Газета
27 августа 2001

27 августа 2001 | Остальные

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

Продолжение. Начало - в "СЭ" от 9, 16, 23 и 30 июля, 6, 13 и 20 августа 2001 года

ЧТО ТАКОЕ ВВС?
ВЗЯЛИ ВЕСЬ "СПАРТАК"

"Многоточечная селекция" рубежа 40-50-х, о которой мы вспомнили неделю назад, заслуживает продолжения разговора. Надо сказать, что чрезмерное усиление в тот период спортивных коллективов ВВС и (в меньшей степени) "Динамо" будоражило советскую общественность, порождая множество жалобных писем. Взывали к справедливости не только пострадавшие, но и сочувствующие им.

ВОЗМУЩЕННЫЕ ТРУДЯЩИЕСЯ

Груды писем, адресованные Сталину, Маленкову, Ворошилову, автоматически направлялись в Отдел пропаганды и агитации. После фильтрации и переработки письма в сжатой, доступной форме излагались Георгию Маленкову или Михаилу Суслову.

"Секретарю ЦК ВКП(б)

тов. Маленкову Г.М.

В течение футбольного сезона 1949 года в ЦК ВКП(б) на имя товарища Сталина, в редакции центральных газет и в Комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР поступило много писем и заявлений о недостойном поведении отдельных игроков ведущих футбольных команд, плохом судействе футбольных матчей и непринятии своевременных мер к наведению порядка в проведении футбольных соревнований Комитетом по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР.

В поступивших за последнее время письмах на имя товарища И.В.Сталина от т.т. Дубровицкого, Хаханова и в аппарат ЦК ВКП(б) от т.т. Анисимова, Винского, Антонова и Голуб обвиняется председатель Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР т. Аполлонов в покровительстве футбольной команде "Динамо", что создает нездоровые отношения между футбольными командами и добровольными обществами...

Как показала проверка, многие из поступивших писем носят тенденциозный характер. В них нередко выступают "болельщики" команд ЦДКА, "Спартака" и других, которые в этом сезоне не сумели завоевать первого места по футболу. В данных письмах принижаются спортивные качества дружного, волевого футбольного коллектива команды московского "Динамо", широко известного как в СССР, так и за границей, сумевшего в этом году в трудной спортивной борьбе завоевать звание чемпиона страны по футболу.

Однако настроения зрителей на стадионе во время матчей с участием команды "Динамо" и многочисленные письма с жалобами на грубость игроков этой команды свидетельствуют о том, что среди части советской спортивной общественности и любителей футбола команда "Динамо" авторитетом и любовью не пользуется.

Это в известной степени объясняется неправильным отношением к проступкам футболистов команды "Динамо" со стороны т. Аполлонова и переманиванием в данную команду сильных игроков из других команд...

Тов. Аполлонов нередко единолично решает многие вопросы, связанные с розыгрышем первенства СССР и Кубка СССР по футболу, часто игнорирует общественное мнение, не скрывая своих симпатий к команде "Динамо". Так, например, 30 октября с.г. на полуфинальной игре между командами "Спартак" и "Динамо" центр нападения "Динамо" т. С. (Здесь и далее сокращения мои. - Прим. А.В.) умышленно ударил в лицо игрока команды "Спартак" т. Сеглина. В тот же день дисциплинарная комиссия Комитета физкультуры и судейская коллегия по футболу, рассмотрев этот факт, постановили т. С. к последующим играм не допускать. На следующий день на заседании заместителей председателя Комитета тт. Романов, Вересков и Вершинский высказались за утверждение этого решения. Выслушав замечания своих заместителей, т. Аполлонов демонстративно дал распоряжение игрока С. к игре допустить, заявив при этом: "А вы можете на меня жаловаться".

Считаем, что эти факты, указанные в письмах, поступивших в ЦК о покровительственном отношении к команде "Динамо" со стороны т. Аполлонова, соответствуют действительности, а необъективный подход т. Аполлонова к оценке неправильного поведения футболистов "Динамо" ведет к дискредитации этой команды.

Соответствует действительности и тот факт, что судьи по футболу т.т. Л. и Д. во время матчей с участием команд ЦДКА и особенно "Динамо" часто бывают необъективными. Получая в Комитете по делам физкультуры заработную плату как государственные судьи по футболу и зная преклонение т. Аполлонова перед командой "Динамо", т.т. Д. и Л. часто допускают снисхождение к игрокам этой команды. Во время беседы в Отделе пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) т.т. Л. и Савин (начальник Отдела футбола) заявили, что определенная моральная зависимость судей от Комитета могла привести к необъективным решениям...

