Газета
16 ноября 2007

16 ноября 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЗА ЖИЗНЬ

Юрий БЕЛОУС: "ЗА ПЯТЬ ЛЕТ ДРУЗЕЙ НЕ ПРИБАВИЛОСЬ"

Окончание. Начало - стр. 9

ЛЮДИ В БЕЛОМ

-Вы же врач по образованию?

- Совершенно верно. До последнего времени мне снились люди в белых халатах. Особенно - девушки. В 90-х я работал в Центральном научно-исследовательском институте медико-биологических проблем спорта. Это было потрясающе интересное дело. А сейчас даже института с таким названием нет. В какой-то момент свернули финансирование, и многие врачи ушли в бизнес. Нынче создана Ассоциация бывших врачей, куда меня привела Татьяна Друбич. Туда входили Сенкевич, Арканов, Розенбаум... Это мои знакомые. Вручали премии, помогали студентам периферийных мединститутов. Жаль, сейчас нет времени посещать заседания.

-Медицина все-таки была призванием?

- Медицина была очень полезна в осознании самого себя. Сформировала мировоззрение. Было интересно заниматься изучением человека.

-Лично отбирали врачей в клуб?

- Я лично отбирал всех, от дворника до главного тренера. Понятно, что с врачами могу говорить на одном языке, им со мной достаточно трудно. Некоторые после третьего вопроса вставали, благодарили - и откланивались.

-Много шарлатанов от медицины?

- Гораздо больше, чем вы думаете. Огромное количество. Медицина - отсталое направление нашего общества, а спортивная медицина еще более отсталая. Сегодня иметь хорошего врача - большая удача. Я давно отказался в плане операций и реабилитации от российских клиник. Хотя недавно появился один толковый центр.

-Я слышал, вы и патологоанатомом работали?

- Правда, один год. Проходил ординатуру. А на второй меня уже взяли на кафедру, и я работал преподавателем в медицинском институте. Тогда в мединститут поступить было очень сложно. Первую попытку я завалил и год работал на заводе учеником слесаря. Потом сдал на все "пятерки".

-Какой конкурс был?

- 12 человек на место. Огромное количество блатных, детей секретарей обкома. А у меня родители простые, блата вообще никакого. Поэтому и получил самое худшее распределение, которое было. В морг.

-Печальная судьба.

- Но я совершенно об этом не жалею. Патологическая анатомия - это философия медицины. Самые "продвинутые" врачи - это патологоанатомы. Могут рассказать все про жизнь того трупа, который лежит перед ними.

-В таких местах рождаются философы?

- Безусловно. Есть замечательная книга, называется "Патология" Давыдовского. Удивительный труд. Медицина меня познакомила с великими книгами, это и помогло постигнуть тайну многих профессий. Чтобы стать журналистом, не надо заканчивать журфак МГУ. Я был издателем и редактором газет, журналов...

КАК РАЗВЕДЧИК

-Много вы интересного перепробовали.

- Вы знаете, я их не "перепробовал". Брал профессию - и проходил в ней от начала до конца. Объездил конференции и конгрессы по всему миру, проводил их у нас. Знали бы вы, в каких клиниках проходил стажировки и изучал тайны восточной медицины!

-В каких?

- В клинике Аюрведы-Махариши в Ланкастере (США), в Шварцвальде в Германии, учился в Пекинской академии ушу, много занимался изучением боевых искусств. Почти всю Индию прошел пешком.

-Удивительная у вас жизнь.

- Моя жизнь вместила столько всего, что хватило бы на три-четыре другие. Даже в медицине я занимался абсолютно не изведанным направлением. Которое до меня не было открыто. Год искал доступ в Центральный НИИ - как разведчик приехал в Москву... Драматичная история. Еще студентом прочитал в какой-то газете о теории антропомаксималогии профессора Кузнецова Владимира Васильевича. Он убеждал, что человек должен жить на максимуме. Брал рекордсменов мира и изучал их опыт. А я написал ему письмо.

-О чем?

