Газета
11 ноября 2005

11 ноября 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1940. Часть третья

"НЕЗЫБЛЕМЫЙ ПОРЯДОК"

НАКАНУНЕ. "Сделать советский футбол лучшим в мире" - на меньшее руководившие им, как и всем в стране, партийные функционеры согласны не были. Перед началом шестого чемпионата страны решением этой грандиозной задачи они занялись вплотную.

ЦАРЬ-БАТЮШКА РАССУДИТ

Вера в доброго царя жила в народе веками. После 1917 года веру в то, что "жить станет лучше, жить станет веселей", связывали с главарями правящей в стране партии, а начиная с 60-х - с созываемыми раз в пятилетие партийными съездами.

В конце 30-х уставший от нестабильности, неустроенности футбольной жизни люд с радостью воспринял весть о созыве в декабре 1939 года первого Всесоюзного совещания по футболу с участием разного калибра функционеров, тренеров, начальников и капитанов команд, политруков, судей, авторитетных футболистов... Вот теперь-то наведут порядок!

Надежды и чаяния народные выразила 13 декабря передовица "Красного спорта":

"Огромные масштабы распространения футбола, колоссальная популярность этой народной игры требуют особенно четкого руководства ее развитием. Мы не можем, еще, к сожалению, сказать, что в развитии футбола все идет гладко.

Поэтому как нельзя более своевременно созываемое в конце месяца Всесоюзным комитетом совещание по футболу. Потребность в таком совещании назрела давно. За его работой будут следить с огромным вниманием и интересом тысячи людей. Поэтому подготовка к совещанию должна быть проведена особенно тщательно...

Надо надеяться, что на совещании будет намечен незыблемый порядок розыгрыша футбольных первенств и кубков, начиная от низового коллектива и кончая первенством СССР. Бесконечная ломка календарей больше нетерпима. Ведь не было еще года, чтобы существовавший наканунепорядок розыгрыша не менялся!..

Уже много раз говорилось о том, какое огромное значение для роста футбола имеет работа тренеров. Правда, наши тренеры не имеют еще достаточно высокой квалификации. Но ведь квалификация может появиться только тогда, когда тренер действительно получает возможность работать с командой, не подвергаясь опасности быть изгнанным при первой же неудаче. Упорядочение условий работы и положения тренеров - вот чего мы ждем от совещания.

Более широко и всеобъемлюще должны быть поставлены также вопросы дисциплины, борьбы с грубостью и неэтичными поступками, позорящими советский футбол... Ни один случай неэтичного поведения не должен проходить безнаказанно. Надо бороться за расширение политического и культурного кругозора наших мастеров футбола. Как это сделать, какие формы работы избрать, какова должна быть роль политруков - ответ на эти вопросы также должно дать Всесоюзное совещание по футболу.

Совещание должно наконец разрешить вопрос о работе с детьми, ибо до сих пор, пока не будет организована как следует детская работа, трудно рассчитывать на резкое повышение класса.

Всесоюзного совещания по футболу, которое должно разрешить эти, а также десятки других организационных и технических вопросов, с нетерпением ждет широкая футбольная общественность. Осталось немного времени. Тем с большей тщательностью и внимательностью надо готовить это совещание, чтобы действительно наметить те пути развития футбола, которые сделают советский футбол лучшим в мире".

Удивило отсутствие в "истории болезни" острой, всегда актуальной судейской проблемы. Анонимный автор передовицы о ней, безусловно, знал и помнил. Одно из двух: не сомневался, что высокое собрание без внимания ее не оставит, или не верил в возможность выздоровления неизлечимого больного - поди заставь ампутанта передвигаться без костылей. Опыт прошедших с тех пор шести с половиной десятков лет склоняет меня ко второй версии.

СУДЬЯМ - ДЕНЬГИ

Народ не желал оставаться пассивным созерцателем и пытался воздействовать на работу совещания при содействии спортивной газеты. "Красный спорт" предоставил читателям свои страницы. Товарищ Киструсский требовал "установить твердый принцип проведения первенств по футболу". Голубенко рекомендовал готовить судей из студентов физкультурных вузов, Туркин предложил для выигравших в одном сезоне первенство и Кубок учредить звание абсолютного чемпиона СССР по футболу с правом играть не в клубной, а в специально разработанной для абсолютных чемпионов форме. Товарищ Каган настаивал на проведении "матча почета" между чемпионом страны и сборной СССР... Депутат Моссовета, вратарь московского "Динамо" Евгений Фокин считал обязательным обмен между группами исключительно по спортивным результатам. Фокин предложил установить всесоюзные разряды для футболистов команд мастеров и разрешить не имеющим игровой практики резервистам участие в городских соревнованиях или организовать для них турнир дублеров.