Считали бы целесообразным указать т. Аполлонову на необъективный подход к решению вопроса о наказании футболиста т. С. и на игнорирование мнения общественности по этому вопросу.

Обязать т. Аполлонова пересмотреть свое решение по т. С., допустившему хулиганский поступок на спортивном соревновании.

Судью т. Д., дискредитировавшего себя в глазах широкой общественности и любителей футбола, лишить права судить ответственные матчи в г.Москве в течение года.

Обязать т. Аполлонова обсудить на заседании Комитета по делам физической культуры и спорта итоги футбольного сезона 1949 г. Приказ об итогах футбольного сезона обсудить во всех добровольных спортивных обществах и футбольных командах.

Зам. зав. Отделом пропаганды
и агитации ЦК ВКП(б)
(К.Калашников)

Зав. Сектором
Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)
(А.Сушков)

19 ноября 1949 г."

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 132, дело 265).

Распоряжение дисквалифицировать на две игры футболиста уже после завершения сезона могло быть исполнено разве что в начале следующего. Ничего подобного. С. выступил в матче открытия чемпионата-50 и забил два гола. Продолжал судить и Д., в том числе в столице.

Огромная корреспонденция скопилась и в секретариате Климента Ворошилова.

Группа работников Московского чугунолитейного завода имени Войкова, обеспокоенная ослаблением "Спартака", взывала о помощи. Лауреат Сталинской премии, кандидат технических наук Николай Малевич посвятил письмо переходу Сальникова в "Динамо". "Мне кажется, дорогой Климент Ефремович, что на примере Сальникова следовало бы показать всем нашим спортсменам-"летунам" неправильность их поведения и категорически запретить переход из одного общества в другое без согласия общества", - предлагал ученый.

Б.Смирнов по поручению группы спортсменов советовал маршалу "вправить мозги зазнавшемуся вельможе Аполлонову" и не сомневался в благополучном разрешении волнующих общественность проблем: "Народ верит Вам, и мы верим Вашей мудрости, твердости и справедливости".

"Мудрый, твердый и справедливый", завершив многотрудную работу в День Победы - 9 мая, тут же, не мешкая, отправил записку старшему (по должности) товарищу Маленкову с просьбой "рассмотреть полученные мною письма в ЦК ВКП(б)".

Маленков, по обыкновению, переадресовал их в Отдел пропаганды и агитации вместе с ворошиловским посланием. Калашников с Сушковым на изучение содержащихся в нем фактов затратили три месяца и только 5 августа сообщили шефу, что секретарь Московского городского комитета партии тов. Румянцев в конце мая пригласил в МГК Василия Сталина, руководителей спортивных обществ и Николая Романова для решения затронутых в письмах трудящихся вопросов. Были проведены также совещания с тренерами и политруками команд. "Вопросы решаются в оперативном порядке, - успокоили идеологи Маленкова, - и считаем целесообразным вопрос на секретариате ЦК ВКП(б) не ставить".

ВЗЯЛИ ВЕСЬ "СПАРТАК"

Так болельщики "Спартака" расшифровали ВВС после того, как Василий Сталин увел сильнейших спартаковских хоккеистов. Чаще команду летчиков называли "Ватага Васи Сталина". С третьим вариантом ознакомлю вас ниже.

В конце 40-х фундаментальное спартаковское строение по кирпичикам стали растаскивать летчики. Вскоре к ним присоединились и динамовцы, что вызвало в красно-белом стане чрезмерное волнение. Руководители всех уровней забросали Кремль челобитными.

7 марта 1950 года начальник Управления промысловой кооперации Чуянов пожаловался Маленкову на деятелей ВВС и "Динамо", переманивших четырех велосипедистов, конькобежца Ю.Головченко, чемпиона СССР по лыжному спорту М.Протасова, гимнаста А.Ибадулаева, игрока сборной СССР по баскетболу М.Максимову и "много одаренной молодежи". Чуянов слезно молил Маленкова вернуть заблудших детей в отчий дом.

