Газета
3 августа 2007

3 августа 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1945 год. Часть девятая

"Арсенал" - "Динамо". Самая, пожалуй, необычная за всю историю международных встреч советских команд игра. По метеоусловиям, противоречивости суждений, взаимным упрекам... Не все удалось разглядеть сквозь густую пелену тумана, не на все ответить вопросы.

БИТВА В ТУМАНЕ "ГОРОХОВЫЙ СУП"

СЕКРЕТ УСПЕХА - ИКРА С КОМПОТОМ

Ранним утром 18 ноября динамовцы возвратились из Кардиффа в Лондон, где через три дня их ожидал поединок с "Арсеналом". Весь день команда отдыхала, предавалась приятным воспоминаниям, смаковала переведенные Елисеевой хвалебные отзывы в свой адрес из английских газет, приняла очередную солидную дозу "допинга" - поздравительные телеграммы с родины - и на светлом, радостном фоне стала готовиться к очередному матчу, до которого оставалось два полных дня.

В понедельник днем согласно расписанию предстояла двухчасовая тренировка. Вновь возникла проблема, впрочем, очень быстро разрешенная. Стадион "Арсенала" "Хайбери" разрушили немецкие бомбы, но поле было в приемлемом состоянии, и руководство клуба посчитало, что гости вполне могут на нем позаниматься. Последовал категорический отказ. Согласно одному из четырнадцати утвержденных ранее пунктов хозяева обязывались предоставлять нашей команде для тренировок стадион, где намечалась встреча. В данном случае - "Уайт Харт Лейн", собственность "Тоттенхэма". Руководство этого клуба одолжило его (небескорыстно, разумеется) "Арсеналу" для игры с "Динамо". Там и провели две закрытые тренировки, за которыми внимательно на правах хозяев наблюдали представители "Тоттенхэма". Их потрясли мощь и точность ударов советских форвардов. Видимо, надели динамовцы те самые "стреляющие" бутсы, которыми изрешетили "Кардифф Сити".

Во второй половине дня гостей ознакомили с еще одной достопримечательностью Лондона - стадионом "Уэмбли". В крытом дворце впервые увидели они искусственный лед, на котором играли в хоккей английские профи. Вечером отправились в театр "Адельфи" на музыкальный спектакль "Сладкое прошлое". Футбольных звезд провели за кулисы и познакомили со звездами театральными. Этот торжественный момент запечатлели журналисты, и на следующий день фотографии наших футболистов в окружении участников спектакля украсили страницы лондонских изданий. За каждым шагом, жестом динамовцев пристально следили десятки журналистских глаз. Их интересовало все: кто куда пошел, что сказал, что сделал. Заметили - во время антракта почти никто не наведался в буфет, оставались на местах или бродили в фойе, а те, кто пошел, ограничились только лимонадом.

Много внимания уделяли писаки рациону питания наших ребят - кое-кто искал в нем главную причину удачных выступлений в первых двух играх. Пытали об этом всех, от переводчицы Елисеевой до сотрудников посольства. Ответы, лаконичные и неправдивые, звучали примерно так: "Мы не привезли с собой никакой пищи, едим то же, что англичане". Не поверив, журналисты принялись фантазировать кто во что горазд.

Обозреватель "Ивнинг стандарт" едва не оглушил Лондон и его окрестности воплем "Эврика!" Икра - вот в чем секрет! Как же сразу не догадался? "Огромное количество красной и черной икры неизменно сопровождает каждое их блюдо, даже во время завтрака, - делился он своим открытием с читателями. - Кроме того, им подают корнишон. Обычно они не употребляют в пищу свежие овощи, кроме картофеля. Любимое десертное блюдо у них - яблочный компот с изюмом".

Все предельно просто: ешь ложками икру, закусывай маринованными огурчиками, запивай яблочным компотом с изюмом - и ты непобедим.

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ "АРСЕНАЛА"

Авторитет английского футбола в стране советской до войны был непоколебим. Писали о нем с восхищением, в котором явно прослеживались нотки преклонения. Эталоном мирового футбола считалась сборная Англии, среди клубов - лондонский "Арсенал". "Красный спорт" постоянно держал читателей в курсе, не без удовольствия описывал успехи "канониров" дома и за рубежом. Больше радовались разве что победам своих в международных встречах.