Требования, советы и предложения обрушивались на организаторов совещания как от отдельных лиц, так и от целых организаций. ВЦСПС считал необходимым разыгрывать чемпионат в трех группах по 14 команд в каждой в два круга, увеличить составы до 25 человек, Кубок СССР проводить для мастеров и низовых коллективов отдельно.

Президиум ЦС "Спартака" согласен с количеством групп, но не с их численностью: 12 команд вполне достаточно, считали спартаковцы. Тбилисская футбольная секция предложила проект революционных реформ в судействе. Главный пункт - сделать судейство профессиональным:

"Вводится институт футбольных судей, не состоящих членами спортивных обществ и находящихся в штате Всесоюзного комитета, 10 - 12 таких футбольных судей полностью справятся с играми по группе "А". В остальных группах допустимо судейство в общественном порядке.

Комплектование штатных судей производится из числа отобранных кандидатов путем тайного голосования на специальных конференциях представителей коллективов. Назначение судей на матчи производить исключительно по жеребьевке".

Подмена терминов "профессиональный" на "штатный" сути не меняла.

В 30-е годы такие попытки предпринимались не раз. Почему, собственно, не создать небольшую, компактную профессиональную судейскую коллегию из 10 - 15 человек, если для игроков показательных команд футбол уже стал профессией? Люди догадывались, журналисты делали вид, что не в курсе, а в упомянутом послании президиума ЦС "Спартака" Комитету физкультуры сказано об этом открытым текстом: "Опыт четырехлетнего существования команд мастеров, для которых футбол становится профессией, целиком себя оправдал".

Грузины предложили также: а) расширить права линейных арбитров; б) уточнить параграфы о грубой игре, толчках и блокировке для единого толкования правил; в) ввести институт специальных контрольно-просмотровых судейских коллегий с широкими полномочиями. Контролеры получали право вмешиваться в ход игры, исправлять ошибки главного арбитра, применять к игрокам штрафные санкции вплоть до удаления, а также прекращать игру или отменять ее результат.

Идея контроля за судьями давно у нас реализована. Можно было бы считать ее удавшейся при абсолютной объективности, непредвзятости и принципиальности инспекторов. Что же касается вмешательства в процесс игры - это перебор. Последнее предложение не так давно получило распространение во всем мире: "Предоставить право судье во всех случаях задержки игры давать добавочное время". Разница - в терминологии: добавленное в обоих таймах время называют сейчас компенсированным.

В общем, ожидали совещания с огромным нетерпением и надеждами. Ожидания затянулись, надежды развеялись...

Назначенное на конец декабря совещание неоднократно переносилось. Открылось оно с трехмесячным опозданием - 19 марта 1940 года. Время крайне неудачное: одни команды уже уехали на юг, другие сидели на чемоданах. Отсюда недобор тренеров, начальников команд и почти полное отсутствие футболистов. Подготовка - отвратительная: ни один делегат не получил повестки дня с обсуждаемыми вопросами. Судя по тому, как готовили это важное, как казалось специалистам, судьбоносное для советского футбола, совещание, ничего путного ожидать от него не приходилось.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Заседали два дня, 19 и 20 марта, в клубе мастеров спорта "Динамо". В первый день с коротеньким докладом выступил глава физкультурного комитета Снегов, во второй - секретарь ЦК ВЛКСМ Михайлов.

После докладов проходили прения. По такой схеме и работали. Занимались не узловыми, стратегическими проблемами, а текучкой. Снегов зачитал очередной, точно не скажу, какой по счету, проект Положения на 1940 год. Мусолили этот вопрос полдня. Хотя в 39-м на год вперед все было решено и утверждено, вновь ударились в бесконечные споры, кому в какой группе играть, в два круга или в один. В оставшееся время обсуждали вопросы, подпадающие под раздел "разное". Иосава, начальник тбилисского "Локомотива", предложил включить в штат для организации политико-воспитательной работы одного человека. Оппоненты считали, что такая должность вовсе не нужна и с этой важной политической задачей вполне можно справиться за счет внутренних ресурсов - партийно-комсомольского актива футбольных коллективов.

