Газета
24 января 2002

24 января 2002 | Бокс

БОКС

ТАЙСОН РАНЕН, ЛЬЮИС УКУШЕН, СУЛЕЙМАН В НОКАУТЕ

После того как Тайсон в Гаване закидал журналистов елочными игрушками, он, видимо, чувствовал себя неловко. Такое за новогодним столом мог устроить и трехлетний ребенок, который по недосмотру родителей потихоньку наклюкался из чужой рюмки. Ну не было в этой акции подлинного тайсоновского размаха. Вот Железный Майк и решил реабилитироваться в глазах общественности.

Повод представился: в Нью-Йорке состоялась пресс-конференция, посвященная бою Тайсона с чемпионом мира по версиям WBC и IBF британцем Ленноксом Льюисом, который предполагают провести 6 апреля в Лас-Вегасе, штат Невада.

Первым публике представили Железного Майка, но, как показали дальнейшие события, у него, видимо, остались сомнения в том, что публика осознала, кто именно стоит перед ней. После Тайсона, согласно регламенту, начали представлять Льюиса. В этот момент Майк сорвался с места и направился к сопернику. Один из телохранителей чемпиона попытался преградить ему дорогу, на что Тайсон ответил ударом слева. В дело вмешался Льюис и нанес Майку правый кросс, который вроде бы пришелся в цель. После этого образовалась свалка, в которой приняли участие уже не только боксеры, но и все, кто был поблизости.

Когда главных участников паркетного побоища удалось растащить, зрители увидели на лице Тайсона явные следы битвы. Рядом с левым виском у него вздулась неплохая шишка, а на лбу кровоточила небольшая ранка. Была ли какая-либо из этих травм следствием удара Льюиса или это постарался кто-то другой, сказать трудно. А вот на лице британца не было ничего, кроме удивления. "Этот парень укусил меня за ногу! Поверить не могу!" - воскликнул Льюис.

Однако на этом номер Тайсона еще не был закончен. Лишенный возможности добраться до Льюиса по новой, он принялся выкрикивать в адрес чемпиона оскорбления и при этом почему-то схватился за собственные гениталии, словно они были неким секретным оружием, которым он собирался нанести противнику непоправимый урон. Однако Льюис не был в этом зале единственным, кого он ненавидел, и, сказав Ленноксу все, что он о нем думает, Тайсон, по-прежнему не отпуская гениталий, обратился к представителям прессы, которые узнали, что о них Майк думает примерно то же самое.

Наверное, если бы Тайсону в этот момент предоставили возможность обратиться ко всему человечеству, он и тут нашел бы, что сказать. Что-нибудь вроде того, что он уже вступал с этим самым человечеством в половые сношения (видимо, против воли последнего) и вступит снова, причем многократно, и уничтожит его (скорее всего, с помощью своего секретного оружия), если оно, человечество, его еще раз достанет.

Между тем президента WBC 70-летнего Хосе Сулеймана отправили в больницу. Во время потасовки Сулейман находился за занавесом, но кто-то из участников драки отлетел как раз в ту сторону. Президент упал, крепко ударившись головой, и даже на некоторое время потерял сознание. Однако все кончилось благополучно: Сулейман уже покинул больницу и даже выступил с заявлением, что чувствует себя хорошо.

Несколько успокоившись, Тайсон сообщил, что собирался только в соответствии с договоренностями подойти к Льюису и обменяться с ним угрожающими взглядами, как это принято на пресс-конференциях, но телохранитель Льюиса, решив, что взгляд Тайсона был более угрожающим, чем это предусматривалось договоренностями, запаниковал. Однако тогда не совсем понятно, почему Железный Майк ударил телохранителя. Ведь достаточно было только в двух словах объяснить цель своего маневра. Кроме того, обмен взглядами обычно происходит значительно позже, а не в самом начале и уж тем более не тогда, когда еще не закончилось официальное представление. Так что душевный порыв Тайсона выглядел как несанкционированный пуск ракеты, и телохранитель точно в соответствии с инструкциями отправился на перехват.

Самое забавное в этой истории то, что одной из главных целей пресс-конференции было убедить Атлетическую комиссию штата Невада, что Тайсону можно вернуть боксерскую лицензию этого штата, отобранную у него после того, как 28 июня 1997 года в Лас-Вегасе он откусил Эвандеру Холифилду кусок уха. По-моему, Железный Майк наглядно подтвердил то, что заслужил прощение. Нога - это ведь не ухо. Это совсем другое дело.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...