Через неделю строчит аналогичную жалобу Е.Роговской - зам. председателя российского совета общества "Спартак". Пишет он в высшую инстанцию, выше некуда - товарищу Сталину. Последняя строка петиции ("Существующее положение затрудняет политико-воспитательную работу в спортивных организациях, прививает чуждые советским физкультурникам нравы, разлагающе действует на молодых спортсменов и вызывает возмущение многочисленных любителей спорта, о чем, дорогой товарищ Сталин, считаем необходимым поставить Вас в известность"), по мнению автора, должна была впечатлить справедливейшего из справедливейших. Он во всем разберется, восстановит законность, а вместе с нею и изрядно общипанный "Спартак". Восстановил бы, попади только эти строки на глаза правителю. Но он, как и товарищ Маленков, читать письма сограждан не любил. За них отдувались уже ставшие нам родными Калашников с Сушковым.

"Секретарю ЦК ВКП(б)

тов. Маленкову Г.М.

Начальник Главного управления по делам промысловой и потребительской кооперации при Совете Министров СССР тов. Чуянов в письме на Ваше имя просит обязать т. Аполлонова: а) возвратить в спортивное общество "Спартак" группу ведущих мастеров спорта, переведенных в 1948-1950 гг. в другие спортивные общества; б) в дальнейшем прекратить практику необоснованных переводов из одного спортивного общества в другие; в) отменить постановление Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта от 3 марта 1950 года в отношении перевода в футбольную команду "Динамо" одного из ведущих футболистов команды "Спартак" т. Сальникова, а также рассмотреть вопрос об укреплении московской футбольной команды физкультурного общества "Спартак" к предстоящим играм в сезоне 1950 года.

Кроме того, по этим же вопросам в марте с.г. в ЦК ВКП(б) поступило заявление от заместителя председателя Российского республиканского общества "Спартак" т. Роговского. На Ваше имя поступило письмо от председателя Московского спортивного общества "Пищевик" т. Синилкиной, которая обвиняет руководство Центрального Совета ДСО "Динамо" в переманивании спортсменок ДСО "Пищевик" Варфоломеевой, Галушкиной и Красинской в общество "Динамо" под видом зачисления их на работу в органы МГБ.

Проверкой поступивших в ЦК ВКП(б) писем установлено, что большинство указанных в письмах спортсменов перешли в 1948-1949 гг. во вновь созданные штатные спортивные команды Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.

Командующий ВВС МВО тов. Сталин В.И. сообщил в Отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), что по вопросу укомплектования спортивных команд он обращался за помощью к Вам и тов. Ворошилову К.Е., после чего тов. Аполлонов помогал укомплектовывать спортивные команды ВВС Московского Военного Округа. В настоящее время все штатные спортивные команды ВВС МВО укомплектованы и т. Сталиным даны указания больше ведущих мастеров спорта в команды Военно-Воздушных Сил не брать, за исключением хоккеистов, т.к. хоккейная команда во время воздушной катастрофы в январе с.г. погибла... С просьбой о переводе ряда хоккеистов в команду ВВС МВО В.И.Сталин будет обращаться за помощью к т. Аполлонову...

В отношении перехода футболиста Сальникова в "Динамо" сообщаем Вам, что он в течение последних двух лет неоднократно обращался с просьбой о переводе его в московскую команду "Динамо". При рассмотрении заявления т. Сальникова на заседании Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Министров СССР в январе с.г. его просьба была отклонена. После этого т. Сальников обратился к тов. Берия Л.П. и тов. Пономаренко П.К. с просьбой оказать ему содействие в переходе в московскую футбольную команду "Динамо". На заседании Комитета 3 марта 1950 г. вопрос о переходе т. Сальникова был пересмотрен, и просьба его была удовлетворена.

Считаем, что возвращать в физкультурное общество "Спартак" и "Пищевик" мастеров спорта, перешедших в другие общества в 1948-1950 гг., в том числе и Сальникова, не имея на то их личного согласия, нецелесообразно.

Предложение тов. Чуянова о необходимости наведения порядка в переходах спортсменов из одного добровольного спортивного общества в другие поддерживаем. Было бы целесообразно поручить т. Аполлонову ускорить подготовку и утверждение на заседании Комитета Положения о порядке переходов ведущих спортсменов из одних спортивных обществ в другие и строго контролировать его выполнение.

Считаем также необходимым предложить т. Аполлонову оказать помощь в укреплении московской команды "Спартак", т.к. она за последнее время действительно стала слабее.

Просим Вашего разрешения сообщить об этом тт. Аполлонову и Чуянову.

