Газета
30 января 2004

30 января 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

1937 ГОД. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПЕРВЫЙ КРУГ ПОЧЕТА

КУБОК-37.В прошлый раз вы наблюдали за подготовкой к сезону 1937 года сильнейших футбольных команд страны. Прежде чем перейти к первому всесоюзному турниру года - Кубку СССР, упомянем о судьях: они тоже готовились серьезно. Помимо организационных вопросов пришлось им заниматься и профессиональными.

ДЕЛА СУДЕЙСКИЕ

В конце апреля Комитет физкультуры огласил список судей всесоюзной категории. Преобладали в нем москвичи - 11 из 21. Кроме них, высшую судейскую степень имели семь ленинградцев, два харьковчанина и киевлянин. На проходившем в начале мая всесоюзном судейском форуме избрали президиум. Все руководящие посты достались москвичам: Рябоконь - председатель, Корнеев - секретарь. Столичные арбитры в законодательном судейском органе получили подавляющее большинство - пять мест из семи. Помимо двух названных, членами президиума стали их земляки Сельцов, Стрепихеев и Савостьянов. Иногородцам вручили два "портфеля" - Усову (Ленинград) и Романенко (Харьков). Даже "Медведь", подмявший под себя Госдуму, не имеет столь внушительного превосходства.

На кратковременном заседании судьи обсуждали новую редакцию опубликованных ранней весной физкультурным комитетом правил игры.

Изменения касались нескольких пунктов, главным образом ввода мяча в игру от ворот. Новый вариант звучал так: "Мяч вводится в игру ударом от ворот (с земли) любого игрока. Мяч кладется на линию площади ворот и считается в игре только после пересечения линии штрафной площади (по земле или в воздухе). Передавать мяч вратарю нельзя. Если мяч не вышел после первого удара за линию штрафной площади, удар от ворот повторяется".

В ходе игры пас вратарю не возбранялся. Запрет касался только перепасовки защитников с голкипером при розыгрыше свободного удара. Изменить этот пункт, вероятно, вынудили события октябрьского матча 1936 года "Спартака" с киевлянами. Героические усилия москвичей по превращению 0:3 в 3:3 увенчались успехом минут за десять до конца. "Спартак" не угомонился и был готов нокаутировать подрастерявшегося противника. Инстинкт самосохранения подсказал гостям единственное в этой ситуации решение "клинчевать". Вратарь Трусевич со товарищи, выполняя привычную процедуру, затеяли нескончаемую перепасовку в пределах собственной штрафной, куда спартаковцам до выхода мяча за ее границы вступать не разрешалось. Каждый раз, получая мяч от своего, Трусевич тщательно вытирал его о траву. Эта нудная, тягомотная процедура под свист и вопли трибун съела большую часть оставшегося времени и позволила гостям устоять на ногах. Негодовала публика, возмущалась пресса. В чем, собственно, дело? Де-юре киевские футболисты чисты, закон не нарушали. Чтобы впредь избежать подобных ситуаций, реформаторы и подкорректировали правило. Отныне при розыгрыше "стандарта" будьте любезны принимать мяч от вратаря (причем без возврата) только за пределами штрафной, где вас уже прессингует соперник. Во избежание неприятностей проще было сразу выбить мяч от ворот далеко в поле.

До начала кубкового турнира обязали ознакомить с новшеством всех участников. Всех - не успели. Перед встречей динамовцев Минска и Москвы выяснилось: минчане не в курсе. Арбитр предложил минскому капитану Гусеву собрать команду минут за 20 до начала игры для инструктажа. Гусев делать этого не стал и, коротко проконсультировавшись с судьей, обещал просветить товарищей. То ли капитан что-то напутал, то ли игроки его недопоняли, только перепуганный голкипер Хитров, судя по записи арбитра в протоколе, провел матч, как нынешние вратари: мяч в руки от своих не брал ни при каких обстоятельствах.

Пункт второй. "При вбрасывании мяча из аута можно стоять за чертой и на черте".

Пункт третий существенно сокращал количество замен в ходе игры. Если раньше разрешалось менять троих, но только травмированных, игроков, теперь "команда может заменять лишь одного игрока в любое время и при любом случае (увечье, усталость и т.п.)".

