Газета
24 сентября 2004

24 сентября 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

ГОД 1938. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

РОЖДЕННЫЙ В МУКАХ

Продолжение. Начало - стр. 12

Борьба нешуточная, вне пределов высшего физкультурного ведомства, шла не столько между обществами, сколько между городами и республиками за более широкое представительство в союзном первенстве. В подтверждение сошлюсь на материал Юрия Грота "Дело спартаковской "шестерки", опубликованный в 1991 году во втором номере журнала "Спортивные игры". Речь в нем шла о репрессиях НКВД в отношении харьковских спортсменов, ряда партийных и спортивных деятелей. Есть в статье отрывок, имеющий непосредственное отношение к нашей теме. Представляю его в несколько урезанном виде:

"Весной 1938 года харьковским футбольным болельщикам явно повезло. В областном спорткомитете неожиданно раздался телефонный звонок из Москвы:

- Даем вам два места, готовьте команды...

В кабинете председателя Михаила Бочарова уже через час собрались заинтересованные лица. Кому отдать эти два места? Ведь в прошлогоднем первенстве страны все четыре харьковские команды выступали в группе "В" и лучшим на финише был "Трактор" (ХТЗ), занявший пятое место. Другие же - "Спартак", "Сельмаш" и "Динамо" - заняли в итоговой таблице с седьмого по девятое места... Решено было отдать путевки "Спартаку" и "Сельмашу", но в крепкую компанию спартаковцев ввели еще и лучшие динамовские силы..."

Включили не сразу, уже в ходе турнира. Введенные в 38-м новые правила комплектования команд - тема отдельная, самостоятельная. Даю слово, с ней мы не разминемся.

Так вот, где-то наверху Харькову, не назвав команды, выделили две путевки. Кому играть, решали на месте.

Но ведь впереди четырех харьковских коллективов по итогам предыдущего сезона стоял Днепропетровск. В конце марта Комитет включил днепропетровцев в число 24 команд. А через три недели не нашлось им места и в расширенном списке из 26 участников. Выходит, в этом небольшом временном промежутке в подковерной борьбе харьковская "крыша" взяла верх над днепропетровской.

Все здесь изложенное объясняет, почему Комитет физкультуры, составляя списки показательных команд, исходил не из итогов сезона-37, а ориентировался на результаты игр в "настольный футбол", проводимых в недоступных взору "простого советского человека" кабинетах. Будем считать, что автор этих строк снял с физкульткомитета по крайней мере часть вины за происшедшее.

Параллельно шла напряженная работа над правилами соревнований. К концу апреля текст был готов. Документ любопытный, достоин внимания.

ПОЛОЖЕНИЕ о соревнованиях на первенство СССР по футболу 1938 года

Перечислять все его пункты - а их 20 - не имеет смысла. Но с некоторыми ознакомиться советую. Хотя бы с четвертым: "Все общества, принимающие участие в розыгрыше первенства СССР, должны предоставить для проведения игр травяное поле, соответствующее требованиям, предъявляемым международными правилами с соответствующим оборудованием на стадионе раздевалок для игроков и комнаты для судей".

С бытующим издавна мнением о двух непоправимых в отечестве бедах - дураках и дорогах - согласен частично. Дураков везде хватает. Вот с дорогами у нас действительно беда. Как и с футбольными полями.

Знаем мы об этом не понаслышке. Хоть имеем четкое представление о международных стандартах и должны им соответствовать - участие в международных турнирах обязывает, - до соответствия далековато. Наследственная, ставшая хронической, болезнь окончательному излечению, видимо, не подлежит. Какие-то потуги в этом направлении, будем справедливы, предпринимаются, и в сравнении с довоенным временем прогресс достигнут немалый. Вот и вообразите, на каких полях играли в 30-е годы. Впрочем, не стоит напрягаться. Есть возможность показать несколько "картинок" из прошлого, сделанных очевидцами.

