Газета
24 сентября 2010

24 сентября 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1956 год. Часть четвертая

КАК ПОСТРОИЛИ ЛУЖНИКИ

Летом 56-го сборная СССР впервые провела отборочные матчи олимпийского турнира. Напомню: сроки и очередность двух встреч СССР - Израиль навязала соперникам советская сторона. Первая игра, вопреки желанию израильтян, состоялась в Москве 11 июля (они просили сыграть в мае-июне, ну хотя бы 1 июля, в крайнем случае - 8-го). Но наша броня оказалась крепка.

НА ИНФОРМАЦИОННОЙ ДИЕТЕ

Советские СМИ освещали предстоящие встречи безобразно. Болельщиков, которым впервые выпало счастье увидеть официальный матч второго в то время по значимости футбольного турнира, держали на жесткой информационной диете. За три дня до игры, 8 июля, "Комсомолка" коротко изложила условия двухраундового поединка: победитель определяется по сумме набранных очков или разности забитых и пропущенных мячей. В случае равенства обоих показателей (гол на чужом поле не премировался) назначается третий матч, при необходимости - с дополнительным временем. А что дальше? Не знала газета (или была уверена, что до этого дело не дойдет): решал слепой жребий.

Центральные издания накануне и в день матча выдавали скудные сведения строго по "рецепту врача". "Советский спорт" ограничился публикацией списка заявленных футболистов, а фотокор запечатлел момент тренировки гостей на поле стадиона "Динамо". Текст с фотографией занял менее четверти газетной полосы. И это все. Через два дня ведущая спортивная газета страны в малогабаритном отчете, помещенном на последней (!) странице, даже составов не опубликовала - ни нашего, ни израильского.

"Труд" попытался было, как у нас принято, попугать футболистов и болельщиков, изобразив соперника в виде страшного огнедышащего чудовища о трех головах. Да повода не нашлось. Высшим достижением гостей была ничья незадолго до приезда в Москву с австрийской "Виенной".

Не обнаружив страшилок, журналист заглянул в прошлое и вспомнил: в отборочной группе к ЧМ-54 израильская сборная дважды с минимальным счетом (0:1) уступила очень сильным югославам. Но из того состава в обойме оставались два-три человека. Команда за два года значительно омолодилась, пополнилась 19 - 20-летними футболистами. Только вратарю Якову Ходу исполнилось 29 лет, защитнику Ицхаку Шнейеру - 30, левому крайнему Иосифу Мерому чуть меньше.

БЕНЕФИС ТАТУШИНА

11 июля, 18.30. На стадионе "живого" пространства не сыщешь. Тысяч 70 народу привалило, не меньше.

Перед выходом на поле "Динамо" тренеры Гавриил Качалин и англичанин Альберт-Генри Гиббонс пожимают друг другу руки и желают успеха.

С небольшой приветственной речью к гостям обратился председатель Секции футбола Валентин Гранаткин. В ответном слове руководитель спортивной делегации Израиля Лам поблагодарил за теплый прием, передал горячий привет советским спортсменам и обещал в Тель-Авиве окружить сборную СССР таким же теплым вниманием.

Зрители до объявления составов сориентировались не сразу: цифры на футболках игроков красовались непривычные. Не с единицы до одиннадцати, как обычно: встречались и большие. Не все знали, что в официальных матчах олимпийских и мировых турниров за каждым игроком закреплен постоянный номер, согласно заявочному списку, от первого до 20-го, а на ЧМ - до 22-го.

Наконец, официальные лица и большая группа фотокорреспондентов очистили поле, и валлийский судья Бенджамин Гриффитс запустил секундомер. Первый удар по мячу сделал Никита Симонян. Через 80 секунд процедура повторилась с той лишь разницей, что с центра поля ввел мяч в игру наш гость Реави Илан. Сразу после того, как Борис Татушин с подачи Анатолия Ильина неотразимо пробил головой в "паутину". Весь первый тайм гости играли не то чтобы от обороны, а в глухой обороне. Численность защитников израильской крепости достигала восьми человек. Крепость - громко сказано, пробили ее наши еще четыре раза - 5:0. Счет не отражал подавляющего игрового и территориального преимущества отлично игравшей советской команды.

