУ" ПОДАТЬСЯ?

Некуда. От безысходности решили, в отличие от многих, выполнять обязательства, не выходя из дома. На письмо днепропетровских коллег отреагировали по всей форме. В последних числах марта во всеуслышание (через "Сов.спорт") дали слово:

1. Всем игрокам сдать на "отлично" (500 очков) нормы свежайшего комплекса ГТО II ступени.

2. Подготовить минимум по шесть кандидатов в первую и молодежную сборные команды Союза.

3. Применить в грядущем первенстве один-два новых тактических варианта.

4. Подготовить и ввести в основной состав двух-трех молодых игроков. С этой целью мастера взяли шефство над дублерами: Нетто - над Зосимовым, Симонян - Конжуховым, Сальников - Амбарцумяном, Ильин - Адамовым, Масленкин - Реминым, Парамонов - Петровым, Исаев - Холмогоровым.

Остальные футболисты обязались помогать юношам спартаковской школы.

5. Добиться в чемпионате среднегодовой оценки не ниже "хор.".

6. "Дисциплинированно вести себя на поле и в быту. Не иметь ни одного нарушения спортивного режима".

Как выполнили чемпионы обещание? По первому пункту информацией не владею. С кандидатами в сборные формально преуспели, но в ответственных международных матчах красно-белое представительство в национальной команде сократилось до трех человек. Тактические схемы варьировались, однако новое слово произнесено не было. По четвертому пункту план перевыполнили - ввели в основу четверых дебютантов. Правда, Зосимов провел на поле меньше 90 минут, а Холмогоров, Петров и Амбарцумян сыграли по 8-10 матчей, почти половину турнира. Последние двое со временем станут постоянными игроками команды и за сборную поиграют. Пункт пятый провалили. Как и шестой. Не знаю, как в быту, а на поле не получилось.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...