30-е годы без преувеличения - эра "Арсенала": пять побед в чемпионатах Англии, две - в Кубке, не считая призовых мест и выхода в финал. Но за шесть военных лет от того могучего, процветающего "Арсенала" остались рожки да ножки.

Из 46 профессиональных футболистов 44, включая основной состав той звездной команды, служили в армии, большинство - за рубежом, от Индии и Палестины до Северной Ирландии. Молодежь не в состоянии была продолжить победные традиции клуба. К приезду "Динамо" команда занимала 16-е место (из 22) в Южной лиге, а перед встречей с ним опустилась на 18-е. Руководители просили военное начальство отпустить девять игроков. Увольнительную дали только Бернарду Джою. Тренер Джон Эллисон был в панике. Для спасения доброго имени "Арсенала" и всего английского футбола он в жесточайшем цейтноте проводил селекционную работу. Надо сказать, довольно эффективную: пригласил несколько высококвалифицированных игроков из других клубов. Среди них - ставший легендой при жизни Стэнли Мэттьюз.

Дело в те годы в Англии привычное, на матчи тура постоянно одалживали у соседей футболистов взаймы. Однако чрезмерное усердие тренера перед важной международной встречей вызвало в стране неоднозначную реакцию. "Дэйли экспресс" встал на защиту Эллисона: "Если власти такзаботятся о репутации британского футбола в подобной ситуации, нас вряд ли можно обвинить в услугах гостевых игроков". "Миррор" категорически с этим не согласен. "Назвав эту команду "Арсеналом"... Джордж Эллисон, безусловно, потеряет свою репутацию. Если русские проиграют команде под названием "Арсенал", то будет причинен еще больший вред, чем если бы настоящий "Арсенал" проиграл со счетом 0:10. Какое моральное удовлетворение получит "Арсенал" в случае победы... С динамовцами встретится почти настоящая сборная Англии", - погорячился журналист.

"АРСЕНАЛ" ИЛИ АНГЛИЙСКАЯ СБОРНАЯ?

Схожую позицию выразила 20 ноября советская делегация в специальном заявлении, под которым стояла подпись Семичастного. Растиражировали его на следующий день английские и некоторые советские издания:

связи с опубликованием в сегодняшних английских газетах состава английской команды на предстоящий футбольный матч в среду, 21 ноября, с советской командой клуба "Динамо" и многочисленными запросами по этому поводу капитан команды считает необходимым сообщить следующее:

1) 14 ноября при встрече в помещении Футбольной ассоциации, представителей советской спортивной делегации, с руководителями футбольного клуба "Арсенал" было установлено, что 21 ноября против команды "Динамо" выступает клуб "Арсенал", состав игроков которого был сообщен представителю команды "Динамо".

2) Состав английской команды, опубликованный в английских газетах, резко отличается от списка игроков футбольной команды "Арсенал", с которым советские представители были ранее ознакомлены.

Опубликованный в газетах состав английской команды не был сообщен представителям советской спортивной делегации.

Принимая во внимание опубликованный состав английской команды, считаем, что команда "Динамо" встречается завтра с одной из сборных английских команд. Капитан "Динамо" Семичастный".

Якушин оставался невозмутим. "Я личнок переменам в составе "Арсенала" отнесся спокойно. Мы приехали в гости, и в конце концов дело хозяев решать, какую команду против нас выставлять. Главное для нас сыграть хорошо", - писал он в книге "Вечная тайна футбола".

Несходство позиций тренера и капитана наводит на мысль, что Семичастный вынужден был поставить подпись под составленным кем-то из руководства текстом.

Инициатива сыграть с "Арсеналом" исходила от нас. Объяснили желанием помериться силами с прославленным английским чемпионом. Разве не знали, что влачит он жалкое существование, прозябает в хвостовой части турнирной таблицы? Если и в самом деле хотели сразиться с сильной командой, Эллисон такую возможность предоставил. Отчего же возмущались? Об этом, удивляясь непоследовательности советской стороны, тренер и заявил, моментально отреагировав на выпад нашего капитана: "Я надеялся, что русские с радостью используют возможность испытать свои силы против более опытной команды английских футболистов, вместо того, чтобы играть в игрушки с зеленой молодежью".