- О том, что теория его спорная. Достаточно познакомиться с Селье, изучить его труды, чтобы понять: стрессы и бурная жизнь не проходят бесследно. Приводил для Кузнецова примеры - те же йоги Рамакришна и Вивекаканда ушли из жизни в 37 и 42 года соответственно. Почитайте Ромен Ролана... Профессор мне ответил: "Приезжай в Москву, мне интересно познакомиться".

-Сколько лет вам было?

- 27. Приехав в Москву, купил на перроне "Вечернюю Москву". И первое, что увидел, - некролог, извещение о смерти Кузнецова. Больше знакомых в столице у меня не было. Но я все равно попал в тот институт, где хотел работать.

-Узнав до этого, что такое нищета?

- Нет. Я никогда не был бедным человеком. С юности умел зарабатывать. Сколачивал сельскохозяйственные отряды, это было предтечей кооперативов. За два месяца каникул зарабатывал больше, чем профессор за год. Миллионером я не был - просто обеспеченным человеком.

-Почему миллионером не стали?

- Никогда себе такой задачи не ставил. Ставь я во главу угла деньги, никогда бы не занимался теми вещами, которыми занимался в своей жизни. Сейчас - то же самое.

-Момент самого тяжелого физического труда в жизни?

- 9 - 10-й классы. Грузил мешки с цементом. Я очень хотел заработать карманные деньги.

-Сколько тогда платили?

- 10 рублей в день, и это считалось - хорошо. В нашей бригаде было человек пять - а ну-ка, с утра до вечера потаскай мешки. Самые тяжелые деньги в моей жизни.

-Москва - ваш город?

- На сто процентов. Обожаю Москву, лучше города в мире нет. Нравится Барселона, Лондон, не люблю Париж. И французов не люблю. Чванливые и надменные. Завистливые. Не люблю этот город за огромное количество эмигрантов. В Лондоне их тоже много, но они какие-то добрые и свободные. А во Франции - злость на каждом шагу Совершенно не удивился, когда там начали машины жечь.

С КЛЮКОЙ И ДРЕДАМИ

-Самые необычные случаи в вашей медицинской практике?

- Был один. Я уже учился в интернатуре, это седьмой курс. Как раз стал патологоанатомом. А завотделением был удивительный человек, с потрясающим мышлением. Такой логический аппарат я не встречал ни до, ни после. Он ко мне очень бережно относился. Понимал, что для меня попасть в морг - сумасшедший стресс. Полгода я вообще не вскрывал трупы, только наблюдал, как это делают мои коллеги.

А параллельно ходил на лекции к третьекурсникам, слушал их профессора. И вот однажды мне сказали, что завтра буду впервые работать на вскрытии.

-И что?

- К своему ужасу увидел, что на столе лежит молодая красивая девушка. Третьекурсница моего института, с которой я не так давно сидел за одной партой, разговаривал. Она умерла от острого лейкоза, рака крови.

-С ума сойти.

- Вот именно, с ума сойти. Но авторитет моего учителя был настолько велик, что я не мог даже подумать о том, чтобы отказаться. Такая дзеновская тема...

-Любой человек, занимавшийся в Москве начала 90-х бизнесом, неизбежно сталкивался с бандитами?

- Я никогда не сталкивался с бандитами.

-Значит, не этот период закалил ваш характер?

- Мой характер был закален в дворовых драках Луганска. Еще в футбольных баталиях, я со стадиона не вылезал. Сейчас понимаю, что у каждого человека есть ангел-хранитель. Любой человек является неким проводником Космоса. Надо безмерно радоваться каждому прожитому дню. Я очень стараюсь от каждого дня получать удовольствие.

-Кстати, о способности действовать нестандартно. Это правда, что пользуетесь для клуба услугами шамана?

