Газета
2 августа 2003

2 августа 2003 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

ПАРИЖСКИЙ ПРОЛОГ

ГОД 1936-й.Отсчет наиболее значимых для отечественного футбола событий стартового года нашей летописи начался в первый же новогодний день вдали от Страны Советов. В Париже сильный профессиональный клуб "Рэсинг" принимал сборную Москвы. Последствия этой встречи для судеб советского футбола неоценимы.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ МИССИЯ В МОСКВУ

21 ноября 1935 года советскую столицу посетил секретарь французского рабочего спортивного объединения (ФСЖТ) Рауль Шапоан. В тот же день с месье, прошу прощения, камарадом, (товарищем то есть) Шапоаном встретился корреспондент "Комсомольской правды". Терпеливо выслушав обстоятельный рассказ гостя о состоянии рабочего спортивного движения во Франции, перспективах его развития и желательности встреч французских пролетариев с советскими физкультурниками, спецкор "Комсомолки" на следующий день кратко изложил читателям речь словоохотливого француза.

Варево получилось пресноватым. Зато осилившие его были вознаграждены изумительным десертом: "В заключение мне хотелось бы сообщить об исключительном интересе к советским футболистам со стороны лучших наших профессиональных футбольных клубов. Перед самым отъездом председатель (президент. - Прим. А.В.) футбольного клуба "Рессинг" (так в тексте. - Прим. А.В.) Бернар Леви обратился ко мне с просьбой и поручением договориться с ВСФК о присылке в Париж на 1 января сильнейшей футбольной команды (может быть, сборной Москвы). Одновременно мне известно, что в случае приезда в Париж на матч с футболистами "Рессинга" советская команда получит приглашение на игры и на юге Франции. Предстоящая встреча уже широко обсуждается в футбольных кругах Парижа, а "Рессинг" даже заарендовал для этого матча стадион "Парк Принцев", рассчитанный на 60 тысяч зрителей.

В свою очередь Бернар Леви заявил, что они будут рады при первом же приглашении послать в Советский Союз не только своих сильнейших футболистов, но также легкоатлетов и теннисистов".

Сообщить о приезде в страну спортивного деятеля, носителя ценнейшей информации, надлежало в первую очередь спортивной газете. Но "Красный спорт" в оперативности как-то безвольно, безропотно уступил "Комсомолке". Правда, он попытался было спасти положение и на "гол", пропущенный 22 ноября, ответил двумя, поместив 27 ноября и 15 декабря пространные интервью с Шапоаном. Но победа в данных обстоятельствах все же досталась комсомолу. Если материал в центральном молодежном органе был информативно-познавательным с налетом сенсационности, то в органе спортивном - преимущественно пропагандистским. Француз, захлебываясь от восторга, пропел песнь Москве и ее достопримечательностям - метрополитену, стадиону "Динамо", Дворцу физкультуры... Увидев просторные залы боксеров, прослезился: "А наш Марсель Тиль (чемпион мира и Европы среди профессионалов в среднем весе. - Прим. А.В.) готовится в маленьком, тесном тренировочном зале". На прощание, передав привет Москве и ее обитателям, с грустью произнес: "Как много французских рабочих-спортсменов сочли бы за величайшее счастье жить и работать в вашей стране". И где-то между делом заметил: "Узнав, что я еду в СССР, руководители профессионального клуба "Рессинг" просили передать одной из лучших советских команд приглашение приехать в январе для игры в Париж".

Поздно. "Комсомолка" пятью днями ранее дала информацию более емкую и точную. Приглашение было направлено не командам, а ВСФК - Всесоюзному совету физической культуры.

КТО ВИНОВАТ?