Фразу из заявления о предстоящей встрече "Динамо" с "однойизсборных английских команд" на следующий день после матча многие советские газеты, чуть изменив, использовали в качестве заголовка к отчетам: "Динамо" выиграло у сборной английских команд". "Вечерка" пошла еще дальше: "Сборная Англии уходит с поля побежденной".

Это не самое большое, мягко говоря, преувеличение из того, что писали с момента провозглашения советской власти газеты. Не придал бы ему значения, если бы по прошествии лет дымовую завесу развеяли. Попытаюсь, опираясь исключительно на факты, внести некоторую ясность. Говорили у нас о команде, имею в виду сборную Англии, которой не существовало уже более семи лет. Последний до начала Второй мировой войны матч она провела 24 мая 1939 года, а возобновила свою деятельность примерно через год после визита "Динамо" - 28 сентября 1946 года. Кто мог войти в состав национальной сборной в 45-м, знать не дано и рассуждать на эту тему бесполезно.

А сказать о том, что известно, резон есть.

ЧЬЯ СБОРНАЯ ИГРАЛА НА "УАЙТ ХАРТ ЛЕЙН"?

В восьми играх (по четыре в 39-м и 46-м) за английскую сборную сыграли 26 футболистов. Среди них лишь двое участвовали в матче с "Динамо": Мэттьюз и Скотт. Скотт свой. Из приглашенных - один Мэттьюз.

В ходе динамовского турне Роуз вновь предпринял попытку организовать игру советской команды со сборной Англии. В лондонских газетах даже опубликовали список кандидатов в национальную сборную. Значились там всего три участника встречи с "Динамо": Скотт, Мэттьюз и Мортенсен.

Если предположить, что советское руководство решилось бы послать на родину футбола сборную Союза, кого бы в нее включили? Едва ли не весь чемпионский состав большинство динамовских футболистов были тогда, вне сомнений, сильнейшими в стране на своих позициях. Укрепить команду мог Бобров (он и так играл в Англии). Федотова замучили хронические болячки. Добавлять двух-трех равноценных игроков из ЦДКА? Какой смысл нарушать монолитный, сыгранный динамовский ансамбль? Так что еще вопрос с обоснованными претензиями на риторический: кто встречался в среду, 21 ноября, на "Уайт Харт Лейн" - "Динамо" со сборной Англии или усиленный "Арсенал" со сборной СССР.

И в таком виде "склеенный" (так еще называли его в СССР) "Арсенал" уступал тому легендарному, довоенному. Игроки за небольшим исключением послабее, спортивная форма не та, да и сыграться собранным наспех футболистам за два-три дня невозможно. Что бесспорно - это был самый сильный соперник из тех, с кем довелось динамовцам играть на островах.

ИГРАТЬ ИЛИ НЕ ИГРАТЬ

О лондонских туманах советские люди знали разве что по романам читаемого в стране английского писателя Чарльза Диккенса. Динамовцы 21 ноября 1945 года оказались в гуще его.

Англичанам известно множество разновидностей тумана. Тот, что испытывал футболистов, относили к категории "горохового супа". Интенсивную разминку "суп с горохом" провел накануне игры, во вторник. Однако предсказания синоптиков на среду особых опасений не внушали - обычная ноябрьская промозглая лондонская погода: кратковременные дожди, легкий ветер, возможно, небольшой туман. Ошибаются не только наши метеорологи. Дождь всю ночь старательно поливал длиннющие очереди на подступах к стадиону, а туман затеял одному ему известную забаву: то сгущался, то вдруг отпускал, вселяя надежду.

Непосредственно перед матчем - полная неопределенность. Созвучный с гамлетовским вопрос: "Играть или не играть?" предстояло решать судье Николаю Латышеву. На него выпало в тот день тяжелейшее испытание, помноженное на огромную ответственность, а после игры - недвусмысленные обвинения со стороны английских игроков и журналистов.