- Очень люблю людей нестандартных, занимающихся духовными практиками. Двое моих друзей сейчас приехали из Индии, мы с ними вместе когда-то были в Гималаях. Они ходили на матчи. Один с увесистой клюкой, которую ему подарил какой-то йог, с дредами... Скоро они будут преподавать йогу в Москве. Я им помогу. Одного зовут Бронислав Виногроцкий. Еще в 80-х вместе работали в центре, который я создал, в одном из моих журналов был замом главного редактора. Сейчас Бронислав далеко продвинулся в изучении китайской медицины, философии, культуры, истории - он написал десятки книг, знает шесть или семь языков. Это те люди, которые мне позволяют не терять себя в самых сложных ситуациях. Создают ауру.

Скоро команду познакомлю с этими ребятами. Пусть расскажут об Индии и Китае. О бездне познаний, которую могут получить, переосмысливая философию этих стран.

-А вам какая страна особенно в сердце запала?

- Мне очень хотелось побывать в дичайших местах. В этом году удалось выбраться в Венесуэлу, когда там Сора America проходил. Увидел место, которое называют "тысяча водопадов". Это что-то сумасшедшее! Вообще, Венесуэла - потрясающе красивая страна. Друзья переправили туда на вертолете, два дня путешествовали.

-Это и есть моменты абсолютного счастья?

- Да, словами это не описать. Нет большего счастья, чем момент единения с природой. Причем там, где ты на волосок от смерти: где можно сорваться и упасть, где тебя может накрыть водопад... Водопады магически действуют на человека. Тот же водопад Игуасу, который даже смешно сравнивать с Ниагарой. Водопады Венесуэлы абсолютно дикие, раскованные. Такое ощущение восторга, которое нельзя пересказать.

-Интересно вы собственную жизнь выстроили. А сокурсники ваши нынче по больницам за копейки работают - ничего кроме этого не видели и не увидят.

- Я старался моделировать свою жизнь. Когда работал преподавателем, у меня был вариант: остаться в Луганском мединституте, через три года защитить кандидатскую, через пять стать доктором наук и так далее. Но я посмотрел на своего старенького профессора-алкоголика с кафедры. Понял: в лучшем случае, чего могу добиться, - вот этого. Такая жизнь у меня перед глазами.

Все проблемы - во внутренних шорах. Или они есть у человека, или он их отбрасывает. Сел и стал думать: чего я хочу от жизни? И ответил на этот вопрос. Все понял. Собрал сумку и уехал в никуда. Я всегда занимался тем, что мне интересно. Тупое зарабатывание денег - не для меня. Меня всегда интересовала творческая сторона.

-Вам ведь три года осталось до пятидесятилетия?

- Ух... Я даже вздрогнул...

-Страшно?

- Объясню: женщине столько лет, на сколько она выглядит, а мужчине столько, на сколько он себя чувствует. Для меня пример в этом плане Юрий Михайлович Лужков. Два раза в неделю играем в футбол - по средам и субботам. А человеку 71 год! Это уму непостижимо! Я думаю: дожить бы до таких лет, а он бегает. Играет все лучше и лучше, кстати.

-Помните, когда он вас особенно удивил?

- Да хотя бы перед одним из недавних матчей. Спрашивает: "С кем у вас следующая игра?" Отвечаю: с "Ростовом". Он задумался на секунду, говорит: "Да, сильная команда". Я сначала подумал: черт побери! Ну какая же она - "сильная команда"? А потом понял, что это будет одна из сложнейших наших игр.

НАТЕРЕТЬ СКАМЕЙКУ САЛОМ

-Вы человек, разбирающийся в восточных тонкостях. Вот и скажите: когда Петржела говорил о подброшенных крысах в казанской раздевалке, - вы верили?

- Не сомневаюсь, что это было на самом деле. Я, кстати, предложил в отместку натереть салом скамейку запасных. У меня в запасе достаточно всяких прибамбасов по борьбе с шаманизмом. Но лично я не очень подвержен влиянию со сторон энергетических полей каких-то завистников.

-Чувствуете таких людей?

- Безусловно.

-И много их?

- О-о-о... За пять лет, что возглавляю клуб, друзей у меня не прибавилось.

-В вашей жизни был момент, после которого многое переосмыслили?