Оживленные дебаты развернулись относительно непомерно высокой арендной платы, которую администрация стадионов взимала с играющих на их полях команд. Так, торпедовцы за девять матчей на стадионе "Динамо" в Москве получили 90 тысяч рублей, а дирекция заработала на них 200 тысяч. "Это уж слишком!" - воскликнули комитетчики, словно впервые об этом узнали, и тут же постановили оставить стадионам 30 процентов от общего валового сбора (стадиону "Динамо" в Москве позволили 40 процентов), а остальные деньги за вычетом налогов в пользу государства распределить между играющими.

Тренер ленинградского "Динамо" Окунь при горячей поддержке коллег просил разрешения брать на предсезонные тренировочные сборы два состава - 22 футболиста.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

20 марта ведущие специалисты терпеливо внимали главному комсомольцу страны Николаю Михайлову, чей доклад по объему намного превосходил снеговский. С первых же слов Михайлов огорошил аудиторию доскональным знанием предмета: "Во-первых, такое огромное дело, как футбол, требует соответствующего своему размаху руководства. Во вторых, необходимо серьезно подумать о дальнейших путях развития советского футбола". Будто не знал, что собрались не думу думать, в затылках почесывать, а прокладывать колею для движения советского футбола в светлое будущее.

Дал он обильную пищу для размышлений, выявив серьезные изъяны в работе физкультурного комитета, тренеров, судей, научно-исследовательских институтов, и попутно проявил поразительную осведомленность в вопросах техники и тактики: "Удивительно, - сказал товарищ Михайлов, - что совещание, уделяя внимание многим второстепенным вопросам, совершенно не занимается вопросами техники и тактики, вопросами роста советского футбола. Не секрет, что значительное число игроков плохо играет головой, плохо владеет корпусом, бьет только с одной ноги. Медленно совершенствуется и тактика советского футбола. Почему наши команды так привязались к "дубль-ве"? Разве это вершина? Нам нужен новый, советский стиль футбола, отличный от всех заграничных канонов".

Если бы оратор наполнил последнюю мысль конкретным содержанием, цены бы ему не было. Говорилось об этом в 1940 году, когда советский футбол принял наконец новую, самую в то время прогрессивную тактическую систему, а ведущие тренеры модернизировали и творчески ее развивали.

Специалисты помалкивали. Только Иосава поддержал высокого начальника: "Распространенный сейчас "дубль-ве" не может быть признан удачным... Этот стиль не атакующий, а скорее защитный. Советские футбольные команды должны выработать свой, более агрессивный стиль, отличающийся устойчивостью и решительностью".

Чтобы больше не возвращаться к выступлению Михайлова, отмечу еще пару тезисов из его доклада. О политико-воспитательной работе: "Ею должны заниматься и нести ответственность члены ВКП(б) и ВЛКСМ, а то один политрук справиться не в состоянии". О грубости: "Звание мастера спорта советского футбола - почетное звание. Поэтому людей, позорящих его, какими бы ни были они футболистами, нужно немедленно отчислять из команд".

Докладчик требовал "покончить с покровительственным и беспринципным отношением" к грубиянам. "Они должны осуждаться со всей строгостью", - заключил он.

От желающих выступить в прениях отбоя не было. Чистяков (стадион "Юных пионеров") советовал судьям "проводить наряду с футболистами специальную физическую тренировку". Самый активный участник совещания Иосава напомнил: переходы разрешены только после окончания сезона. Директор стадиона "Сталинец" обратился к коллегам с просьбой продавать детские билеты вдвое дешевле - по 25 копеек...

Собрание заслушало программное выступление капитана "Спартака" Андрея Старостина. Он изложил три основные задачи, решение которых способно, на его взгляд, оздоровить советский футбол:

"1. Стабильность. Только при стабильности, при условии неизменяемости принципов и порядка розыгрыша на ближайшие годы можно ориентировать команды на длительную, вдумчивую, плановую работу.