Пресса, слегка "поаплодировав" победителям, удовлетворения крупным счетом, фактически предрешившим исход двухматчевого поединка, не выказала. "Комсомольская правда" не скрывала раздражения: "В первом тайме советские футболисты играли безукоризненно… Во втором, видимо, успокоенные счетом 3:0, стали действовать небрежно. Симптомы старой болезни вновь дали о себе знать: недостаточное умение использовать выгодные моменты" ("КП" 12.07.).

"Труд" к соотечественникам отнесся толерантнее: "Наши игроки провели встречу в остроатакующем стиле. И, если бы они лучше наладили завершение атак, вчерашнюю игру команды СССР можно было бы назвать безупречной".

Журналистов восхитила самоотверженная игра вратаря Хода, спасшего как минимум еще от пяти неминуемых голов. У своих выделили Огонькова, Нетто, Иванова, особо - Татушина. Правый край был великолепен, делал что хотел, разрезал оборону, как нож подтаявшее масло. Один гол забил сам и к остальным ногу приложил: три мяча с его непосредственных передач оказались в воротах Хода, еще один, отраженный вратарем, добил Иванов.

СССР - ИЗРАИЛЬ - 5:0 (3:0)

Голы : Татушин, 2 - 1:0. Иванов, 26 - 2:0. Симонян, 45 - 3:0. Иванов, 71 - 4:0. Симонян, 79 - 5:0,

СССР : Яшин, Тищенко, Башашкин, Огоньков, Парамонов, Нетто (к), Татушин, Иванов, Симонян, Сальников, Ильин.

Израиль : Ход, Матанья, Кармел, Халби, Шнейер (к), Рон, Галзар, Пелед, Илан, Нехеми, Мером.

Судья : Гриффитс (Уэльс).

11 июля. Москва. Стадион "Динамо". 70 000 зрителей.

ОЧЕНЬ ГОРЯЧИЙ ПРИЕМ

Ответная игра стала формальностью. Наши прибыли в Тель-Авив загодя, за неделю до назначенного срока. Устроили нам на Земле обетованной вопреки обещаниям Лама не теплый, а очень горячий прием: температура воздуха достигала 50 градусов в тени. В этом пекле ребята провели четыре тренировки. Зато играли в "прохладе" - при плюс 40.

Матч в отличие от московского выдался нелегким. Непривычные климатические условия, поле не лучшего качества, преображенный соперник, оказавший при поддержке 60 тысяч орущих глоток жесточайшее сопротивление. И Качалину освободить подкорку футболистов, видимо, не удалось. В общем, играли неважно. Преимущество имели, но не столь всеобъемлющее, как в Москве. Рецидив застарелой болезни не позволял толково распорядиться благоприятными ситуациями даже в те 18 минут, когда ворота хозяев оставались едва прикрытыми. В первом тайме травмировался голкипер Ход. Около десяти минут эскулапы колдовали над ним на поле. Чтобы не затягивать встречу, итальянский арбитр Ливерани попросил оказывать ему помощь в другом месте. Замены не разрешались, и в ворота встал защитник Давид Кармел. Наши не использовали шанса: до перерыва остались "сухими" и Кармел, и вернувшийся после легкого "ремонта" Ход.

Только во втором тайме с огромным трудом удалось взять ворота. Решающий гол при ничейном счете забил минут за десять до конца все тот же Татушин. Его личный вклад в полученную на далекий австралийский континент путевку был огромен.

ИЗРАИЛЬ - СССР - 1:2 (0:0)

Голы : Ильин, 59 - 0:1. Пелед, 64 - 1:1. Татушин, 79 - 1:2.

Израиль : Ход, Матанья, Кармел, Халби, Шнейер (к), Рон, Кафри, Пелед, Галзар, Илан, Мером.

СССР : Яшин, Тищенко, Башашкин (к), Б.Кузнецов, Парамонов, Сальников, Татушин, Исаев, Симонян, Мозер, Ильин.

Судья : Ливерани (Италия).

31 июля. Тель-Авив. Стадион "Рамат-Ган". 60 000 зрителей.

О ходе второго матча по мере поступления информации сообщал советским болельщикам, наблюдавшим за другой международной встречей, диктор на стадионе. Только это был не динамовский стадион.

ЗАДАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ

Стадионная тематика время от времени получала жилплощадь, порой весьма просторную, на страницах "Летописи". Рассказывали мы о долгостроях, завершенных и заброшенных, стадионах реконструированных и не начатых. Имею в виду спартаковский. С 30-х годов и по сегодняшний день не единожды его проектировали, места подходящие для стройки находили, обещаниями кормили… Воз и ныне там. Проекты оставались на плотной ватманской бумаге, обнадеживающие слова сгорали в верхних слоях атмосферы. Так и бомжует некогда славная команда, именуемая народной.

За 70 с лишним лет даже советская власть, казавшаяся несокрушимой, неуничтожимой, рухнула. А чиновники, в чьей власти судьбы людей и целых организаций, строек и многого другого, нерушимы. Генсеки и президенты приходят и уходят, а чиновничий аппарат живет, плодится, размножается, матереет, обрастая не пробиваемой даже для первых лиц в стране броней.

Стадион (самый большой в СССР), о котором собираюсь рассказать, - счастливое исключение: взялись за дело и завершили, причем в рекордно короткие сроки.

Слова, послужившие эпиграфом к теме, заимствовал у советского поэта:

"Я планов наших люблю громадье,

Размаха шаги саженьи..."

(В.Маяковский)

22 января 1955 года советское правительство (Совмин) приняло постановление о проведении летом 1956 года Спартакиады народов СССР. Мероприятие задумывалось грандиозное, по массовости на последнем, финальном этапе сопоставимое с Олимпийскими играми. Но столица не способна была обеспечить соревнования по олимпийским дисциплинам спортивными сооружениями. Чтобы не срывать задание государственной важности, необходимо было за полтора года воздвигнуть огромный спорткомплекс. Планы - не реальные для любой нормальной страны, но только не для нашей. Работа шла в жесточайшем цейтноте. Где найти подходящих размеров стройплощадку? Рассматривали два варианта. Кандидатуру Измайловского района, где начали до войны и не довели до ума (мы вас в свое время об этом информировали) строительство комплекса на территории примерно 200 гектаров, отмели.

Выбор пал на район Лужников на юго-западе Москвы. Место экзотическое, внешним видом напоминало пейзаж, изображенный в ленте Андрея Тарковского "Сталкер". Пустыри, в ненастье - лужи (от них и пошло название Лужники), почти не просыхавшая грязь, слякоть... Разбросанные там и сям населенные людьми хибарки, ветхие здания, складские помещения, мелкие мастерские...

Над проектом трудились виднейшие архитекторы И.Рожин, А.Хряков, Н.Уллас, главный инженер В.Насонов, технологи М.Резников и В.Поликарпов. Возглавлял авторскую группу главный архитектор Москвы Александр Васильевич Власов. Технический проект составил 70 объемных папок общим весом в несколько пудов. Всего привлекли к работе около трехсот архитекторов, инженеров, конструкторов, технологов.

Очистка территории и строительство начались почти одновременно. Работы - непочатый край: снос 180 жилых домов, 600 помещений, откачивание грунтовых вод... На отдельных участках приходилось поднимать уровень земли на три-четыре метра и вколачивать несколько тысяч свай. Для этого понадобилось три миллиона кубометров земли. Прокладывались подземные коммуникации, расчищались подъездные пути, сооружались набережные. Рабочих рук не хватало. На помощь профессионалам бросили "любителей". Польстившись на льготы и посулы, в Москву хлынула "лимита" - строительные бригады из Киева, Ленинграда, Тбилиси, Свердловска...

НАРОДНАЯ СТРОЙКА

В мае подключились москвичи. Горком комсомола столицы счел сооружение стадиона своим кровным делом, объявил его ударной комсомольской стройкой и взял на себя обязательство в течение трех месяцев выделить рабсилу в количестве ста тысяч человек.

Участники торжественного вечера во Дворце культуры Московского автозавода обратились к юношам и девушкам с призывами: "Становитесь в ряды строителей спортивных сооружений в Лужниках!... Создавайте крепкие комсомольско-молодежные коллективы!.. Активно участвуйте в массовой молодежной стройке!"

Очень скоро комсомольская стройка стала народной. В организованных райкомами партии воскресниках участвовали сотни тысяч москвичей - рабочие, студенты, служащие, спортсмены, военнослужащие.