Ответной реакции на приглашение возбужденная этой новостью спортивная общественность Москвы прождала более месяца. Лет десять назад я, не жалея патронов, расстрелял бы высшее физкультурное ведомство, обвинив его в нерасторопности. Сегодня, зная о существовавшем в те годы раскладе сил, делать этого не стану. Тем более имея на руках документ, содержанием которого охотно с вами поделюсь:

"Заседание оргбюро ЦК ВКП(б)

О командировании футбольной команды во Францию (т. Ангаров) - Зам. зав. отделом ЦК. 21 декабря 1935 года.

1. Удовлетворить просьбу ВСФК при ЦИК СССР о командировании во Францию футбольной команды в составе 28 человек для встречи с профессиональной командой "Рэсинг-клуб" и командами рабочих футбольных клубов.

Ответственным руководителем команды утвердить Харченко И. И.

2. Внести на утверждение политбюро ЦК"

(РГАСПИ. Фонд 17, опись 114, дело 599, протокол 43, пункт 144.)

В обсуждении приняли участие 53 человека: члены оргбюро ЦК ВКП(б) - Андреев, Гамарник, Ежов, Жданов, Косарев, Стецкий, Шверник, члены ЦК ВКП(б) - Бубнов, Жуков, Зеленский, Крупская, Микоян, Уханов, жены членов оргбюро, руководители групп комиссий партконтроля, зав. отделами ЦК, представители от ЦК ВЛКСМ, редакции газеты "Правда" и (естественно, как же без них) начальник политуправления НКВД.

Решение членов оргбюро и их милых дам предстояло утвердить на заседании Политбюро в узком кругу верных ленинцев. Собрались они вечером того же дня или 22-го, что вероятнее: накануне "мудрейшему из мудрейших" исполнилось 56 лет. Возможно, это обстоятельство и оказалось решающим: лучший друг советских футболистов дал добро на поездку в Париж.

На следующий день истомившиеся от долгого ожидания центральные газеты, перебивая друг друга, разнесли радостную весть по всей стране: "Едем!" "Красный спорт" на первой странице предоставил слово руководителю советской делегации, зампреду ВСФК Ивану Ивановичу Харченко:

"НА ВСТРЕЧУ С СИЛЬНЕЙШЕЙ КОМАНДОЙ ФРАНЦИИ"

Вероятно, 24 декабря наша спортивная делегация, представленная футболистами двух крупнейших спортивных обществ Советского Союза - "Динамо" и "Спартака", выедет в Париж.

Эта поездка знаменательна тем, что впервые в истории советского футбола наши футболисты выезжают за границу для встречи с одной из сильнейших футбольных команд Франции - "Рэсинг-клубом" в зимних условиях, необычных для наших футболистов.

По всем предварительным данным, которыми мы располагаем, в лице "Рэсинг-клуба" советские футболисты встретят очень серьезного и прекрасно тренированного противника, команду, которая, вероятно, займет первое место в проводимом сейчас розыгрыше на первенство Франции.

Первый футбольный матч с "Рэсинг-клубом" намечен на 1 января. По предварительному соглашению наша команда должна была выехать в Париж значительно раньше, с тем, чтобы дней за десять до матча потренироваться. Такой возможности мы сейчас лишились. Французские въездные визы нам даны слишком поздно, и советским командам остается мало времени для тренировки на поле.

Матч команды советских футболистов, составленной из игроков двух спортивных обществ - "Динамо" и "Спартака", с сильнейшей парижской командой - "Рэсинг-клубом" интересует не только советскую физкультурную и спортивную общественность. Широкая реклама матча в Париже, а также то, что все билеты на матч уже проданы, хотя мы только вчера сообщили о своем выезде в Париж, - все это говорит о том, что матчем интересуются значительные спортивные круги Франции.

Это вполне понятно, так как в сравнении с "Ред-стар", сборной командой Праги, командой "Жидинице" и другими профессиональными футбольными командами, с которыми когда-либо встречались советские футболисты, команда "Рэсинг-клуб" является более сильной. Достаточно указать, что "Ред-стар" в футбольном розыгрыше остался только на пятнадцатом месте, тогда как "Рэсинг-клуб" - на первом. После встречи с "Рэсинг-клубом" наши футболисты проведут несколько игр с отдельными французскими рабочими спортивными клубами. Впервые наши футболисты будут выступать не в сборном составе, а клубами, отстаивая честь "Динамо" и "Спартака".