КАРТИНКА ПЕРВАЯ

Баку. Стадион "Динамо", где включенный в элиту "Темп" должен был провести 12 матчей: "Известно, что футбольное поле стадиона "Динамо" не годится для проведения серьезных матчей и футбольные команды других городов не раз отказывались играть на этом поле. Казалось бы, Азербайджанский комитет по делам физкультуры и спорта и общество "Динамо" сделают все, чтобы не лишить трудящихся Баку возможности видеть игру первоклассных команд страны. Если судить по постановлению Азкомитета, то он "принял меры", обязывающие... закончить подготовку стадиона к 1 апреля... Наступил май, до начала розыгрыша осталось 3 дня, а на стадионе "Динамо" ничего не изменилось. Малейший ветерок поднимает на футбольном поле тучи пыли, само поле в ямах и рытвинах..." (Из статьи Ал. Зудова "О футболе и коммерции", опубликованной 9 мая в газете "Бакинский рабочий".)

На этом, с позволения сказать, поле "Темп", заплатив динамовскому обществу 15 тысяч рублей за аренду, провел все предусмотренные расписанием 12 матчей.

КАРТИНКА ВТОРАЯ

Ростов. 26 апреля, через день после товарищеского матча динамовцев Ростова и Москвы, корреспондент газеты "Молот" писал: "Стадион к большим встречам не подготовлен. Тысячи людей вынуждены были сидеть на земле... Поле, на котором пришлось играть нашей команде, никудышное: без травы и не по размеру..."

В перерыве между таймами и после игры резвились на нем ребятишки, "поднимая пыль, бросая камни", сообщал 26 сентября корреспондент той же газеты.

На этом лысом, лишенном растительности и усыпанном камнями поле ростовские динамовцы тоже провели 12 календарных игр.

КАРТИНКА ТРЕТЬЯ

Сталинград. "Существующий стадион спортобщества "Трактор" не сможет удовлетворить огромный интерес трудящихся города Сталинграда к столь интересным предстоящим играм в этом летнем сезоне.

Совет общества "Трактор" уже развернул работы по расширению стадиона и приведению его в надлежащий вид. Но эти работы пока ведутся очень медленно.

Надо надеяться, - писал 18 апреля в газете "Даешь трактор" В. Крячков, - что дирекция СТЗ окажет нужную помощь для окончания ремонта в срок и расширения стадиона".

Надежды юношей питают.

Суровая действительность развеяла романтические грезы журналиста и десятков тысяч сталинградцев "как сон, как утренний туман". Вот что писала та же газета через год, в преддверии чемпионата-39: "Еще в прошлом году и всю зиму в совете спортобщества велись разговоры об озеленении футбольного поля. Не секрет, что не раз команды других городов собирались отказаться играть на нашем "черном" поле. Совет спортобщества писал обширные резолюции, но за истекшие полгода так ничего и не сделал.

До сих пор нет семян на озеленение стадиона. Не проведена планировка поля, не приготовлено в достаточном количестве удобрений, не закончен ремонт и дооборудование старой трибуны, бытовых помещений и ограждение стадиона. О новой трибуне, о расширении трибун и говорить, как видно, не приходится..."

Статью подписали шесть человек. Фамилия Крячкова среди них не значилась.

Сознательно, из гуманных побуждений, избавляю читателя от детального описания "черного" поля тракторного завода и многих других полей, где игрались матчи союзного первенства: острых ощущений в окружающем нас мире и без того хватает.

Не смею заподозрить авторов четвертого пункта (а тем более администрацию советских стадионов) в ясном и четком представлении о международных стандартах. Зато они прекрасно были осведомлены о безнадежно-плачевном состоянии футбольных полей в Союзе. Так на кой ляд внесли в Положение заведомо невыполнимые требования?

ЛОЖКА МЕДА

Чтобы не завершать комментарии к четвертому параграфу на минорной ноте, разбавлю бочку дегтя ложкой меда.

Исключения все же были. Во-первых, стадион "Динамо" в Москве и еще несколько полей с зеленой растительностью.

Во-вторых, в центральных газетах то и дело появлялась информация о строительстве новых современных стадионов с травяным покровом.