На большой майский воскресник мобилизовали воинов Московского гарнизона. Прибывший вместе с ними духовой оркестр воодушевлял солдат. С утроенной энергией работали они под звуки труб и барабанов, старательно заглушаемых скрежетом и шумом работающей на полную мощность голосистой техники.

В поте лица трудились мастера футбола. 26 мая 1955 года "Советский спорт" на первой странице поместил снимок, запечатлевший участников очередного воскресника - футболистов ЦДСА. На первом плане - капитан команды Анатолий Башашкин, пытающийся оторвать от земли тяжеленное бревно (вызывает ассоциации с известной картиной первых послереволюционных лет). Может, это было плановое занятие по общефизической подготовке накануне календарного матча с "Зенитом". Судя по результату (армейцы выиграли - 4:1), пользу из новой формы тренировки ребята извлекли несомненную.

"ДА ЗДРАВСТВУЕТ ГЕРОИЧЕСКИЙ СОВЕТСКИЙ НАРОД!"

Пожалуй, самый правдивый, верный лозунг из рожденных эпохой социализма. Только советские люди способны были выдержать невзгоды ужасных военных лет и самоотверженно трудиться в мирное время. Из искренней, горячей, беззаветной и безответной любви к родине-матери. Работали днем и ночью, в зимнюю стужу и летний зной, в грязи и болотах, на земле и под землей, преодолевая естественные и искусственные препятствия - острую нехватку орудий производства, стройматериалов, средств доставки, организационные изъяны, нерасторопность, инертность, а то и некомпетентность, бездарность руководителей различных уровней и мастей.

Работы на участках срывались или приостанавливались по разным причинам. К лету 55-го должны были закончить переселение шести тысяч человек из подлежащих сносу жилищ в новые квартиры. Строительные организации злостно нарушали график и к запланированному сроку переселили только 1400 человек. На участке, где сейчас находится Восточная трибуна, многочисленная грохочущая техника вплотную подошла к не выселенным жилым домам. Работу надолго приостановили.

Еще несколько примеров. Май 1956 года. До открытия стадиона - менее трех месяцев. Из рассказа бригадира комсомольцев Игоря Лебедева: "Работа срочная, делаем ров вокруг поля, решили к празднику закончить свой участок. Нас только одно беспокоит, чтобы бетон давали без задержки, а то возят в час по чайной ложке... Да переделывать бы поменьше. Недавно целый день потеряли. Все сделали точно по чертежу, но пришел архитектор, принес другой лист и говорит: "Руководствуйтесь этим".

Группа рабочих спала в разгар рабочего дня. Им нечего было делать, так как в это время прораб совещался с инженером...

К помощи комсомольцев относятся скептически, встречают их плохо. Прорабы и мастера не объясняют им толком, что надо делать, не обеспечивают необходимым количеством рабочего инструмента. В результате немало времени теряется зря" ("Комсомольская правда", 06.05.56).

"ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ"

Сущая правда. Не только комсомольцы, но и профессиональные рабочие пользовались первобытными (без кавычек) орудиями труда. Не всегда и не везде, но и такое случалось: "Несмотря на приближающийся срок сдачи строительных объектов, одна из ведущих бригад вынуждена пользоваться кувалдами и клиньями и лишь мечтать о компрессоре и отбойных молотках", - писала 17 мая того же года спортивная газета.

Из материала корреспондента "Московского комсомольца" А.Венеровского: "Часто райкомы комсомола, горячие на словах и холодные на делах, срывают воскресники, не обеспечивают явку людей".

Первый этаж Большой спортивной арены (БСА) намечалось построить к 1 сентября 1955 года. Время шло, план срывался. В середине сентября обеспокоенный корреспондент "Советского спорта" В.Голышкин пожурил бригадира каменщиков Ивана Самойлова: "Как же так, должны закончить к сентябрю, а вы..."

В коротком диалоге выяснилась причина задержки:

"- А что мы, - дерзко перебил Самойлов. - Не мы, а он!

Иван кивком головы указал на башенного великана, протянувшего над нами безжизненную руку:

- Отдыхает. А может, поломался. С ним это часто случается. 2 сентября мы, считай, восемь часов без дела просидели, а сегодня уж не знаю, сколько загорать будем.

- А нельзя ли вам тот, другой кран в помощники взять?

- Как его возьмешь!"