Поездка в Париж советским футболистам даст возможность изучить технику лучших парижских команд и приобрести опыт международных встреч. Она также поможет нам установить класс игры наших футболистов.

Нет никакого сомнения в том, что тесная связь с французскими спортсменами еще больше укрепит дружбу между народами Франции и СССР в их борьбе за дело всеобщего мира.

И.И.ХАРЧЕНКО

РУКОВОДИТЕЛЬ СОВЕТСКОЙ СПОРТИВНОЙ ДЕЛЕГАЦИИ, ОТЪЕЗЖАЮЩЕЙ В ПАРИЖ".

Речь Ивана Ивановича процитировал без купюр сознательно: он коснулся некоторых тем, без которых в предлагаемой вам истории не обойтись. Пользуясь случаем, я их тут же, не сходя с места, прокомментирую. Но прежде придется поправить товарища Харченко.

Обвинения в адрес французов в связи с задержкой въездных виз беспочвенны и по меньшей мере некорректны. Уж кто-кто, а Харченко не мог не знать, что без решения Политбюро и утверждения списка командированных о визах не могло быть и речи. Верные ленинцы зажгли зеленый свет 21 или 22 декабря, а уже 24-го футболисты отправились в Париж. Не упрекать, а благодарить французов надо за оперативную работу: в жесточайшем цейтноте, в течение одного-двух дней, они решили все наши проблемы. Неча на зеркало пенять...

Зато Харченко, пусть и задним числом, объективно оценил истинную ценность профессиональных клубов Франции и Чехословакии, с коими советские футболисты встречались в 1934 - 1935 годах: перед встречей с "Жидинице", второразрядной сборной Праги (без игроков "Спарты" и "Славии") и терпящим бедствие во французском первенстве "Ред Стар" превозносили их у нас без всякой меры. Другое дело -

"РЭСИНГ"

Президент "Рэсинга", миллионер Жан-Бернар Леви, поставив задачу создать суперклуб европейского уровня, на деньги не скупился и в скором времени сколотил довольно сильную, добротную команду, скроенную по самым модным тактическим меркам. Рассказ о его интернациональной бригаде начнем с голкипера из Австрии Хидена. В 30-е годы он защищал ворота знаменитого "Вундер-тима" ("Чудо-команды"). Репутацией в Европе Хиден пользовался отменной, во вратарских реестрах постоянно занимал место вслед за выдающимися голкиперами XX века - чехом Планичкой и испанцем Заморрой.

Помогали Хидену оборонять ворота его соотечественник защитник Жордан, немец Шмидт, сенегалец Диань. Ударную силу тоже составлял интернациональный легион - англичанин Кеннеди, алжирец Куар, венгр Матэ, югослав Живкович. Нацменьшинством в парижском клубе были... французы: вратарь Ру, полузащитники Банида и Дельфур, нападающие Мерсье и Вейнант. Возглавлял интернационал английский тренер Кемптон.

Год в биографии "Рэсинга" выдался удачный. К приезду советских футболистов он вышел в лидеры, преимущества своего никому не уступил и завершил сезон в мае 1936 года чемпионом. Остается только удивляться прозорливости Ивана Харченко, предсказавшего подобный исход задолго до окончания французского первенства.

"Рэсинг" действительно был силен, но составить конкуренцию ведущим венгерским, итальянским, а тем более британским клубам был не в состоянии. Правда, незадолго до встречи со сборной Москвы он сыграл вничью с лондонским "Арсеналом" - 2:2, но самоуверенные англичане прислали свою команду в Париж в весьма "облегченном" составе.

И все же с командой такого уровня, как "Рэсинг", нашим парням встречаться дотоле не приходилось. И время выпало не самое удачное, вернее, самое неудачное: в период долгой зимней спячки. Французы - в самом соку.

