Выбрать дату:

05.03.2007
Поделиться на odnoklassniki.ru

ТЕННИС

Евгений КОРОЛЕВ

"И ТОГДА САФИН СКАЗАЛ: "ПОШЛИ РАЗБИРАТЬСЯ!"

Алексей ТОЛКАЧЕВ

из Лос-Анджелеса

Парадоксальную ситуацию, возникшую на прошлой неделе в игорной столице мира Лас-Вегасе на турнире Tennis Channel Open, можно охарактеризовать словами "все это было бы смешно, когда бы не было так грустно".

Прежде чем дать слово "герою дня" Евгению Королеву, позволю себе кратко вернуться к событиям минувшего четверга и пятницы, когда формула групповых предварительных турниров (то есть новшество, введенное в этом сезоне в АТР для повышения зрелищности и зрительского интереса к мужскому теннису) дала явный сбой.

Напомню, что перед последним матчем предварительного этапа в первой группе - между американцем Джеймсом Блэйком и аргентинцем Хуаном Мартином Дель Потро - ситуация для Королева была почти безнадежной: он мог выйти в четвертьфинал только в том случае, если бы Дель Потро не довел поединок до конца. Но именно так и произошло: уступая 1:6, 1:3, аргентинец отказался от продолжения борьбы. Свое решение он объяснил "затрудненным дыханием".

Вскоре после этого представители АТР объявили, что на высшем уровне принято "особое решение". Мол, правила являются "запутанными", и по "справедливости", и "здравому смыслу" в следующий круг выходит американец, который "наверняка довел бы матч до убедительной победы, если бы его соперник не отказался от продолжения игры". Больше всего по этому поводу сокрушался Дель Потро, который заявил: если бы он знал, к какому конфузу приведет его отказ, то доиграл бы матч любой ценой.

Однако на следующий день стало известно, что президент АТР Этьен Де Вильерс отменил свое же решение, заявив, что, оказывается, не имел права его принимать и что в четвертьфинале будет играть все-таки Королев. Причем первым запуском.

Проследить логику и мотивацию двойного переворота в сознании руководства АТР было так же сложно, как добиться внятных ответов от устроителей турнира. Они переводили стрелки на работников АТР, которые, в свою очередь, прикрывались пресс-релизами и категорически отказывались от каких-либо комментариев.

Пресс-релизы - а их в конечном итоге было опубликовано три - отдельная история. Невооруженным глазом было видно, что составлялись они впопыхах и пестрели диковинными, эмоциональными и зачастую не вполне профессионально звучавшими фразами. В основном - от имени президента АТР де Вильерса. Например: "Эта ситуация весьма меня опечалила. Я понимал: куда ни кинь, всюду клин". Или: "Мне позвонили поздно вечером, и я не вполне разобрался в ситуации". Или: "Я сожалею, что мое вмешательство привело к этой буре в стакане воды". Не говоря уже о: "Я постарался принять решение с точки зрения болельщика".

Цитата недели принадлежит, на мой взгляд, американскому теннисному обозревателю Камакши Тандону: "По мне оптимальный формат для группового турнира - это 16 групп по два человека в каждой". Не надеясь на понятливость своих читателей, Тандон тут же пояснил, что это то же самое, что традиционный формат, к которому привыкли спортсмены и публика.

Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент "СЭ" попытался разыскать Королева по телефону и в конце концов это удалось. Отметим, что сам Евгений после бессонной ночи отлично провел матч против американца Сэма Керрея и впервые в карьере вышел в полуфинал (на следующий день Королев обидно уступил опытному австрийцу Юргену Мельцеру на тай-брейке в третьем сете).

Несмотря на накопившуюся усталость, российский теннисист охотно и подробно обрисовал свою версию случившегося, сняв многие - хотя и не все - вопросы.

НЕПОНЯТНЫЕ ПРАВИЛА

-Евгений, поздравляю с первым в вашей карьере полуфиналом. Хотя прессу и болельщиков сейчас больше интересует неразбериха, если не сказать скандал, сопровождавшая ваш выход в четвертьфинал из подгруппы.