29-III-50 г.

(К. Калашников)

(А.Сучков)"

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 132, дело 448).

12 апреля разрешение было получено.

Наибольшую активность и оперативность в среде спартаковских начальников проявил наш общий знакомый по предыдущей публикации председатель ЦС общества "Спартак" Г. Михальчук.

В письмах секретарю ЦК ВЛКСМ Михайлову и зам. пред. Совмина Косыгину в декабре 48-го он тщетно пытался предотвратить разграбление хоккейной команды. 2 декабря 1949 года, надеясь остановить распад футбольного "Спартака", Михальчук берет выше и обращается непосредственно к Георгию Маленкову.

Хоккеистов разворовывали ВВС, за футболистов взялось "Динамо". Хронология событий в изложении Михальчука такова.

В начале 1949 года, предоставив отдельную квартиру из нескольких комнат и высокую зарплату, динамовцы переманили Ивана Конова.

Через несколько дней на новоселье к Конову пригласили 19-летнего защитника Юрия Седова и там охмуряли молодого парня, предлагая квартиру и прочие блага.

26 ноября работник московского совета "Динамо" Морарь добивался перехода в динамовскую команду Никиты Симоняна.

29 ноября Сергей Сальников в беседе с председателем московского городского совета "Спартак" Кузиным и тренером Дангуловым признался, что его неоднократно посещали на дому представители "Динамо" и уговаривали перейти к ним, обещая квартиру и высокую зарплату.

Сальников, в отличие от Седова и Симоняна, согласился и через день подал заявление (оно прилагалось к письму) об уходе из "Спартака":

"Председателю МГС "Спартак"

тов. Кузину В.А.

от мастера спорта по футболу Сальникова С.С.

Заявление Прошу Вас отпустить меня из команды мастеров по футболу МГС о-ва "Спартак" ввиду перехода моего на другую работу.

1 декабря 1949 г.

С. Сальников"

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 132, дело 265).

Самое время коротко изложить

ДЕЛО Сергея САЛЬНИКОВА

Судя по опубликованным здесь документам, Сальников при переходе в "Динамо" проявил добрую волю. Руководствовался ли он велением сердца или меркантильными соображениями, значения не имеет. Футболист решил перейти в другой клуб и, несмотря на чинимые препятствия, с третьей попытки при содействии сильных мира того цели достиг.

По утверждению Никиты Симоняна ("Футбол" № 39, 1995 г.), инициатива действительно исходила от Сальникова, но решение принималось под давлением обстоятельств: "Мы играли вместе с ним год, а в 50-м он перешел в "Динамо". Из "Спартака" редко уходили в другие клубы, и поступок Сальникова вызвал бурю негодования у игроков, поклонников команды. Но Сергей объяснил свое решение вескими причинами: неожиданно без всяких оснований был арестован отчим. И Сальников надеялся, что, став динамовцем, сможет тем самым как-то облегчить его участь".

Та же версия со ссылкой на первоисточник изложена в материале Анатолия Кругловского "Пароль: "Спартак"!" ("Къ спорту". Май 1995г.):

"Как-то раз на малом динамовском стадионе играли дублеры. Сережа (Сальников. - Прим. А.В.) сидел в служебной ложе. Неожиданно в середине второго тайма прозвучал пронзительный голос: "Сальников - предатель!" Трибуны зашумели, раздался дружный свист. Сергей поднялся и быстро направился к выходу.

На следующий день меня разбудил телефонный звонок:

- Толя, надо поговорить! Для меня этот разговор очень важен, и надеюсь, что ты поймешь сложившуюся ситуацию.

- Подъезжай...

- Прошу тебя только об одном: пока постарайся не рассказывать об услышанном. Надеюсь, придет время, и все узнают о причине моего перехода. Дело в том, что мой отчим сослан в края "не столь отдаленные". На днях оттуда приехал человек, который находился вместе с ним и теперь досрочно освобожден. Приезжий рассказал, в каких условиях живут заключенные, и предупредил, что, если отчима оттуда не вызволить, он погибнет.

Сергей помолчал, наклонив голову, и продолжал:

- Я встретился с Иваном Коновым, тот с кем-то обговорил эту ситуацию и привел меня к одному генералу. Беседа была недолгой. Генерал сначала взял с меня слово перейти в московское "Динамо", а потом по телефону сказал, нет, скорее приказал, чем попросил, своему собеседнику обеспечить отчиму сносные условия под Москвой..."