ПОДГОТОВКА

Готовясь к очередному испытанию (для журналиста каждая публикация - письменный экзамен перед многочисленной строгой и требовательной комиссией), я помимо периодических изданий вновь проштудировал воспоминания участников парижского матча: Андрея Старостина ("Большой футбол" и "Повесть о футболе"), Михаила Якушина ("Вечная тайна футбола"), Анатолия Акимова ("Записки вратаря").

Мемуары - большое подспорье в работе, но при многочисленных достоинствах неизбежны в них и отдельные недостатки: а) энная доля субъективизма; б) аберрация памяти - за давностью лет некоторые события не стыкуются с истиной.

Андрей Старостин: "В декабрьский день, когда мы после игры снимали в раздевалке коньки, вдруг услышали новость: французский клуб "Рессинг" приглашает на новогодний матч московских футболистов...

На подготовку оставалось совсем мало времени - не более десяти дней..."

Вторит ему Михаил Якушин: "В декабре 1935 года сенсационная весть взбудоражила всю спортивную Москву. Футбольная команда столицы получила приглашение сыграть во Франции с лидером чемпионата этой страны парижским "Рэсингом".

Старостин весть о предстоящей встрече в Париже относит к 20-м числам декабря. Декабрь называет и Якушин. Напомню, "Комсомолка" сообщила о приглашении Бернара Леви 22 ноября, "Красный спорт" - пять дней спустя. Уверовать в то, что распространенная солидными массовыми изданиями новость минула футболистов, невозможно. Появись такого рода информация даже в одноразовой стенной газете какой-нибудь сапожной мастерской или столовой "Общепита", она вмиг разлетелась бы по всей Москве. Так что времени на подготовку оставалось немало - 40 дней. Другое дело, что распорядились им бездарно из-за бездействия партийных вельмож. И ВСФК хорош - мог бы перестраховаться и на всякий случай еще до заседания Политбюро отправить футболистов на тренировочный сбор куда-нибудь на юг, скажем, в Тбилиси. Там и погодные условия приличные (мяч гоняли круглый год), и поля неплохие, и достойных спарринг-партнеров хватало. Собственно, и внутренними ресурсами могли обойтись: хоть каждый день устраивай встречи "Динамо" со "Спартаком" или первого состава со вторым.

Ничего сделано не было, и все же вопреки утверждению Старостина худо-бедно подготовка велась задолго до обозначенного Андреем Петровичем срока. В подтверждение - небольшой фрагмент из воспоминаний Акимова: "Поздней осенью мы играли в Егорьевске, Орехово-Зуеве и Наро-Фоминске... Провели две тренировки на заснеженном поле при сильном морозе.

Вся работа была перенесена в зал. Много труда положили на то, чтобы улучшить свое физическое состояние, обрести боевую форму. Мы занимались гимнастикой, акробатикой, легкоатлетическими упражнениями. С особым увлечением мы проводили тренировки с мячом. Но габариты гимнастического зала "Спартака" не позволяли нам тренироваться так, как бы хотелось".

И Якушин упомянул о тренировках: "Начали бегать кроссы, провели несколько занятий с мячом в небольшом зале "Динамо" на Цветном бульваре". В общем, физическое состояние игроков особых опасений не вызывало: многие футболисты уже месяца полтора активно играли в хоккей с мячом, провели немало товарищеских и турнирных матчей. А навыки футбольные восстановить не успели.

24 декабря в 22 часа 45 минут с Белорусско-Балтийского вокзала Москвы советская делегация отправилась в Париж. В ее составе 28 человек: футболисты "Спартака" и "Динамо", тренер Квашнин, представители обеих команд - Н. Старостин и Лаврентьев. Руководителя делегации мы знаем - Иван Харченко. Среди провожающих - секретарь ЦК ВЛКСМ Косарев, председатель ВСФК Манцев, руководители ЦС "Динамо" и "Спартака", спортсмены, журналисты, друзья и родные.