- Спасибо. Я рад, что справедливость восторжествовала.

-Были ли вам известны правила проведения группового турнира, которых, если верить пресс-релизам АТР, толком не знали ни участники, ни устроители соревнования в Лас-Вегасе?

- Конечно же, были известны. А как же иначе? Действительно, правила немного непонятные для многих ребят и, на мой взгляд, неправильные. Я знал, что если дель Потро откажется от выступления, то в четвертьфинал попадаю я. Но если бы Блэйк крупно обыграл соперника, то выходил он. Наконец, если бы дель Потро выиграл матч или хотя бы взял шесть-семь геймов, то дальше прошел бы именно он.

-Отказ аргентинца закончить матч вас, таким образом, не мог не порадовать?

- Я спросил дель Потро: "Почему ты отказался?" Для меня это было как минимум странно. Я следил за матчем по интернету и, когда счет стал 6:1, 1:0 в пользу Блэйка, поехал в клуб - получить призовые, взять бумаги на следующий турнир и так далее. И вдруг встречаю дель Потро, а тот мне говорит: "Ты прошел!" Я говорю: "Что случилось-то?" Он: "У меня возникли проблемы с дыханием".

-Получение чека за участие в групповом турнире, таким образом, пришлось отложить?

- Конечно. Я подошел к Джеймсу (Блэйку - Прим. А.Т.) и говорю: "Ну извини, что так вышло". Не то чтобы я перед ним чувствовал себя виноватым, просто неприятная была ситуация. Извини, мол, что я попал вместо тебя. А он мне: "Они еще решают". "Что, - спрашиваю, - решают? "Кто попадет в четвертьфинал". "Но по правилам же, - говорю, - я попал! Что там решать?"

-Удивились, что Блэйк не терял надежду?

- Как мне сказали, Блэйк разозлился после матча и пошел к супервайзеру турнира оспаривать такой результат. Понятно, что он вел в матче и должен быть выиграть, но правила есть правила. Мне потом сообщили, что президент АТР буквально одним звонком их поменял и сказал, что дальше будет играть Джеймс, а не я.

-Что вы чувствовали в тот момент?

- Было неприятно. Я, естественно, был против такого решения, потому что раз уж мы согласились опробовать этот формат группового турнира, то нужно придерживаться регламента, который для нас придумали. Меня и другие ребята поддержали - Марат Сафин, Томас Юханссон, Ллейтон Хьюитт.

-Сафин высказал свое мнение об этом эксцессе в присущей ему неполиткорректной манере...

- Да, он резко выступил. Он сказал: "Парень только второй год как в АТР-туре, а вы его уже так душите. Не дело это, ребята!" Спасибо Марату, что он вмешался. А то они, наверное, думали, что я молодой, некому заступиться. Марат даже раздумывать не стал: "Пойдем, - говорит. - со мной". "Да ладно, - говорю. - Марат, что ты? Все нормально". Он: "Нет-нет, это не нормально. Пойдем разберемся".

-Ну прямо старшеклассник, защищающий малыша от дворовой шпаны!

- Да, Марат очень культурно им высказал все, что думал. Он их прямо спросил, как они могли такое допустить и кто имеет право так делать - менять правила во время турнира. Это все равно что выйти на матч, проиграть 6:7 в третьем сете, подойти к супервайзеру и сказать: "Дайте мне, пожалуйста, еще два гейма сыграть. Я его сейчас обыграю".

-Получается, Сафин восстановил справедливость?

- Ну я еще позвонил своим агентам - думаю, они этим тоже занимались. Один из них разбудил меня в пять утра, сказал: "Собирайся, будешь играть". Потом в шесть мне перезвонил супервайзер турнира Марк Дарби и сообщил, что Этьен де Вильерс, президент АТР, изменил свое решение - теперь уже в мою пользу.

БЛЭЙКА ЖАЛЬ...

-Перед вами кто-нибудь извинился?

- Да, следующим позвонил уже сам Этьен, сказал, что извиняется. Что он хотел сделать как лучше. Чисто по-человечески я его понимаю. Потому что в этой системе круговых турниров они что-то недодумали.

