Газета
26 февраля 2001

26 февраля 2001 | Футбол

ФУТБОЛ

СТАТИСТИКА Акселя ВАРТАНЯНА

КАК НАЧИНАЛСЯ СОВЕТСКИЙ ФУТБОЛ

Поводов выпить или написать статью всегда предостаточно. Было бы желание. Желание совершить небольшую прогулку к истокам отечественных чемпионатов совпало с возможностью его реализовать. Довольно редкое и оттого счастливое сочетание. Да и повод не кажется мне высосанным из пальца. Вполне логично заглянуть в прошлое в связи с двумя юбилеями - десятилетием российского первенства и 65-летием со дня основания союзного: 22 мая 1936 года стартовал первый чемпионат СССР среди команд спортивных обществ и ведомств (ранее состоялось несколько союзных турниров с участием сборных республик и городов). Временные рамки ограничу предвоенным периодом, хронологическому принципу предпочту тематический.

Владимир Ильич утверждал, что жить в обществе и быть свободным об общества невозможно. Развивая мысль вождя, добавлю - особенно в несвободном обществе. Во второй половине тридцатых цветовая гамма сузилась предельно - красный и белый. Иные краски и даже полутона из обращения изымались. Наиболее популярный в те годы лозунг "Кто не с нами, тот против нас" воплощался в жизнь жестко и последовательно. Нейтралитет исключался.

При всем своем отвращении к политике мне не удастся обойти ее стороной. Она бесцеремонно вторгалась во все и вся, включая каждого индивида в отдельности. Вне исторического и политического контекста мы не поймем сути происходивших в многообразной футбольной жизни событий, не разберемся ни в законодательных актах и документах, порой путаных, непоследовательных, ни в причинах их несоблюдения. Футбол, как и все остальное, был зеркалом Октябрьской революции и ее свершений.

Рад возможности запустить первый из обещанных сериалов. Поначалу наивно полагал ограничиться двумя-тремя сериями: явно недооценил содержимое закромов и собственную словоохотливость. По мере работы над сценарием рамки задуманного значительно расширились. На "Санта-Барбару" не потяну, но с "Петербургскими тайнами" потягаться попробую. Шутка. Не рискну испытывать терпение непосредственного начальства и ваше, уважаемые читатели.

К показу все готово. Гасим свет. Внимание на экран.

ТРАДИЦИЯ НАРУШАТЬ РЕГЛАМЕНТ

Оповестил общественность о скором появлении на свет первенца непосредственно родитель. В середине марта 1936 года В.Манцев - председатель ВСФК (Всесоюзный совет физической культуры) - предложил разыграть союзное первенство среди 15-20 коллективов в два круга. Не прошло и двух недель, как предложение главы физкультурного ведомства с некоторыми изменениями получило силу закона. Случилось это 26 марта. Документ эпохальный, положивший начало новой эре развития отечественного футбола. На следующий день "Красный спорт" ознакомил с его содержимым своих читателей: "Вчера на заседании ВСФК СССР под председательством В.Н.Манцева обсуждался вопрос о порядке розыгрыша в этом году первенства СССР по футболу.

Президиум признал желательной организацию показательных команд мастеров отдельных коллективов спортивных обществ и заводов. Создание таких команд поднимет класс и технику игры советских футболистов и будет содействовать укреплению работы в низовых коллективах. На первое время намечается создать в разных городах СССР от 12 до 16 показательных команд мастеров...

Между показательными командами мастеров в этом году будет проведен розыгрыш первенства СССР по футболу. Оно будет разыграно по круговой системе в два круга, весенний - со второй половины мая по конец июня и осенний - с конца августа до начала октября..."

Судя по содержанию документа, организаторы четко обозначили цель предприятия (повышение класса и техники игры советских футболистов), имели смутное представление о количестве участников (как показали дальнейшие события - и о системе розыгрыша) и находились в полном неведении относительно персоналий. И это всего за два месяца до начала чемпионата.

Только в первой декаде мая было принято решение о составе трех групп - "А", "Б" и "В", состоящих из семи команд каждая.