Перед отъездом Харченко выступил с краткой речью: "Противник очень сильный. Поэтому предсказать результат матча очень трудно. Одно лишь могу сказать с уверенностью: мы едем с твердой волей к победе и постараемся сделать все для победы".

Под громкие крики "Физкульт-ура-а-а!!!" поезд медленно отошел от платформы. Отошел с опозданием. Чтобы поспеть к месту вовремя, в польской столице пересели в экспресс Варшава - Париж и несколько переусердствовали - вместо утра 27-го оказались на конечной станции 26 декабря в 20 часов 28 минут по парижскому времени, чем ввели в заблуждение встречающих. Лишь благодаря прыти журналистской братии, неизвестно каким способом раздобывшей информацию, наш знакомый Шапоан и хозяин "Рэсинга" Бернар Леви встретили дорогих гостей и разместили их в отеле "Кавур". До начала матча оставалось менее шести суток. Каждый день был на счету.

НАШИ В ГОРОДЕ

27 декабря. Днем, попутно осмотрев достопримечательности Парижа, отправились на стадион "Коломб", где провели первую тренировку: гимнастические упражнения, пробежки, работа с мячом. После занятий - душ, массаж. Мяли советских футболистов массажисты "Рэсинга". Своих, в целях экономии народных денег и во избежание лишних хлопот (меньше народу - меньше проблем), оставили дома.

Вечером сходили в кино. Смысл этого культурного мероприятия, имея в виду непреодолимый языковой барьер, непонятен. Разве что фильм демонстрировали немой.

28 декабря. С утра пораньше отправились на стадион "Коломб". Провели двустороннюю игру первого и второго составов в два неравных по продолжительности тайма: первый длился 75 минут, второй - 30. Поначалу болели мышцы - следствие предыдущей тренировки. Помаленьку разошлись - настолько, что наколотили друг другу семь мячей: основной состав обыграл дублеров - 4:3.

Вечером в огромном Дворце спорта ("Пале дю спорт") вместимостью 30 тысяч посадочных мест наблюдали за матчем сборных Франции и Англии по хоккею с шайбой. Наши называли его канадским. Ребята с любопытством глазели на неведомую нам в ту пору игру. Хоккей - мужской, жесткий, с обилием силовых приемов, да еще в исполнении заокеанских забияк (обе команды состояли преимущественно из канадцев) - гостей впечатлил. Высекаемые в мелких стычках искры то и дело возгорались в трудногасимое пламя рукопашных схваток. Привычные к подобному зрелищу аборигены визжали от удовольствия, гости были в шоке. "Удивил чрезвычайно грубый характер игры", - только и смог выдавить кто-то из футболистов на вопрос журналиста о впечатлении об игре. "Вечерняя Москва", внимательно отслеживавшая каждый шаг советских футболистов в Париже, писала: "Вечером присутствовали на матче хоккея на траве (ошибка. - Прим А.В.) Франция - Англия. Игра отличалась недопустимой с точки зрения советского спорта грубостью и закончилась со счетом 1:1".

К слову, имена некоторых наших футболистов, наблюдавших за матчем, частенько склонялись во второй половине 30-х годов в скандальной хронике в связи с поведением, "несовместимым с высоким званием советского спортсмена". Наглядный пример тлетворного влияния нравов буржуазного спорта. Не зря, значит, власть не выпускала советских граждан за кордон.

Еще на один вопрос корреспондента парижской газеты: "Как сыграли бы советские хоккеисты с этими командами?" - Михаил Якушин ответил: "Наверное, проиграли бы, но если канадский хоккей у нас будет культивироваться, то мы скоро достигнем класса лучших европейских команд". Как в воду глядел.

29 декабря. С утра - тренировка на стадионе "Коломб". ("Парк де Пренс" был закрыт. Поле его тщательно готовили к

Продолжение - см. на стр. 11

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...