У нас в такой ситуации игру бы отменили. В Англии существовало железное правило - матч состоится в любую погоду. К тому же организаторы поддавливали. Боясь потерять вырученные деньги, уверяли арбитра, что туман скоро рассеется. Выбора ему не оставили. "Игра состоится", - объявил Латышев представителям команд.

По прошествии лет некоторые участники матча уверяли, что Якушин предложил Эллисону отказаться от игры. Михаил Иосифович в мемуарах это утверждение опроверг: "... я,конечно, сразу отправился на футбольное поле, чтобы выяснить, как обстоят дела с видимостью. Встаю в центре поля - и те и другие ворота вроде видны. А вот когда отошел к одним воротам, противоположные уже не просматривались. Играть, я посчитал, можно" (М.Якушин. "Вечная тайна футбола").

После совещания с организаторами Латышев инструктировал английских лайнсменов - Джека Уэллера и Росса Гауэра. Велел расположиться им вдоль одной стороны поля, а сам взял под контроль другую. И настоятельно просил не оказывать ему помощь при назначении пенальти. Они беспрекословно подчинились, несмотря на то что в Великобритании линейные судьи в спорных ситуациях имели совещательный голос. Главному проще: не уверен, мог взвалить ответственность на помощников (так поступил в финале ЧМ-66 Англия - ФРГ швейцарский рефери Динст). Предельно урезав права англичан, Латышев направился с ними к центру поля.

Пока наш арбитр совещался с организаторами и поучал коллег, игроки "Арсенала" томились в раздевалке в полной неопределенности. А их соперники, как обычно, провели разминку, несколько видоизмененную: нападающие терзали Хомича, остальные в тренировочных костюмах мелкими перепасовками трусили вдоль кромки. Вид Хомича перед выходом на поле поразил капитана англичан. "Он с головы до ног был вымазан грязью", - вспоминал Джой.

Туман продолжал развлекаться: чуть приоткрывал завесу или, вдруг рассердившись, сужал обзор до 30 метров, а то и меньше. Тяжело пришлось голкиперам, особенно при навесных передачах и угловых. Мяч выныривал из тумана, где ему заблагорассудится, а ты гадай и в жесточайшем цейтноте реагируй.

Не знаю, вели ли съемку наши операторы - в киноархиве следов не осталось, и показ фильма "Арсенал" - "Динамо" газеты не анонсировали. Все же несколько кадров, отснятых английскими киношниками, есть в коллекции Владимира Савдунина, который любезно позволил мне их обозреть. Огромная вам благодарность, Владимир Григорьевич. Так вот, из-за ворот центр поля не виден, в отдалении маячат силуэты футболистов, своих от чужих не отличишь. Запечатлен и Латышев с капитанами при жеребьевке. Арбитр - в черном. Игравшие в красных футболках англичане издали принимали Латышева за своего и сделали ему несколько отменных передач. После перерыва судья облачился в белое.

"Я ПОПРОСИЛ ДАТЬ МНЕ ДЛИННЫЙ ШЛАНГ"

Советские газеты, сложив оду "Динамо", обошлись без фамилий футболистов, забивших голы. Даже своих. Потому что не видел их радиокомментатор.

В прошлый раз я назвал Вадима Синявского кормильцем журналистов: получали они гонорары, записывая его репортажи. Давая зарабатывать другим, Вадим Святославович не забывал и о себе. Помимо основной работы в Лондоне, пополнял личный бюджет в московских изданиях. В "Известия" после каждой игры диктовал по телефону большие отчеты. И в этот раз, разузнав в раздевалке, кто и когда забил, передал полученные сведения в газету. На следующий день только "Известия" назвали имена героев. Не обходил он вниманием и другие газеты - делился впечатлениями, писал о жизни команды, а после возвращения из Англии опубликовал путевые заметки. Рассказчик он великолепный, владел пером отменно, получше некоторых профессиональных журналистов. Проглатывали его творения залпом.