В-третьих, к радости москвичей, пробиравшихся с неимоверными трудностями к центральному стадиону, обещали открыть в течение года станцию метро "Динамо". В феврале приступили к облицовочным работам: наряжали вестибюль в серовато-красный тагильский мрамор. Об открытии - произойдет это позже - сообщить не забуду. Это ближайшая перспектива. Более отдаленная (и это в-четвертых) - возобновление начатого еще в 1936 году строительства гигантского спорткомплекса в Измайлове, распростертого на 300 гектарах с огромной главной ареной на 105 тысяч мест, с несколькими футбольными полями, 12 теннисными кортами, плавательным бассейном, множеством волейбольных и баскетбольных площадок... Всего не перечислишь.

В конце XVII столетия в этих краях проводили тренировочные занятия под руководством Петра Алексеевича Романова "потешные" Семеновский и Преображенский полки. Теперь получали возможность укреплять здоровье, тренировать и совершенствовать тело десятки тысяч трудящихся.

Сдать стадион в эксплуатацию собирались к 1 марта 1938 года. Но неожиданно, намного быстрее намеченного срока, кончились щедро отпущенные правительством деньги - 56 миллионов рублей. О причинах вынужденной паузы ничего не сообщалось. Безымянного стрелочника обнаружили только в разгар широкомасштабной кампании, направленной против врагов народа. "Вредители, приложившие руку к этому сооружению, старались всемерно затянуть работы, дезорганизовать строительство", - писал в спортивном журнале Дмитрий Якушев.

Отогрели замороженную стройку, вывели из комы новые миллионные потоки. Заодно и имя будущему стадиону дали - еще одним тезкой у великого вождя стало больше. Нарекать плод в материнской утробе - примета недобрая. Безбожники ею пренебрегли. А зря...

Перед городскими властями замаячила серьезная проблема - как принять в отдаленном от центра районе и затем развезти по домам более сотни тысяч людей. Задачу решали. "Проектируется прокладка специальных линий трамвая и троллейбуса, пуск автобусов, тысяч такси и т.п.", - бодро сообщали центральные газеты. Наземный транспорт без посторонней помощи справиться со столь обременительной нагрузкой не мог. Помощь пришла из-под земли. В том же 38-м началось строительство третьей очереди метро - от Курского вокзала к стадиону в Измайлове по маршруту: "Спартаковская" - "Электрозавод" - "Стадион имени Сталина".

За дальнейшей судьбой очередной стройки-гиганта проследим внимательно. Будем держать руку на пульсе.

ПОЛИТИКА КНУТА И ПРЯНИКА

Следующие три пункта (с шестого по восьмой) посвящены оформлению и подаче именных заявок. Каждой команде разрешалось заявлять не более 25 футболистов и не позднее 5 мая, то есть за неделю до первоначально намеченной даты открытия чемпионата. Комитет физкультуры обеспечивал всех футболистов билетом участника (он же служил пропуском на все соревнования по футболу, проводимые в СССР) и личной карточкой. Предъявлялась она судье непосредственно перед выходом на поле. При отсутствии карточки футболист к игре не допускался. За участие в матче незаявленного футболиста команде засчитывалось поражение.

Изменилась система зачета очков (пункт 13). Комитет прислушался к январскому предложению Юрия Ваньята: победившая команда получала два очка, ничья оценивалась в одно очко, за проигрыш полагалась "баранка". Эта система, самая, пожалуй, справедливая, действовала у нас до 1995 года.

Победителем первенства объявлялась команда, набравшая больше очков. "При равенстве очков у двух и более команд, - гласил регламент, - для определения порядка занятых мест даются дополнительные игры между ними по круговой системе в один круг".

По завершении первенства в шести случаях одинаковое количество очков набрали по две команды, в двух случаях - по три, но ни одного дополнительного матча так и не сыграли.

Составители Положения действовали методом кнута и пряника. Пряник предназначался чемпиону в виде древка с алым стягом. Грамоты, жетоны и премии - футболистам. И не только. Впервые награждали начальника команды, тренера и политрука.