2. Вопрос о так называвмых "перекупках" и "переманиваниях" будет разрешен, если команды по своим бюджетам будут поставлены в одинаковое положение, а внутри команд зарплата будет дифференцирована в зависимости от ценности, опыта и стажа игрока.

3. Грубость. Вот что тянет наш футбол назад, лишает его изящества, техничности, блеска, красоты. Наш футбол принял слишком силовой, атлетический характер, переходящий моментами в откровенную грубость... Руководители футбола проглядели это опасное явление... Только развернув с самого же начала сезона острую борьбу с этим явлением, мы можем исправить положение".

Судейства Андрей Петрович не коснулся, видимо, ввиду бесперспективности решить эту неразрешимую проблему. Жизнь его правоту подтвердила.

О судействе на совещании говорили, но как-то отвлеченно, ограничиваясь статистическими выкладками, констатацией обескураживающих, не обещавших позитивных перемен фактов. "Многие судьи не могут судить ответственные матчи. Только в сезоне 1939 года 33 судьи были сняты с обслуживания первенства. Молодые кадры судей у нас еще выдвигают крайне неохотно", - сокрушался докладчик. Из выступления одного из руководителей судейского сбора в Одессе: " По итогом сбора ни один из молодых судей не получил возможности судить ответственные матчи".

Итак, более трех десятков арбитров изгнали, заменить их некем, многие из оставшихся судить не могут. Беспросвет.

На совещании обсудили несколько документов - "Положение о переходах", "О сметах для команд и о средствах, взимаемых за аренду"... В заключение провели жеребьевку двух кубковых турниров для групп А и Б.

Покидали делегаты совещание, мне кажется, в превосходном настроении. Не от сознания исполненного долга, а оттого, что вышли наконец из двухдневного заточения в душном помещении на свежий, пьянящий весенний воздух.

БРАТСКАЯ МОГИЛА

Участникам совещания, в первую очередь руководящей его части, предстояло в кратчайшие сроки претворить решения в жизнь. Начальники предприняли еще одну попытку упорядочить переходы, обуздать стихию, втиснуть в ежегодно издаваемые жесткие рамки инструкций. Аппарат готовил невиданные по масштабам репрессивные меры, но прежде необходимо было подготовить общественное мнение, грубо говоря, вырыть могилу для массовых захоронений. Гробовщиком назначили Семена Нариньяни. Справился он с порученной работой неплохо, старался очень, и, как мне кажется, заказчики остались довольны. Ознакомившись с фрагментами опубликованного 28 марта в "Труде" фельетона "Весенние происшествия", уверен, разделите мое мнение.

"Весна. Еще только выставляются первые рамы, а в наши комнаты уже доносится шум о всяких неприятных спортивных происшествиях. Из Тбилиси сообщают, что со двора общества "Локомотив" ловкие соседи увели в неизвестномнаправлении двух футболистов - Панюкова и Кинцурейшвили, Киев дает знать о том, что к воротам местного "Динамо" приблудился ленинградский форвард Петр Дементьев, и что киевляне собираются через два дня полагать ленинградца своим...

Весенние происшествия приняли в футбольной жизни показательных команд затяжной, хронический характер. Кривая "перекупок" и переманивания не пошла книзу, как обещали нам в прошлом году, а, наоборот, угрожающе полезла вверх. Причем методы этих переманиваний приняли какой-то торгашеский привкус. К примеру: общество "Пищевик" решило заполучить к себе в команду спартаковца Корнилова и металлурговца Митронова. Для этого в распоряжение тренера были предоставлены ордера на комнаты. И тренер действовал этими ордерами, как самыйнастоящий базарный зазывала:

- А вот, вот, подходи народ... есть комнаты с газом, ванной, личным телефоном...

Футболисты ленинградского "Электрика" только в конце марта узнали о том, что три игрока их команды Орешкин, Лотков и Набутов уже с января получают зарплату из кассыленинградского "Динамо"...

Нужно ли говорить о том, как весь этот нездоровый ажиотаж развращает игроков и создает среди некоторой части футболистов рваческие настроения.