-Перед Блэйком, надо полагать, ему пришлось извиняться куда дольше...

- Мне жаль Джеймса. Я ему сразу об этом сказал - еще когда он мне сообщил, что АТР рассматривает наше дело: "Джеймс, если в правилах написано, что они могут выбрать, кто из нас будет играть дальше, то я с таким решением соглашусь. Потому что это несправедливо по отношению к тебе". Именно так ему сказал, можете у него спросить. Но сочувствие - сочувствием, а правила - правилами. И именно поэтому в Дубае (где параллельно проходил другой турнир АТР. - Прим. А.Т.) состоялось экстренное собрание, в котором участвовали Роджер Федерер и другие ребята, входящие в совет игроков. И все они были возмущены и заявили, что по правилам играть должен я.

-Ведущие игроки в Дубае обсуждали вашу ситуацию?

- Да, потом они созвонились с Этьеном и пришли к соглашению, что менять правила во время турнира нельзя. Вообще-то это могло быть подсудное дело. Я был бы вправе подать на АТР в суд. Потому что меня просто убрали с турнира.

-Сафин без обиняков заявил, что подобного скандала не произошло бы, если бы ситуация оказалась диаметрально противоположной. То есть если бы турнир по воле регламента покидали вы, а не "посеянный" под первым номером американец. Согласны?

- Если честно, то да. Но нельзя забывать, что теннис - это не только спорт, но и бизнес. И понятно, что многие болельщики уже не пойдут смотреть оставшиеся матчи после того, как Блэйк выбыл. Так что с Маратом приходится согласиться. Думаю, если бы речь шла об игроке, стоящем в конце "сотки" или за "соткой", то ради него никто не стал бы будить президента АТР в час ночи.

-С Блэйком вы уже не пересекались после этого?

- Последний раз я с ним говорил в четверг вечером, когда мы еще думали, что из группы вышел он. Я Джеймсу сказал, что немного недоволен. Но искренне пожелал ему удачи, чтобы он хорошо сыграл остаток турнира. В принципе мы расстались нормально. В пятницу я его уже не видел, но слышал, что он разговаривал с прессой и, в свою очередь, пожелал удачи мне. Сказал, что он только сейчас понял правила, как все это работает.

-Приятно, что вас поддержали коллеги?

- Да, а еще приятно, что Этьен позвонил и извинился. В принципе сейчас все в порядке. Да и в четверг все было нормально. Я решил держать себя в руках, прессе ничего не говорил, на пресс-конференцию не ходил.

-Что теперь будет с форматом предварительного группового турнира?

- Многие теннисисты были против этого формата с самого начала. Но так АТР захотела, и мы согласились новшество опробовать. Но, думаю, из-за того, что произошло, мы этот формат теперь уберем. И будут опять нормальные турниры, как были до этого.

В принципе никто от этого новшества не выигрывает. Как мне сказали, подобное происходит вторую неделю подряд. В Буэнос-Айресе был точно такой же случай. И игроки просто начали сниматься с турниров, потому что все это им не нравится. Не говоря уже о том, что два или три турнира, которые сначала дали добро на проведение эксперимента, уже от него отказались.

-То есть эксперимент провалился?

- Думаю, после Майами, где у нас будет совещание на эту тему он вообще будет закончен. Раньше или позже подобное должно было случиться. И вот случилось - со мной. Если все игроки равны, как нам говорят, то давайте так и работать. Чтобы не получилось, как сказал Марат: раз Блэйк - пятая ракетка мира, прошлогодний чемпион, первый "сеяный" и играет у себя дома, то можно прийти и начать командовать.

-Если верить г-ну де Вильерсу, формат кругового турнира пришелся болельщикам по душе. Не должны ли игроки считаться с их интересами?

- Не думаю, что мы что-то отнимем у зрителей. Теннисный турнир - это 32 человека или, допустим, 64. Выиграл - проходишь дальше, проиграл - пакуй чемоданы. А этот формат - какой-то непонятный.

РАКЕТКУ В ЗУБЫ - И ВПЕРЕД

-У вас завидная выдержка, если вы можете рассуждать о всем произошедшем так спокойно...