Об условиях, в каких пришлось работать Синявскому, рассказывать не стану. Лучше, если он сделает это сам: "И вот начался матч.Я до половины полявидел все хорошо. Но как только игроки уходили к противоположной трибуне, на глазах у меня они превращались в огромные силуэты. Я вконец измучился и, не выдержав, обратился к технику... с просьбой дать мне длинный шланг к микрофону, чтобы я мог выйти на боковую линию поля. Все-таки метров 30 я выигрывал.

Милый англичанин меня понял, улыбнулся и перестарался. Я получил шланг с таким запасом, что при большом желании мог бы взять короткое интервью у полисмена на улице, прилегающей к стадиону. Теперь у меня прибавилось забот - надо было следить не только за игрой, но и за шлангом, в котором я мог запутаться.

В конце второго тайма новая волна тумана, похожая на сгущенное молоко, навалилась на поле, так что я видел уже не игроков, а неясные тени.

Идет атака на наши ворота. Удар! И сразу взрыв аплодисментов. Что произошло - не знаю. То ли Хомич пропустил гол, то ли взял мяч. Яубрал микрофон за спину и крикнул Семичастному:

- Миша! Что? Он ответил - Хома взял!

После чего я эти два слова расшифровывал примерно в такую фразу:

- В блестящем броске из правого верхнего угла Алексей Хомич забирает мяч.

А что мне оставалось делать? Важно, что мяч не попал в ворота. А какой это был угол (и был ли угол? - Прим.А.В.), мне уже было все равно".

Подобным приемом необычайно популярный в стране комментатор пользовался иногда и при отличной видимости в погожий летний день. Человек творческий, Вадим Синявский ради создания высокохудожественного произведения мог пожертвовать истиной, опустить малозначащие, на его взгляд, детали. Вялотекущий, занудный матч оправлял аппетитным гарниром, добавлял перцу, и сразу возрастали скорости, разыгрывались красивейшие комбинации с убийственными ударами форвардов и акробатическими этюдами вратарей, подобных тому, что прозвучали из его уст в тот туманный лондонский вечер.

ТАК КТО ЖЕ ЗАБИВАЛ?

В связи с отсутствием или противоречивостью сведений о забитых в этой темной истории мячах обращаюсь к помощи непосредственных героев эпизодов из динамовского стана.

1:0. Всеволод Бобров: "Первый удар по мячу сделали англичане, но мы перехватили мяч... Мяч у Сергея Соловьева, я вижу сквозь туман, как он обводит одного защитника, другого и вдруг резко, точно отдает пас мне. Мгновенный взгляд вперед, различаю перед собой стойки ворот и бью. Мяч исчезает в тумане, как самолет в облаках. Лишь через мгновение вижу: вратарь Гриффитс направился в глубь ворот. Значит, удар достиг цели".

С этим категорически не согласны капитан "Арсенала" Джой, уверенный, что гол забил Карцев, и Бестин. И у него нет сомнений - мяч вошел в ворота от ноги Бескова. Наверное, хитрил, чтобы отвести от себя упреки - именно он отвечал за Боброва.

Плюрализм мнений и среди английских журналистов. И все же многие перечислили этот мяч на счет армейского форварда.

Якушин по привычке обосновался за воротами Хомича, гола (как и еще три, забитых до перерыва) он не видел. "По цепочке передают радостную новость, - рассказывал Якушин, - Всеволод Бобров забил гол. У противоположных ворот то и дело вспыхивают блицы фотокорреспондентов, трибуны с той стороны ревут, а я ничего не вижу. Говорю Хомичу: "Леня, пошел к тем воротам: посмотрю, как там наши атакуют"... Прибыл на место, а игра, как назло, переместилась к нашим воротам. Больше того, мне вскоре сообщили, что Мортенсен сравнял счет. Новый взрыв аплодисментов: Мортенсен забивает второй гол. А я опять ничего не видел. Решаю: надо возвращаться.

Подхожу к нашей половине поля, вижу, как мяч после удара все того же Мортенсена влетает в ворота, опрокидывая бутылку с водой, которую Хомич обычно брал с собой на игру".

Голы Мортенсен забивал неотразимые. Первый - мощным ударом в левую верхнюю "девятку". Второй - с ювелирной подачи постоянно терзавшего левый фланг обороны "Динамо" Мэттьюза, столь же мощно и прицельно выстрелив в облюбованный им левый верхний угол. Третий видел и описал Якушин. В некоторых источниках гол приписан Руку.

