Газета
10 апреля 2009

10 апреля 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

Недавно в Москве прошел симпозиум по спортивной медицине и реабилитологии, в котором приняли участие видные специалисты, работающие в футболе.

"ВНЕЗАПНАЯ СМЕРТЬ", ПРОБЛЕМА ВТОРОГО ТАЙМА И ТРУБКА ДЛЯ ХИРУРГА

На вопросы "СЭ" ответил крупный специалист в области спортивной медицины итальянец Пьер-Паоло МАРЬЯНИ.

КАК "ПЕРЕВОСПИТАЛИ" ТЕЛО ТОРБИНСКОГО

"Как побыстрее вернуться на поле?" - первый вопрос, который возникает у футболиста, получившего серьезную травму. А что делать, если ты - надежда Италии Франческо Тотти, а через два месяца чемпионат мира? Надо искать врача, для которого решение невыполнимых, казалось бы, задач - привычное дело. И знаменитый форвард такого медика нашел. Речь о Пьере-Паоло Марьяни, создавшем 20 лет назад в Риме клинику "Вилла Стюарт". С тех пор там лечатся звезды со всего мира. А в благодарность, как выяснилось, дарят хирургу курительные трубки, одна из которых выглядывала из кармана его пиджака во время нашего разговора.

КУБОК МИРА ОТ ТОТТИ

-Сколько всего трубок в вашей коллекции?

- Не знаю - никогда не считал. Наверное, около двухсот. Но это не коллекция - просто мне их дарят.

-Есть самая памятная?

- Трубки - как женщины: одной-единственной нет. Каждая хороша собой, с каждой связаны воспоминания. Люблю, признаюсь, курить трубку и делаю это с двадцати лет. Я же не спортсмен и спортом никогда не занимался. На лыжах кататься не умею, в теннис или футбол не играю.

-А в шахматы?

- В шахматы умею.

-Не опасаетесь, что курение повредит здоровью?

- Так здоровью и спорт, увы, может повредить.

-Из-за этого им и не занимаетесь?

- Нет. В детстве я жил в деревне под Римом. Чтобы успеть на автобус, которым добирался до школы, нужно было рано вставать. А возвращался поздно вечером. Заниматься еще и спортом не было ни сил, ни желания. Вырос - женился, сразу родился ребенок. Появилось много других забот.

-Слышала, у вас в кабинете стоит миниатюрный Кубок мира по футболу. Как он к вам попал?

- Тотти подарил - после того, как нам за два месяца удалось поставить его на ноги. Хотя при разрыве связок голеностопного сустава и переломе большеберцовой кости это казалось почти невозможным: период реабилитации после операции обычно намного длиннее. Но мы использовали все возможные и невозможные методы, и Франческо вернулся на поле как раз к чемпионату мира, который итальянцы выиграли. А кто знает, каким бы был результат без него?

ПРОЦЕНТ НЕУДАЧ - 9 ИЗ 1000

Помимо выступления на проходившем в Москве симпозиуме нашлась в российской столице для Марьяни и практическая работа. В гостиницу Grand Marriott, где собрались спортивные врачи, подъехал баскетболист люберецкого "Триумфа" Александр Милосердов. Его беспокоил коленный сустав, а диагнозы кардинально расходились. Одни говорили: все, мол, нормально, можно играть. Другие утверждали: у спортсмена надрыв передней крестообразной связки.

Для обследования понадобились две кушетки: на одной Милосердов не помещался. Осмотрев ногу, Марьяни сразу поставил диагноз: в ближайшее время баскетболист отправится на лечение в Италию.

-А какая травма наиболее характерна для футболистов? - интересуюсь у итальянца.

- Разрыв передней крестообразной связки. Она к тому же выбивает игрока из строя на самый длительный срок - 200 дней и больше. Моя задача - как можно быстрее вернуть его на поле. Для этого мало качественно провести операцию. Необходима слаженная работа хирургов, физиотерапевтов и медицинского персонала команды. Если эти три составляющие не взаимодействуют, быстро добиться результата сложно.

У нас в клинике выработано два курса лечения. Если следовать первому, пациент восстанавливается за шесть месяцев, если второму - за три-четыре. Разницы в качестве восстановления нет, но профессиональные спортсмены обычно выбирают второй метод.

-Выбор надо делать заранее?