Прежде заменяли с позволения врача. В течение одной-двух минут он должен был установить диагноз и выдать соответствующую справку. Только после этого судья разрешал замену, а справку прилагал к протоколу. Чтобы убедить доктора во временной нетрудоспособности, игрок мог сослаться на рези в желудке, боли в позвоночнике, тошноту, да на что угодно. Разоблачить симулянта за столь короткое время невозможно, не выписать бюллетень - опасно: мало ли что с ним в игре случится, не сносить тогда головы. Так что тактические замены, слегка завуалированные, уже применялись. Об этих хитростях наверху знали, но противостоять им не могли. Потому и разрешили менять по любому поводу, но один только раз.

Тренеры негодовали, журналисты брюзжали. Один из них предостерегал: "В связи с новым правилом о замене игроков игра "на человека" приобретает особый смысл: выгодно выбить игрока".

Задача костоломов и впрямь значительно облегчалась. Если прежде, чтобы оставить соперника в меньшинстве, требовалось "подковать" четырех футболистов, то теперь можно было ограничиться двумя, а в случаях, когда замена уже состоялась, одним. Из-за этого команды, случалось, оставались вдесятером, а то и вдевятером.

Последнюю поправку к футбольному законодательству оставил на десерт. Обхохочетесь. "Разговоры и отдельные выкрики игроков на поле во время игры не допускаются. Судье предоставляется право делать предупреждение и в случае повторного нарушения удалять с поля".

Кто же такое мог придумать? Никак, не истребленные еще интеллигентики, простодушные очкарики, по-детски наивные, если верили в действенность своих чистых побуждений. Я не о разговорах, не о выкриках даже - об оре матом, отборном, многоэтажном.

Об "эффективности" нововведения расскажу непременно. Постараюсь не упустить ни одного известного мне случая - кто, когда и кого за непотребные выражения наказывал. Даже собрав воедино все санкции за последующие семь десятилетий, не очень вас утомлю.

Помимо правил обсуждались и другие вопросы. В частности, решили ввести единую форму для футбольных арбитров - черные трусы и черные пиджаки с судейской эмблемой. Строгие черные тона, принятые на официальных дипломатических приемах, должны были, по мнению членов президиума, придать арбитрам солидности, добавить авторитета, но работать в таком наряде в летнее пекло, да еще на южных стадионах, - сущий ад.

Перед глазами кадры кинохроники. Жаркий июньский день. На солнце - под 50. Главный судья Стрепихеев весь в черном, включая гетры и бутсы, закован в плотно облегающий пиджак почти до коленей, с длинными рукавами. Слегка освежают общий вид светлый судейский знак возле сердца и кокетливая белая окантовка лацканов "бронежилета". На лице истязуемого - крупные, с виноградину, капли пота и вымученная (обязательная перед кинокамерой) улыбка. Каков же был бедняга после полуторачасовой судейской смены?

Улыбки помощников, Васильева и Каурова, выглядят естественнее. Они, как и прежде (разрешили или сами того добились?), в летнем наряде: белые рубашки с закатанными по локоть рукавами, такого же цвета брюки и парусиновые туфли. Темными на светлом радостном фоне кажутся их слегка загорелые лица, а тонкий черный поясок, отделяя, словно линия меридиана, верхнюю часть туловища от нижней, одновременно выполняет главную функцию - поддерживает самую ответственную часть мужского туалета.

СКАНДАЛ В НИКОЛАЕВЕ

Интерес ко второму розыгрышу Кубка Советского Союза был проявлен куда больший, чем к первому. Записались 125 команд из более шести десятков городов. Среди городов преобладали москвичи, среди обществ - динамовцы. Организовали турнир значительно лучше, и порядка было больше. Если в 36-м на место встречи не явилось примерно по полтора десятка команд и судей, в 37-м - ни одной неявки. Сказав "а", должен произнести и "б", то есть объясниться по поводу присужденной киевскому "Спартаку" победы над днепропетровским "Динамо", обозначенной в таблице арифметическими знаками "+ : -".

