Газета
31 марта 2011

31 марта 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1958 год. Часть восьмая

КАК МЫ НАЧИНАЛИ ПОКОРЕНИЕ ЕВРОПЫ

В июне 58-го сборная СССР получила боевое крещение на мировом первенстве. Осенью ее ожидало новое серьезное испытание - теперь масштаба континентального.

ЦУ

Летом физкультурное руководство страны, не удовлетворенное выступлением сборной на чемпионате мира в Швеции, провело совещание футбольного актива. В оценке игры команды и отдельных футболистов объективный анализ был подменен эмоциями, в которых сквозило разочарование от несбывшихся надежд. Тренера пощадили, дали ему время для работы над ошибками и снабдили ценными указаниями.

Изложены они в приказе № 266 "Об итогах участия сборной команды СССР в VI первенстве мира по футболу". Подписал его 8 августа председатель Комитета физкультуры Николай Романов.

Качалину предложили "перекроить состав сборной и доукомплектовать ее наиболее подготовленными футболистами...

Предпочтение следует отдать молодым игрокам, имеющим высокий рост, бойцовские качества и хорошее физическое развитие над низкорослыми игроками даже в тех случаях, пока игроки еще уступают в технической подготовке".

Оставляю фрагмент приказа без комментария, чтобы лишний раз не упрекать автора в некомпетентности и абсурдности рекомендаций.

РЕПЕТИЦИЯ

Через три недели после подписанного, но не обнародованного приказа (предназначался он для служебного пользования) сборная провела на выезде товарищескую встречу с чехословаками. Это была первая игра футболистов двух дружественных стран на высшем уровне.

Для нашей команды она стала репетицией перед дебютом в новом турнире - Кубке Европы. Качалин, следуя ЦУ, сильно обновил команду, задействовав в игре с учетом запасных восьмерых новичков.

Самое интересное произошло до начала матча. Как только исполнили гимны, над заполненными трибунами появился вертолет. Из него спустили на парашютах государственные флаги Советского Союза и Чехословакии. Исполнив важную миссию, вертолет сделал круг над стадионом и, зависнув над центром поля, сбросил, словно старик Хоттабыч, более двух десятков мячей - каждому игроку по одному.

В первом тайме более техничные хозяева наших переигрывали и на перерыв ушли с преимуществом в забитый мяч. Качалин своевременными заменами перестроил линию нападения. С появлением Алекпера Мамедова действия форвардов приобрели осмысленность. В середине тайма блестящий фланговый проход Ильина эффектно завершил Ворошилов. Победную точку поставил излюбленным дальним, метров с 25, мощным ударом "на разрыв сетки" Юрий Войнов.

ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 1:2 (1:0)

Голы : Масопуст, 23 (1:0). Ворошилов, 56 (1:1). Войнов, 66 (1:2).

Чехословакия : Долейши, Мраз, Поплухар, Новак (к), Плускал, Масопуст, Боровичка, Паздера, Оберт (Дворжак, 70), Херцик (Билы, 82), Андрейкович.

СССР : Беляев, Кесарев, Масленкин, Кузнецов, Войнов, Царев (к), Урин (Мамедов, 46), Агапов (Каневский, 61), О.Морозов, Ворошилов, Ильин.

Судья : Хельге (Дания).

30 августа. Прага. Стадион "Ческословенске армады". 50 000 зрителей.

Тренеру победа удовлетворения не принесла. После игры он сетовал на "слабость связей между линиями и недостаточное взаимопонимание". Качалин понимал: состав сыроватый, в назначенном на конец сентября ответственном матче Кубка Европы с венграми рассчитывать на успех вряд ли сможет. И, рискуя разгневать начальство, вернул в сборную старую гвардию.

Коль скоро дважды упомянул о новом высшего европейского калибра турнире, расскажу о нем подробнее. Начну с истоков. Время до анонсированной игры с мадьярами есть.

САПОЖНИК БЕЗ САПОГ

Европа, подарившая миру прекраснейшую из игр, всемирную футбольную организацию, множество крупнейших турниров для клубов и сборных, собственным чемпионатом обзавестись долго не могла.

Южная Америка выявила лучшую сборную еще в 1916 году, КОНКАКАФ (Северная, Центральная Америка и Карибский бассейн) - в 41-м, азиаты - в 56-м, африканцы - в 57-м. А добрая старая матушка-Европа, занимаясь проблемами планетарного масштаба, ходила, как скромный сапожник, без сапог.

Попытки организовать собственный турнир, предпринимавшиеся в 20-е годы, разбивались о неприступную крепость, сооруженную... европейцем. Конкретно - французом Жюлем Римэ, президентом ФИФА. Личность легендарная. Это он породил идею организации мировых чемпионатов и сам же ее осуществил. Стараниями пишущей братии Римэ был канонизирован при жизни. Деловой, предприимчивый организатор, корректный, деликатный, эрудит, интеллектуал - таков далеко не полный перечень достоинств и в самом деле незаурядного человека.