Едва успел тренер занять исходную позицию, как мяч, оказавшись за пределами его видимости, влетел в противоположные ворота.

2:3. Константин Бесков: "Василий Трофимов справа очень удобно выложил мне мяч под удар, и я немедленно пробил".

Тайм проигран, но надежда на спасение, а может, и благоприятный исход сохранялась. Критическая ситуация могла возникнуть, если бы перед перерывом вконец разбушевавшийся Мортенсен забил еще. Он уже занес ногу, но в этот момент Леонид Соловьев в подкате выбил мяч. Удар форварда пришелся в щиколотку Соловьева. Его тут же унесли с поля и отправили в больницу. Диагноз - перелом.

Едва доиграл до конца тайма вратарь Гриффитс. Он смело бросался в ноги нашим нападающим и схлопотал в столкновении с ними два болезненных удара в голову - от Боброва и Сергея Соловьева. Врачи, приводившие его в чувство, советовали прекратить игру. Голкипер, превозмогая боль, остался, доиграл тайм в состоянии "грогги", а когда добрался до раздевалки, силы его оставили - он даже счета не знал.

В перерыве динамовскую раздевалку посетил Эллисон с предложением прекратить игру ввиду сгустившегося тумана.

- Матч должен быть доигран! - сказал Якушин как отрезал.

Поняв, что дискуссии бесполезны, тренер "Арсенала" ретировался.

БОБРОВ ИЛИ СОЛОВЬЕВ?

А Якушин, изменив привычке, отправился с возобновлением игры к воротам англичан. И не прогадал. Через три минуты увидел, как наши "размочили" Гарри Брауна, заменившего Гриффитса. Кто сравнял счет? Голоса разделились.

В книге "19:9", которая вышла через несколько месяцев после динамовского турне, черным по белому написано: "Бобров снижает мяч головой. Вратарь пытается взять его, но наталкивается на С.Соловьева и упускает мяч в ворота".

Похоже, от головы Боброва. Из советских газет понять ничего невозможно. Неудивительно - писали они под диктовку Синявского, который ничем им не помог. На сей раз импровизировать не стали. Суть сказанного: после подачи углового кто-то из динамовцев забил мяч головой.

Сам комментатор, проведя сразу после матча "журналистское расследование", передал по телефону в редакцию "Известий": "Сергей Соловьев блестящим ударом забил третий гол в ворота английской команды". Той же версии придерживался и Алексей Хомич в переданном в "Красный спорт" отчете. Но Хомич со своего места видеть противоположные ворота не мог. А Константин Бесков находился рядом: тумане меня потерял мой опекун Бернард Джой. Я вдруг ушел от него и исчез. Пока Джой насколько позволяли ход и темп игры, разыскивал меня, через центр двинулся к британским воротам Бобров. Джой сейчас же приклеился к нему, Бобров продолжал движение, надеясь на пас. И получил мяч из тумана - это я верхом послал его Боброву, Всеволод на бегу боднул мяч головой, сбросив его в сторону от себя и от Джоя, но по направлению к воротам. Голкипер Браун бросился навстречу мячу, но наткнулся на Сергея Соловьева, а мяч вкатился в сетку... 3:3!" (К.Бесков. "Моя жизнь в футболе". Агентство "Турбо-Принт", 1994, стр. 57).

Так Бобров или Соловьев? Динамовец об этом, во всяком случае публично, не рассказывал. Сомнения развеял Бобров: "Подаем угловой. Трофимов точно навешивает мяч, в прыжке я достаю его и головой посылаю в ворота. Гриффитс (ошибка, его уже сменил Браун. - Прим. А.В.) в прыжке отбивает мяч, но прямо на Сергея Соловьева, и тот резким, коротким ударом сравнивает счет".

Удивляет разнобой в описании гола двумя футболистами, находившимися в эпицентре событий.