Днепропетровцы прибыли в Киев вовремя и 30 мая обыграли хозяев - 2:1. Однако выяснилось, что в составе гостей играл Павел Корнилов, заявленный за киевское "Динамо". Об этом на следующий день после матча просигналил ленинградский судья Мелихов:

"По проверенным мною документам в Комитете физкультуры в списках Динамо - Киев тов. Корнилов состоит в списках. 27 апреля он играл за Динамо - Киев против одесского КИНАП.

За несколько дней до 30/V тов. Корнилов выехал в Днепропетровск к родным и, по заявлению руководства Динамо - Киев, должен был выехать в Ленинград (на матч 1/32 финала с командой завода имени Орджоникидзе. - Прим. А.В.) . Представитель Днепропетровска на заданные мною вопросы ничего не объяснил.

31/V 37 г. Мелихов".

Сигнал услышали, меры приняли: за участие в матче незаявленного игрока днепропетровцев сняли с турнира.

Точно в срок являлись на рабочее место и судьи. За одним только исключением: на игру николаевского "Судостроителя" (завод им. Марти) с обладателем кубка московским "Локомотивом" не прибыл назначенный физкультурным комитетом арбитр. История эта наделала много шума в центральной прессе. И в местной. С нее и начну. Ситуацию разъяснила николаевская газета "За якисть и темпи" ("За качество и темпы") от 28 мая (перевод с украинского):

"ПОЧЕМУ СОРВАН МАТЧ ОТ 26 МАЯ

24 мая, как известно, футбольный матч розыгрыша Кубка СССР между командами московского "Локомотива" и командой нашего завода не состоялся из-за того, что не приехал судья, назначенный Всесоюзным комитетом по делам физкультуры и спорта. Пришлось долго уговаривать футболистов, чтобы они согласились провести товарищескую встречу...

Считая, что встреча неофициальная, наша команда выставила несколько запасных игроков, чтобы сберечь силы для матча розыгрыша Кубка. Первая половина игры закончилась вничью, а во втором тайме москвичи заменили несколько игроков и добились победы - 4:0.

О том, что игра на Кубок СССР не состоялась, сообщили Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта.

25 мая от Всесоюзного комитета была получена телеграмма, в которой говорилось, что официальный матч следует провести 26-го числа и судить его будет одесский судья.

26 мая пришло подтверждение первой телеграммы и сообщение судьи из Одессы, что он приедет.

Матч был организован. Продано тысячи билетов, зрители заняли свои места на стадионе, ждут начала матча. Но... Вечером команда московского "Локомотива" получает телеграмму от руководителя Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта т. Харченко, что товарищеская встреча, которая состоялась 24-го числа, считается официальной.

Это незаконное решение вызвало справедливое возмущение зрителей, которые требовали от руководителей физкультурных организаций завода и города решительно протестовать против этого решения".

"Красный спорт" свое отношение к инциденту выразил 29 мая в материале, озаглавленном "МАТЧ "ЛОКОМОТИВ" - "СУДОСТРОИТЕЛЬ" ДОЛЖЕН СОСТОЯТЬСЯ". Коротко изложив известные нам факты, газета заключила:

"Команда завода им. Марти направила в Москву представителя с протестом против решения Комитета. Она, безусловно, права. В отношении молодой, способной заводской команды допущена явная несправедливость...

Свое неправильное решение т. Харченко должен пересмотреть".

ХОДОКИ У ХАРЧЕНКО

Действительно, из Николаева в столицу по поручению заводских, партийных и спортивных организаций города отправились ходоки в надежде найти правду в самых высоких кабинетах главного физкультурного ведомства. Шли они к товарищу Харченко не с пустыми руками, а с составленной николаевцами Пономаренко и Сатановским петицией. Ее содержание добавляет к уже сказанному довольно любопытные подробности:

"...Всесоюзный комитет, оповещенный нами, перенес встречу на Кубок на 26 мая. Три телеграммы из Всесоюзного комитета подтвердили, что 26 мая состоится встреча. 26-го днем началась продажа билетов. Никогда еще ни одна футбольная встреча не вызывала такого интереса, как этот матч. В Николаев приехали из Херсона, Одессы, из колхозов, МТС... С 2 часов 30 мин. стадион начал заполняться и к шести часам был полон. Мы послали автобус за командой "Локомотив". И вдруг, за 15 минут до начала игры, узнаем, что локомотивцы сели в автобус и уехали, но не на стадион, а на вокзал. Оказывается, уже сидя в автобусе, они получили две телеграммы - одну за подписью зам.наркомпути т. Зимина и другую за подписью тов. Харченко, о том, что товарищеская встреча объявлена официальной. Трудно описать, что делалось на стадионе, когда вторично обманутые зрители узнали обо всем этом. Мы предложили вернуть деньги. Но никто не пожелал возвращать билетов. И только узнав о том, что делегация Николаева выезжает в Москву, чтобы опротестовать незаконное решение, возмущенная публика стала расходиться.

Мы спрашиваем: как можно считать игру официальной, если:

а) во Всесоюзном комитете нет и не будет протокола игры на Кубок;

б) если игра велась по старым правилам (замена любого количества игроков);

в) если нарушено правило Кубка о назначении судей всесоюзной коллегией;

г) если даже не выслушали представителя нашей команды, ограничившись заявлением одной стороны - представителя "Локомотива"?

Возмутительнее всего то, что Всесоюзный комитет не счел даже нужным известить нас о своем решении, сообщив его только команде "Локомотива". Мы же об этом узнали случайно, за 15 минут до матча. На наш телеграфный протест Комитет не ответил ни слова, хотя до этого решения тов. Распевин прислал три телеграммы, подтверждающие, что матч состоится.

Событие, которое произошло, так взбудоражило общественность г. Николаева, что этим делом вынуждены были заняться городские советские, партийные и профессиональные организации, обратившиеся с протестом в Комиссию Советского Контроля.

Следует сказать, что игроки "Локомотива", получившие приказ тов. Зимина об отъезде, сами чувствовали себя неловко. Они, как советские спортсмены, понимают, что Кубок надо выигрывать честно, по правилам и на футбольном поле, а не в канцелярии...

Мы горячо протестуем против допущенного произвола и настаиваем на том, чтобы матч "Локомотив" - "Судостроитель" в Николаеве состоялся".

Нелогичные, противоречивые, судорожные телодвижения физкульткомитета (внезапная отмена троекратного согласия на переигровку без объяснения причин) означают одно: приказ Харченко покинуть Николаев был навязан извне. Знающим политическую систему координат 30-х годов и имя покровителя "Локомотива", догадаться нетрудно, откуда дул ветер. Труднее поверить в случайность синхронных действий железнодорожного и физкультурного ведомств. Не в те двери стучались ходоки. Если бы и в те, какая разница. Пока просители обивали пороги, поезд ушел. Переехав по пути в Москву две харьковские команды, "Локомотив" благополучно прикатил к восьмой части финала.

ПРОРИЦАТЕЛИ

Большой шаг вперед был сделан и в освещении кубкового турнира. Накануне старта "Красный спорт" выдал целую полосу разнообразнейшей информации: средний возраст и стаж участников, сведения о значкистах ГТО 2-й ступени, выступления капитанов команд, солидная аналитическая статья Михаила Ромма, прогноз председателя Всесоюзной коллегии судей Владимира Рябоконя...

Авторитетный судья поставил на тбилисцев: "С моей точки зрения, лучшие шансы имеет тбилисское "Динамо", неплохо укомплектовавшее свой состав и раньше всех начавшее тренировочную работу. Остальные команды еще недостаточно подготовлены. Вдобавок у "Спартака" и "Локомотива" слабое нападение, а у "Динамо" - защита".

Прогнозов множество. По количеству и, главное, качеству предсказаний Кубок-37, пожалуй, вне конкуренции. Сразу после жеребьевки, за неделю до назначенного на 24 мая массового старта, редколлегия газеты не только безошибочно определила пару финалистов, назвала трех из четырех полуфиналистов, но и достаточно уверенно обозначила маршрут. Ставку газета сделала на четыре лучшие команды осеннего первенства 1936 года - столичные "Спартак", "Динамо", "Локомотив" и тбилисцев.

Так вот, начиная с 1/32 финала "волхвы" верно назвали трех будущих соперников "Локомотива" из пяти, трех из четырех - "Спартака", четырех из шести - "Динамо" московского и пять из шести - тбилисского!