- Большую роль в моей жизни сыграли занятия психотехниками. Различными медитативным системами - йогой и ушу. Это те вещи, которые мне помогли по-другому взглянуть на себя и на мое место в мире. Возможно, в скором времени я вернусь, буду снова заниматься этим. Энергетическая оболочка, которая была образована в результате занятий, ныне сильно истощена.

-Вы даже как-то день рождения встречали в китайском монастыре?

- Это было чудесно! Сначала полетел в Пекин, оттуда на юго-восток Китая. Туда, где выращивают чай, где даосский монастырь, которому более восьмисот лет. Шли до него ночью, жили очень скромно, спали на нарах, укрывались непонятно чем... У нас была великолепная компания.

Замечательный был поход в Индии. Мы шли, пока можно было идти, на ишаках везли поклажу. Когда ишаки чуть ли не попадали в пропасть, нести пришлось самим. Как описать словами, что чувствует человек, который встает с восходом солнца и видит Гималаи? Или китайские душистые горы, - а еще и соприкасаешься с храмами, с намоленными местами?

-Тяжело после такого возвращаться домой?

- Наоборот - легко. Но у нас тоже достаточно магических мест - Алтай, о котором писал Рерих. Там, по одному из преданий, находится мистическая страна Шамбала, где материализуются все желания. Камчатка и Курилы, куда я мечтаю попасть...

-В Индию уезжает много русских людей - и там остаются.

- Даже больше, чем вы думаете. В последний раз я ездил туда в январе, на десять дней отпуска. Через какое-то время в пятизвездном отеле начал сходить с ума от скуки. И тут, слава богу, встретил Диму Диброва. Тот мне и рассказал, где обитает община хиппи. И я туда поехал. Это сказка! Такого удовольствия никогда в жизни не получал. Живут люди со всего мира, вечерами поют. Просто - цветы...

-Русских много?

- Половина. А вообще бродят по Индии, сдавая свои московские квартиры, до двух миллионов человек выходцев бывшего СССР.

"ЛЕНЯ, Я ЗА ТЕБЯ ПОБОРЮСЬ"

-Давайте поговорим о Леониде Слуцком. Он рассказывал, что после поражения от "Герты" вопрос о его отставке был практически решен. И вы ему сказали, что надо быть готовым.

- Немножко не так. Это было не после "Герты", а в конце сезона. У некоторых членов совета директоров было к Слуцкому много претензий. Накануне решающего заседания мы со Слуцким ужинали. Я, хорошо поразмыслив, ему сказал: это жизнь. Надо быть спокойным. Считаю, такую информацию надо доводить до человека. Как, например, в Америке или Израиле врачи говорят человеку о его состоянии здоровья все. Это только у нас зачем-то скрывают. Но в конце я сказал: "Леня, я за тебя поборюсь".

А накануне пригласил человек пять игроков, наш костяк - Семака, Ребежу, Кириченко, Мелешина... Хотел проверить свои взгляды. И ребята высказали полную поддержку Слуцкому. Потом я привел достаточно доводов совету директоров, и вопрос отпал. Хотя был один из членов советов директоров, который тащил Муслина. В футболе все понимают - и слесари, и шахматисты.

-Слуцкий остался бы тогда в клубе?

- Мы рассматривали несколько вариантов. Если бы приходил топ-тренер из-за рубежа, то Слуцкий мог бы остаться вторым тренером. Но главным должен был стать тренер сумасшедшего уровня, вроде Улье или Купера.

-Слуцкий тогда ждал увольнения. А вы за пять лет - хоть раз ждали?

- Ударом по самолюбию стало бы увольнение только в 2003-м году, если бы команда вылетела. У меня есть несколько проектов, которыми могу заняться, если уйду из футбола. Была бы энергия и здоровье - всегда найду, чем заниматься.

-Через вашу команду прошло много футболистов. У кого самая мощная энергетика?

- Будун Будунов. Удивительный человек, достойный. Пришел в футбол из борьбы, когда ему был 21 год. Это подвиг. Моя личная удача - Эктор Бракамонте. Айзек Окоронкво - фантастический парень, все его любят и уважают. А Юра Жевнов?