- На самом деле я лег в три часа ночи из-за всех этих телефонных звонков. А уже через два часа меня разбудили. Я вышел на корт без завтрака, без отдыха и все-таки хорошо сыграл.

-Размяться успели?

- Разминки не было. Я только побегал, ракетку в зубы - и вперед. Играл нормально. Мало ошибался, но, конечно, не показал свой лучший теннис. Ко второму сету заметно устал, болела голова - сказался недосып. Рад, что заработал много очков и на следующей неделе продвинусь в рейтинге, надеюсь, прилично. Мне только искренне жаль Блэйка.

Я не хочу судить, прав он или виноват. То, что Джеймс пошел выяснять отношения с организаторами турнира и, видимо, звонил в АТР - это в принципе правильно. Блэйк указал на изъян в регламенте - а что еще он мог сделать? Но, думаю, и он меня должен понять. В итоге никто ни на кого не должен быть в обиде.

-Раз уж вы так жалеете Блэйка, признайтесь: было ощущение, когда выходили на корт в пятницу, что теперь надо выигрывать во что бы то ни стало? За себя и, как говорится, за того парня?

- Если честно, мысль такая была. Во-первых, просто хотелось выиграть, впервые выйти в полуфинал. А во-вторых, думал, что надо не подвести... да ту же АТР, если уж на то пошло, раз там как бы сделали на меня ставку. И Джеймса, который мне через прессу пожелал, чтобы теперь я как минимум выиграл турнир.

-Ваша популярность за эти два дня резко выросла. Не жалуетесь?

- Нет, я только "за" (смеется). И ребята меня тоже уже благодарят, шутят: "Молодец! Спасибо! Теперь можно смело отменять этот формат".

-Пресс-конференцию после четвертьфинала легко прошли? Или были каверзные вопросы?

- Я легко отстрелялся. Журналисты мне старались особо острых вопросов не задавать. Наверное, боялись, что я что-нибудь такое скажу. В четверг-то я, наверное, мог бы сказать. Но не стал. Зачем? Я хочу еще поиграть - лет пятнадцать как минимум - в этом туре. Зачем себе портить жизнь? Ну произошло такое, что поделаешь.

-Когда в четверг по пресс-центру объявили, что вы не будете встречаться с журналистами, многие подумали, что вас попросту прячут, затыкают вам рот...

- Парень из АТР, который отвечает за пресс-конференции, обязан нам сообщать, если встречи с нами требуют журналисты. Так он раз пять меня об этом спрашивал. Но я же знал, что репортерам нужны острые ощущения. А мне это, как вы понимаете, было совсем ни к чему. Я ждал звонка от Этьена и его объяснений и не хотел ни с кем говорить до этого. Видите, все вышло хорошо.

-Надо сказать, вы показали высокий класс как на корте, так и за его пределами. Остается только поздравить вас и пожелать удачи в Индиан-Уэллсе, где теннисный мир будет за вами следить с возросшим интересом.

- Большое спасибо и отдельное спасибо российским болельщикам и прессе за то, что переживали за меня. Думаю, что должен теперь хорошо выступить на следующем турнире, ведь там нет группового формата. Хотя... мне и групповой турнир, как оказалось, подходит. Прошел же я его! Хотели меня подвинуть, но не смогли.

ЛАС-ВЕГАС. Мужской турнир Tennis Channel Open

International Series. 416 000 долларов Открытые корты. Хард. 32 участника.

2 марта. 1/4 финала. Мельцер (Австрия, 4) - Херных (Чехия) - 6:3, 3:6, 6:3. САФИН (Россия, 3) - Вердаско (Испания, 5) - 6:1, 6:4. КОРОЛЕВ (Россия) - Керрей (США) - 6:4, 6:4. Хьюитт (Австралия, 2) - Ф. Лопес (Испания) - 6:3, 6:2.

3 марта. 1/2 финала. Хьюитт - САФИН - 7:5, 6:1. Мельцер - КОРОЛЕВ - 6:7 (4:7), 6:2, 7:6 (7:4).

Код для блога
Предпросмотр
 






Loading...