Власть преображает людей. Срок пребывания Жюля Римэ в президентском кресле был поистине былинным - тридцать лет и три года. На поверку оказалось, что старательно ретушированный облик далек от оригинала. При внешнем благообразии и хороших манерах держал он подчиненных в ежовых рукавицах, обладал железной хваткой и с насиженным креслом расставаться не спешил.

В 1927 году Римэ решительно отверг проект организации чемпионатов Европы соотечественника Анри Делоне. Через несколько лет та же участь постигла аналогичное предложение итальянца Отторино Барасси.

Неприятие Жюлем Римэ реформаторских идей объяснимо. В довоенные годы европейские страны доминировали в ФИФА, определяли мировую футбольную политику. Создание самостоятельного евросоюза не могло не ослабить нерушимых позиций ФИФА и ее президента. Потому-то и отвергал Римэ любые поползновения в этом направлении. Меркантильные интересы взяли верх над общеевропейскими.

Оппоненты запаслись терпением. Сознавая незыблемость позиций президента, форсировать события не стали.

После Второй мировой войны сторонники создания континентального первенства предприняли новую попытку реанимировать давние планы. Необычайную активность проявил Барасси. Летом 1950 года на состоявшемся в Бразилии во время чемпионата мира конгрессе ФИФА он оптимистично заявил: "Недалеко то время, когда Европа выявит своего чемпиона". Осенью 51-го итальянец обнародовал свой проект: чемпионаты Европы должны разыгрываться по олимпийской системе - с выбыванием. На ранних стадиях команды, разбитые жребием на пары, встречаются дважды - дома и в гостях. Полуфиналы и финал (по одному матчу) проводятся в одной стране... В феврале 1952 года ФИФА заморозила проект Барасси, отложив его рассмотрение на неопределенный срок.

ТРОЙКА - СЕМЕРКА - ТУЗ

Поняв бесперспективность лобовых атак, союзники (Барасси, Делоне и бельгиец Жозе Край) ушли "в подполье" и автоматически превратились в заговорщиков. 27 мая 1954 года троица без ведома Римэ собралась в Цюрихе для выработки дальнейших действий. "Сообразив на троих", пришли к выводу, что для реализации генерального плана круг единомышленников необходимо расширить. Вскоре тройка переросла в семерку: добавились шотландец Джордж Грехэм, венгр Густав Шебеш, австриец Йозеф Гере и датчанин Эббе Шварц.

"Большая семерка" встретилась 15 июня 1954 года в Швейцарии. Время и место встречи выбраны не случайно: на следующий день открывался пятый чемпионат мира по футболу, и на Конгрессе ФИФА в Берне должны были переизбрать президента. 21 июня срок полномочий Жюля Римэ истек. Неприступная крепость пала, путь к созданию футбольного союза Европы открыт!

Великолепная семерка, предусмотревшая благоприятную ситуацию, в тот же день объявила о создании УЕФА (Европейский союз футбольных ассоциаций), а 22 июня выявила из своих рядов туза - датчанина Эббе Шварца, ставшего первым президентом футбольной Европы. Комбинация тройка - семерка - туз сработала безукоризненно.

Де-юре УЕФА образовался позже - в начале марта 1955 года в Вене. Там придали ему официальный статус и утвердили президентом Шварца. Со временем июньские посиделки в Берне признали первым Конгрессом УЕФА и днем его рождения утвердили 21 июня 1954 года.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

В ноябре 55-го умер Анри Делоне. Пост генерального секретаря УЕФА перешел по наследству к его сыну Пьеру. Он и продолжил дело отца в организации европейского чемпионата. Казалось, ждать осталось недолго и новоиспеченный союз разродится, наконец, долгожданным первенцем. Роды, однако, затянулись и прошли с осложнениями.

На Конгрессе в Лиссабоне 6-7 июня 1956 года согласие участвовать в турнире выразили только 14 европейских федераций из 31. Из-за отсутствия кворума (необходимо было заручиться поддержкой хотя бы 16 федераций) решение вопроса перенесли на 20 марта 1957 года в Кельн. Там обнаружились крупные противоречия относительно формулы соревнований и ряда оргвопросов. Острые дебаты продолжились через четыре месяца (28-29 июня) на заседании Генеральной ассамблеи УЕФА в Копенгагене.

Чего только не предлагали: сделать турнир самостоятельным; использовать его в качестве отборочного к чемпионату мира; проводить для футболистов не старше 23 лет; для любителей... Договорились до того, что вновь возник вопрос: а нужен ли он вообще? Проголосовали. 15 делегатов высказались "за", 7 - "против", 4 - воздержались, остальные вовсе не голосовали.

БЫТЬ!

Не пришли к консенсусу и в начале ноября в Брюсселе. Здесь поставили вопрос ребром. Всем европейским ассоциациям разослали проект турнира для принятия окончательного решения. Последний срок - 15 февраля 1958 года. Начать чемпионат готовы были в том же году в случае 16 положительных ответов. Согласились 14. Срок подачи заявок отодвинули до лета, чтобы образумить неподписантов. Не исключено, что среди них провели серьезную разъяснительную работу. Как бы то ни было, за оставшиеся четыре месяца набежало еще три спасительные заявки.