-Петраков, кстати, говорил, что это он привел Жевнова. Хотя вы категорически были против.

- Он и про Ребежу говорил, что привел в команду - хотя тот появился раньше. За Юрой Жевновым мы следили, я наводил справки. И про него, и про Амельченко добрые слова сказал Байдачный.

С ЭКТОРОМ - ПО СТАКАНЧИКУ РОЗОВОГО

-Самый тяжелый ваш день на должности гендиректора?

- Весь 2003 год. Сумасшедшее время, отнявшее у меня годы жизни. Люди, скандировавшие в 2003-м всякие лозунги, сейчас с расстояния приветствуют: "Здравствуйте, Юрий Викторович..." Но я с юмором отношусь.

-Не только футболисты могут обидеться на гендиректора, но и он на игрока?

- Исключено. Я очень доволен нашими ребятами. Это очень высокий уровень культуры.

-С кем из ваших игроков особенно интересно говорить не о футболе?

- С Семаком и Бракамонте. С Семаком мы еще и соседи по даче, в одном коттеджном поселке живем. Можем по бокалу вина выпить, когда есть возможность.

-Из его погребов?

- Из моих тоже. С Эктором хорошо по стаканчику розового пропустить. Знает толк в винах.

-Не откроете тайну - почему Кириченко так хотел от вас уйти?

- Он хотел не уходить, а продлить контракт. И тут вмешался его агент, у которого на первом месте стояли собственные интересы. И агент все-таки довел ситуацию до того, что за два дня до окончания срока дозаявок игрок сказал: не буду подписывать контракт. Доиграю сезон до конца и уйду. Как менеджер, я допустить этого не мог, "Москва" теряла серьезные деньги.

-Но были готовы?

- Был. Хорош тот менеджер, который просчитывает варианты. Зато Адамов раскрылся, да и Бракамонте до травмы был в великолепной форме.

-Большое впечатление на вас, кажется, произвел агент Ковалевски?

- Был такой. Знал, что я его не жалую, прислал вместо себя как-то помощника. Тот поговорил со мной, выходит за дверь - перезванивается. С Ковалевски не договорились, и хорошо. Появился Жевнов. Замечательные второй и третий вратарь, Козко с Амельченко. С этой позицией полный порядок.

-О чьем уходе из клуба жалеете?

- Жалею о том, что мои многократные попытки удержать футболиста Рязанцева ничем не закончились. Агенты не дали ему продлить контракт, убедили, что места в основном составе ему не будет. Задурили пацану голову. Купили ему машину, как обычно у агентов делается, - и отправили в "Рубин". Я раз десять с ним разговаривал!

-Ничего сделать нельзя было?

- Можно было дать какие-то деньги агентам, но я считал, что это аморально: за воспитанника нашей школы им платить. Зато этих агентов я изгнал с поля деятельности нашей команды. Сказал, что ни один футболист, у кого они будут агентами, нам не нужен.

-Встречали хоть одного агента, который в первую очередь интересовался бы судьбой игрока?

- Вы удивитесь - один-единственный раз. Это была жена футболиста, Аня Филимонова.

"ЕСТЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ПАРЕНЬ!"

-Вы поработали с Алейниковым. Какая его черта вас настораживала?

- Да рано ему было в главные тренеры идти! Я очень надеялся на Вадима Никонова, тот способен был помочь. Но Вадим Станиславович самоустранился. Конечно, Алейников - это моя ошибка. Одна из многих, совершенных в первый год. Но выводы сделаны.

-И чему вас научил этот случай?

- Более осознанно и системно относиться к подбору кадров. Сейчас мы с информационно-аналитическим отделом создали концепцию подбора тренеров. Прежде многое делалось по наитию. Когда брал Алейникова, мне хотелось получить русскоязычного тренера, который не завязан в каких-то коалициях. Не замаран договорными матчами и не является бизнесменом от футбола.