Вопреки мартовскому постановлению чемпионат решили разыграть не в два круга, а в один, зато вместо одного турнира проводилось два самостоятельных: весенний и осенний.

Не успели еще просохнуть чернила на новом постановлении, как возникло еще одно (всего за шесть дней до старта). В группах "Б" и "В" в последний момент произвели перестановки, включив в них еще по одной команде. Наконец, в июне, в разгар боев на трех основных направлениях, образовали еще и группу "Г".

Намеченный ранее срок также не был выдержан: главный турнир начался двумя днями ранее намеченного - 22 мая.

Всем командам надлежало не позднее 19 мая подать заявки (от 15 до 22 футболистов) в ВСФК для их утверждения. Но заявки продолжали поступать вплоть до начала турнира, и все до единой как ни в чем не бывало утвердили. После завершения чемпионата так и не состоялся предусмотренный Положением переходный матч аутсайдера "А" с победителем "Б". Таким образом, до, во время и после соревнований закон нарушался неоднократно. Заложенные в самом начале недобрые традиции неукоснительно соблюдались на протяжении десятков лет не одним поколением спортивных и футбольных руководителей.

Вы наверняка обратили внимание на то обстоятельство, что все решения исходили не от футбольного, а от физкультурного ведомства, хотя Секция футбола СССР находилась в полном здравии и именно ей вменялось в обязанность управлять всеми футбольными делами в стране. Сегодня и представить невозможно, чтобы кто-то взялся обустраивать футбольную жизнь в России без ведома Вячеслава Колоскова, Николая Толстых и подвластных им организаций. Еще один наглядный пример реального присутствия в стране демократии.

ПОЛОЖЕНИЕ О РОЗЫГРЫШЕ

Подготовленные в неимоверной спешке правила соревнований скрепил своей подписью зам. председателя спортивно-технического комитета ВСФК К.Морарь примерно за неделю до начала турнира - 14 мая.

Ввели трехочковую систему, несколько отличавшуюся от нынешней: победа стоила три очка, ничья - два, поражение - одно. Отказ от игры или неявка на матч шли за бесплатно. За повторную неявку из турнира изгоняли. Поводов схлопотать "баранку" было предостаточно. Например, срыв матча или... "недоставка протокола". Истинная правда. Цитирую: "Протокол сдается командой-победительницей секретарю секции до 16 часов следующего дня после встречи. В случае ничьей протокол сдается командой хозяина поля.

За недоставку протокола календарного соревнования в срок команде-победительнице записывается проигрыш".

Так-то. Сейчас этим занимаются судьи, пользуясь услугами почтовых служб. Московские арбитры доставляют протоколы в ПФЛ лично. Задержки случаются, и довольно длительные. Начальство может за это пожурить или наказать по всей строгости, в зависимости от настроения или личного отношения к курьеру. Подобные примеры известны. В 30-е годы головной боли у судей было меньше, во всяком случае, по такому пустячному поводу.

Неприятности грозили отдельным лицам и целым коллективам за неимение в наличии билета участника. Цель нововведения изложена в инструкции: "Каждый футболист, участвующий в первенстве, получил "Книжку футболиста", которую он должен предъявить судье перед игрой. Это лишит команды возможности ставить чужих и дисквалифицированных игроков".

Выходит, и в 30-е годы мухлевать были горазды. Похвально желание организаторов перекрыть кислород ловкачам. Только стоило ли так перегружать игроков? По количеству документов на душу населения наша страна шагала впереди планеты всей. Личность гражданина удостоверяли билеты - партийные, комсомольские, профсоюзные и множества всяких разных добровольных обществ. Футболисты обзавелись еще одним.

Только по предъявлении книжечки фамилия, имя и отчество игрока заносились в протокол, а ее обладатель ставил рядом свою подпись. Отсутствие документа автоматически лишало права участия в матче футболиста или... команду. Да, да, и такое могло случиться.