Отыграв в "Динамо" пять лет, Сальников снова попросился в "Спартак". И на сей раз без осложнений не обошлось.

Вокруг того перехода, хотя тренер динамовцев Якушин не препятствовал, началась какая-то закулисная возня. На предсезонных сборах Сальников тренировался со "Спартаком", но в контрольных матчах не участвовал. Только 10 апреля - в день открытия чемпионата - обеспокоенным болельщикам сообщили следующее:

"ВО ВСЕСОЮЗНОМ КОМИТЕТЕ

Вопреки установленному Комитетом по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР порядку перехода футболистов из одной команды в другую, согласно которому заявление о переходе может быть подано после окончания футбольного сезона, игрок футбольной команды "Динамо" (Москва) С.Сальников заявил о своем желании перейти в другую команду лишь перед самым началом игр на первенство страны. Тем самым Сальников поставил команду московского "Динамо" в затруднительное положение. К тому же он грубо нарушил дисциплину, отказавшись до решения вопроса тренироваться с московскими динамовцами. Сальников и прежде проявлял недисциплинированность, нетоварищеское отношение к коллективу.

Комитет принял решение за недисциплинированное поведение и нетоварищеское отношение к коллективу лишить т. Сальникова С.С. звания заслуженного мастера спорта".

В многословном туманном обращении не сказано о главном: а) в какую команду подал заявление Сальников? и б) разрешили ли ему переход?

Как оказалось, разрешили. Комитет (его полноправным хозяином вновь стал Николай Романов) сам себя высек. Оказавшись бессильным (перед звонком с поднебесья?) предотвратить переход футболиста, нарушившего существующий закон, физкультурное руководство не нашло ничего лучшего, как наказать его за проявленные прежде "недисциплинированность, нетоварищеское отношение к коллективу".

НАЛЕТ В.СТАЛИНА
НА АВТОЗАВОД ИМЕНИ И.СТАЛИНА

Столичная авиация прошлась и по рабочим объектам. После первой же предпринятой Василием Сталиным бомбардировки автозавода, носящего имя его родителя, прозвучал сигнал тревоги. 20 июля 1949 года с просьбой о помощи к Георгию Максимильяновичу Маленкову обратились капитан (Александр Пономарев) и парторг (Владимир Мошкаркин) торпедовской команды.

Сокрушаясь по поводу нанесенных московской авиацией разрушений (в ВВС перешли вратарь Анатолий Акимов и нападающий Василий Жарков), торпедовцы предложили оригинальный план восстановительных работ: "После того, как в нашей команде образовался пробел в связи с "уходом" игроков в ВВС, ВЦСПС постановил усилить нашу команду за счет других профсоюзных обществ. В частности, по этому постановлению к нам должны были перейти такие мастера спорта, как Оботов, Симонян и Гулевский.

...постановления ВЦСПС и Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта остались невыполненными.

Мы, как члены ВКП(б), считаем это неправильным...

Мы с этим вопросом обращались в партийную организацию, дирекцию завода, во Всесоюзный комитет и нигде не могли получить ясного ответа на наш вопрос...

Просим Вас, Георгий Максимильянович, помогите нам в затронутых вопросах и навести порядок в этом деле.

Капитан команды "Торпедо",
заслуженный мастер спорта
(А.Пономарев)

Группарторг команды,
заслуженный мастер спорта
(В.Мошкаркин)

20/VII-1949г."

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 132, дело 265).

Рабочие автозавода, призывая Маленкова навести порядок, явно руководствовались классовым понятием о справедливости: заделывать возникшие в результате бомбардировки бреши они пытались за счет разрушения соседних объектов - куйбышевских "Крылышек" и многострадального "Спартака". Как оказалось, и "Торпедо" не бедствовало (об этом и на совещании у Суслова говорили). Тягаться по уровню жизни с ВВС и "Динамо" ему было не под силу, но на нескольких спартаковцев денег хватало.

Так, в 48-м, еще до потери двух ведущих футболистов, торпедовцы приглашали к себе Никиту Симоняна и Олега Тимакова. Симонян отказался по собственной воле, Тимаков - с "дружеской" помощью Комитета физкультуры.