Вячеслав Колосков искал тренера для сборной, и ему подсказал британец Рой Ходжсон, который читал в Европе курс для тренеров: "Есть замечательный парень!" Но Алейников работал в детских и любительских командах. Когда окунулся в "Москву", голова кругом пошла. Да и с харизмой проблемы.

-Он тихий и вдумчивый.

- Если он тихий и немногословный - это еще не значит, что вдумчивый.

-Как известно, хоккейная команда "Северсталь" - большая обуза для олигарха Мордашова. И он испытывает огромное желание ее закрыть. Прохоров делами "Москвы" активно интересуется?

- Да. Хотя он и раньше равнодушен не был - как человек, который вкладывает довольно большие деньги. Сейчас ходит на все домашние матчи. Надеюсь, скоро будет и на выездных. Вот тогда мне придется сложнее.

-Почему?

- Когда человек, вкладывающий деньги в футбол, еще в нем и разбирается, - это не так хорошо. Шучу.

-Самые сложные для вас переговоры?

- Если говорить о переговорах с командой, то покупка Бракамонте. "Бока Хуниорс". Если говорить о переговорах с футболистом, то случай Бракамонте - самый легкий. За него просили 1 800 000, а я сбил цену до миллиона. Очень сложно разговаривать с футболистами, которые ничего собой не представляют.

-Что было бы с Бракамонте, если бы вы не договорились с "Бокой"?

- Он все равно состоялся бы. Немножко везения, добавить скоростные качества, физику - и это игрок уровня испанской примеры. Когда Бракамонте в форме, ему равных нет.

-Гжебик говорил: "четыре югослава - банда". Что такое четыре аргентинца?

- У нас не банда, у нас шайка. Но в рамках дозволенного. Тот же Бракамонте - один из самых уважаемых футболистов нашей команды. А Баррьентос, эмоциональный и задиристый на поле, в жизни очень приветливый и корректный человек.

БАНДА БОМЖЕЙ

-Говоря несколько лет назад о Гаскойне, вы совершено не хотели его видеть в своей команде?

- Об этом даже речи не было. Никто с ним переговоры не вел. Просто на тот момент команда никому не была интересной. Вот то была банда! Банда бомжей! Эти люди с затравленными потухшими глазами не получали по полгода зарплату. Когда я сказал, что через три-четыре года мы будем бороться за призовые места, на меня смотрели как на ненормального. Которого из дурдома прислали.

-Самый большой штраф, который выписали за пять лет?

- Баррьентосу. За удаление и не совсем адекватное поведение в матче со "Спартаком" из Нальчика.

-Есть известный игрок, которого за эти годы чуть было не приобрели, но мало кто об этом знает?

- Бенаюн. А в недавнем матче Лиги чемпионов за "Фенербахче" против ЦСКА играл еще футболист, которого едва не купили. Алекс, капитан команды, сумасшедший игрок.

-Что помешало?

- Валерий Юрьевич. Сказал, что готов взять только на просмотр, хотя парень сыграл два десятка матчей за сборную Бразилии, был лучшим бомбардиром чемпионата в составе "Крузейру". Когда агенты узнали, что неизвестный для них Петраков из какого-то "Торпедо-Металлурга" предлагает лучшему игроку Бразилии ехать на просмотр, просто посмеялись. И закрыли вопрос. Тогда Алекса можно было купить за реальные деньги, - зато сейчас сумма неподъемная. Но то, что тогда Петраков перестраховался, объяснимо: все приходит с опытом.

-А Бенаюн?

- Сейчас уверен: надо было соглашаться на условия, которые просил сам футболист. Зарплату в полтора миллиона. С клубом мы к тому времени договорились. Но тогда, вначале 2005 года, эти зарплаты для нашего клуба были просто нереальные.

-Как-то вы повезли команду на экскурсию на ЗИЛ. Помните?

- Смешно. Рабочие не то что рады не были - никто даже голову не поднял. Козьмич посмотрел-посмотрел: "Да-а, раньше народ интересовался, автографы брал..." А футболисты, тот же Рехвиашвили, даже не поняли: зачем их вообще привели на завод?