ПРИГОВОРЕН К ВЫСШЕЙ МЕРЕ

В октябре 37-го киевляне приехали на календарный матч в Тбилиси, позабыв дома свои билеты. Столичный арбитр Владимир Стрепихеев не имел права допускать их к игре, но, на свой страх и риск, закон нарушил, оставив в протоколе такую запись: "Команды Киев и тбилисского "Динамо" не предъявила футбольных билетов, заявив, что они забыли их в Киеве. Персонально зная игроков, подтверждаю, что играли записанные в протоколе".

В первой фразе заметны нестыковки: грамматическая и фактическая. Непонятно, как тбилисцам, начавшим турнир в Киеве за два месяца до описываемых событий, разрешили сыграть девять матчей без футбольных паспортов. Такого быть не могло. Помогли мне прояснить ситуацию участники матча Григорий Гагуа (под его руководством играл в 53-м в "Юном динамовце") и Борис Пайчадзе, помнившие о возникшем перед игрой конфликте. Если обобщить сказанное ими, отбросив расхождения в деталях, произошло следующее. Тбилисцы, быстро уладив формальности (книжки, естественно, оказались при них), отправились к выходу и стали дожидаться соперников. Те долго не появлялись. Капитан грузин Шота Шавгулидзе заглянул в судейскую, чтобы поторопить гостей. Через несколько минут он вышел оттуда растерянный: "Ребята, играть не будем, они документы дома оставили!" Казалось бы, радоваться надо - три очка достаются просто так. Иные были времена, иные нравы. Благородные грузины, отрядив к Стрепихееву солидную делегацию, долго уламывали арбитра. Решающим, по словам Пайчадзе, оказался его довод: "Разрешите сыграть. Вы же их всех хорошо знаете. Тысячи людей ждут". Стрепихеев сдался.

Эмоциональное состояние арбитра объясняет и смысловую погрешность первой фразы, и две недостающие запятые во второй, усердно нами восстановленные.

Не указано в протоколе и время начала матча. Не потому ли, что задержался он (по утверждению Гагуа) на тридцать минут. Или судья впопыхах запамятовал, или не сделал это сознательно, чтобы не усугублять свою вину.

Стрепихеев, взвалив на себя огромную ответственность, подарил зрителям прекрасное зрелище. Киевляне забивали, хозяева отыгрывались. Минут за десять до конца равновесие сохранялось - 2:2. В оставшиеся минуты команды забили другу другу еще четыре мяча. В итоге - 5:3 в пользу Тбилиси. Сложно вообразить, что творилось на трибунах стадиона, носящего имя Лаврентия Берии.

Арбитр задержался в грузинской столице на пару дней: 12 октября ему предстояло отсудить еще одну игру хозяев, на сей раз с одноклубниками из Ленинграда. Вряд ли знал тогда Владимир Стрепихеев, что окажется она последней в его короткой судейской карьере, а всего через две недели прервется и недолгая жизнь - на 34-м году отроду.

Вскоре после возвращения в Москву он был арестован и 27 октября расстрелян. Не думаю, что за нарушение футбольной инструкции. Хотя кто знает, за что тогда сажали, за что расстреливали. Как не вспомнить тут диалог зэков, описанный в бессмертном "Архипелаге" Александра Солженицына. Воспроизвожу по памяти. Погрешности возможны, за суть ручаюсь.

- Сколько дали?

- Двадцать лет.

- За что?

- Ни за что.

- Врешь, ни за что десять дают.

Еще пару слов о протоколах. Велено было заполнять их четко чернилами или, за отсутствием оных, химическим карандашом. "Согласие на выборного судью фиксируется подписями капитанов играющих команд", - гласил один из пунктов инструкции, как мне кажется, чисто формальный. Отводы судей практиковались и в 30-е годы, только происходило это до матча. Непосредственно перед игрой капитаны изменить ничего не могли и ставили свои автографы автоматически.