Кнут уготовили нарушителям дисциплины, грубиянам. Карать намеревались решительно (как это обычно бывает перед началом сезона), по всей строгости действовавшего в 30-е годы социалистического законодательства, вплоть до тюремного заключения.

Пункт 17 оглашаю специально для усомнившихся: "Удаленные с поля игроки за дисциплинарные проступки автоматически пропускают одну игру и в дальнейшем до решения Главной спортивной инспекции к играм не допускаются. В случае грубой, злонамеренной игры - привлекаются к уголовной ответственности".

Много ли состоялось процессов? Поживем - увидим.

ОРУДИЕ ТРУДА

Пункт 18 выделяю особо: "Принимающая команду для игры организация обязана предоставить для игры мячи соответствующих размеров и веса согласно правилам; в случае наличия мяча у команды гостей - игра проводится лучшим мячом по усмотрению судьи. Администрация стадиона обязана по требованию судьи предоставить весы, рулетку и кронциркуль для измерения мяча, поля и ворот".

Считаю своим долгом предвосхитить возможные вопросы читателя при ознакомлении с первой частью параграфа, относительно главного орудия труда футболистов.

Отличались мячи той далекой эпохи от нынешних значительно. Состояли из трех частей: кожаной оболочки (покрышки), резиновой камеры с небольшим отростком для надувания и шнуровки. Камеру помещали в оболочку и накачивали обычным велосипедным насосом, а отросток, чтобы не успел выдохнуть насильственно впущенный в него воздух или вырваться наружу, зажимали. Свободолюбивые его порывы пресекала шнуровка: оболочку тщательно, как мужскую обувь, зашнуровывали. Что из этого получалось? Всяко бывало.

Мячи отечественной продукции частенько страдали врожденным или приобретенным (при эксплуатации) пороком и не соответствовали трем обязательным требованиям, предъявляемым международным кодексом: форме (округлости), окружности (от 68 до 71 см) и весу (от 396 до 453 г).

Колебания - значительные. Качество продукции ухудшалось по мере удаленности от центра: чем дальше от Москвы, тем хуже. Ведущие команды сталкивались с проблемой в глубинке, куда откомандировывал их немилосердный кубковый жребий. Обстоятельства вынуждали мастеров брать с собой собственные мячи. Провинциалам выгоднее было играть своими уродцами, да еще на полях-огородах со знакомыми до боли ямками, выбоинами и холмиками. Два этих обстоятельства в какой-то степени нивелировали разницу в классе между "городом и деревней". Поэтому и отказывались от предложенного гостями более качественного инвентаря. Судьи в возникших спорах обычно брали сторону хозяев.

При непомерном расширении группы показательных команд подобные конфликты были неизбежны и в чемпионате. Во избежание распрей организаторы и рекомендовали судьям проводить встречу лучшим мячом.

СТАТЬИ ДОХОДА

Следующий, 18-й пункт посвящен ценам на билеты: "Входная плата на соревнования первенства СССР по футболу устанавливается:

входные до двух рублей;

боковые места для сидения (на трибуны за воротами. - Прим.А.В.) до трех рублей;

центральные места для сидения до пяти рублей.

Примечания. 1. На каждый матч должно выделяться не менее 10 % льготных билетов по цене до 1 рубля для красноармейцев и учащихся.

2. Команда гостей имеет право на получение 50 бесплатных билетов".

Администрация многих советских стадионов в целях личного обогащения нарушала предписание комитета неоднократно. Возмущенные трудящиеся забрасывали редакции центральных газет письмами. При случае кое-что из творчества читателей опубликую.

Еще одна статья дохода - диспропорция между вместимостью стадиона и количеством пущенных в продажу билетов. Чтобы труднее было уличить ловкачей, места на некоторых стадионах не нумеровались. Несколько примеров.

1 июня поступил сигнал из одесской газеты "Чорноморська комуна": "На матч "Динамо" (Одесса) - "Буревестник" (Москва) билеты продавали без указания места".