-Вы десятки раз были в Китае. Самый необычный случай, который с вами там произошел?

- 89-й год. В нашей русской компании было человека три. Нам выдали чеки вроде тех, что были в "Березке". Еще и бинокли при нас были, которые собирались в Китае загнать.

-Зачем?

- Получить местную валюту и купить мечи для боевых искусств, китайские костюмы для занятия ушу. К нам приставили переводчика, который был, конечно же, из китайской службы безопасности по работе с иностранцами. Надо было как-то от этого "хвоста" отделаться. Что делать? И мы втроем разбежались в разные стороны. Он чуть с ума не сошел, пока метался...

Много было смешных историй. В один из приездов купил потрясающую бронзовую корову, на которой Лао Цзы покидает Поднебесную. В ней было пятьдесят килограммов. Уже предвкушал проблемы: как до Москвы ее довезти? Времена шоп-туризма, народ возил кожаные куртки - за перегруз приходилось платить сумасшедшие деньги. У меня таких не было.

-Как выкрутились?

- Накануне вылета друзья пригласили сыграть за команду посольства. Я внес большой вклад в победу над корейцами и японцами, мы стали чемпионами. Это был неслыханный успех, ребята накрыли поляну во дворе посольства, я тоже приехал... А один парень меня терзал: "О чем ты все время думаешь?" Отвечаю: купил корову, а транспортировать невозможно. И слышу в ответ: "Что волнуешься? Я директор Аэрофлота!"

-И где она сейчас?

- Подарил на юбилей Вячеславу Иванычу Колоскову. Возможно, он ее переплавил и сделал забор...

-Знаменитый футболист Гоцманов живет в Америке, работает водителем школьного автобуса. Вы бы так смогли?

- Мне есть чем заняться. Перед тем, как принять клуб, я поступил в дипломатическую академию, отучился два курса. Потом пришлось взять академотпуск. Думаю, со следующего сентября вернусь и отучусь последний год. Там очень интересная публика и книги. Для меня это кайф.

-Вы рассказывали, как выпивали в Пекине с посольскими. В этом смысле удар хорошо держите?

- Выпить люблю. Особенно в хорошей компании. Вы не представляете, что такое махита, сделанная в Колумбии. В ней несколько компонентов, в основном мята и ром. Очень вкусный напиток. Но, как сказал Джавахарлал Неру, пить надо в меру.

-Самый непредсказуемый человек на вашей памяти?

- Баба Адаму. Замечательный футболист, но мог набить сумку какими-то коробками, оставить их в номере и уехать. Все думают, что он в гостинице, а он уже три дня как в Африке.

-Бывало, что в игрока не верили, а он поднимался - вам на удивление?

- Чижек. Мы чуть ли не рукой на него махнули, а он настолько здорово отыграл последние месяцы! Поставили его на край - и увидели нового человека! Был случай, когда Петраков говорил, что Кузьмин "нам не нужен". Это единственный игрок, которого я взял без согласования с тренером. Сказал: "Раз не нужен - значит, будет в дубле!" Петракова можно обвинить в чем угодно, - но он не дурак. Вскоре увидел, как Кузьмин играет, и забрал его в основной состав. Сейчас Кузьмин входит в "33 лучших". Игрок для сборной.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Вчера я снова заехал к Юрию Белоусу в офис неподалеку от "Новокузнецкой". Слишком много всего произошло за последние дни. Отставка главного тренера - чем не повод для продолжения разговора?

-Как и когда вы объявили Слуцкому об отставке?

- В субботу была игра с "Зенитом", в понедельник мы встретились с Леонидом Викторовичем, и я сказал об этом. Вы можете спросить, почему я это сделал, не дожидаясь окончания чемпионата.

-Почему?

- Потому что этим хотел показать и Слуцкому, и общественности, что дело не в месте, которое мы занимаем. Даже если бы мы заняли третье место, вопрос был предопределен. Второй год подряд допускаются одни и те же системные ошибки. Ни я, ни члены совета директоров не увидели никакой динамики. При этом нам не интересно играть за 4-е и 5-е места. Три года подряд толчемся на одном месте.