Как оказалось, другой взять невозможно по техническим причинам. Передвигались они, глядя друг другу в затылок, по рельсам. Обгон исключался, из-за чего поломка одного крана тормозила движение остальных. "Конечно, можно было построить отводные пути, - объяснял спецкор читателям, - но, увы, до этого технического новшества мысль конструкторов не дерзнула подняться. Так и ходят друг за другом по "заколдованному кругу", а разойтись не могут".

Я привел несколько примеров из сотен, возможно, тысяч. Между тем срок сдачи объекта никто не отменял. Кровь из носу, а план надо выполнять. Но ведь выполнили, построили, без преувеличения, город Спорта всего-то за полтора года! Несмотря на все эти безобразия, безответственность начальства, исключительно благодаря самоотверженному труду (частенько и в ночную смену выходили) десятков тысяч людей.

НА ЗАКУСКУ - РЕЧЬ ХРУЩЕВА

31 июля состоялось торжественное открытие спорткомплекса. На перечисление всех его объектов, статистических выкладок и дополнительной полосы не хватит.

В тот жаркий летний день люди спешили в Лужники. Добирались к месту на всех видах наземного транспорта. Станция метро (рабочее название "Усачевская", смененное на "Спортивную") находилась в производстве. Открытие намечалось на весну следующего года. А пока к услугам граждан - автобусы, троллейбусы, трамваи, плотно утрамбованные внутри и облепленные человеческими телами извне, очень похожие на виноградные гроздья. Комфортнее, но дороже, маршрутные такси. А для "буржуев", владельцев автомобилей, соорудили стоянки общей площадью в 40 гектаров. Парковались на них одновременно до 10 тысяч автомашин (богатейшая клиентура для героя рязановской комедии Юрия Деточкина).

Огромная территория стадиона - в зелени: посажены, как утверждали СМИ, 25 тысяч деревьев, 250 тысяч кустарников, миллион цветов... На аллеях - доски почета с портретами героев-строителей.

Собравшимся на трибунах (по "метрическим данным" рассчитаны они были на 103 тысячи человек, вдвое больше официальной вместимости стадиона "Динамо") обещали обширную программу: соревнования гимнастов, легкоатлетов, массовые выступления профсоюзных спортсменов... На десерт - футбольный матч сборной РСФСР (без игроков Москвы и Ленинграда) с молодежной командой Китая. Прошу прощения, Китайской Народной Республики.

А на закуску подали длинную речь нового хозяина страны, посетившего Лужники по торжественному случаю. Говорил Никита Сергеевич много, дольше футбольного тайма. Поздравив строителей, прочел подготовленный референтами доклад по образу и подобию отчетного, что на съездах КПСС зачитывались. Подробно рассказал о миролюбивой внешней и эффективной внутренней политике, обещал рост благосостояния народа, ну и так, по мелочи. Народ, чье благосостояние улучшалось из года в год и изо дня в день, с тревогой слушал о надвигающемся кризисе вокруг Суэцкого канала, происках США, Англии и Израиля против Египта. В тот же день и час наша сборная проводила ответный матч в Тель-Авиве, и диктор постоянно информировал зрителей об изменении счета.

Оживлялись трибуны, когда Хрущев, отрываясь от написанного текста, импровизировал. Резко менялся стиль речи, становился ближе, понятнее народу. Пытался шутить. Качество шуток было примерно таким, как сегодня на концертах часто светящихся в телеэкранах юмористов. Но люди так же искренне до слез, до коликов в животе, смеялись.

ПЕРВЫЙ ГОЛ

Наконец, все это кончилось. И под торжественные звуки гимна, доставшегося нам по наследству, группа героев-строителей и заслуженных мастеров спорта общими усилиями подняли на высоченный серебристый флагшток алый серпасто-молоткастый стяг. Во время исполнения гимна зрители получили возможность размять отекшие при слушании речи генсека ноги.

Снова уселись, посмотрели обещанную программу и первый на БСА международный футбольный матч. Советская Россия не без усилий обыграла китайских студентов - 1:0. Исторический первый гол в Лужниках забил нападающий куйбышевских "Крыльев" Вадим Редкин. Любители футбола были утомлены и разочарованы удручающе скромными победами в Тель-Авиве и Москве. Но одновременно счастливы потрясающим подарком, нареченным на следующий день, 1 августа, Указом Президиума Верховного Совета СССР именем В.И.Ленина. Каким же еще? После ХХ съезда партии выбора не оставалось.