В итоге из 31 федерации желание участвовать в турнире изъявили лишь 17. Рожденное в муках дитя походило на недоношенное. Не беда: были бы кости - мясо нарастет. Так оно и случилось.

За два дня до открытия очередного чемпионата мира по футболу, 6 июня 1958 года, III Конгресс УЕФА, проходивший в стокгольмском отеле "Форест", принял историческое решение - европейскому турниру для сборных команд быть! Окрестили его "Кубком европейских наций" и постановили проводить раз в четыре года в промежутке между чемпионатами мира. Система - олимпийская, с выбыванием. Проект Барасси, провозглашенный осенью 51-го, в целом был одобрен.

ТВОРЕНИЕ Мориса ШОБИЙОНА

Честь учреждения приза оказали французской федерации. За ее счет, разумеется. Заочно дали ему имя - "Кубок Анри Делоне": "В знак огромных заслуг и многолетней работы в деле реализации этой прекрасной идеи" - сказано в постановлении.

С материализацией кубка хлопот возникло не меньше, чем с осуществлением самой идеи соревнования. Привереды из УЕФА методично отвергали один проект за другим. Несчастный Пьер Делоне, отвечавший за обеспечение турнира призом, сбился с ног. Жесточайший цейтнот вынудил его обратиться к знаменитому земляку Морису Шобийону, в свое время изготовившему Кубок Франции. Необычайно популярный, загруженный заказами маэстро не стал ломать голову над проектом - ничтоже сумняшеся снял копию со старинной греческой амфоры, красовавшейся в афинском археологическом музее.

Кубок весом 2657 граммов отлили из чистого серебра и водрузили на массивный 8-килограммовый мраморный пьедестал. Дабы не быть уличенным в плагиате, умелец подошел к делу творчески: лицевую сторону "своего" творения украсил репродукцией барельефа IV века до нашей эры с изображением жонглирующего мячом юноши. Находясь под гипнозом имени европейской знаменитости, деятели УЕФА приняли эклектику Шобийона на "ура".

"СОГЛАСНО УСТАНОВКЕ"

За приз схлестнулись 17 европейских сборных. Среди них не оказалось ни побывавших на вершине мировой славы итальянцев и западных немцев, ни вице-чемпионов мира шведов, ни чванливых, самонадеянных англичан. Не раз уже битые на всемирных ристалищах, английские "аристократы" все еще пребывали в искреннем заблуждении относительно своего непререкаемого превосходства над "чернью", считая излишним доказывать его на поле...

Зато в полном составе выступили представители соцлагеря и Варшавского договора. В том числе советская сборная, получившая, как обычно, разрешение партаппарата. Чтобы отвести возможные упреки в надуманности моего утверждения, сошлюсь на содержащийся в Госархиве РФ (Фонд 7576, опись 2, дело 1390) документ с клеймом "Секретно". Несколько фрагментов из послания футбольного руководства высшему партийному:

"Об участии советских футболистов в розыгрыше Кубка Европы по футболу

В 1957 г. на Конгрессе Союза европейских футбольных ассоциаций было принято решение о проведении розыгрыша Кубка Европы по футболу. СОВЕТСКИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ НА ЭТОМ КОНГРЕССЕ ГОЛОСОВАЛИ, СОГЛАСНО ИМЕВШЕЙСЯ УСТАНОВКЕ, ЗА ПРОВЕДЕНИЕ ЭТОГО СОРЕВНОВАНИЯ".

Авторы письма, выделив последнее предложение прописными буквами, облегчили мою работу. То же собирался сделать и я, ограничившись тремя словами ("согласно имевшейся установке") для разъяснительной работы среди молодого поколения.

Каждый раз перед международными форумами физкультурные организации обращались к прорабам так и не завершенной грандиозной коммунистической стройки с просьбой разрешить участие в соревнованиях. В случае согласия партийные боссы подробно инструктировали командированных, определяли линию поведения по каждому пункту повестки дня.

На Конгрессе УЕФА наши представители голосовали за утверждение нового турнира не только по собственному желанию, а "согласно имевшейся установке".

"ПРОСИМ ВАШЕГО СОГЛАСИЯ"

По логике вещей верные ленинцы не должны были возражать против участия сборной СССР в Кубке Европы. Однако по установленному порядку необходимо было направить им письменное прошение (с обязательной гарантией попадания на пьедестал) в надежде получить короткую на нем резолюцию: "Не возражаем".

Ознакомив "благодетелей" с регламентом соревнований, просители ударили челом: "Управление футбола и Президиум Секции футбола полагали бы целесообразным участие в этих соревнованиях советских футболистов, рассчитывая на успешное выступление команды СССР.

Управление футбола и Президиум Секции футбола СССР просят Вашего согласия".

Гарантии, надо сказать, неубедительные, хлипкие, размытые. Вместо "гарантируем" или, скажем, "твердо обещаем" всего лишь "рассчитываем". А что понимать под "успешным выступлением"? Нет чтобы "выиграем турнир", на худой конец "получим медали". Разрешили, однако. То ли "рука дающая" не вникла в текст прошения, то ли пребывала в благодушном настроении - махнула не глядя.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...