В целом следили за ведением протокола внимательно. Жаль, не сберегли. За период с 1936 по 1950 годы сохранились всего два комплекта протоколов кубковых соревнований (1936-37) и один - чемпионата (1937). Поиски бесследно сгинувших документов, предпринятые Константином Есениным и его последователями, ни к чему не привели, что лишило возможности историков и статистиков воссоздать более полную панораму давно минувших футбольных сражений. Чудом уцелевшие в страшном 37-м и пережившие все последующие годы, убеленные сединами, выгоревшие, пожухлые, обветшавшие протокольные странички сохранили величие, обаяние и огромную притягательную силу. Само прикосновение к ветхим метрикам волнительно: в них пульсирует ВРЕМЯ.

ЧЕМПИОНАТ БЕЗ ЧЕМПИОНА?

Не менее привлекательны и первые законодательные акты, именуемые официально Положением о розыгрыше первенства СССР по футболу. Зачатые в цейтнотной суматохе, как и сам чемпионат, содержат они немало любопытного и даже экзотичного, нелогичного или попросту абсурдного.

Цель любого турнира - определить чемпиона и построить сверху донизу весь наличный состав в зависимости от способностей и возможностей каждого участника. Согласно Положению при определенных условиях чемпионат выявлял только победителя, но не чемпиона. Дабы убедить вас, что это не бред сивой кобылы, обращаюсь к первоисточнику: "Команда, набравшая большее количество очков в группе "А", считается весенним или осенним чемпионом СССР по футболу 1936 года. При равенстве очков двух команд первенство между ними решается игрой до результата. При равенстве очков трех или более команд - первенство считается разыгранным, первое место получает команда, забившая наибольшее количество мячей, но звание чемпиона не присуждается".

Сами-то поняли, что изрекли? Да и вы, чувствую, находитесь в некоторой растерянности. В таком же состоянии, впервые ознакомившись с документом, пребывал и сам. Несколько раз перечитав третий пункт, тщетно пытался найти логику в алогичном тексте. Значит, так: первое место определят в любом случае, стало быть, победителя обнаружат. Только вот чемпиона, как ни крути, выявить не удастся.

По суровым канонам того времени законодателей и подписавшегося под документом Мораря следовало незамедлительно передать в руки правосудия и впаять десять лет без права переписки, то бишь ставить к стенке: за вредительство и террористическую деятельность. В и без того шаткое здание отечественной футбольной статистики была заложена мощная бомба замедленного действия. Сыграй "Спартак" в последнем матче осеннего первенства 1936 года вничью с ЦДКА, он вместе с динамовцами Москвы и Тбилиси набирал по 16 очков. Первое место оставалось за "Динамо" по числу забитых мячей, но чемпионат чемпиона не выявлял. И тогда в течение десятков лет не стихали бы споры по поводу "считать - не считать". Подводя итоги союзных чемпионатов, мы пришли бы к такому выводу: в 54 турнирах выявлено 53 чемпиона и один победитель первенства, то есть команда, занявшая первое место. Это официальная точка зрения. На что оппозиция выдвигала убийственный контрдовод: если чемпионат не выявил чемпиона, он не достиг главной цели и потому считается недействительным. Следовательно, результаты всех матчей подлежат ликвидации. Могла существовать и иная точка зрения...

Слава Богу, обошлось. "Спартак" выиграл, занял первое место, став одновременно и победителем турнира, и чемпионом. Лишь в 1937-м третий пункт футбольного кодекса, пройдя основательный курс лечения, был выписан из клиники Кащенко с заключением "здоров".

ЮРЬЕВ ДЕНЬ

Короткая историческая справка. Юрьев день - церковный праздник. День Святого Георгия, отмечается 26 ноября. Закон о Юрьеве дне, закрепленный в Судебнике Ивана Третьего в 1497 году, явился первым шагом в закрепощении крестьян. Отныне хлебопашцы могли переходить от одного помещика к другому не когда им вздумается, а в течение двух недель, с 19 ноября по 3 декабря, то есть за неделю и через неделю после Юрьева дня.