ДЕЛО Олега ТИМАКОВА

Полузащитник "Спартака", герой двух победных кубковых финалов, с начала осени 47-го на поле не выходил. Его загадочное исчезновение породило множество различных домыслов и слухов. Всезнающие любители уверяли, что он перешел в "Торпедо". Начался новый сезон. Ни в "Торпедо", ни в "Спартаке" Тимаков так и не объявился. Более полугода никакой официальной информации о судьбе одного из лучших советских полузащитников не появлялось. Болельщики не ошиблись. Версия о переходе Тимакова в "Торпедо" оказалась верной. Об этом на заседании у секретаря ЦК ВКП(б) Михаила Суслова в апреле 48-го докладывал Виктор Дубинин: "Тимаков нарушил устав Всесоюзного комитета, отказался играть в команде, которая затратила на него большие деньги, вырастила его, обеспечила квартирой, дала машину "Москвич", а он заявил, что играть не будет, так как кто-то оскорбил его жену, поэтому он переходит в другое общество. Ему сказали, что он будет дисквалифицирован... Его дисквалифицировали. Об этом ему объявил сам т. Романов. После этого команда "Торпедо" выезжает на юг. Через неделю был отправлен на самолете Тимаков..."

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 125, дело 643).

Эти слова предназначались узкому кругу. Всем остальным 18 мая 1948 года "Советский спорт" позволил выслушать исповедь "грешника":

"Письмо в редакцию. Уважаемый тов. редактор!

Решением Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта я был дисквалифицирован на два года за самовольный уход из команды "Спартак", которая меня воспитала, за игнорирование мнения общественности.

Я глубоко продумал свой проступок и полностью осознал мою вину. Суровое наказание, которое вынесли мне Всесоюзный комитет и всесоюзная футбольная секция, считаю совершенно правильным. В среде советских спортсменов не может быть недисциплинированности, зазнайства, неуважения к коллективу, то есть всего того, что чуждо советскому спорту.

Вместо того, чтобы самому как мастеру спорта бороться с чуждыми советскому спорту явлениями, я встал на ошибочный путь, противопоставив узколичные интересы воспитавшему меня коллективу. Мой неэтичный поступок и последовавшее суровое его осуждение общественностью должны послужить серьезным предупреждением всем тем, кто забывает лучшие традиции советского спорта - коллективизм и чувство товарищества.

Я глубоко переживаю свою ошибку и искренно хочу исправить ее, отдав свои силы коллективу общества "Спартак", перед которым тяжело провинился. О.Тимаков".

История, если рассматривать ее из дня сегодняшнего, дикая. Ну, не разрешили футболисту играть за избранный им клуб, и дело с концом. За что же основной работы лишать?

Право вернуться в футбол Тимаков выкупил публичным покаянием, отправив в газету письмо, которое, по всей вероятности, его вынудили написать. Или подписать. Дешевый фарс был разыгран в воспитательных целях - чтобы другим неповадно было. Другим тем не менее было повадно. В те времена, в отличие от нынешних, не деньги решали все, а покровители. Держателям козырных карт отказывать не осмеливались.

Закон-дышло, вернее, закон-флюгер мгновенно менял направление, повинуясь легкому дуновению горного ветра. Потому-то одним переход разрешали, другим запрещали, а третьих при том еще и наказывали.

Все это вызывало бурные подводные потоки писем и жалоб, сокрытых от обывательского взора. Но каким-то непостижимым образом пробивались наружу

ТОНКИЕ РУЧЕЙКИ

Весной 50-го статьи о "чуждых советскому спорту явлениях" появились в "Правде", "Московском комсомольце", "Советском спорте"... Даже "Крокодил" ткнул острыми вилами. Готовила взрыв большой разрушительной силы и "Комсомолка". Бомбу, однако, быстро обезвредили, что вынудило главного редактора взяться за перо:

"Секретарю ЦК ВКП(б)

товарищу М.А. Суслову

Уважаемый Михаил Андреевич!

В последние годы в нашем спортивном движении стали замечаться нравы буржуазного спорта. Руководители некоторых спортивных обществ, вместо того чтобы растить и воспитывать молодых спортсменов, занимаются переманиванием и "перекупкой" спортсменов из других обществ. Так, московское "Динамо", ЦДКА, ВВС, злоупотребляя государственными средствами, создали для своих спортсменов привилегированное положение. Вот несколько примеров. Группа лучших спортсменов получает от Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта государственные стипендии от 2500 до 3000 рублей (Неверно - от 1200 рублей. - Прим. А.В.) в месяц. Футболисты "Динамо", ЦДКА отказались от этих денег, ибо они в обход закона получают у себя еще больше. Кроме завышенных стипендий игроки получают денежные отчисления с матчей и по пять-семь раз за лето премируются. Таким образом, заработок футболистов некоторых команд очень высок.