Три коллектива четко проследовали по предначертанному "Красным спортом" пути. Подвел "Спартак". Неожиданно чемпион угодил в засаду к плохо оснащенным технически и тактически частям Красной Армии и подорвался на заложенной рядовым Михаилом Киреевым мине - 0:1.

Результат финала двух динамовских команд газета предсказать не решилась. Этот пробел восполнили читатели после проведенного спортивным изданием всенародного референдума. Как и Рябоконь, они отдали предпочтение тбилисцам - 233 голоса. За московское "Динамо" проголосовали 230 человек.

Всенародное доверие, оказанное грузинам, объясняется их мощной, результативной игрой в предсезонный период - 13 побед в 13 встречах с общим счетом 65:10! Лучшим бомбардиром предсезонки стал центрфорвард Борис Пайчадзе - 12 забитых мячей. О тбилисцах писали много и в превосходных степенях. Помимо темперамента и виртуозности отмечали их физические достоинства: средний вес - 75,9 кг, средний рост - 177 сантиметров. По стандартам 30-х - Гулливеры. Далеко не каждый баскетболист мог похвастать такими параметрами. Эпоха акселератов наступит не скоро - через несколько десятилетий. А если учесть, что 14 тбилисцев успешно сдали нормы ГТО 2-й ступени (рекорд СССР среди футбольных коллективов), вопрос о победителе можно было с повестки дня снимать, а хрустальную крюшонницу немедленно транспортировать в Грузию.

Организаторы на такой радикальный шаг не решились. Тбилисцам ничего не оставалось, как доказать ошибочность их позиции. Не снижая набранной на весенних трассах скорости, они ворвались в обширное кубковое пространство, оставляя за собой горы трупов. Четыре игры - четыре крупные победы: в Таганроге - 9:1 над "Зенитом", затем три подряд дома - 4:1, 3:0 и 4:0 соответственно над ереванским "Спартаком", бакинским "Нефтяником" и земляками-железнодорожниками.

НОЧНОЙ ДОПРОС

Нефтяники могли в Тбилиси и не попасть. Чтобы поведать о страшной истории, случившейся с ними в тихом портовом грузинском городе, придется выйти из мчавшегося в Белокаменную тбилисского экспресса и пересесть на обычный тихоходный состав, следующий в Батуми.

Не повезло рабочим-нефтяникам Азербайджана. Суровый жребий сдал их органам внутренних дел двух соседних республик - динамовцам Еревана, Батуми и Тбилиси. Армян в Баку уговорили (1:0), а в Батуми, где "Нефтяник" с таким же счетом обыграл хозяев, команду после игры подвергли настоящему, без кавычек, допросу. О происшествии в аджарской столице стало известно из письма, подписанного 17 бакинскими футболистами. Публикую с небольшими сокращениями:

"В полночь в гостинице, где жила наша команда "Нефтяник", явился зам. отв. секретаря об-ва "Динамо" Аксава в сопровождении дежурного гормилиции Никонова и еще одного человека. Забрав из конторы гостиницы паспорта игроков "Нефтяника", следователи стали вызывать по одному всех 17 игроков команды на допрос. Особенно долго они допрашивали т. Гнездова, забившего мяч в ворота Батуми. Закончив "ночную операцию", следователи удалились из гостиницы, захватив с собой паспорта Гнездова и Сидоренко и предложив им зайти в отд. милиции к Никонову.

Наутро Гнездов и Сидоренко в кабинете у Никонова подверглись повторному допросу, после чего им возвратили паспорта.

Мы глубоко возмущены таким поведением руководителей физкультурных и административных органов г. Батуми. Кто дал право зам. отв. секретарю общества "Динамо" Аксаве, отв.дежурному милиции Никонову (он же руководитель команды "Динамо") нарушать советские законы и издеваться над физкультурниками?"

А вот это напрасно. Чудом освободившись от цепких объятий батумских следователей (после ночных допросов в те годы на волю не отпускали), они еще и имя нарушителя советских законов узнать пытались! Под счастливой звездой родились отчаянные парни из Баку. Ангелы-хранители во второй раз уберегли их от карающего меча.

Окончание - стр. 11

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...