Оставьте волнения, автор не сбился с курса и продолжает контролировать ситуацию: все сказанное имеет непосредственное отношение к излагаемой теме. Понятие "Юрьев день" существует и в футболе в первозданном, историческом значении. Нынешним "пахарям" - приволье. Им дано сразу два Юрьева дня, в сравнении с ивановским - безразмерных. Но мы не о них.

Инструкции о переходах - ровесники чемпионатов. Самая первая, изложенная в уже цитированном документе, оказалась и самой оригинальной: "После утверждения в ВСФК СССР состава команды, игроки этой команды в течение года (с 1 января до 1 января) не имеют права переходить в другую команду". Не проще было написать - переходы запрещены, и баста. И со сроками перемудрили: документ, подписанный в середине мая, мог действовать в течение семи с половиной месяцев, но не года.

Игроки "Серпа и Молота" ("Металлурга") Михаил Жуков и Николай Ильин, выражаясь деликатно, плевать хотели на все эти строгости. Рабочие парни ради участия в сильнейшей группе готовы были переквалифицироваться из "металлургов" в "железнодорожники", короче, подались в "Локомотив". Им дали от ворот поворот, устроили публичную порку и пригрозили большими неприятностями. Велико было изумление трудящихся, приученных верить каждому печатному слову, когда из той же самой газеты узнали они через пару дней об участии всенародно осужденных в составе "Локомотива" в матче открытия весеннего первенства с ленинградским "Динамо".

Нелепость инструкции была очевидна, и уже со следующего года время перехода привели в соответствие с Судебником Ивана Третьего (ноябрь-декабрь), чуть расширив рамки - с 15 ноября по 15 декабря. Между двумя "судебниками" имелось и существенное различие: крестьянам во времена правления Великого князя прежде, чем покинуть хозяина, следовало с ним расплатиться, от чего "подневольные" 30-х годов освобождались. Но с беглыми современные Иваны расправлялись покруче своего предшественника. Имею в виду исключительно год сороковой. Развязанная в Европе война приближалась к священным границам. В воздухе запахло гарью. Страна оказалась на полувоенном положении. Ужесточили дисциплину. За опоздание на работу, а тем более прогул, можно было запросто угодить за решетку. Невиданные дотоле репрессии за столь невинные прегрешения обрушились и на футболистов. Приказом физкульткомитета (№ 104) от 14 апреля 1940 года за нарушение инструкции о переходах около полутора десятков футболистов (среди них и такой популярный, как Петр Дементьев) дисквалифицировали сроком от шести месяцев до двух лет.

ЕСЛИ ВАМ ИЗМЕНИЛА ЖЕНА...

Ситуация в этом вопросе, как и во многих других, сложилась двойственная. Официально, юридически переход из одной команды в другую в установленные законом сроки не возбранялся. Социалистическая мораль подобные действия осуждала. Народонаселению не уставали повторять: человек, способный предать свой завод, коллектив, спортивное общество, команду добровольно, а тем паче за определенные коврижки, потенциально готов изменить и родине. Это считалось самым страшным грехом. Между прочим, и до 1917 года. Еще Антон Павлович Чехов, пытаясь хоть как-то утешить обманутых мужей, писал: "Если вам изменила жена, радуйтесь, что изменила она вам, но не Отечеству". Отчего униженные и оскорбленные рогоносцы проникались чувством гордости за гражданскую стойкость своих жен.

Гневные слова обрушивались на головы перебежчиков с самых высоких трибун. Летом 36-го председатель Всесоюзного Комитета... Почему не ВСФК? Он приказал долго жить в июне того же года. В "некрологе" упоминалось о диагнозе, приведшем к летальному исходу: "Ныне упраздненный Всесоюзный совет физической культуры (ВСФК) при ЦИК СССР не оправдал назначения. Он был оторван от масс физкультурников и плохо помогал развитию спортивного движения в стране. Вместо того чтобы вовлекать в физкультуру и спорт новые миллионы трудящихся, главным образом, колхозную молодежь, ВСФК все свое внимание уделял отдельным чемпионам" ("Правда" от 22.06.36).