Эти привилегии создают возможность для переманивания игроков. Для того, чтобы удержать хороших спортсменов, руководители других обществ придумывают всякие незаконные приплаты и премии для своих спортсменов.

Те команды, у которых нет средств для "приплат" и "подачек", разваливаются...

Дело дошло до того, что некоторые спортивные общества (например, ВВС) начали переманивать к себе спортсменов уже не поодиночке, а целыми командами. Так было с баскетболистами, велосипедистами, хоккеистами, пловцами и др. Одни соблазнялись деньгами, другие мобилизовались военкоматами. Святое право (обязанность. - Прим. А.В.) воинской службы опошляется. Вместо службы в армии молодые ребята попросту переводятся из одной футбольной команды в другую.

Все эти безобразия известны не только физкультурникам, против таких нравов протестуют и многочисленные зрители, которые бывают на спортивных соревнованиях. На стадионах, в том числе и на московских, было немало случаев, когда команды, составленные из "летунов", закидывались гнилыми яблоками, когда зрители освистывали перебежчиков, громогласно называли их всякими обидными кличками. Подобной нездоровой реакции раньше не было, она несвойственна советскому зрителю. Обо всем этом с возмущением пишут читатели нашей газеты.

Председатель Всесоюзного комитета физкультуры и спорта тов. Аполлонов, вместо того чтобы организовать борьбу с гнилыми нравами, покровительствует им.

Редакция "Комсомольской правды" решила выступить против конкретных носителей зла. На основании писем, присланных в редакцию, был написан фельетон о двух спортивных летунах.

С фельетоном ознакомились работники Отдела пропаганды ЦК ВКП(б). Они не рекомендовали нам печатать фельетон.

Уважаемый Михаил Андреевич! Речь идет о важном, принципиальном выступлении газеты, направленном на борьбу с проявлениями буржуазных нравов в советском спорте. Нам кажется, "Комсомольская правда" обязана выступить по такому злободневному вопросу.

Просим Вас ознакомиться с фельетоном и дать указание о том, чтобы нашей газете разрешили выступить.

Главный редактор "Комсомольской правды"
(Д.Горюнов)"

(РГАСПИ. Фонд 17,
опись 132, дело 448).

Фельетон был заказан известному в 50-е годы "киллеру" - Семену Нариньяни. (Это он в 58-м в той же "Комсомолке" измывался над затравленным Эдуардом Стрельцовым.) В так и не увидевшем свет фельетоне Нариньяни в присущем ему стиле, с шутками и прибаутками, втаптывал в грязь Ивана Конова и Сергея Сальникова.

Напоследок я хотел бы обратить ваше внимание на прозвучавшую в горюновском письме фразу о переманивании командованием московской авиации "спортсменов не поодиночке, а целыми командами". На что болельщики мгновенно откликнулись еще одним вариантом расшифровки ВВС: Взяли Всех Спортсменов

Горюнов не преувеличивал. В 49-м из баскетбола, а в начале 50-х из волейбола исчезли команды ЦДКА. Сменив вывеску, они стали именоваться ВВС. Чуть раньше была разграблена армейская ватерпольная команда. В 52-м военные летчики первенствовали в союзных чемпионатах почти во всех игровых видах спорта.

Эти безобразия творились, несмотря на многочисленные жалобы на руководство ВВС, вызовы Василия Сталина в столичный горком партии, его обещания никого впредь не трогать, настоятельные рекомендации Отдела пропаганды "навести порядок в этом деле...".

Между прочим, единственным, кто послушно выполнял распоряжения идеологов, был Аркадий Аполлонов. Он без устали плодил инструкции о переходах, по сути копируя множество законодательных актов, оставленных ему в наследство предшественником. Что толку - разве могли они все вместе взятые противостоять выстрелам из кремлевской царь-пушки (прошу прощения, парт-пушки), когда за дело брались Ворошилов, Берия, Маленков, Пономаренко, Суслов... Это они, как явствует из представленных вашему вниманию документов, оказывали давление на руководство спорткомитета. В одном случае Аполлонов обходил им же созданные законы, подчиняясь кремлевскому приказу, в другом - по велению бело-голубого сердца...

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...