Газета
15 апреля 2005

15 апреля 2005 | Футбол

ФУТБОЛ

УДАЛЕНИЯ ЗА МАТ - НЕ РЕДКОСТЬ

Как свидетельствует наш уважаемый футбольный статистик Аксель Вартанян, заявления, что за мат в нашем футболе не наказывали, в корне неверны. В некоторые годы удаления за нецензурные выражения и оскорбления судей, партнеров или соперников составляли очень даже немалый процент от общего числа самых строгих наказаний. К примеру, год 1937-й - 5 удалений из 19, 1972-й - 3 из 5, 1973-й - 2 из 7, 1974-й - 3 из 8, 1979-й - 4 из 9, 1983-й - 3 из 4, 1991-й - 7 из 16.

Всего в советской истории было примерно 670 удалений.

Примерно - потому что часть протоколов матчей отсутствует, а в газетных заметках далеко не всегда упоминались наказания. Так вот, из этих 670 удалений чуть больше 80 применялось за мат. То есть приблизительно каждое восьмое.

В российских чемпионатах суровых санкций стало больше: с 1992 года было показано 570 красных карточек. Из них за брань - около четырех десятков (примерно каждое четырнадцатое). Получается, материться стали меньше? Утверждение спорное. Хотя бы потому, что, как записано в протоколах, санкции теперь применяются за "неэтичное поведение", "неспортивное поведение", "несогласие с решением арбитра", "пререкание с арбитром". В какой форме выражалось это "несогласие" или шло "пререкание", неизвестно. Но в последние два года, если опять же судить по протоколам, за мат и оскорбления удалений не зафиксировано. Хотя микрофоны, установленные у поля, при телетрансляциях на всю страну исправно доносят до телезрителей некоторые всем известные слова из "великого и могучего".

Ругаются на российских футбольных полях и многочисленные гости из зарубежья. До них пока очередь не дошла. А вот в советской истории был один любопытный случай. В 1937 году помимо спартаковца Андрея Старостина, покинувшего поле за выкрики и брань, был удален Михаил Бердзенишвили, обругавший по-грузински партнера по тбилисскому "Динамо". Как понял арбитр Сохранский грузинские ругательные слова, сказать трудно, но футболиста удалил.

Кстати, интеллигентное ухо арбитра в те времена не воспринимало иначе как ругань фразы "Эй ты, Судякин" или "Эй ты, смотри на него!". После этого футболистам также приходилось покидать газон.

"Язык мой - враг мой". За это помимо Андрея Старостина страдали такие известные футболисты, как Юрий Севидов, Олег Копаев, Слава Метревели, Павел Садырин, Геннадий Логофет, Михаил Гершкович...

В российских чемпионатах первым в 1992 году красную карточку за мат применил Тарас Безубяк, удаливший Сергея Кирьякова в матче между "Динамо" и "Океаном". В СССР в 1936 году на такой шаг решился первым москвич Николай Корнеев, выгнавший с поля за ругань Виктора Бодрова из ленинградской "Красной Зари" в ее игре с киевским "Динамо".

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...