Кое-кто из игроков, пользуясь сезонной конъюнктурой, уже с января отправился в большой вояж по Союзу... Все эти поездки имеют одну цель - узнать: а где что дают? Комнаты! Деньги! Дачи! Лишняя пара бутц! Пожалуйста! Они берут все. Главное, чего боятся футбольные летуны, - это не продешевить бы.

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта решил положить предел и переманиваниям, и "перелетам". Все игроки показательных команд берутся сейчас на специальный учет, и переход из одной команды в другую будет теперь законен только после соответствующего утверждения комитета.

Этот порядок интересен тем, что он был разработан на недавно закончившемся совещании по футболу и узаконен Всесоюзным комитетом по просьбе самих футболистов и тренеров. Любителям переманивания было заявлено на этом совещании твердо и недвусмысленно:

- Довольно забивать голы чужими ногами. Товарищи тренеры, - говорилось на совещании, - хотите иметь хорошие команды - выдвигайте молодежь, растите смену...

Как будто бы всем переманиваниям и "перелетам" положен конец, и наши показательные команды начинают новую жизнь. Увы! Не успело еще закончиться всесоюзное совещание, как все повернулось вспять. Тренер ленинградского "Динамо" Окунь, несмотря на категорические запрещения, увез с собою на юг и игроков "Электрика", и игрока "Авангарда" Викторова. Точно так же поступил Полыска. Вместо того, чтобы выехать на тренировку с "Металлургом" в город Фрунзе, он остался в Москве.

Всесоюзный комитет, конечно, призовет к строгому ответу всех тех, кто и впредь думает пробавляться в футболе переманиванием и "перелетами", и заставит их по-настоящему уважать те правила и положения, которые были разработаны на всесоюзном совещании".

ПОХОРОНЫ

Могила вырыта, широкая, просторная. Осталось складывать трупы. Чем и занялся в апреле 1940 года Комитет физкультуры. Из-под пера его вышел приказ, превосходящий по карательным санкциям все дотоле существовавшие. Документ этот, отпечатанный в типографии Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б), предназначался для внутреннего пользования и потому был издан мизерным тиражом - всего 350 экземпляров. Зачитывали его в воспитательно-устрашающих целях на собрании показательных футбольных команд. Позволю себе опубликовать текст приказа полностью и впервые за 65 лет растиражировать его со страниц "СЭ".

"ПРИКАЗ

Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР

№ 104

14 апреля 1940 г.

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР неоднократно предупреждал руководителей физкультурных организаций о необходимости решительной борьбы с переманиванием физкультурников, как явлением чуждым советской физической культуре.

Однако некоторые руководители физкультурных организаций до сих пор не сделали для себя соответствующих выводов из постановления Бюро ПК ВЛКСМ oт 17/Х 1939 г. и приказа Всесоюзного комитета от 23/Х39 года, осудивших недопустимую практику переманивания игроков.

Бывший ответственный секретарь Белорусского совета общества "Динамо" тов. Еременко вместо организации систематическойучебной работы со спортивной молодежью в погоне за усилением футбольной командыобщества занялсяпереманиванием футболистов из команд других спортивных обществ и городов: т. Ананьева - из добровольного спортивного общества "Сталинец" (Москва), т. Марушкина - из добровольного спортивного общества "Крылья Советов" завода им. Фрунзе, т. Пинькова - из физкультурного ордена Ленина общества "Спартак" (Харьков).

Встав на путь деляческого комплектования команды, тов. Еременко привлек к комплектованию бывшего игрока футбольной команды добровольного спортивного общества "Сельмаш" при харьковском заводе "Серп и Молот" т. Ильяшева, уволенного из нее за недисциплинированность.

При помощи т. Ильяшева т. Еременко переманил игроков тт.Андреенко и Грабарева из команды добровольного спортивного общества "Сельмаш" при харьковском заводе "Серп и Молот".

Тт. Андреенко и Грабарев, не открепившись от своих физкультурных организаций, самовольно уехали в г. Минск.

Руководители Белорусского совета общества "Спартак" тт.Воронов и Гуткович послали игрока футбольной команды общества тов. Щербакова в Одессу для переманивания игроков. В результате поездки т. Щербакова общество "Спартак" получило в команду футболистов тт. Багинского и Медун из одесского общества "Пищевик". Названные игроки, самовольно бросив производство и свои физкультурные организации, приехали в г. Минск.

Окончание - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...