Через месяц с небольшим, 8 июля, корреспондент "Большевистского знамени" Аркадий Галант в отчете об игре одесситов с московским "Локомотивом" писал: "Количество билетов, проданных на трибуны, особенно центральные, оказалось больше количества мест. Билетеры не в состоянии были усадить томившихся в проходах людей...

Дирекция парка должна... ввести нумерацию мест, чтобы зритель был обеспечен местом, независимо от времени прихода на стадион".

"Вечерний Тбилиси" от 31 мая. Отрывок из отчета об игре динамовцев Тбилиси и Москвы: "Приходится отметить беспорядок, царивший на стадионе в день матча. В проходах возникла свалка, зрителей выталкивали на поле стадиона. Администрации стадиона нужно строго ограничить число входных билетов".

Корреспондент бакинской газеты "Молодой рабочий" Г. Ефимов в репортаже о встрече "Темпа" с ЦДКА писал: "Руководители спортобщеста "Темп" увлеклись делами коммерческими. Сверх имеющихся на стадионе мест продается множество входных билетов, в результате из-за отсутствия места публика с входными билетами толпится перед трибунами, мешает наблюдать за ходом матча сидящим".

В данном случае Комитет физкультуры был бессилен. Такого рода нарушениями должны заниматься органы внутренних дел. Как и более крупными, связанными с присвоением отпущенных на благоустройство стадионов средств. К примеру, в течение года ЦС "Трактора" выделил дирекции СТЗ немалую сумму - 120 тысяч рублей. Подбросил деньжат и ВЦСПС. Раскошелились профсоюзы, отстегнули на неотложные нужды 16 своих команд 1 миллион 225 тысяч рублей. "Трактору" перепало 75 тысяч. Результат нам известен. Куда делись деньги? Видимо, ушли в песок, точнее, в "черное" поле стадиона, так и не дав зеленых всходов. Пример не единичный.

Журналисты, разоблачая ворюг, из-за скудости словарного запаса синонимами и прочими заменителями не пользовались, называли их как есть - ворюгами. Ныне, беспощадно эксплуатируя неисчерпаемые богатства великого и могучего, изъясняются куда изящнее. Квалифицируют подобные махинации (я не о футболе) с несопоставимыми в сравнении с 30-ми годами суммами как "нецелевое использование средств". Квалифицируют люди, облеченные большой властью, причем (за небольшим исключением) без каких-либо для "использователей" серьезных последствий. Демократия!

КУДА? ОТКУДА?

Что забавно, при наличии одной-единственной группы циркуляция не прекращалась. Последний, 20-й пункт Положения предусматривал удалить две последние команды и столько же принять. Удовлетворить естественное любопытство читающих эти строки относительно того, куда отправить и откуда принять, автор не в состоянии. Придется обратиться к первоисточнику: "Две команды, занявшие в розыгрыше первенства 1938 года последние места, выбывают из группы показательных команд мастеров и в розыгрыш первенства 1939 года не включаются".

Куда начальство намеревалось послать отбившихся от большого здорового коллектива, неизвестно. Видать, на все четыре стороны. Столь же "вразумительные", исчерпывающие разъяснения содержатся в пункте 20 и при ответе на вопрос "откуда?":

"Две команды, показавшие хорошие (?! - А.В.) технические результаты в сезоне 1938 года по играм в "Кубке СССР", первенстве республики, городском первенстве, в товарищеских встречах с сильнейшими командами Союза, могут быть включены на 1939 год в группу показательных команд".

Без сомнения, самая расплывчатая, аморфная, да что я деликатничаю - самая бездарная инструкция о взаимообмене в истории мирового футбола. Определить на глазок две лучшие из сотен и тысяч команд - чего же проще. Какой простор для творчества! До этого, правда, дело не дошло. Чемпионат, рожденный в неимоверных страданиях, в нечеловеческих муках и отошел.

ХОТЕЛИ, КАК ЛУЧШЕ...

