Газета
19 декабря 2008

19 декабря 2008 | Плавание

ПЛАВАНИЕ

Одним из главных героев недавно завершившегося в хорватской Риеке чемпионата Европы в короткой воде стал россиянин Станислав Донец, завоевавший три золотые медали и установивший мировой рекорд на дистанции 100 метров на спине.

Станислав ДОНЕЦ: "Я ВООБЩЕ ПОЗДНИЙ"

Наблюдая воскресным вечером за феноменальным финишем Станислава на стометровке, принесшим российской команде восьмую золотую медаль и общекомандную победу в турнире, я не верил своим глазам. Появившаяся на экране красная черта, обозначающая отметку мирового рекорда, отставала от российского пловца почти на полкорпуса, а Донец все ускорялся. Рекорд пал, и второй номер российской команды в плавании на спине в одночасье превратился в одного из лидеров мирового водного спорта.

По возвращении из Хорватии Донец на один день остановился в столице, и именно с вопроса о его новом, "звездном" статусе мы начали беседу в тихом московском кафе.

- Я не считаю себя звездой. Совершенно. До этого "звания" мне еще плавать и плавать. А вы думаете иначе?

-Я полагаю, что ваш мировой рекорд - 49,32 - серьезно озадачил ваших соперников, в том числе американцев. Вы сами-то не удивились такому результату?

- Когда начинались этапы Кубка мира, мы с тренерами запланировали выплыть из 50 секунд. На тот момент мировой рекорд равнялся 49,99, и мне казалось вполне реальным его побить. Но после того, как американец Питер Маршалл в ноябре проплыл за 49,63, я засомневался, что смогу этот результат превзойти. Поэтому секунды, показанные в Риеке, стали приятным сюрпризом.

-Вас не напугал установленный в полуфинале рекорд Европы Вильдебоэра Фабера - 49,66, которому вы уступили почти секунду?

- Результат испанца, конечно, впечатлил. Но мы плыли в разных полуфиналах, и моей задачей на этой стадии было, не выкладываясь полностью, обеспечить себе одну из центральных дорожек в финале. Что и удалось сделать. А вот в решающем заплыве я уже сил не экономил.

-Теперь от вас будут ждать столь же высоких результатов и в классических, 50-метровых бассейнах. Свидетельствует ли успех в Хорватии о вашей способности бороться за медали и рекорды планеты на чемпионате мира в Риме в июле будущего года?

- Практика показывает, что рост результатов в короткой воде влечет и прогресс в длинных бассейнах. Ровно год назад на аналогичном первенстве Европы в Венгрии я тоже выиграл стометровку, после чего значительно улучшил личные достижения и на длинной воде. Правда, к высоким местам ни на мартовском чемпионате континента в Эйндховене, ни на Олимпиаде это не привело. Но сейчас я вышел на совершенно иной уровень: помимо мирового рекорда на стометровке, установил в Риеке рекорды России на дистанциях 50 и 200 метров на спине. Думается, теперь у меня есть основания считать себя претендентом на медали мирового чемпионата в Риме.

-Нынешние высокие результаты, безусловно, радуют и обнадеживают, но нет ли у вас ощущения их несвоевременности - ведь главным стартом года были Олимпийские игры, где вы даже в финалы не попали?

- В Пекине я показал свои лучшие результаты как на стометровке, так и на дистанции вдвое длиннее. Другое дело, что мы оказались попросту не готовы к столь высоким скоростям соперников: в нынешнем году уровень мирового плавания резко возрос, причем во всех дисциплинах. И моего прогресса оказалось недостаточно, чтобы бороться за медали.

-Почему вам гораздо комфортнее соревноваться в 25-метровых бассейнах, ведь и первые медали мирового чемпионата, в том числе золото в комбинированной эстафете с рекордом планеты, вы выиграли в Манчестере на апрельском первенстве в короткой воде?

- Объяснение простое: в моем родном Димитровграде, где я живу и тренируюсь всю жизнь, нет длинных бассейнов. И лишь с 2005 года, когда я попал в сборную страны, у меня появилась возможность плавать в большой воде на базе "Озеро Круглое", да и то не постоянно. Поэтому в "четвертаке" я и чувствую себя как в родной стихии, а основные старты сезона превращаются для меня в серьезный стресс.

-То есть все дело в психологии?

- Не только. Для коротких бассейнов большое значение имеют повороты и выходы после них. Ведь из ста метров почти 60 (по 15 на каждом отрезке) проплывать под водой, а над поверхностью остается сделать всего 5 - 6 циклов руками. И в длинном бассейне мне не всегда удается удержать технику и дистанционный темп. Это и станет главной задачей моей тренировочной работы в предстоящем сезоне.

-Какие-то изменения в подготовку к римскому чемпионату мира вносить будете?

- Менять нужно многое. И мне, и всей команде необходим научный подход к питанию, к восстановительным процедурам. Вот чему я по-настоящему завидую, наблюдая за иностранными спортсменами, так это вниманию, которым они окружены: пловец не успел вылезти из бассейна, у него тут же берут анализы крови, вешают какие-то датчики - то есть его здоровье под постоянным контролем. И это помогает грамотно спланировать и тренировочные, и восстановительные программы.

При подготовке к важным стартам мелочей не бывает. Поэтому вынужден сказать, что далеко не все идеально и на нашей базе на Круглом. К примеру, питание оставляет желать лучшего: порции просто смешные, как у крохотных девочек-гимнасток, и мне элементарно не хватает еды. Попросишь добавку - отвечают, что ее неоткуда взять, все лимитировано.

Другая проблема - устаревшие щиты в бассейне, невозможно нормально тренировать старты - ноги соскальзывают.

Но, несмотря на перечисленные недостатки, база на Круглом остается для меня пока единственной возможностью для тренировок в 50-метровом бассейне. Поэтому с 20 января, когда на Круглом начнется централизованный сбор, я планирую обосноваться там надолго.

-Насколько принципиально для вас соперничество с основным российским спиннистом Аркадием Вятчаниным?

- Безусловно, принципиально. Пока результаты Аркадия на главных стартах в большой воде куда весомее моих. И две его бронзовые медали Пекина - огромное достижение. Мне еще ни разу не удавалось обыграть Вятчанина на официальных соревнованиях, но приложу все усилия, чтобы добиться этого в следующем году и стать первым номером команды. Тем более теперь, когда мне удалось сделать то, что не удавалось Аркадию, - стать рекордсменом мира. У нас, кстати, вполне доброжелательные отношения, и мне было очень приятно получить в воскресенье поздравительную эсэмэску от него и его тренера Ирины Вятчаниной.

-Вам сейчас 25 лет. С одной стороны, еще совсем молодой человек, с другой - к Играм в Лондоне почти достигните тридцатилетия...

- А я вообще поздний. Если Данила Изотов в 16 лет уже стал вице-чемпионом Олимпиады, то я в его годы лишь по времени кандидата в мастера спорта плавал. В прежние времена меня бы давно отчислили как бесперспективного. Благо, тренируют меня родители - Ольга и Юрий Райхман, которые всегда верили, что их сын способен достичь многого. Так что каждому свое: надеюсь, именно теперь наступила моя пора.

Михаил МАКАРОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...