- Да. Тогда используется особая анестезия и трансплантант. Отличается работа физиотерапевтов. Да и я оперирую игрока несколько иначе.

-Насколько сложна операция на крестообразных связках?

- Технически ее могут провести очень многие. Но наше преимущество в том, что у нас - команда: хирурги, анестезиологи, физиотерапевты, которых знаю уже тридцать лет.

Как порой проходит лечение в других клиниках? Сделали операцию - и отправили человека куда-то на реабилитацию. В следующий раз хирург видит пациента только через шесть месяцев. Я же у себя в клинике постоянно слежу за прооперированным. Если возникают осложнения, могу в любой момент поменять план терапии.

-Какое время занимает самая сложная операция?

- Если говорить о колене - от полутора до двух часов, не больше.

-Любой футболист после подобной травмы может вернуться на поле?

- Конечно, случается и так, что играть спортсмен после операции уже не будет. Но сейчас процент неудач снизился до минимума - всего 9 случаев из тысячи.

-Скорости в спорте растут. Пациентов у вас из-за этого прибавляется?

- Число травм пропорционально числу игр. Это как с автомобилями: чем их больше, тем больше аварий.

-Россияне часто обращаются к вам за помощью?

- Они в моей клинике стали появляться совсем недавно. За последнее время приезжали всего два-три пациента из России. Один из них - Дмитрий Торбинский.

ЦВЕЙБЕ ОПЕРАЦИЯ НЕ ПОНАДОБИЛАСЬ

Кстати, о Торбинском. Полузащитник сборной России и "Локомотива" восстанавливался куда дольше, чем ожидалось. Во время зимнего отпуска у него начались боли в паховой области, и врачи долго не могли понять, в чем причина. Вот и в "Вилле Стюарт" поломали голову над этим вопросом. Но теперь благодаря реабилитологу Марие-Терезе Перейра полузащитник вновь выходит на поле.

-Что за проблема была с диагнозом Торбинского? - спрашиваю Марию-Терезу.

- В его случае поставить правильный диагноз было очень трудно. Сложности возникли из-за нарушения мышечного равновесия. Торбинский прошел у нас реабилитацию, мы "перевоспитали" его тело с точки зрения осанки. Он работал с тремя разными физиотерапевтами, которые научили его по-новому обращаться с мышцами.

-То есть операции в Риме не было?

- Нет. Только восстановление. Он занимался по пять часов в день.

-Еще один футболист "Локо", Сергей Ефимов, тоже восстанавливался у вас после второй операции на связках. Чья вина, когда человек, вылечившись, вновь рвет ту же связку?

- Это не обязательно следствие неудачной операции. Даже хорошо прооперированная связка может порваться, если футболист не накопил той мышечной активности и силы, которые были до травмы. А у Ефимова проблема в недостаточно разработанной проприоцептивной чувствительности. У него не было уверенности в движении ног.

-Это психологическая проблема?

- Нет. Тут речь о недостаточно интенсивной программе реабилитации после операции. В ней много составляющих, и каждая важна.

К достижениям итальянских специалистов в России относятся с интересом. Однако о возможности восстановления игрока после разрыва крестообразных связок за три месяца говорят с сомнением.

- Я бы футболиста через три месяца после подобной операции на поле не выпустил, - поделился мнением заслуженный врач России Савелий Мышалов. - У нас специалистов, способных поставить человека на ноги за такой срок, нет.

-Но бывают же уникальные случаи?

- Да. У меня был один пример. Однажды Ахрик Цвейба получил повреждение передних крестообразных связок. Валерий Газзаев, тогда работавший с "Аланией", пригласил меня посмотреть игрока. Я посмотрел и сказал: нужна операция и шесть месяцев на восстановление. Газзаев спросил, можно ли обойтись без операции, чтобы Цвейба не пропустил какой-то серьезный турнир. Решили попробовать. Начали закачивать четырехглавую мышцу, она стала плотной и настолько закрепила, зафиксировала ногу, что связка сама пришла в норму. Правда, это случай уникальный. Сам не до конца понял, как такое произошло. Но раз произошло, значит, в слова итальянцев про три месяца поверить можно. Правда, если игрок будет выполнять все рекомендации и заниматься под контролем специалистов. У нас в стране, однако, таких возможностей пока нет. И еще: накачивание мышцы вместо операции - серьезный риск. После повторного повреждения игрок может попрощаться с футболом.

Екатерина БРЕДИНА

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...