С тех пор Лужники стали местом паломничества миллионов людей - москвичей и гостей столицы. Одни участвовали в соревнованиях, другие за них болели, кто-то занимался спортом, оздоравливал организм, убегал от инфаркта. Кто-то приходил отдохнуть, посмотреть кино, посидеть в кафе.

В 90-е годы в новой, демократической России, народу в Лужниках тоже было полным-полно: не на трибунах - вокруг них. Привлекали посетителей, весьма от спорта далеких, уже не футбольные матчи, а огромная барахолка. Большего глумления над Лужниками придумать было нельзя.

ФУТБОЛЬНЫЙ ТУРНИР СПАРТАКИАДЫ

5 августа, в светлый, погожий день состоялось открытие Спартакиады народов СССР. Центральный стадион им. В.И.Ленина был залит морем красок и цветов, все вокруг играло и пело. Перед десятками тысяч зрителей прошли колонны спортсменов, стройных, сильных, красивых парней и девушек всех союзных республик, Москвы и Ленинграда. Бок о бок шагали казахи и украинцы, эстонцы и русские, азербайджанцы и армяне… Дух единения и братства витал над Лужниками.

Какой же праздник без футбола! На Большой спортивной арене впервые проводился матч первенства СССР: ЦДСА - "Динамо". Впервые за календарной встречей в Москве наблюдало свыше 100 тысяч зрителей. Первый гол чемпионата на новом стадионе зафиксировал судья Николай Латышев уже на второй минуте. Его забил динамовец Владимир Шабров, пропустил - Борис Разинский. Вскоре тезка Шаброва из армейской команды, Владимир Агапов, сравнял счет с пенальти. Через семь минут Юрий Беляев вывел вперед ЦДСА. Спас чемпиона пенальти, реализованный Александром Соколовым на 87-й минуте - 2:2. Специально для любителей статистики: первое предупреждение в Лужниках получил футболист ЦДСА Валентин Емышев за пререкание с судьей из-за назначенного в ворота его команды одиннадцатиметрового.

После этой игры в чемпионате наступила двухнедельная пауза. Заполнил ее футбольный турнир Спартакиады с участием сборных всех союзных республик и двух городов - Москвы и Ленинграда. Заключительная его часть прошла довольно интересно, в финале встретились сборная Москвы (она же сборная СССР) и Грузии (тбилисское "Динамо").

Середина 50-х годов - не лучшее время в биографии тбилисцев. Они надолго покинули обжитый пьедестал. И чемпионат 56-го провели посредственно, заняв лишь восьмое место. Но стоило этим же игрокам осознать, что защищают они честь не клуба, а республики, как игра их преобразилась. Вдохновение, азарт, довольно редко проявлявшиеся ими в те годы боевой дух, волевые качества и всегда присущие грузинским футболистам высокая техника и темперамент соединились воедино на время спартакиадного турнира. Понеся в первом тайме серьезные материальные потери в партии со сборной Армении (0:2), грузины при доигрывании объявили ей мат - 4:2. В полуфинале красиво переиграли сильную украинскую команду - 3:1, а в финале на равных сражались с безусловно сильнейшей командой Спартакиады. Москвичи победили не без труда - 2:1.

МОСКВА - ГРУЗИЯ - 2:1 (1:1)

Голы : Сальников, 35 - 1:0. Хасая, 38 - 1:1. Ильин, 69 - 2:1.

Москва : Разинский, Тищенко, Башашкин, Огоньков, Парамонов, Масленкин, Татушин (Ильин, 24), Иванов, Стрельцов, Сальников (к), Мозер.

Грузия : Пираев, Котрикадзе, Дзяпшпа, Хочолава, Яманидзе, Гогоберидзе (к), Хасая, Гагнидзе, Калоев, Зазроев, Чкуасели.

Судья : Белов (Ленинград).

16 августа. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 110 000 зрителей.

Редакция газеты "Труд" учредила приз лучшему нападающему турнира. Жюри под председательством Григория Федотова лучшим признало форварда сборной Москвы Сергея Сальникова.

Схему футбольного турнира смотрите в формате PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...