О календаре. Его составители, безнадежные оптимисты, полные добрых надежд, провели огромную работу, все тонко рассчитали. Картинка на бумаге получилась отменная - не налюбуешься. Старт - в середине мая, финиш - через пять месяцев, в октябре. 25 туров в течение 150 дней. Арифметика элементарная, для начальной школы: туры раз в шесть дней. При существующей в стране шестидневной рабочей неделе вариант идеальный. Оставалось провести жеребьевку и составить пары - по 13 в каждом туре.

Все было сделано в лучшем виде, и 21 апреля "Красный спорт" опубликовал перечень матчей первого тура, намеченного на 12 мая. Так было задумано. Не сомневаюсь, авторы искренне хотели сделать, как лучше. А получилось... С 10 мая (я не оговорился, именно с 10-го) и до начала ноября, если не считать нескольких однодневных пауз и одной шестидневной, матчи проходили каждый день! И это в течение пяти с половиной месяцев: чемпионат вопреки задуманному завершился недели за две до наступления зимы.

Причин, по которым корежился, кромсался календарь, не перечислить. Кое-какие назову уже по ходу чемпионата. Скажу только, что инициатива часто исходила сверху, от влиятельных покровителей, которым организаторы перечить не смели. Но было и исключение.

Четкое, компактное расписание матчей первого тура развеяла в прах ничтожная группка интеллигентов (слово в 30-е и последующие годы ругательное). Просили они провести первые встречи не в один, а в несколько дней. И были правы: пять игр 12 мая должны были состояться в Москве, что резко ограничивало аппетиты охочих до зрелищ болельщиков. Но и диспетчеров понять можно: избежать спаренных встреч в столице при наличии десяти команд невозможно. Вынести их за рамки так дивно составленного расписания - значило разбить хрустальную мечту.

25 апреля группа художников-любителей, возглавляемая Кириллом Зданевичем, прорвалась на страницы "Красного спорта" с петицией.

"ПОДУМАЙТЕ О ЗРИТЕЛЕ",

- взмолились художники, пытаясь разжалобить черствые чиновничьи сердца.

"12 мая в Москве встречаются десять команд, начинающих розыгрыш первенства СССР по футболу. Пять интереснейших игр в один день и, вероятно, в одно и то же время, на разных стадионах! "Жребий брошен" без учета законного желания многих тысяч зрителей посмотреть все пять игр первого дня.

Лучше было бы матчи назначить на 11, 12 и 13 мая и провести по две игры на одном стадионе.

Учтите интересы болельщиков.

От имени группы художников-любителей Кирилл Зданевич".

Удивительно, как только этот жалкий писк был услышан на верхних этажах физкультурного ведомства. А ведь не только услышали - прислушались! Невероятно, но факт. Факты таковы: пять московских матчей состоялись в течение четырех дней, с 10 по 13 мая, благодаря чему художники-любители и им сочувствующие посмотрели по крайней мере четыре игры.

Заодно чиновники разбросали по две ленинградские и тбилисские встречи. В общем, сделали даже лучше, чем их об этом просили. Пример исключительный, не рассказать об этом не мог.

Календаря игр на весь сезон болельщики так и не дождались. По мере возможности старалась держать их в курсе спортивная газета. Однако случалось и так, что информация, не успев дойти до читателя, устаревала. Оставалась надежда на скорое появление справочника-календаря. Его издали - с составами 26 участников, адресами стадионов, таблицами, небольшими историческими справками. И расписанием... с 17 августа. Не вина авторов. Подписали его к печати только 22 августа, а в киосках он появился в первой декаде сентября, всего за два месяца до финиша. Пока проделал несложный путь из типографии к болельщикам, частично устарел.

В разгар дискуссии о структуре быстро надвигавшегося четвертого по счету футбольного чемпионата и составе его участников команды, не имея ни малейшего представления о том, где, когда и с кем придется им играть, приступили к тренировкам, а с наступлением весны упорхнули на юг. Чем они там занимались, расскажу в следующий раз.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...