В конце прошлого сезона Леонид Викторович утверждал, что занятое командой место - успех. Для клуба и для него лично. Сейчас - то же самое. Но среди всего этого хора я увидел прежде всего лукавство. Перестраховку. В некоторых газетных материалах видны "ушки" Леонида Викторовича, который рассказывал перед игрой с "Зенитом", почему "Москва" не может выиграть медали... Бесконечные "отмазки". Вместо того, чтобы анализировать собственные ошибки.

Слуцкий великолепно анализирует тактические схемы соперников. Но было бы здорово, если бы он проанализировал игру собственной команды. А журналистам хорошо бы проанализировать, почему уволен Слуцкий.

-Так почему?

- За весь чемпионат мы не забили ни одного гола со "стандартов", например. Только пропускали. В этом плане мы самая отсталая команда! Второй год подряд у нас в мае - функциональная "яма". Проигрываем практически все матчи. Непонятно, почему модель игры нашей команды была упрощена. Упрощена до того, что команда в конце сезона сбивалась на забросы на "столбов", Адамова с Лопесом. До примитивизма. С кем-то это проходило, но только не с лидерами, против них надо играть в совсем другой футбол. С другими козырями. Кто-то говорит о "привлекательной игре", но это эмоции, подкрепленные пиаром. Сейчас, выбирая главного тренера, смотрим, насколько он умеет варьировать тактические схемы. Чтобы не играть по одной-единственной.

-Как играли в этом сезоне?

- Практически да. 4-4-2. Меняли только на пару игр. Это тоже о многом говорит. Иногда тренер одной заменой переворачивает всю схему. Слуцкий два с половиной года возглавляет команду. Это - срок, когда можно спросить. А мы толчемся на месте. Никогда прежде за сезон у нас не было столько нарушений дисциплины. Эти вопросы должен решить главный тренер, а не гендиректор. При Петракове мы беды не знали с травмами - а в этом сезоне партиями игроков отправляли в немецкие клиники. Небывалое какое-то количество. Специальную графу в бюджете завели. А травматизм - следствие специфики тренировочного процесса. Чем правильнее построен этот процесс, тем меньше травм.

-В какой момент поставили крест на Слуцком?

- Да нет, никакого креста не было - он молодой и талантливый тренер. Белоус выступает в роли "изверга": сначала уволил Никонова, потом Петракова, и никто этого понять не мог. Теперь Слуцкого. Но каждая замена тренера усиливает нашу команду! Вы обратили на это внимание?

-Обратил.

- Тот же Петраков - очень хороший тренер, системный. Но тогда, в момент его увольнения, на нашем сайте было написано: "С целью дальнейшего развития клуба с Валерием Юрьевичем принято решение расстаться..." Точно такое же определение подходит к отставке Слуцкого, слово в слово. Новый тренер заставит наших игроков по-иному взглянуть и на себя, и на футбол. Ветер перемен приведет к серьезным изменениям.

-Не хотите сказать про Слуцкого, как про Алейникова: "Рановато ему в главные тренеры"?

- Да кто знал Слуцкого до того, как мы его назначили главным тренером? Узкий круг специалистов. И кто больше рисковал - я или Слуцкий? Конечно, я. И в нем не ошибся. Леонид Викторович отдал по максимуму команде. Все, что мог. Самое время расстаться.

-Кажется, Слуцкий не очень-то и понял ваше решение об увольнении.

- Им движет обида. Он не до конца понимает, что четвертое место - это заслуга не одного только главного тренера.

-Он, как понимаю, не остается в клубе?

- Номинально - остается. Пока не найдет работу, будет получать зарплату. Контракт у него до конца 2008-го года. Мы поступаем корректно - хоть задачу на сезон не выполнил, в финансовом плане не теряет.

-Вторым тренером он не будет точно?

- Не будет. Это пройденный вариант - вы же помните, что Никонов должен был помогать Алейникову и что из этого вышло? Не стоит повторять ошибки...

Юрий ГОЛЫШАК

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