Широкомасштабную борьбу за вовлечение народных масс в физкультурное движение поручили вести новому спортивному органу и его председателю - Ивану Ивановичу Харченко, 30-летнему мужчине в полном расцвете сил и с безукоризненной анкетой: член ВЛКСМ, ВКП(б), с 14 лет состоял в отряде по борьбе с бандитизмом на Северном Кавказе и т.д. и т.п., с 1932 года - член бюро ЦК ВЛКСМ.

Анкета, даже самая распрекрасная, не в состоянии была исполнить функции охранной грамоты. В скором времени Харченко обвинили во вредительстве и, объявив врагом народа, расстреляли.

Но пока он был преисполнен решимости оздоровить этот самый народ и оправдать оказанное ему высокое доверие. Сам Вячеслав Иванович Молотов, председатель СНК, подписал постановление о назначении Харченко в новую должность - председателя Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Народных Комиссаров Союза ССР. Вот так вот. Ни больше, ни меньше. По числу лексических компонентов название нового органа соразмерно с именем турецко-подданного, звучавшего так: Остап Сулейман Берта Мария Бендер Бей.

В тронной речи, произнесенной на собрании актива московских физкультурников, Харченко рассказал о стоявших перед физкультурой и спортом задачах и выявил причины, тормозящие поступательное движение вперед. Крепко досталось перебежчикам и змиям-искусителям: "Порою наименее устойчивые спортсмены, соблазненные легким заработком, бросают работу на предприятии, бросают занятия в институтах, бросают коллективы, вырастившие их..." Тут же последовало несколько раздирающих душу примеров. Один касался игроков московского "Спартака" Леонида Румянцева и Николая Гуляева. Оба в недалеком будущем чемпионы страны. Гуляев и Кубок в руках подержал. Он первый, кому удалось сделать "дубль" (выиграть первенство и Кубок) в качестве игрока и тренера. (В Союзе достижение Гуляева повторил только его одноклубник и ученик Никита Симонян.) Это случится много позже. А в начале пути ребята малость заплутали, пошли налево. Пришлось писать объяснительную: "Две недели тому назад мы, сагитированные представителями харьковского "Динамо" - вначале футболистом Куликовым, а затем выехавшим по его телеграмме официальным представителем Владимиром Фоминым, уехали в Харьков для выступлений за харьковское "Динамо" по футболу.

Свой отъезд мы объяснили исключительно тем, что нас в течение нескольких дней и Куликов, и Фомин форменным образом спаивали и пьяными увезли из Москвы.

Нам всего по 20 лет, мы оба непьющие, и только нашей неопытностью объясняется наш поступок.

Продумав свой отъезд, мы решили немедленно вернуться в Москву, но отсутствие денег на проезд заставило нас жить в Харькове.

Сейчас, воспользовавшись приездом в Москву, просим дать нам возможность начать снова занятия в футбольной школе московского "Спартака" и работой над собой искупить свою вину перед обществом за наш легкомысленный поступок".

Довольно активны и, главное, щедры были и горьковские селекционеры (председатель обозвал их маклерами), пообещавшие ивановским футболистам Бобылеву и Метлину построить коммунизм не в отдаленном светлом будущем, а в смутном настоящем:

- Работать не будете, а будете только играть. Зарплата 350-400 рублей, проездные, командировочные, путевки в дом отдыха.

Условия райские, бабки ядреные, разве тут устоишь!

Как-то невзначай мы и о презренном металле, воплощенном в советские дензнаки, обмолвились. Придется продолжить тему, мало еще в футбольной истории исследованную. Предмет сей актуальный, животрепещущий. Во все времена вызывал интерес необыкновенный. На деньгах (так думают многие) Земля держится, впрочем, согласно последним научным открытиям, вокруг них вращается. Сам я в этой области не дока, копнул не так глубоко, как хотелось бы, но кое-какие сведения в коллекции имеются. Охотно ими поделюсь с уважаемым читателем. Здесь, но не сейчас: газетная полоса, подобно взлетной, неминуемо сокращается. До встречи.

Аксель ВАРТАНЯН

(Продолжение следует).

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...