ЖИРНАЯ ТОЧКА Всеволода БОБРОВА

Хозяева, почувствовав, что прирученная было жар-птица скрылась из виду, бросились искать ее в густом тумане. Наши нашли ее раньше. Затеяли в контратаке фирменную круговерть, которую оборона британских команд так и не сумела утихомирить. Бобров, как и в первой игре в Лондоне, поставил жирную точку. Исполненная на одном дыхании красивая комбинация заняла намного меньше времени, чем рассказ о ней форварда.

4:3. Всеволод Бобров: "Отбивочередную атаку англичан, мы сами пошли вперед, Василий Карцев, получив мяч в глубине, провел его до середины поля, сыграл со мной в "стенку" и вдруг точно выложил мяч Бескову. Наш центр ворвался в штрафную, ему наперерез бросился защитник Джой. Бесков сделал стремительный рывок влево и, чутьем угадав, что я иду за ним, оставил мяч. С хода метров с 15 я сильно ударил и отчетливо увидел, как мяч влетел в верхний угол ворот".

Англичане бросились отыгрываться. Игра, и без того жесткая, ужесточилась. "Канониры" торопились разрядить все оставшиеся в их распоряжении снаряды. Хомич обезвреживал все, что летело в створ. Бобров - он отходил на помощь защитникам - видел, как вратарь вытащил из верхнего угла сильно пущенный Мортенсеном мяч, а в повторном броске взял его намертво уже в нижнем углу.

Один, направленный в ворота Руком, отразить не сумел. Латышев посчитал, что до этого нападающий нарушил правила, и гол отменил, что вызвало возмущение футболистов "Арсенала", а также английских журналистов и зрителей, в чьей зоне видимости произошел конфликт.

Это был не единственный упрек в адрес советского арбитра. Уличить судью в допущенных ошибках или в необъективности возможно не всегда, даже при абсолютной видимости, а тем более в потемках. Мы попытаемся. В следующий раз проведем разбор полетов, после чего отправимся в Глазго на заключительную игру "Динамо".

А пока "запьем" съеденное компотом. Добавлю к нему, помимо "яблок и изюма", еще один ингредиент - свой комментарий.

За шесть десятков лет в технических отчетах о матчах динамовцев в Великобритании, и прежде всего с "Арсеналом", аккуратно указывалась клубная принадлежность только английских игроков. Но ведь и в "жилах" "Динамо" текла "инородная" кровь. В первых двух встречах в его составе выходили на поле два футболиста из других клубов, в двух оставшихся - три.

Советские команды на протяжении десятилетий укрепляли составы в товарищеских международных встречах. Вспомните, как выглядел "Спартак" в игре с басками, на рабочих олимпиадах и в матчах с болгарами. Это было в порядке вещей.

Не удалось мне выяснить точную минуту замены Трофимова на Архангельского. Доподлинно известно, что случилась она при счете 4:3.

И последнее. Вратарь "Кардиффа" Гриффитс до 21 ноября успел сыграть за "Арсенал" и продолжал еще какое-то время выступать за "канониров". Потому он не значится среди футболистов, приглашенных Эллисоном только на игру с "Динамо".

АРСЕНАЛ - ДИНАМО - 3:4 (3:2)

Голы: Бобров, 1 (0:1). Мортенсен, 12 (1:1). Мортенсен, 35 (2:1). Мортенсен, 38 (3:1). Бесков, 41 (3:2). С.Соловьев, 48 (3:3). Бобров, 63 (3:4).

"Арсенал" (Лондон): Гриффитс (Браун, "Куинз Парк", 46), Скотт, Джой (к), Бакуззи ("Фулхэм"), Холтон ("Бери"), Бестин, Мэттьюз ("Сток Сити"), Друри, Рук ("Фулхэм"), Мортенсен ("Блэкпул"), Камнер.

"Динамо" (Москва): Хомич, Радикорский, Семичастный (к), Станкевич, Блинков, Л.Соловьев (Орешкин, "Динамо" Лд, 39), Трофимов (Архангельский, "Динамо" Лд), Карцев, Бесков, Бобров (ЦДКА), С.Соловьев.

Судья: Латышев (СССР).

21 ноября. Лондон. Стадион "Уайт Харт Лейн". 54 000 зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...